Новый мир

 

Однажды Солнце вспыхнуло, и Земля погрузилась в хаос. Четыре океана разлились по всей планете, погрузив сушу под воду. Люди, заселяющие Землю, разделились на три вида: Светлые — живущие по законам чести и справедливости, часть из которых мутировала и создала колонии под водой, утратившие дар речи и общающиеся телепатически. Другие же обитали над водной гладью, выживая на огромных кораблях. Второй вид: Тёмные – Ангелы, воспользовавшиеся всеобщим замешательством в двух мирах: Земном и Небесном и ополчившиеся против Элохима, движимые жаждой самоправия и власти над миром, но так и не получившие полной свободы. Когда Элохим за их проступки изгнал Ангелов на Землю, то слишком тосковал по ним, ибо любил каждого, как дитя своё. Он хотел простить им их невежество, неповиновение, слепую жажду превосходства над Светлыми, и принять обратно, если бы те покаялись, но отвергнутые падшие Ангелы оказались слишком черствы. Третьим видом были Серые – не принявшие ни одну из сторон. Они скрывались от Тёмных и избегали общения со Светлыми. Каждый из видов, во что бы то ни стало, старался перетянуть Серых на свою сторону, дабы доминировать в Новом мире.

Наш корабль бороздит воду в течение трёх столетий. По всей Земле нас осталось не более 600 человек. Разделившись на небольшие группы, наш вид пытался выжить в мятежных водах. Мы – Серые, не оставляем надежды, однажды увидеть землю, о которой знаем из древних легенд.

Моим бабушке и дедушке удалось спастись во время всеобщего смятения и разрухи, им было уготовано, со многими другими, продолжить свой род, существуя на кораблях на воде. Мы приспособились к новой жизни, которая для меня стала единственной реальностью. Иногда мы встречаем Светлых, но они не опасны, хотя их интеллектуальные и физические способности значительно превосходят наши. Для них существуют определённые правила, которые не нарушает ни один их представитель: никогда насильно не привлекать на свою сторону Серых, это должно происходить по доброй воле; не вступать в бой без острой необходимости и проливать кровь только во имя Элохима, чтобы не дать Тёмным сеять в мире смерть и разруху. За время своего существования, мне ни разу не приходилось встречаться с Тёмными. Баэл утверждает, что после встречи с ними никому не удаётся спастись, но у Серых всегда есть выбор: погибнуть или перейти на их сторону.

— Селена, посмотри! Там, на горизонте, справа от тебя, — крикнул Келеас — молодой парень, примкнувший к нашей группе несколько лет назад, но так и не сплотившийся с нами окончательно.

Я взяла с борта бинокль и поднесла к уставшим глазам. На горизонте дрейфовал незнакомый корабль.

— Что ты об этом думаешь? – осведомился он.

— На корабле слишком спокойно, но не похоже, чтобы он принадлежал Светлым, — я постаралась ничем не выдать своего смятения, хотя внутренне напряглась.

— Баэл решил подойти ближе и посмотреть что там. Может, удастся добыть что-то полезное, — сказал Келеас, и в его глазах блеснула надежда на поживу.

Для меня единственным полезным всегда были книги забытых времён, которые скрывали в себе тайну суши и её обитателей. Я ещё раз посмотрела в бинокль, судно оставалось неподвижным. Мы пришвартовались к незнакомому кораблю, но не было видно ни души. Ни единого звука, кроме шума волн. В сопровождении Баэла мы по очереди высадились на пустынную палубу, оставив несколько человек на своём судне. Баэл был самым опытным среди нас, в свои шестьдесят лет он выглядел не более чем на сорок и когда-то знал моих родителей, погибших в смертельной схватке, ему же удалось спастись.

Келеас с Иманиш осмотрели каюты и трюм, я же изучила верхнюю часть корабля. Ни малейшего намёка на чьё-либо присутствие, ни единого признака старости или разрухи. Судно выглядело так, словно было недавно построено. На всякий случай, я не выпускала из рук нож. Иманиш, не обнаружив никого постороннего, заткнула саблю за пояс и поднялась на палубу.

— Пусто, будто и не было никогда никого, — прокричал Келеас, подойдя к лестнице.

— Такой большой корабль не мог появиться из ниоткуда. Без должного управления он разлетелся бы в щепки при первом же серьёзном шторме, — подытожил Баэл. – Нужно позвать остальных. Найдём, что есть пригодное и уберёмся отсюда.

Я посмотрела вниз на воду, которая казалось, замерла и почернела. Моя кожа покрылась пупырышками и рядом ясно ощутилось присутствие чего-то или кого-то. На борт насторожено вошли остававшиеся на нашем корабле Серые. Внутри меня всё замерло, и я резко развернулась, держа наготове нож, доставшийся от отца. Передо мной возникла чёрная тень, она медленно опускалась на палубу, кружа как столб пыли. Через несколько секунд тень обрела чёткие очертания – это был молодой мужчина со смуглой кожей и чёрными волосами, его торс был оголен, открывая взору группы мышцы. Он резко вскинул голову, и я заглянула в его чёрные, как сажа, глаза. На мгновение меня поглотила бездна. В них не было ничего: бесконечная пустота и холодящая душу тьма. Моя рука дрогнула, и нож с глухим стуком упал на пол, ударившись об него рукояткой. В висках застучало, и в мозг ворвалась жуткая боль, разрывающая на части сознание. Я обхватила руками голову и задрожала, в это мгновение до меня далёким эхом донеслись крики с носа корабля. Боль отступила также внезапно, как нахлынула, и мои глаза забегали в поисках странного существа принявшего облик мужчины.

— Больше никогда не смей смотреть мне с глаза, — раздался за спиной вгоняющий в ступор голос.

Секунда и мужчина снова стоял передо мной, он резко ударил меня по лицу, и я отлетела к корме, ударившись головой о штурвал. Очнувшись, через какое-то время, обнаружила, что нахожусь в мрачном трюме, рассеянный дневной свет пробивался в помещение сквозь небольшой круглый иллюминатор, расположенный в борту корпуса. Я поднялась на ватные ноги и дёрнула правой рукой, но она была прикована цепью к железному поручню. Рядом приходили в себя мои спутники.

— Баэл, кто эти существа? – прошептала я.

— Тёмные, их пятеро. Нам с ними не справиться, — он с обречённым видом прислонился спиной к стене.

Кожу на голове защипало, и я дотронулась пальцами до слипшихся от крови волос. Рана оказалась неглубокой, хотя неизвестно на какое время травма вывела меня из строя.

— Что нам делать? – спросил не на шутку испуганный Келеас.

— Их цель вынудить вас принять их сторону, если мы не подчинимся, нас убьют.

Двери трюма распахнулись, и в помещение тенью проник один из них — худощавый, обманчиво хрупкий. Я быстро отвела взгляд в сторону, боясь повторения недавней пытки. Тёмный подошел ко мне и лёгким движением освободил руку от оков.

— Поднимайся наверх, Кридан хочет тебя видеть.

Ничего не ответив, я пошла в направлении выхода. Я догадалась, что Кридан – это тот, с кем я недавно встретилась взглядом. Солнечный свет слепил, и мои веки непроизвольно прикрылись. Каменные руки вытолкнули меня на нос корабля, на самом краю которого стоял на вид довольно тяжелый кованый стул. Мне жестом приказали сесть. Я почти без сил опустилась на жесткую поверхность, но я не собиралась сдаваться. В воздухе закружилась тёмная спираль, и появился Кридан. Я машинально отвернулась.

— Ну что, пришла в себя? Извини, я бываю излишне раздражителен, — проговорил он насмешливым тоном. – Как тебя зовут?

Я выжидающе молчала, не желая вступать в диалог с врагом.

— Не заставляй меня залазить в твою голову и добывать нужную информацию, — его голос звучал твёрдо и весьма убедительно.

— Селена, — прошептала я, будто была не уверена в собственном имени.

— Зачем вы поднялись на корабль?

— В поисках таких же, как мы.

— Не лги. Вы хотели наживиться. Люди всегда были алчными и жадными. Так чем же вы лучше их? Ваша суть изначально тёмная и бессмысленно от этого бежать. Если вы примете нашу сторону, останетесь в живых и получите силу и власть.

— В Серых поровну света и тьмы. Вам так просто не сломить нашу волю.

— Ваш вид вымирает, скоро на всей планете не останется ни одного твоего собрата, и ты это знаешь не хуже меня, вот тогда мы возьмемся за Светлых. Я знаю о чём ты думаешь… Но тебе не под силу тягаться со мной. Я неуязвим, триста лет нас пытались уничтожить тебе подобные. Меня девять раз вешали, четыре раза топили, но ни ножи, ни пули не могут причинить нам вреда. Тьма вечна!

— Ты жалок, вы обречены на страдания и бесконечные скитания. Кридан, у тебя нет свободы выбора, которая есть у нас. Ты никогда не вернёшься к Элохиму, пока не примешь свет.

— Свет? Где же твои Светлые, почему не спешат спасать вас? Вы всего лишь его пешки, ваша смерть ничего не значит. Нам не нужен свет, мы свободны от него. Падшие не подчиняются кукловоду, у нас своя цель и придёт время, когда мы будем править этим ничтожным миром и все колонии либо примут тьму, либо сгинут.

— Мы не станем на твою сторону!

— Мало кому удаётся выстоять, посмотрев нам в глаза. В тебе есть то, что нужно мне, и я получу это. Если бы вы хотели стать Светлыми, то давно бы были с ними, но вы почему-то так этого и не сделали.

— Мы не присоединились к ним, не из-за того, что не разделяем их ценностей. Светлые смирились со своей участью, а мы нет. Мы всё ещё надеемся найти землю, может быть Серые в моральном плане остались больше людьми, чем Светлые. Мы несмотря ни на что хотим вести человеческий оседлый образ жизни, а стать на вашу сторону, означало бы отказаться от своей цели и продолжать бороздить воду вечно.

— Отказаться от идеи найти землю – это ничтожно маленькая цена в обмен на ваши жизни и власть над миром. У вас есть время до завтра, хорошо подумайте, прежде чем противостоять нам. Монган, уведи её!

Щуплый Тёмный схватил меня за руку и, резко подняв со стула, поволок в трюм. Я упала на холодный пол и задрожала, паника, так долго сидевшая внутри, вырвалась наружу, и из глаз покатились горячие слёзы. Такого ужаса я не испытывала за всю свою жизнь.

— Селена, как ты? – раздался слабый голос Иманиш.

— Всё в порядке, — соврала я.

— Мы думали, тебя убили, они обычно долго не тянут, — прохрипел Келеас.

— Нет, они хотят, чтобы мы перешли на их сторону, приняли тьму. У нас есть время до завтра. Нужно что-то придумать. Мы не можем так просто сдаться.

— Она права, они неуязвимые, но наш мозг развит больше, чем у них. Тёмные, потеряли способность эволюционировать, они застыли в своём обличии, но они ещё могут быть прощены и вернуть свою изначальную сущность, — Баэл тяжело выдохнул, будто сомневался в собственных словах.

Через некоторое время в трюм вошел ссутулившийся Монган и, окинув помещение свирепым взглядом, подошел к Баэлу.

— Ты и Селена пойдёте со мной.

Он снял с нас оковы и подтолкнул к выходу. Мы были переведены в каюту и нас больше не приковывали.

— Я закрою дверь, советую не совершать глупостей. Кридан не любит сюрпризов, — прошипел Монган.

Я повернулась лицом к Баэлу и заглянула в его блуждающие глаза.

— Интересно, что они задумали?! – прошептала себе под нос.

— Скорее всего, снятием оков и предоставлением нам более комфортных условий пребывания у них на корабле, они пытаются создать видимость ослабления хватки, чтобы сбить нас с толку, а затем нанести удар, не оставляющий выбора. Раздался стук дождевых капель, и судно накренилось в правую сторону. Начинался шторм.

— Как же хочется пить, — я напряженно сглотнула.

— Сомневаюсь, что они собирают дождевую воду, — вздохнул Баэл.

Я улеглась на одну из узких кроватей и провалилась в сон. Моё сознание перенеслось в события былых времён, и я увидела, как Кридан, стоя посреди палубы, сжимал горло молодого парня, пока тот не обмяк. Сзади на него напало четверо Светлых и, скрутив, подвесили его и ещё несколько Тёмных к мачте. Представители древнего рода совершали какой-то обряд, читая молитву на старославянском, из всех слов мне удалось разобрать лишь имена: Инбат, Ниалл, Кридан, Монган, Агнамал. Я стояла никем не замеченная, прижавшись к борту судна, и наблюдала, как пятеро теперь уже знакомых мне Тёмных были повешены, а затем скинуты в воду с грузом на ногах. Но они так и не погибли, через некоторое время все до одного Тёмные всплыли и тенями перенеслись на свой корабль.

Через мгновение я оказалась в более раннем времени. Кридан стоял на носу судна, опустившись на колени, и проклинал Элохима, устремив угольный взор к небу. Сзади на него накинулась хрупкая женщина — одна из пленниц, и полоснула ножом по гладкому горлу, но тот даже не дрогнул. Развернувшись, он одним ударом снёс ей голову.

Я очнулась от кошмара, покрываемая липким потом и не могла понять, был ли навеян сон событиями предыдущего дня. Я встала и, оглянувшись, замерла в немом оцепенении: моё тело неподвижно лежало на кровати. Подойдя к двери, протянула вперед руку и та с лёгкостью скользнула сквозь неё. Через секунду я беззвучно шла по коридору в направлении капитанской каюты. Наверху неторопливо ходили несколько человек, дождь усилился и громче забарабанил по дереву.

Кридан нервно расхаживал по небольшому помещению, время от времени сжимая руками голову, словно та могла болеть. Он беспрерывно нашептывал себе под нос одинаково звучащую фразу, разобрать слова которой было невозможно. На стене висели старые часы круглой формы, неведомо откуда во мне появилось знание того, что стрелки на них замерли триста лет назад, в тот день, когда Кридан спустился на Землю. Падший медленно подошёл к открытому иллюминатору, и на его груди в бледном лунном свете еле заметно заблестели дождевые капли. Сделав несколько шагов назад, он повалился на кровать и, устремив пустой взгляд в потолок, прошептал: «Селена».

На мгновение показалось, что он чувствует моё присутствие, и я поспешила вернуться обратно. Баэл сидел на краю моей кровати и пристально осматривал моё лицо. Я так и не сообразила, каким образом пришла в себя.

— Где ты была? – спросил он шепотом, боясь быть подслушанным кем-то из врагов.

— Нигде, спала, — соврала я.

— Я знаю, что ты покидала своё тело. Такое стремительное развитие сознания мог вызвать только страх за участь нашего рода.

— Даже не знаю, как это произошло, — сказала я, решив не отпираться. — Сначала я видела Тёмных. То, что с ними происходило, и решила, что это не более чем разыгравшееся воображение, а затем вернулась в настоящее время и обнаружила себя спящей. Потом я была в каюте Кридана, он странно себя ведёт. Мне кажется, его что-то волнует, а беспокойство – это неуверенность в своих силах, возможно, для нас это хорошо.

— Ты можешь проникнуть в его сознание. Я думаю, это вызвано тем, что ты заглянула ему в глаза. Не исключено, что он так же может видеть образы из твоего прошлого, – Баэл задумался над собственной теорией и его взгляд расселся.

Я встала и осмотрела стену, в неё были встроены несколько коротких полок, на которых лежали толстые книги. Всё же на корабле было то, что могло меня заинтересовать. Я взяла одну из них и принялась перелистывать, язык, которым был записан текст, напоминал старославянский, но вряд ли это был он.

Дверь рывком распахнулась, и в каюту вошёл разъярённый Инбат. «Почему не пришёл Монган?», – подумала я. Ничего не говоря, он схватил меня за руку и силой выволок из каюты, так крепко сжимая запястье, что на руке тут же начал проявляться окольцовывающий синяк. Он вытащил меня наружу, швырнув на скользкую палубу. Пролетев несколько метров, я налетела на чьи-то каменные ноги и остановилась. Только сейчас я заметила, что наступил рассвет.

— Я же сказал, обращаться с ней повежливее! – закричал Кридан, но ответ не последовал. – Вставай! – приказал он более спокойным тоном.

Я медленно поднялась и схватилась рукой за палубу, боясь снова оказаться у его ног. Продолжал лить дождь, моя одежда мгновенно промокла насквозь, и тело задрожало от холода.

— Что вы решили?

— Мы не станем на вашу сторону, — отрезала я.

— Пока, я проявляю учтивость по отношению к тебе, но могу в считанные секунды переломать тебе все кости, — прошептал он мне на ухо, и сердце в груди замерло от ледяного голоса.

— Живые мы полезнее, — промямлила я.

— Ошибаешься, как Серые вы все бесполезны, в вас нет силы и жгучей ненависти, которая ведёт нас! За последнюю ночь я узнал о тебе много интересного, — он провёл пальцами по моим дрожащим губам.

Кридан, как в капкане, сжал мою голову каменными ладонями, и перед моими глазами замелькали события из прошлого, участницей которых я никогда не была. Я увидела своих родителей вместе с Баэлом на корабле Тёмных, где они были пленниками. Светлые узнали, что моя мать, испугавшись смерти, проявила слабость и решила принять сторону врага. Муж и жена всегда считались одним целым, и стало понятно, что мой отец последует за ней. Светлые как обычно были непреклонны, они, проявив жесткость и непоколебимую решительность, повесили моих родителей вместе с Тёмными. Он отпустил мою голову и только теперь, я почувствовала что плачу, тело содрогалось от нахлынувших воспоминаний.

— Они не заслуживают твоей любви, Светлые лишили тебя семьи, — заговорщицким тоном прошептал Кридан и отдалился от меня на несколько шагов.

— Мои родители сделали свой выбор, а я сделаю свой. У Светлых не было альтернативы, они не могли позволить злу и насилию распространяться по миру. Тебе не может нравиться вечная борьба и скитания. Во имя чего всё это?! Неужели тебе не хочется вернуться к Элохиму? Ты же знаешь, он простит любого из вас и вернёт вам вашу первоначальную сущность.

Кридан подошёл ко мне вплотную, и я ощутила на своей коже его холодное дыхание. Корабль покачнулся, и волна накрыла палубу. Я на несколько шагов попятилась назад и ещё раз встретилась с ним взглядом. Боль вихрем разнеслась по телу, ноги подкосились, и я упала на колени. Сейчас не было никаких эмоций, кроме жалости, невыносимой душевной боли и отчаяния. Вспомнив, как Кридан когда-то стоял на палубе на коленях и проклинал Элохима, я осознала, что он чувствует себя отвергнутым. Он хотел быть признанным Элохимом, но это так и не произошло. Если бы он не раскаивался и не нуждался в прощении, то вряд ли опустился бы на колени. Внутри него не осталось ничего, кроме пустоты и жгучего желания мести. Боль ослабла, и я сосредоточила взгляд на Тёмном, его тело мелко дрожало, а лицо было перекошено недоумением.

— Зачем ты это сделала? – спросил он с сомнением в голосе.

— Я не знаю. Ты не такой как Монган, Инбат и остальные. У тебя есть шанс всё исправить.

— Что ты знаешь об этом мире?! Ты всего лишь ещё одна смертная. Я нахожусь на этом корабле несколько столетий и тебе не под силу со мной тягаться. Монган! – позвал он, и тут же между нами возникла вращающаяся тёмная спираль.

Монган поднял меня с колен и поволок в каюту. Дойдя до трапа, я оглянулась, Кридан всё так же стоял на палубе, опёршись руками о борт корабля, словно боялся поскользнуться.

Я вошла в каюту и устало опустилась на кровать, встреча с Тёмным высосала из меня оставшиеся силы.

— Что произошло? – спросил Баэл.

— Почему ты не попытался спасти моих родителей?

— Это было невозможно. Твоя мать избрала свой путь, и было поздно, что-либо менять.

— Ты был прав, он чувствует меня так же сильно, как и я его, — сказала я, прикрыв глаза.

Сверху раздался шум, за которым последовали женские крики. Я автоматически вышла из тела и побежала наверх. Нос корабля был залит кровью, у борта валялось обезглавленное тело Иманиш, а рядом стоял Инбат, держа в руках за волосы её голову, с которой ручейками стекала густая тёмная кровь. Его губы расплылись в широкой самодовольной улыбке. Я оглянулась, услышав лёгкие шаги. За моей спиной стоял разъярённый Кридан. Сверкнула молния, на секунду озарив посеревшее небо, за ней последовал раскат грома, и в ушах зазвенело, пол под ногами задрожал и из густого тумана выплыл боевой корабль. В считанные секунды на борту оказалось несколько Светлых с острыми клинками в руках. Я метнулась обратно и почти мгновенно оказалась в своём теле.

— Баэл, нужно уходить отсюда! – закричала я. – Тёмные, скорее всего, почувствовали сомнения Кридана и решили ускорить нашу смерть!

— Что там происходит?

— Они убили Иманиш: Инбат оторвал ей голову. На судно высадились Светлые, им нужна помощь.

Не говоря ни слова, Баэл налёг на дверь и, сделав несколько сильных выпадов, выломал замок. Мы побежали к трюму, по пути Баэл заглянул в несколько отсеков и в одном из них нашёл проржавевший железный трос. Выломав им двери закрытого трюма, мы вошли в помещение. Двое из наших были избиты, остальные услышав на палубе движение, хоть и были безоружны, рвались в бой. По их внешнему виду и пылающей в глазах ярости стало понятно, что за последние сутки Тёмные успели изрядно над ними поиздеваться. В соседнем помещении, я нашла проволоку, которая могла бы сгодиться как отмычка. Мы помогли им освободиться от цепей и помчались вверх по залитой дождём лестнице. По дороге мы хватали в руки всё, что могло сгодиться для атаки. Силой нам их не одолеть, но умом и количеством – это было возможно.

Я выбежала на палубу, всё вокруг смешалось, чувствовался солоноватый запах свежей крови, а звук шторма заглушал крики. Перед глазами мелькнуло вытянутое лицо Монгана, я не успела увернуться, и он ударил меня ногой в грудь. Я отлетела на несколько метров, рёбра затрещали, и грудь пронзила острая боль. При вдохе и выдохе боль усиливалась. Сквозь застилающую глаза пелену, я разглядела, как на него набросились Келеас и Баэл, скрутив его обманчиво хрупкие руки, а один из Светлых резким движением свернул ему шею и выбросил тело за борт. «Вот только неизвестно, сколько времени ему понадобится, чтобы восстановиться», – подумала я. Надо мной склонился Баэл:

— Поднимайся скорее, нужно покинуть корабль.

Я попыталась встать, прижимая руку к груди, и застонала от боли. Баэл подхватил меня под руки и поставил на ноги. В голове раздался голос Кридана: «Не оставляй меня». Я оглянулась, недоумевая, как ему удалось пробраться в мою голову, но никого не увидела.

— Селена, пойдём! – позвал Баэл.

— Уходи, я сейчас догоню, — ответила я и, не оглядываясь, помчалась вниз по лестнице. – Кридан, где ты? — позвала я.

Раздававшийся в голове голос звучал всё отчётливей. Я бежала ему навстречу, не понимая, что делаю, зачем спешу к врагу, который может лишить меня жизни, но ноги вели вперёд. Всё было как в тумане, перед глазами плыло, наконец, я достигла капитанской каюты и рывком распахнула дверь, в груди раздался треск сломанных рёбер. В глазах потемнело, но мне удалось сохранить равновесие. Спустя несколько секунд моё зрение пришло в норму. Лицом ко мне стоял поникший Кридан, покинувший палубу, как только схватили его сообщников.

— Ты ранена? – спросил он и что-то в его голосе изменилось.

— Я не могу здесь оставаться, пойдём со мной! – сказала я, не веря в то, что делаю это.

— Они не примут меня, это твоя семья, но не моя. Моё место здесь, среди Тёмных.

— Нет, ты можешь уйти, только нужно захотеть. Тебе под силу всё исправить! Ты ещё можешь вернуться к Элохиму! – прокричала я и протянула вперёд руку. – Пойдём со мной! — взмолилась я, всё ещё не понимая, что со мной происходит.

Он поднял на меня глаза, из чёрных они стали серыми. Сейчас в них ясно читалась тоска и смятение. Кридан неуверенно сделал шаг вперёд и дотронулся до моей руки. Вокруг него взвилось светлое свечение, и его силуэт постепенно растворился в нём, как будто никогда и не было. Я сама себе улыбнулась и побежала к выходу, грудь в который раз пронзила боль. На судне поспешно расправили паруса, дождавшись меня, наш корабль отшвартовался. Спустя несколько минут судно Тёмных исчезло в густом, как кисель, тумане.

— А куда пропали Светлые? – спросила я, повернувшись к Баэлу.

Он осторожно положил руку мне на плечо:

— Они сделали своё дело и уплыли.

Постепенно туман развеялся, и на горизонте показалось что-то странное, возвышающееся над водой. Я схватила бинокль. Кто-то крикнул: «Суша!». «Как можно знать, что это земля, если никогда её не видел?», – подумала я.

— Баэл, неужели это та самая земля?! – спросила я, не веря собственным глазам.

— Та самая, Селена, и скоро ты в этом убедишься.

 

читателей   343   сегодня 1
343 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...