О том, как Ясон вышел на Неприступную тропу

 

Им всегда было от него что-то нужно.

Так, наверно, повелось с момента, когда Возвышенными было создано Междверье.

Ясон не издал и звука, пока старенький извращенец с лохматой бородой в капюшоне конусной формы выкладывал на деревянный массивный стол свои орудия пыток.

Напевая под нос гимн Города Благословенных, этот сгорбленный урод осторожно и с большой любовью доставал из кожаной сумки бесцветные микстуры, щипцы, ножи, молоток, пилу и всё прочее-прочее, чем обязательно хотел сегодня «приукрасить» тело сидящего на стальном кресле человека.

Ясон ощущал, как ему в ноги, руки и поясницу впиваются металлические шипы, усеявшие кресло, на которое его так небрежно усадили двое жирных стражника.

Боль терпеть Ясон умел и поэтому молчал, склонив голову вниз и закрыв глаза.

— Ук, ук, — забормотал про себя старичок. – Шо ж таке делати? С чаго же начинаты?

С выпученными глазами и высунутым покрывшимся слюной языком старый безумец водил пальцами по своим «священным реликвиям». Свой тяжёлый выбор он остановил на молотке, который резко схватил и перебросил из одной руки в другую. После чего повернулся к своему мученику.

— Чаго же ты, мерзостный Пожиратель, помалкиваешь? А ли каменный стал? Чи говорить не обучен?

Ясон не ответил. Он не открыл глаза и не приподнял голову вверх. Слова не были одним из его оружий. А двухконечное копье и остальные вещи отняли стражи, раздевая его догола и провожая к старому инквизитору Колгорта.

— Ну таки твоё дело! – продолжал причитать старик, приближаясь к сидячему Ясону и замахиваясь молотком. – А моё – красавцем тебя сделать, чтобы от девок покоя не видывал!

Он загоготал во весь свой пронзительный голос, обнажая прогнивший чёрные зубы и прицелился молотком на левой колено, готовый, наконец, получить свою долю наслаждения на сегодня. Но нет, в тесную подвальную комнату, освящённую лишь одиноким факелом у стены, вбежал запыхавшийся страж – один из тех, кто забирал у Ясона вещи.

— Погодь, Пугало! – воскликнул страж. – Хосзин его к себе требует!

Старик разгневанно обернулся на непутёвого так невовремя подоспевшего стражника и в его глазах промелькнуло желание стукнуть того раз двадцать молотком по лысой макушке.

— Коли надо, у Пугало вопросов нет, — старик отступил в сторону, вяло махнув рукой на Ясона. – Катись, сучий Пожиратель, но коли свезёт и Час Слияния застанешь, всё равно подохнешь вскоре.

Ясон ощутил, как грубые волосатые руки поднимают его с кресла и уводят прочь из темницы. С его губ по-прежнему не срывается ни слова, даже когда Пугало кричит ему вслед свои проклятия, а стражник в красных доспехах недовольно и с ненавистью смотрит на него. Хосзин Колгорта Гредори Строниктер хочет поговорить с ним и это означало, что, как и всем другим, которых Ясон встретил за свою жизнь, ему было что-то нужно. Он его о чём-то попросит и пригрозит смертью за неповиновение, хотя, в конце концов, при любом исходе сделает всё, чтобы голова ненавистного Пожирателя покоилась в петле. Так уж повелось, было, есть и будет.

Перед тем, как вести его в замок, ему вернули одежду – настаивать на возвращении оружия Ясон не стал – после чего проводили в широкий зал, украшенный разноцветными узорами, витражами и гербом Колгорта: ворона поддетого в полёте стрелой на фоне ярко белого круга. В этом зале, когда Колгорт был столицей Королевства Крисхолм, проводились балы, банкеты и все знатные лица нижнего яруса Ичм спирального мира съезжались со всех уголков. С тех пор прошло уже сотни лет.

В два ряда у панорамных окон стояли стражники с арбалетами, нацеленные на Ясона, приближающегося к хосзину Колгорта.

— Подходи ближе, — слегка хрипловатым голосом проговорил мужчина, одетый в красную бархатную тунику с эмблемой герба на груди, поверх которой перекинута синяя накидка с отделкой из искусственного меха и золотистым медальоном.

Гредори Строниктер – хосзин губернии Колгорт.

Ясон холодно без какого-либо интереса посмотрел на правителя своими белыми, как чистый папирус, глазами, лишённые зрачков.

— Дай взглянуть на тебя, — молвил он. – И вправду Пожиратель! Впрочем, прошу простить мою бестактность. Ведь вы не любите, когда вас так называют?

— Верно, — кивнул Ясон.

— Полагаю, Поглощающий души звучит не лучше. Может, у тебя есть имя?

— Ясон.

— Ясон? Любопытно. Я множество историй слышал о твоём роде, но, ни разу ещё не стыкался тебе подобными. Когда мне доложили, что на окраине Неприступной тропы был найден полумёртвый чернокожий Поглощающий я и не поверил. Сразу велел доставить тебя ко мне!

Ясон промолчал, но был уверен, что это «сразу» вмещало в себя и поход в гости к Пугалу. Без приказания хосзина ничего не свершается.

— Помню, как дед мой рассказывал байки о временах Битвы за Возивт, когда ему пришлось плеч о плеч воевать с Поглощающими. Рассказывал о том, как встретил одного. Его звали Нарциссом, и по утрам он полосовал свои руки ножом, оставляя один порез за другим о прожитом дне. На вопросы деда, Нарцисс говорил, что так отпускает собранные в битве души. Мой дед был великим человеком и в детстве пугал меня Пожирателем по имени Ястреб, равных которому в скорости поглощения душ в Междверье не было и нет. Ястребом того прозвали из-за выжженного на спине клейма. Рассказывал дед и о Ходуне, в подчинении которого были сотни сотворённых им бездушных кукол. Когда я услышал, что в моих окрестностях оказался один из Поглощающих, то подумал, что, наконец, Час Слияния на моей стороне!

— И чего надобно от меня мудрому хосзину? – задал роковой вопрос Ясон, ради ответа на который его сюда привели.

— Смерть поселилась в моей обители, — молвил Строниктер. – Час Слияния уже не терпит различий и потому Кровавые Времена остались только на бумаге. Но в Колгорте с недавних пор завелось чудище, сжигающее дотла дома моих людей, ворующее пищу и превращающее в пепел любого, кто встанет перед ним. Этот монстр не знает покоя и выходит на свою охоту из Узкой пещеры, что неподалёку от Неприступной тропы. Просьба у меня к тебе, Ясон. Принеси мне голову этого монстра, избавь мой люд от страданий и тогда я щедро вознагражу тебя. Слово хосзина!

— Спасибо, мудрый и уважаемый хосзин, за твоё предложение. Вот только в одном ты ошибся, я не убийца. И не забираю души у живых.

Улыбчивое до этого лицо Гредори Строниктера приобрело мрачные краски, и сталь блеснула в его глазах. Он развернулся и отошёл задумчиво в сторону.

— Тогда ты нисколько не похож ни на одного из тех Пожирателей, которыми восхищался мой дед в Кровавые Времена. Очень жаль.

Хосзин махнул одному из стражников и тот выпустил стрелу из арбалета. Со свистом, прислуживающим смерти, стрела проскочила над головой Ясона, едва задев его чёрные волосы, и вылетела в открытое окно.

— Единый Закон Королевства Крисхолм, Княжества Валеуммол и Империи Дартмол, трёх могучих государства Ичма, гласит – «Смерть всем Пожирателям»! Я слышал о том, как Пожиратели могут уклоняться от стрел. Слышал, как вы хороши в боях. Но вряд ли даже тебе под силу отбить целый град стрел. Поэтому я ещё раз задам тебе вопрос. Ты поможешь мне?

Ясон не сошёл со своего прежнего места и спокойно смотрел на хосзина.

— Мне необходимо моё оружие. Копьё.

— Не смеши меня, Пожиратель! – усмехнулся Строниктер. – Я знаю о том, как сильно Поглощающие боготворят своё оружие, как сливаются с ним, становятся единым целым и потому твоё копьё останется у меня, как гарантия твоего возвращения. Я не сомневаюсь, что с кровожадным монстром ты и голыми руками справишься. Правильно я говорю?

— Вы мудры не по годам, — ответил Ясон, лицо которого не отражало ни одну из раздираемых изнутри эмоций.

— А теперь ступай, выродок, — велел хосзин. – Я буду ждать тебя с трупом чудовища на руках!

* * *

Когда Ясон покинет Колгорт, жители прекрасной губернии будут со страхом вспоминать незнакомца с призрачными глазами, отбрасывающего исполинскую тень, холодного и мерзкого, ступающего по их маленьким улочкам. Они будут из уст в уста передавать истории, скорее всего, приукрашенные дракой с этим иродом, губителем всего сущего, нечеловеком во плоти, который якобы покушался на их жизни и им чудом удалось в последний миг сохранить свою драгоценную душу.

Возможно, со временем в историях Колгорта будут мелькать не один Пожиратель, а сразу толпа, которая своевольно расхаживала между домов и со смеху ради превращала обыкновенный и честный люд в жалкую подобию кукол.

Так обязательно будет, ведь человеческий род не может существовать без лживых преданий, на которых они построят свой будущий мир.

По пути к Узкой пещере Ясон в который раз пожалел о том, что вместе с одеждой ему не вернули и его очки, которые были бы как нельзя кстати. Хотя даже и тогда он был бы чужд этим людям, чьи лица сейчас были покрыты страхом и исходившим от них смрадом, словно каждый из них перепачкался в навозной куче.

Ясон игнорировал брошенные в его сторону косые взгляды, как и не обратил внимания на несколько мелких камешков, пущенные ребятнёй, мигом трусливо затрусившей за ближайший дом. Старая исхудавшая противная на вид бабулька, усыпанная волдырями и прыщами по всему телу, остановилась перед ним, прищурив свои старые заплывшие глаза и скривила морду.

— Сволота! Нелюдь! Чтоб ты сдох, поганое отродье! – плюнув в Ясона, бабка пошла дальше, ещё не раз поворачиваясь и причитая про себя бранные речи, так долго сдерживаемые внутри все эти прожитые годы.

Ясон шёл вперёд.

Реакция людей его мало волновала, да и с ней он свыкся настолько давно, как и с тем, что больше никогда не будет человеком. Собственно и лет ему было куда больше, чем той же бабке, чтобы уметь сдерживать своё раздражение.

Вход в пещеру Ясон отыскал по указаниям стражников хосзина. Узкая пещера располагалась на выходе из города на небольшом холме, который облепили склонившие свои кроны вниз деревья и стебельки крапивы. Перед самой пещерой Поглощающий обнаружил хаотично разбросанные, словно впопыхах, стрелы – здесь он был не первым. Гредори Строниктер не раз уже посылал своих людей, да и приезжих бравых воинов на верную смерть. Быть может, он обещал им бессметные богатства, а, возможно, и сохранить жизнь, если у них получится одолеть чудище. Как лицезрел по чёрной стружке и тлеющим костям, сложенных горкой у входа, затея успехом не увенчалась.

Ждать.

В ожидании проявляется сила, выдержка и твёрдость принятого решения. Ясон был приучен с детства часами неподвижно смотреть в одну точку, стоя на одной ноге. Сейчас ему надо было немного подождать, чтобы войти в контакт со зверем, понять его для того, чтобы затем убить.

Ясон, подогнав ноги под себя, уселся на траву перед входом в Узкую пещеру и включил свои Ощущения.

Вот он слышит, как шелестит каждый листик дерева и теперь ему под силу даже назвать точное количество листвы, растущее в округе. Ясон может заметить надоедливую крохотную мошку, мельтешащую перед лицом молодого человека, идущего вдоль Неприступной тропы в пятистах метрах от пещеры. Ясон может вдохнуть аромат приготовленных снастей в замке для хосзина Колгорта. А также Пожиратель чувствует и ЕГО.

Один, совсем один в непроглядной и пугающей темноте пещеры. Он там, сидит, хлюпая носом, и трусится от страха. Да, он напуган и от этого смертельно опасен. Ясон чувствует, насколько сильны его руки и какой жар исходит от него. Брошенный и никому не нужный в одиночестве каменных стен он таится в пещере, голодный и чуточку больной, готовый до последнего сражаться за право жить. И ещё он знает, что снаружи пещеры кто-то есть и потому готовится встретить непрошенного гостя следующим зарядом пламени.

Всё это промелькнуло в сознании Ясона за долю секунды, и он знал, что следует делать дальше. Знание приходит тогда, когда ты можешь задать верный вопрос. А такой был уже сформулирован в голове Пожирателя и заготовлен для будущей встречи с Гредори Строниктером.

Ясон переступил порог пещеры и медленным шагом двинулся навстречу тому, кого жители Колгорта окрестили «монстром».

Перед глазами стояла тьма, протянув свои длинные неосязаемые руки во все уголки света. Ясон без труда ориентировался, проходя узким коридором из камня и пригибая голову, чтобы не стукнутся о выступающие сталактиты. Впереди он уже видел тень…

Поток жаркого нещадного пламени в дикой пляске пронёсся перед Ясоном и тот наклонил голову вниз – огонь лишь чуть-чуть опалил ему волосы. Ещё несколько огненных лучей попытались в него попасть, но Ясон быстро и непринуждённо, не замедляя ходьбы, увернулся, пока не подошёл к забитому в угол «чудовищу».

Хосзин был прав: ему под силу справится и голыми руками.

Деморианский ребёнок лет десяти с испачканной красной кожей и подогнувшимся хвостом. Мелкие порезы и кровоподтёки, оскал белых мелких клыков и лицо, столь похожее на человеческое. Его две маленькие ножки дрожат и еле держат хрупкое тело, прислонённое к стене. Руки хищно вытянуты вперёд, готовые извергнуть ещё один поток пламени.

Он слаб и постепенно угасает от жуткого недосыпа и голода. Ему больно, каждую бренную клетку тело разрывает на части исступленная не знающая жалости боль. Он загнан и напуган всеми теми, кого Гредори Строниктер посылал убить его. Маленький деморианец из последних сил стоит на ногах и жалостливо с опаской смотрит на подошедшего Ясона. Малолетний убийца. Убийца, который просто борется за свою жизнь.

— Я не причиню тебе вреда, — чётко проговорил Ясон, поднимая обе руки вверх и демонстрируя, что он безоружен. – Понимаешь меня?

Деморианец трясся и на его пальцах заиграли язычки пламени. Ему страшно.

— Ты ведь из Красной расы? – спросил Ясон, перебирая в памяти деморианские диалекты. – Noh kimina! Sim li fit! Dit’e seng sim?

Ясон очень надеялся увидеть понимание на лице мальчишки, потому как не был вполне уверен, что правильно говорил на деморианском.

Не бойся! Я друг! Ты понимаешь меня?

Ясон повторял про себя эти строки, сказанные маленькому и напуганному ребёнку, и следил за языками пламени, которые продолжали играть на крошечных ручках.

— Dit’e Poglitdol? – выговорил сквозь зубы деморианец. – Я. Могу. Вас. Понять. Вы…Поглощающий души?

— Да, малыш, — проговорил Ясон. – Я пришёл тебе помочь.

Уничтожающий и созидающий огонь, служивший единственным источником света в Узкой пещере, погас.

* * *

— Какого чёрта ты вернулся один! – закричал на Ясона хосзин Колгорта. – Я велю тебя искупать в собственной мочи, Пожиратель, если ты сейчас же не представишь мне причин не делать этого!

Поглощающий вернулся в замок Строниктера. Он стоял напротив градоправителя с таким же, как и прежде, холодным, равнодушным взглядом.

— Я поражаюсь вашей сдержанности и такту, мудрый хосзин, — молвил Ясон.

Гредори Строниктер выпучил глаза, и те полезли на лоб. Пухлое лицо изуродовала кривая гримаса гнева.

— Что ты тебе позволяешь, выродок! Пошёл вон и без деморианской головы не возвращайся!

— Так вы знали, хосзин, о деморианце? – Ясон уже получил ответ на желаемый вопрос.

— Какое твоё дело? Ты мне будешь ещё вопросы задавать? А может, мораль зачтёшь? Всем доподлинно известно, что вы, Пожиратели, слоняетесь по миру с одной единственной целью – достичь Врат и вам абсолютно не интересны проблемы и тяготы людей либо же деморианцев! Так что не раскрывай слишком широко свое рыло, пока оно у тебя есть!

Ясон ещё пару мгновений всматривался на раскрасневшегося правителя Колгорта, после чего лишь коротко кивнул.

— Вы правы, хосзин, как и всегда. До вашей мудрости мне далеко. Но я пришёл всё же не один. Ты моешь зайти!

В зал дворца ступили две маленькие бледные ножки. Мальчишка с копной золотых волос смущённо и опасливо шёл по залу в направлении Ясона.

— Кто это ещё такой? – закричал Строниктер.

— Тот, кого вы так жаждали увидеть, мудрый хосзин, — ответил Пожиратель. – Не бойся, ты можешь скинуть кожу.

На лице Строниктера заиграл следующий вопрос, но затем он увидел, как кожа зашедшего во дворец бледного мальчишки преображается, одежда на нём разрывается и исчезает, пока не остаётся только гладкая красная кожа и хвост, закрученный к верху.

— Вам же известно о свойстве деморианцев принимать человеческий облик?

— Ты привёл эту нечисть сюда?! Ты откуда свалился, Пожиратель?

— Я пообещал ему, что вы позаботитесь о нём, хосзин. Не дадите его в обиду и поможете вернутся домой. – Ясон повернулся к малышу. – Не бойся, я же обещал тебе помочь.

— Ты, очевидно, лишился последних мозгов, выродок, когда привёл эту нечисть с подобной просьбой! Не тебе указывать, что мне делать! Стража!

Десятки выпущенных стрел в тот же миг пронзили маленькое и хрупкое красное тельце, превратив его в желеобразное решето. Истекая алой кровью, мёртвое тело деморианского ребёнка с глухим стуком рухнуло на пол.

— А я ещё всегда считал, что у них жёлтая кровь, — рассмеялся Строниктер, ухватившись за живот.

Ясон стоял на прежнем месте. Лицо в блеске солнечных лучей за окном походило на мрамор. Чёрный мрамор.

Пожиратель даже не шелохнулся.

— Поздравляю вас, мудрый хосзин, — сказал Ясон. – Полагаю, я выполнил свою часть договора. Только вот у меня к вам остался последний вопрос.

— И какой же, Пожиратель?

— Разве в Королевстве не существует мирного закона о сожительстве с деморианцами?

— Да ты посмотри на этого выродка! И законы знает! Но послушай меня: мне наплевать на то, какие законы приняты в нашем Королевстве и я не позволю никакой подобной твари, — хосзин указал на труп деморианца, — либо таким, как ты, находится в моём городе! Вы все сдохните у меня на глазах, потому как место выродков на среднем кольце Междверья Оскадре, а Ичм – это мир людей! И дышать, жить, срать, трахаться здесь можно только людям!

— Поэтому, мудрый хосзин, вы перебили всю семью мальчика?

— Мальчика? – переспросил Строниктер, приблизился к трупу и пнул того ногой. – Мальчика? Этот урод даже успел поведать тебе всё? Как интересно! Они шли по Неприступной тропе, втроём, уверенные, что их не тронут. Зашли в город в поиске ночлега. Родителей этой нечисти получилось убить сразу, а вот этот засранец проворным оказался. Спрятался в своей пещере и всё сжигал и сжигал всех, кого я посылал. Но, спасибо Пожирателю, хоть на что-то вы годны.

— Теперь я могу получить своё копьё?

— Конечно-конечно, я ведь обещал, — кивнул Строниктер. – Хосзин не нарушает своего слова.

Спустя пару минут в зал внесли двухконечное копьё и передали Ясону.

Его Ореон – такое имя он дал своему верному оружию. С легким металлическим стрежнем, украшенным рунными письменами, и двумя длинными ромбообразными острыми наконечниками на концах.

Ясон крепко сжал в руке Ореон.

— Что ж, Пожиратель, был рад, с тобой познакомится, — Строниктер подошёл к нему вплотную. – Признаться, я долго буду вспоминать нашу встречу. И спасибо за помощь. Можешь идти. Я ведь обещал.

Как и тогда, хосзин развернулся, готовый отойти на несколько шагов и махнуть рукой, давая знак своим стражникам. На его вниз опущенных губах играла зловещая ухмылка. Какой же прекрасный у него выдался день!

— Хосзин, я бы тоже хотел отблагодарить вас за вашу доброту, — окликнул его Ясон, не успел Строниктер сделать и шагу.

— Да? – недовольно посмотрел на Пожирателя правитель Колгорта.

— Вашему деду крайне повезло встретить на своём пути разных Поглощающих, но я бы хотел рассказать вам и то, что вы сами сможете рассказывать своим внукам. То, о чём многие люди и деморианцы могут только догадываться. О том, как именно мы поглощаем души.

— Любопытно. Продолжай.

Строниктер не отводил зачарованно взгляда от призрачных глаз Пожирателя. Они завораживали и увлекали его за собой. Покуда он внимал речам Ясона, из нижнего конца Ореона выходила невидимая струйка дыма. Она меняла форму и становилось похожей на человека, призрака нависшего над полом. За одной последовали и другие. Незримыми десятками они обступали стражников со всех сторон и те валились на пол под грудой нахлынувших человеческих душ, которые уносили их в далёкий непроглядный сон.

— Существует пять частей души, нанизанных одна на другую, — говорил тем временем Ясон. – Они плотно связаны, словно цепью и не могут существовать отдельно друг от друга. Душа – беспорядочная совокупность частиц, замкнутая в смертном теле. Я не буду рассказывать вам, хосзин, о всех пяти – вам это ни к чему. Расскажу только о третей части, которую называют «Лу», что в переводе с языка Возвышенных означает «Единое, превыше частей». Именно Лу является связующим звеном между остальными частями души. Именно Лу движет всеми частицами, соединяясь с бесконечной природой и возвращаясь в себя. Лу – одна из самых сложный частей. Обращаясь к ней, как к равному, мы нанизываем её постепенно на себя, пока вся душа не будет поглощена. Лу составляет единую массу и способна сливаться с окружающей средой. Лу служит «клеем», привязывающая душу к телу. И Лу способна оставить человека навсегда без души – сделать его марионеткой в руках кукловода. А также Лу может соединиться и с другой душой…

— Зачем ты мне это рассказываешь? – наконец, удаётся очнуться и прийти кое-как в себя Строниктеру.

— Просто хочу, чтобы вы оглянулись, мудрый хосзин.

Оглянулся, и чуть было не закричал, когда увидел поваленные на пол тела стражников и их арбалеты лежащие рядом. Один, он совершенно один, а напротив него возвышается Пожиратель душ.

— Что ты сделал? – в страхе спрашивает хосзин и его былой уверенности как не бывало.

— Понимаете, мудрый хосзин, у Поглощающих нет своей души. И поэтому мы способны собирать их тысячами, стараясь хоть как-то заменить свою. Все собранные души во мне – это мои друзья. Они раз за разом приходят мне на помощь, когда я их попрошу, а я предоставляю им того, чего они так ждали – покоя в вечности. Ведь для вас не будет секретом, хосзин, что душа, так же как и тело, тленна.

— Чего ты от меня хочешь? – Строниктер отпрянул на пару метров назад.

— Дать вам того, чего вы не хотели давать мне, — ответил Ясон. – Возможности убежать.

Строниктер открыл было рот, чтобы дико закричать, но в следующее же мгновение ринулся к выходу. Он не успел и сделать пару шагов, когда ему в грудь упёрся наконечник копья. Он замер.

— Я вас обманул, мудрый хосзин, — проговорил Ясон. – Прошу простить меня.

Хосзин Колгорта не двинулся с места, когда дикая страстная поглощающая энергия ударила его в грудь. Ясон направлял Ореон, служивший продолжением его руки, в грудь Строниктера, в его душу.

Быстро.

Это не занимает много времени, как считают многие. Всего лишь одно движение. Одна секунда. А может, и меньше.

Тело градоправителя лежало на полу в крайне неуклюжей позе, а затем тот открыл свои глаза. Сел. Непонимающе осмотрелся.

— Как ты? – задал вопрос Ясон, присев на корточки.

— Я. Не. Знаю, — ответил голосом Строниктера деморианец. – Вы. Его. Убили.

— Нет, — покачал головой Пожиратель. – Он жив, как и его душа. Она тоже всё ещё в этом теле. Просто теперь у неё нет права голоса. Теперь это и твоё тело тоже.

Ясон помог подняться на ноги мальчишке, запертому в теле взрослого мужчины. Обновлённый Строниктер слегка покачивался – ему было тяжело стоять.

— А. Что. Дальше.

— Ты – новый правитель Колгорта. Тебе решать, — равнодушно пожал плечами Ясон. – А мне пора.

Ясон направился к выходу.

— Постойте. Не. Уходите.

Поглощающий обернулся и посмотрел на мужское лицо с детскими испуганными глазами.

— У меня слишком длинная дорога впереди. Я не могу остаться.

— Тогда. Скажите. Мне. Кое-что. Это. Правда. Что. У. Вас. Нет. Души. И. Потому. Вы. Не. Можете. Передавать. Свои. Эмоции. Что. Вы. Не. Можете. Сказать. Друзьям. И. Любимым. Людям. О. Том. Как. Они. Дороги. Вам. Правда. Что. Все. Ваши. Чувства. На. Словах. Отображаются. Наоборот. Словно. В. Зеркале.

— Правда, — ответил Ясон, не опуская взгляда. – А теперь я ухожу. Надеюсь, у тебя получится жить среди людей.

— Мне. Очень. Жаль… — только успел прошептать вслед уходящему Пожирателю деморианец.

Ушёл.

Он уходил, не оглядываясь. Да и оборачиваться не было причин. Там никто не махал ему рукой, не ждал его и не будет за ним никогда скучать.

Все его друзья постоянно были с ним. Внутри. В том месте, где когда-то была и его душа тоже.

Ясон покинул Колгорт и вышел на Неприступную тропу.

Тропа была длинной, если не бесконечной и уводила в непроглядную даль.

Брошенный и одинокий мир бесконечно вращается под бликами солнечных лучей и яркими огоньками, которые излучает плеяда окруживших его созвездий. Мир, такой огромный и всеобъемлющий и в тоже время крохотный, как маленькая игрушка годовалого ребёнка. Мир, свернувшийся в три непропорциональных кольца. Он висит где-то в невесомости и ждёт, кто отворит его Врата – начало и конец этого мира.

Порой Ясону снится, как он парит среди сверкающих крупиц космоса и приближается к повисшему точно над нижним кольцом Междверья Застывшему Великану. Гигантские валуны выстроились в непропорциональный ряд. Иногда ему кажется, что Великан оживёт и скажет, куда же ведут Врата без ручек и замочных скважин из чёрной гладкой стали вделанные в горы Благодетеля на нижнем ярусе Ичм и другие, что стоят посреди широкого поля, укрытого голубой травой с три метра высотой на верхнем ярусе спирального мира Возивт.

Впереди была только Неприступная тропа, а за ней манящий горизонт.

Впереди Ясона ожидали крики боли и мольбы умирающих.

Впереди лежал Город Благословенных, воздающего почести Возвышенным.

Впереди было множество других правителей, которым опять будет от него что-то нужно.

Впереди Час Слияния, ожидающий момента своего наступления.

Впереди Врата посреди поля из голубой травы, куда она так стремится.

Впереди у него длинный путь.

Правда, это уже другая история…

Ясон скидывает с себя верхнюю одежду, чтобы не зажарится на солнце и идёт вперёд, как и всегда. До деморианского ребёнка запертого в теле взрослого человека ему нет дела. Колгорт остался позади.

Ясон снимает с себя скрывающуюся ауру и на обозрение предстаёт символ, так причудливо играющий на свету.

Это клеймо на спине.

Ястреб, распростёрший свои крылья…

 

читателей   560   сегодня 1
560 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...