Ночь длиною в вечность

 

Мужчина сидел в кресле, читая книгу, когда его отвлек стук в дверь.

— Андрэ! Андрэ! – раздался нетерпеливый голос

— Что случилось? – открыв дверь, Андрэ посмотрел на младшую сестру, переминающуюся с ноги на ногу

— Бал уже через два часа! – с трагизмом объявила она

— Лизель, за последнюю неделю ты только и делала, что говорила о бале. Думаешь, я успел забыть? – устало спросил Андрэ

— Но ты не готов! Андрэ, ты обещал, что пойдешь! – девушка возмущенно посмотрела на брата

— Кажется, я всегда держал свое слово, — спокойно проговорил мужчина

— Но ты держишь его слишком точно! Мы должны приехать не в разгар праздника, а до начала! Нужно ведь столько всего сделать! Зарегистрироваться, найти столик, заполнить бальные карточки! Я столько ждала этого бала и просто не могу пропустить…

— Встречи с Николя? – продолжил Андрэ, прекрасно понявший истинную причину тревоги сестренки. Николя де Лё Пан происходил из одного из древнейшего вампирского рода. Каждая девушка мечтала о встрече с красавцем-вампиром. И Лизель не была исключением.

— Андрэ, ты невыносим! – возмущенно сверкнув глазами, сестра выскочила из комнаты, хлопнув дверью. – Не забудь о бале! – донесся ее голос из коридора

Мужчина лишь покачал головой, а затем подошел к шкафу, доставая темный фрак. По давно устоявшейся традиции приезжать на бал можно было только в средневековых костюмах. И, если для мужчин не было особой разницы, смокинг надевать или современный костюм, то для женской части поиск старинных платьев превращался в целую проблему. Сестра несколько месяцев носилась по известным бутикам, выбирая наряд.

Быстро одевшись, Андрэ провел расческой по волосам и бросил взгляд в зеркало, оценивая свой внешний вид. Холодная поверхность отразила высокого черноволосого мужчину с бледной кожей и почти черными глазами, облаченного в темный строгий костюм. Люди бы нашли его внешность отталкивающей, но у вампиров были свои критерии привлекательности

«Лизель может быть довольна. Ее брат как никто другой отражает идеал истинного вампира», — иронично подумал Андрэ, отворачиваясь от зеркала.

Взяв со стола приглашение, перевязанное алой лентой, мужчина спустился в гостиную, дожидаясь остальных.. Ждать пришлось недолго. Нетерпящая попасть на бал Лизель в кратчайшие сроки собрала и загрузила всю семью в машину.

В этом году местом проведения праздника был выбран замок Шереметева. Отдаленный от центра города, с сохранившейся атрибутикой того времени, он отвечал всем требованиям, выдвынутыми старейшинами.

— Андрэ, улыбайся! Твой кислый вид распугает всей гостей, — прошипела Лиза, когда они уже подходили к входным дверям.

— Вампиры не знают, что такое страх, — равнодушно произнес Андрэ, даже не собираясь делать вид, что его интересует происходящее.

Мужчина не любил подобные сборища, предпочитая проводить время в одиночестве, и Лизель прекрасно знала об этом. Знала она и о том, что посетить сегодняшний бал Андрэ заставили не ее просьбы, а строгие правила, обязывающие прибыть каждого члена древнейших родов. Единственное, что оставалось неизвестным для девушки, это причина нежелания Андрэ общаться с себе подобными. Впрочем, Лиза давно привыкла к подобным причудам брата и не задавалась целью понять его.

Стоящий на входе швейцар, спросив приглашения, распахнул перед ними двери, приглашая окунуться в атмосферу бала.

Огромный каменный зал. Люстра над потолком и множество канделябров, отбрасывающие причудливые тени на стенки. Звучит плавная музыка, а в воздухе витает запах жасмина. Мужчины, все как один, в строгих фраках, женщины в платьях всех цветов радуги. Почти все только приехали и спешат обменяться приветствиями, но некоторые уже танцуют под медленные звуки вальса. Опытным взглядом Андрэ сразу выхватывает как старожил, так и присутствующих на празднике впервые. Подобно бабочкам, очаровательные юные вампирши парят по залу, даря сверкающие улыбки всем присутствующим. Более зрелые вампиры, чей возраст давно уже перевалил за тысячу, пока присматриваются к гостям, не спеша заявлять о себе.

— Не скучай, — с мечтательной улыбкой Лиза упорхнула к танцующим.

Родители, увидев старых друзей, поспешили к ним, Андрэ остался в одиночестве, но перспектива остаться без внимания ему не грозила.

— Андрэ, какой сюрприз, вот уж не думали, что вы посетите наш скромный вечер, — прощебетала Лесли, плавной походкой подходя к мужчине.

— Как же я мог остаться дома, зная, что вы придете, — выдавив из себя галантную улыбку, произнес Андрэ, целуя девушке руку.

— Ах, вы мне льстите, — притворно смутилась Лесли, — но расскажите же, как у вас дела? Я не слышала о вас с прошлого года. Андрэ, вы что, специально прячетесь от нас? – девушка пытливо посмотрела на вампира

— Да какие могут быть новости у такой развалины, как я, — хмыкнул мужчина.

— Андрэ, вам всего-то около двух тысяч лет, самый расцвет сил! А принимая во внимания факт, что я ни намного младше вас, с вашей стороны весьма неучтиво жаловаться на возраст. Получается, тогда и я старуха! – попеняла ему Лесли, впрочем, тут же принимая позу поэффектней и наклоняясь так, чтобы вырез декольте подчеркнул грудь. Пусть каждый видит, что время не властно над ее красотой

— Вам по–прежнему не дашь больше восемнадцати. Разве могут быть у старухи такие яркие глаза и румянец на щеках? Вы само воплощение молодости и жизни — учтиво проговорил Андрэ. – Прощу прощения, если невольно обидел вас, — слова привычно слетали с губ, обычная вежливость, не более.

Когда-то давно, в восемнадцать лет, Лесли и в самом деле была красавицей, юной девушкой с сияющими глазами и трогательной улыбкой. Сейчас же вампирская кровь наложила свой отпечаток на некогда застенчивую девушку, превратив ее в холодную и равнодушную женщину, давно разучившуюся улыбаться по-настоящему. Вампирам не дано испытывать человеческих эмоций, они лишь носят маски.

— Что вы, какие могут быть обиды между старыми друзьями, — кончиками губ улыбнулась Лесли. – Вы слышали, в прошлом месяце род о’Кайлэ принял нового птенца. По слухам, весьма талантливого и неординарного человека. Говорят, он поможет своей новой семье подняться на еще одну ступень, а вы как считаете?

— Значит, наш круг поприветствует новых членов, — как ни в чем не бывало ответил Андрэ. – Будет весьма познавательно пообщаться с представителями иного рода.

— Пообщаться? Если бы только пообщаться! – тут же вскинулась Лесли. – Не боитесь, что род о’Кайлэ подвинет вас?

— Всегда предпочитал уступать дорогу молодым, — пожал плечами мужчина.

Изменения в вампирском обществе в самом деле совершенно его не трогали. Борьба за власть продолжалась из года в год, из столетия в столетие и Андрэ давно привык к ней. Первое время его забавляли попытки каждого рода возвыситься над остальными, но время шло, ничего не менялось. Все же те склоки, те же интриги, менялись методы, но цели оставались прежними. Как же все это надоело!

— Лесли, душечка, мы вас потеряли!

К беседующей паре подошли две светловолосые вампирши, обращенные всего-то сто лет назад, одетые в ярко-красные платья. Несомненно, девушки считали, что выглядят дерзко и вызывающе, как и подобает созданиям ночи, но Андрэ они напоминали бесцветных теней. Яркий цвет платьев только больше подчеркивал белизну кожи.

— Тара, Лоиль, где ваши манеры? Разве вы не знаете, что вмешиваться в беседу старших по меньшей мере невежливо? — моментально забыв, как жаловалась на свой преклонный возраст, попеняла им Лесли.

— Но нам без вас скучно! – выдала главный аргумент одна из вампирш.

— Так займитесь чем-нибудь. Это же бал, на нем нельзя скучать, разрешено только веселиться, смеяться от души и танцевать, — прощебетала Лесли, намекающее покосившись на Андрэ. – Я присоединюсь к вам позже, как только договорю с моим старым и преданным другом.

— Лесли, не обращайте на меня внимания. Вашей компании жаждут вампиры куда более достойные, чем я, не стоит же тратить время, — оставив без внимания как кокетливое покачивание плечами, так и пылкий взгляд, спокойно произнес мужчина.

— В таком случае, желаю хорошо провести вечер, — фыркнула Лесли, раздосадованная таким окончанием разговора. У женщины накопилось масса вопросов к Андрэ, а из-за непоседливого молодняка теперь придется ждать следующего удобного случая, чтобы завязать беседу.

Взмахнув пышными юбками, Лели гордо удалилась в компании «свиты». Андрэ облегченно вздохнул. Остальные вампиры не больно жаждали его компании, и можно было отдохнуть. Подойдя к столу, мужчина взял высокий фужер, наполненный темной кровью, сделал маленький глоток. Терпкая, чуть горьковатая жидкость обожгла горло, опускаясь в желудок и расходясь приятным теплом по всему телу.

«Вторая отрицательная», — определил вампир.

На соседних столах стояли пирамиды бокалов с другими группами. Организаторы позаботились, чтобы каждый нашел напиток по вкусу. Не имея возможности ощутить вкус человеческой пищи, вампиры всячески экспериментировали с кровью, стремясь добиться новых ощущений. Некоторые предпочитали такие вот разнообразные коктейли, хотя большинство признавало только настоящую охоту, дарящую ощущения превосходства и силы. Лишенные практически всех эмоций, лишь гонясь за добычей, слыша сбивчивое дыхание и лихорадочный стук сердца, предвкушая еще на ужин еще горячую кровь, вампиры могли почувствовать отблеск жизни, испытывать нетерпение и всплески адреналина. Сам Андрэ давно перешел на донорскую кровь. В молодости его еще привлекали такие забавы, но с течением времени стало ясно, что все это такое же пафосное шоу, как и сегодняшний вечер. Очередная игра, очередные маски, очередной сценарий, где все события уже давно расписаны и не остается ничего более, чем покорно играть отведенную роль.

— Темной ночи, леди и джентльмены, — погрузившись в размышления, мужчина совершенно не обратил внимания, что на балу успели появиться новые лица.

Ожидаемый всеми Совет все же соизволил посетить бал спустя час после начала. По правилам, старейшины должны были придти самыми первыми, встречая гостей, но снова желание подчеркнуть собственную значимость спутало все традиции.

— Рады видеть всех присутствующих в добром здравии. Весьма любезно с вашей стороны было посетить наш маленький праздник. Сегодня, спустя десять лет, мы снова собрались вместе, чтобы отметить Ночь Перемен, ночь, благодаря которой мы добились того, что имеем, ночь, благодаря которой и был заключен Договор. Для тех, кто впервые присутствует на нашем вечере, позвольте напомнить…- Старейшина, высокий статный мужчина в белоснежном фраке (еще одно исключение) продолжал говорить, его бархатный голос очаровывал и приковывал все внимания к оратору.

Только вот у Андрэ за века подобных мероприятий выработался иммунитет. К тому же, содержание речи не изменилось совершенно и вампиру наоборот приходилось прилагать усилия, чтобы не зевать уж слишком откровенно. Опять провозглашалась значимость Договора, который установил четкие правила поведения, запретил междоусобицы, провел границу между миром людей и вампиров и тому подобная чушь. По мнению самого мужчины, Договор только усложнил взаимоотношения. Если раньше вампиры не скрывали своего отношения друг к другу, то сейчас все происходило за спиной. Теперь плетение интриг стало основным развлечением нелюдей.

— Так выпьем же за то, чтобы наши устои оставались неизменными! – провозгласился неизменный тост. В воздух поднялись бокалы с кровью. На дорогом хрустале заплясали отблески свечей, окрашивая напитки в ярко-красный, насыщенный цвет.

Вычурность, наигранность, притворность, вот что было истинным тостом. Поклонники лицедейства и маскарада сейчас поднимали бокалы, чокаясь и выпивая кровь до дна.

— Андрэ! Андрэ! Вот ты где, я повсюду тебя ищу! – к отошедшему к стене мужчине подскочила взволнованная Лиза.- Ты даже не представляешь, КТО хочет познакомиться с тобой, — она понизила голос, дергая брата за рукав.

— Лизель, хоть сам Совет, вряд ли это повод рвать мою одежду, — устало произнес вампир, отцепляя тонкие пальчики девушки.

— Да какой Совет, что с них взять то? Сборище скучных стариков, надоели! — скривившись, отмахнулась Лиза. – Я говорю об Амалии Ильинской! Она в нашем городе первый раз и очень заинтересовалась тобой. Я обещала, что представлю вас. Андрэ, ну пожалуйста, пошли, сколько можно скучать в одиночестве?

— Спасибо за беспокойство, но одиночество не тяготит меня. Лизель, передай Амалии, что я не картина и тем более не модный журнал, чтобы интересоваться мной и желать рассмотреть поближе. Пусть найдет себе другую модель, — мужчина серьезно посмотрел на девушку, но та привычно проигнорировала недовольство брата.

— Андрэ, между прочим, в твое отсутствие тебя все обсуждают! Смеются, что ты замуровался в склепе и скоро забудешь, как выглядят нормальные вампиры! Будешь разве что с летучими мышами общаться! – укоризненно протянула Лиза.

— В мое отсутствие пусть хоть ногами меня бьют, — кончиками губ, не обнажая клыков, улыбнулся мужчина. – А мышки поумнее некоторых вампиров будут.

— Андрэ, ну пожалуйста, ну ради меня, я уже пообещала! Ты ведь не хочешь, чтобы твою сестру посчитали лгуньей? Со мной же общаться перестанут, я стану изгоем, – голос девушки задрожал, а на глаза навернулись слезы.

— Переигрываешь, Лиз, — устало заметил вампир, давно привыкнув к подобным фокусам. Впрочем, сестру он любил на самом деле и, хоть и понимал, что та в обычной манере сгущает краски, снова не нашел сил отказать. – Я познакомлюсь с твоей Амалией, но после этого ты на целый год оставишь попытки пристроить меня в хорошие руки, — Андрэ строго взглянул на девушку.

— По рукам! – слезы высохли в одно мгновение, и на губах Лизель расцвела довольная улыбка. Не давая брату времени передумать, она потащила его к Амалии.

— А вот и мы! Андрэ, разреши представить тебе замечательную девушку, очаровательную вампиршу и мою подругу, Амалию Ильинскую.

Названная девушка оказалась хрупкой блондинкой с голубыми глазами. В то время, как остальные вампирши оделись в вычурные и броские наряды, опустошив запасы косметики и сделав сложные прически, Амалия предпочла простое лавандовое платье со скромным вырезом и почти лишенным украшений. Но, несмотря на свой простой и скромный наряд, Амалия выгодно отличалась в толпе. От нее словно исходил свет, так непривычный для вампиров.

— А это Андрэ Лагероньер из рода Ал-Кеир, — между тем продолжила Лиза, — иногда на него находит приступ занудливости, но в целом лучшего брата трудно найти.

— Рад знакомству, госпожа Ильинская, — церемонно произнес Андрэ, целуя холодную руку девушки

— Для вас просто Амалия, — смущенно улыбнувшись, мягко проговорила та.

— Ну, вы знакомьтесь, а я ненадолго отлучусь, — прощебетала Лизель, растворяясь в потоке ярких платьев.

— Как вам наш город? – проводив сестру взглядом, мужчина повернулся к Амалии. По большему счету, ему было все равно, какое впечатление Россия произвела на приезжую, но долг вежливости требовал сказать хоть что-то.

— Андрэ, вы умеете хранить тайны? Открою секрет, на самом деле я не такая уж гостья, как вам могло показаться. Родилась я в Москве, но некоторое время назад вынуждена была уехать и вот теперь вернулась в знакомый и незнакомый город одновременно. Странное ощущение. С одной стороны, я знаю и помню районы, улицы, родные с детства места, но с другой, совершенно ничего не узнаю. Город так переменился… — задумчиво произнесла она.

— И как вам перемены? В лучшую или худшую сторону? – с ноткой любопытства поинтересовался мужчина. Сейчас, с блестящими глазами и легкой полуулыбкой, Амалия разительно отличалась от остальных вапмирш, будучи кажется, единственной живой среди них.

— Может, отойдем немного от остальных и поговорим без помех? – предложил Андрэ. – Здесь хоть и очень красиво, но совершенно нечем дышать

— Доверюсь вашему опыту, — многозначительно проговорила девушка, подавая вампиру руку и разрешая проводить себя в сад. – Итак, вы хотели знать, что я думаю по-поводу …

За следующий час Андрэ снова убедился, что своей интуиции нужно верить. Поддавшись эмоциям, он позволил себе поверить, что и среди вампиров встречаются исключения, за что сейчас и поплатился. Загадочная Амалия при более близком общении оказалась ничем не лучше остальных и также думала лишь о том, как бы получше устроиться в жизни. Задумчивость и мечтательность оказались всего лишь удачным образом, направленным на то, чтобы заинтересовать мужчину.

— Амалия, прошу прощения, если мои слова обидят вас, но право, не вижу смысла в продолжении разговора. Безусловно, вы талантливая актриса, только вот я давно разлюбил театр, слишком уж однотипные все спектакли. Искренне желаю вам удачи, — поклонившись, вампир развернулся спиной к девушке, направляясь к выходу.

Свое обещание Лизель приехать на бал и познакомиться с Амалией он выполнил и больше не видел смысла торчать в зале. Водитель роллс-ройса, заметив одного из рода Ал-Кеир, поспешно вышел из машины, услужливо распахивая дверцу, но Андрэ лишь покачал головой. Сегодня ему хотелось прогуляться.

— Передай моим, что вернусь к утру, — кратко бросил он.

Не дожидаясь ответа, вампир двинулся дальше. Цели пути у него не было. Андрэ просто шел по ночному городу, смотря по сторонам. Темно, тихо. Сюда не долетают огни и музыка замка. Лишь изредка фары проезжающих машин разрезали темноту, а потом та снова поглощала все вокруг. Кажется, все вокруг погрузилось в сон, полностью лишенный ярких красок и звуков. Состояние, полностью отражающее суть вампира.

Тяжело существовать, зная, что твоя жизнь всего лишь пародия на что-то настоящее. Что многое из того, что обычному человека кажется несущественным, тебе недоступно. Ты не можешь гулять под солнцем, не можешь пить кофе, не можешь искренне переживать. Все, что тебе остается – лишь постоянный голод и стремление обеспечить себе как можно лучшую пищу. Пробиться вверх – стать тем, кто сам выбирает, как жить и как охотится. Не подчиняться – приказывать.

Расстояние в несколько сотен километров для опытного вампира не помеха. Спустя пятнадцать минут мужчина уже в Москве. Фрак сменяется на куда более неприметные джинсы и куртку с капюшоном. Центр города разительно отличается от окраин. Даже и не скажешь, что часы показывают три и ночь в самом расцвете. Все вокруг горит и сияет так, что с непривычки больно глазам. Ночные клубы, кафе, рестораны, боулинги – все живет своей жизнью, в которой нет места серости и тоске.

Жаль только, что люди разучились ценить этот бесценный дар – жизнь. И тратят время попусту, не зная, как можно радоваться каждой минуте, каждому своему вдоху.

Неожиданно дверь клуба резко распахнулась. Вместе с хлынувшей музыкой из здания выскочила молоденькая девчушка. Одетая в разлетающуюся юбку и блестящий топ, она начала танцевать посреди улицы, напевая:

 

Иногда я становлюсь такой странной,
Я дурачусь,
Смеюсь, чтобы заснуть,
Это – моя колыбельная.
Иногда я езжу очень быстро,
Просто чтобы почувствовать опасность.
Я хочу кричать —
Это помогает мне чувствовать себя живой.1

 

Споткнувшись, Андрэ разглядывал девушку, так легкомысленно устроившую дискотеку посреди улицы. Казалось, ее совершенно не волновали проезжающие мимо машины. Не глядя по сторонам, она танцевала, а разметавшиеся светлые волосы золотым ореолом окутывали ее фигуру.

— Гель, ты совсем с ума сошла! – вслед за блондинкой из клуба показалась шатенка, одетая в куда более строгие джинсы и майку. – На тебя уже люди косятся! – схватив подругу за руку, она попыталась затащить ее обратно.

— Где? Нет же никого. – Геля завертела головой по сторонам, и мужчина увидел, что глаза у нее ярко-зеленые, немного раскосые, со смешинками во взгляде.

Девушки скрылись в клубе, а мужчина медленно направился домой, а перед глазами еще долго стояла необычная девушка, звонко выводящая непростые строчки

«Кто-нибудь, спасите мою жизнь.
Я согласна на все, только не быть обычной, пожалуйста».

Интересно, понимает ли она, что просит, говоря: «Я не хочу проживать жизнь зря. Сделайте хоть что-нибудь, чтобы я почувствовала себя живой»

«Что эти слова для нее? Всего лишь красивая песня? Или… нечто большее?»

Ответа у Андрэ не было. Вернувшись домой, он запер дверь в спальню и лег в кровать, закрывая глаза. Скоро рассвет. Рассвет, знаменующий начало нового дня, который ему снова не суждено увидеть.

Никогда еще мужчине не было так тяжело осознавать, что всю его долгую и долгую жизнь придется провести в темноте, довольствуясь лишь искусственными огнями и уверяя себя, что они ничем не хуже настоящих. Только вот разве может лампа разогнать холод, навеки поселившийся в сердце и заморозивший чувства вампиров….

Пробуждение, как и сам сон, было внезапным. Еще минуту назад Андрэ спокойно спал, а теперь уже открыл глаза, напряженно морщась. Вампирам никогда не снятся сны. Ни черно-белые, ни цветные, ни смешные или грустные. Никакие. Лишенным души не показывают ярких сказок. Но сегодня, в первый раз за несколько веков мужчина видел сон! Мужчина отчаянно пытался ухватить воспоминание и рассмотреть его поближе, но то проворно ускользало.

— Что же мне снилось? – пробормотал Андрэ, откидывая одеяло и вставая с постели. Картинка в голове окончательно развеялась, оставив на душе грусть и сожаление за чем-то легким и теплым.

Одевшись, мужчина вышел в коридор.

— Ты снова гулять? – послышался голос Лизель. Услышав шаги брата, она выглянула из гостиной и теперь переминалась с ноги на ногу, немного смущенно глядя на него.

— Не переживай. Я помню правила – никто меня не увидит, — спокойно ответил Андрэ.

— Учитывая, что ты застал их написание, это было бы весьма странно, — фыркнула она. – Ты так резко ушел с бала…. Разве тебе не понравилось?

— Лизель, давай оставим этот разговор на потом? – попросил мужчина. – Ты ведь прекрасно знаешь мой ответ. А сейчас я не в настроении снова объяснять свои поступки. Передавай привет родителям, — потрепав по волосам сестру, Андрэ вышел из дома.

Ноги сами принесли его к вчерашнему клубу. Вампир внимательно вглядывался в лица заходящих в помещение, толком не зная, кого ищет. Даже самому себе мужчина бы не признался, что очень хочет увидеть Гелю, девушку с беззаботной улыбкой и ореолом сияющих волос…

Люди входили и выходили, но среди них не было никого, хоть отдаленно напоминающую золотоволосую призрачную фею. Андрэ уже собирался уходить, когда до его слуха донеслись знакомые голоса.

— Геля, ты точно сумасшедшая! Я больше с тобой никуда не пойду! — возмущался один.

— Тань, да не переживай ты! Все хорошо! – беззаботно отвечал другой.

Выйдя из-за поворота и укрывшись за деревом, Андрэ смог наблюдать забавную картину. Геля, заправив юбку за пояс и разувшись, лезла на яблоню, а Таня носилась вокруг дерева, причитая, что подруга точно свалиться. Вопреки опасениям брюнетки, Геля спокойно нарвала яблок и легко спрыгнула с ветки.

— Держи, — протянула она фрукт подруге.

— Ненормальная, — пробормотала та, но яблоко взяла.

Переговариваясь ни о чем, девушки двинулись по улице, грызя яблоки. Андрэ бесшумно двинулся следом. Сливаться с тенью было совершенно не сложно, а отпускать Гелю почему-то не хотелось. Было в ней что-то такое, неуловимо влекущее, яркое, словно маленькая звездочка спустилась с небес…

Теперь вампир каждую ночь следовал за своей звездой, издали наблюдая за ней и удивляясь все новым и новым задумкам Гели. Казалось, для этой девушки нет ничего невозможного. Сегодня она ходила в лунопарк, кататься на чертовом колесе, а вчера танцевала под дождем, а позавчера устраивала ночевку на природе, с костром и страшными историями.

Сейчас Геля шла навстречу с друзьями. Кажется, они отмечают какой-то праздник. Вот ей протягивают большую корзинку, из которой выглядывает крохотный белоснежный котенок и девушка визжит на всю улицу, прижимая пушистый комочек к себе. А потом крепко обнимает каждого, рассыпаясь в благодарностях. Гладит котенка, целует, и ее глаза сияют настоящим счастьем. Разве вампиры могут так радоваться? Им даже в голову не придет, что котенок может быть чем-то большим, чем пищей для низших. Да и искреннего спасибо от них не дождешься. Все вампиры – одиночки. Они состоят в кланах, набирают новых членов, но все равно в любой момент готовы предать, пожертвовать другими ради своей выгоды.

Как жаль, что ему нельзя подойти, поговорить с девушкой! Андрэ хочется услышать ее голос, хочется, чтобы свет ее глаз был направлен на него, хочется чувствовать ее тепло и энергию, но договор запрещает это.… Одно из немногих правил, в самом деле строго соблюдающееся всеми вампирами. Люди не должны ничего знать о ночных жителях. Последняя попытка наладить контакт кончился огромным количеством смертей. До сих пор в человеческом обществе ходят легенды о вампирах. Пусть «подвиги» Лорда Дракулы и его сподвижников постепенно забывают и люди придумали совершенно новый образ вампира, более романтичный, более трагичный, более беззащитный…. Это все равно слишком опасно. Красивые сказки не имеют ничего общего с действительностью. Вампиры никогда не отнесутся к людям, как к равным. Но в тоже время численность людей намного больше и, случись повторение ТОЙ войны, неизвестно, каким будет итог…. И это обстоятельство вынуждает вампиров скрываться, руководить всем из тени. Быть кем-то и одновременно быть никем…

Близится рассвет и Андрэ спешит вернуться домой. Сегодня он задержался, слишком долго не мог найти в себе сил уйти, снова вернуться в мрачный и холодный дом, когда здесь для него светило «солнце». Приходится идти другой дорогой. Нет времени искать тень, и остается сильнее натягивать капюшон, скрывая лицо. Какой-то паренек, стоящий с листовками в руках и грустью на лице, бросается ему наперерез, впихивая сразу пачку брошюр.

Андрэ машинально подхватывает листовки и засовывает их в карман. Довольный парень отходит в сторону, а вампир скрывается в переулке. В дом он входит, ненаниного опережая лучи просыпающегося солнца.

Семья давно разошлась, и Андрэ незамеченным прошел в свою комнату. Несмотря на позднее время, ему не хотелось спать. Сев в кресло, мужчина достал свернутые брошюры, быстрым взглядом пробегая текст.

«Самое долгожданное событие осени! Хэллоуин! Праздник, когда все невозможное возможно! Зомби и ведьмы, скелеты и дриады, а также другие представители нежити, эта ночь для вас! В нашем клубе вы найдете множество сюрпризов и развлечений, скучать не удастся никому! Ждем вас в полночь»

Необычные строки заставили Андрэ несколько раз внимательно перечитывать листовки, а потом и вовсе включить давно забытый ноутбук и начать судорожно искать информацию о надвигающемся празднике

«Хэллоуин — праздник вампиров, ведьм, привидений и прочей нечисти. В ночь на 1 ноября принято одеваться в костюмы нечистой силы и устраивать маскарады. За этими развлечениями забывается древний смысл Хэллоуина — праздника интригующего, загадочного и мифически значимого. В эту ночь все барьеры между нашим и «иным» мирами устранялись, и открывались ворота между ними.» — выдал поисковик.

Прочитав несколько страниц, мужчина откинулся на стул, скрещивая руки на груди и погружаясь в размышления. Как вышло, что за несколько веков своего существования он ни разу не заметил этот праздник? Более того, даже не слышал о нем! А ведь это был прекрасный шанс все же познакомиться с Гелей! Пересмотрев фотографии самых популярных образов, Андрэ понял, что его собственный вид вряд ли напугает кого-то в такой день. Конечно, определенный риск был, но возможность поговорить с девушкой стоила этого! В такой праздник никто не заподозрит, что под маской будет скрываться самый настоящий вампир, клыки посчитают хорошими протезами, черный цвет глазам придадут линзы, а бледный цвет кожи прекрасно объяснит тональный крем. Андрэ даже не придется ничего придумывать, люди сами объяснят все себе. А он наконец познакомится с «солнцем», не таким ярким и недосягаемым, как небесное светило, зато живым и теплым, безвозмездно дарящим всем лучи-улыбки.

Как только на землю опустились мягкие сумерки, а на небе загорелись первые звезды, мужчина вышел из дома. В отличие от всех празднующих, ему не пришлось долго мучиться с костюмом. Андрэ всего лишь перестал скрывать, кем он есть на самом деле. Сегодня на нем были надеты рубашка с бахромой, черные брюки и плащ.

На улице было полно людей, наряженных в ведьм, призраков, нимф, кукол, скелетов. Впервые мужчина мог идти спокойно рядом с ними на равных, не скрывая лица и не чувствуя себя чужим. Сегодня, в ночь Хэллоуина, он наконец-то мог вспомнить, что значит жить…

Показалась многоэтажка, где жила Геля. Остановившись недалеко у подъезда, Андрэ стал ждать. Почему-то вампир был уверен, что такой праздник она просто не сможет пропустить и сейчас его мучило любопытство, какой же образ выберет девушка для вечера.

Сказочная фея? Прелестная нимфа? Юный ангелочек? Милая русалочка?

А может, Пеппи длинный чулок?

Андрэ вспомнилась давняя сказка, которую он читал Лизель. Перед глазами встала Геля, в ярком, из разноцветных лоскутов платье, пестрых чулках и с двумя забавными хвостиками, торчащими в разные стороны.

Картина была настолько выразительной, что, когда Геля в самом деле показалась во дворе, мужчина не сразу узнал ее. Когда же Андрэ все же понял, кого видит перед собой, первой мыслю было подскочить к девушке и сорвать с нее костюм. Мужчина смотрел и не узнавал Гелю. Его яркая звездочка, маленькое теплое солнышко изображало вампира! Всегда предпочитающая яркие вещи, она было одета в облегающий черный корсет и узкую юбку, особо сильно подчеркнувшие искусственную бледность кожи, которая придавала девушке отталкивающе-неживой вид. Глаза, обычно мягкие и лучистые, тонули в черноте наложенных теней и искусственных ресниц, а белые волосы, вкупе с искусным макияжем, создавали впечатление голого черепа вместо лица. Длинные накладные черные ногти и искусственные клыки завершали хищный и отталкивающий портрет.

Андрэ помотал головой, стараясь избавиться от образа, нарисовавшегося разыгравшимся воображением – бледная Геля, спящая в гробу. Не мертвая, но и не живая. Чудовищно!

Не подозревая о сомнениях, терзающих вампира, девушка пробежала возле него, спеша на праздник. Андрэ ничего не оставалось, как последовать следом.

Вот уже и клуб. Давно не посещав подобных мест, мужчина с любопытством стал рассматривать все вокруг. Подвижная музыка, вспыхивающий свет…

Опасаясь задеть кого-то из разнаряженных людей, Андрэ нерешительно замер, не зная, что делать дальше. Геля совершенно слилась с остальными посетителями, и мужчина потерял ее из виду. Нашлась «пропажа» сама.

— Привет! – девушка неожиданно подскочила к вампиру. – Меня зовут Гелена, можно просто Геля.

— Добрый вечер, Солнечная, — неожиданно хриплым голосом поздоровался он.

— Ты знаешь значение моего имени? Вау! – польщено улыбнулась Геля.

— Увлекался одно время ономастикой, — уголками губ улыбнулся вампир. — Раздел лингвистики, изучающий собственные имена и историю их возникновения, — заметив непонимание девушки, объяснил он.

— Наверное, очень интересно! И всегда есть чем удивить человека, — Геля заинтересованно глянула на мужчину

— Да, весьма познавательно. Часто оказывается, что имена могут очень много рассказать о человеке, — проговорил Андрэ.

— И что ты можешь рассказать обо мне? – подалась вперед девушка.

— У тебя древнегреческое имя, означающее «солнечная, светящаяся». В переводе с польского — «светлая». Производит впечатление чего-то горячего, маленького, веселого, яркого. Очень красивое имя, сильное, — на последней фразе мужчина посмотрел Геле в лицо, с облегчением заметив, что, несмотря на отталкивающий макияж, яркие искорки из глаз никуда не делись.

— Спасибо, — польщено улыбнулась девушка. – Но ты забыл представиться сам! — попеняла она.

— Меня зовут Андрэ….Андрей, — вспомнив, что французское имя может показаться непривычным, поправился вампир.

— Приятно познакомиться, — голос Гели, как и она сама, был мягким, излучающим тепло. – Андрей, у меня к тебе большая просьба. Скоро будут конкурсы, и участвовать нужно вдвоем. Не составишь мне компанию?

— Как я могу отказать такой очаровательной девушке? – подав руку Геле, мужчина проводил ее ближе к сцене.

— Отлично! Андрей, мы обязательно выиграем! – обрадовалась Геля. – Я приблизительно узнала, какие могут быть задания, слушай…. – наклонившись к вампиру, девушка начала говорить. – Ну как тебе?

— Необычно, — задумчиво проговорил Андрэ.

В этот момент, словно специально дождавшись паузы в разговоре, ведущий объявил начало первого конкурса.

Желающих поучаствовать оказалось довольно много. Задумавшегося вампира едва не сбили с ног три хохотушки-ведьмы, спешащие первыми услышать свое задание. Фантазия у организаторов оказалась на уровне, конкурсы были разнообразные, направленные на то, чтобы развеселить и участвующих, и смотрящих, ни разу не повторялись. С каждым выполненным заданием участников становилось все меньше. Зрители аплодисментами выбирали своих фаворитов, те, кому хлопали меньше всех, возвращались в зал. Скоро на помосте остались «демон», молодой парень в красном плаще и черной короне, небрежно помахивающий вилами в паре с «ангелочком», невысокой хрупкой девушкой в белом балахоне с крылышками и Андрэ с «вампиршей».

— Итак, вот и последний конкурс. Сегодня у нас разгорелась настоящее сражение между объединившимися силами света и тьмы и парой смертоносных, но очень харизматичных вампиров. Приз только один и достанется он тем, кто лучше всего вжился в выбранную роль. А определить это нам поможет интервью, — ведущий взмахнул рукой, давая команду вынести участникам микрофоны и забава началась.

Это задание показалось Андрэ самым сложным. Геля отвечала быстро, улыбаясь и посылая зрителям воздушные поцелуи, а вот вампир то и дело колебался, задумываясь над каждым словом. За долгие годы существования привычка молчать, скрывать мельчайшие подробности своей жизни крепко въелась в кровь, и теперь Андрэ стоило значительных условий отвечать на подробные вопросы перед заполненным залом.

— Какую кровь вы предпочитаете? О чем мечтают вампиры? Легко ли вам жить среди людей? — так и сыпались вопросы из ведущего.

— Любую, главное, чтобы сосуд не дергался. О возможности увидеть солнце. Нет, не очень. Люди постоянно путаются под ногами и лезут, куда не просят. А для желудка вредно, когда еда слишком много бегает.

Зал взрывался аплодисментами, люди хохотали и одобрительно свистели находчивому участнику, даже не подозревая, что Андэ всего лишь говорит правду.

Победу отдали им. Отсмеявшись и пожелав удачи в приобретении золотых стильных коронок для длинных клыков и гроба с тонированными окнами, ведущий торжество надел короны на Андрэ и Гелю, после чего разрешил покинуть сцену.

— Ты слышал, как нам хлопали? Мы лучшая пара Хэллоуина, король и королева Ночи! — сияя от переполнявшей ее гордости, девушка запрыгала вокруг вампира.

— Да, наше выступление понравилось больше всех.

Несмотря на свои слова, Андрэ до сих пор не мог понять, как победу могли отдать ему с Гелей. Неужели люди настолько слепы, что не замечают, рядом с ними вампир! Хищный, сильный, опасный хищник, который, не колеблясь ни секунды, может убить их всех. Но нет, на лицах присутствующих не было заметно ни следа страха, только интерес и веселье. То и дело вампир ловил на себе любопытные взгляды, теплые улыбки. Такое внимание было ему непривычным и, честно признаться, начинало раздражать.

На протяжении тысячи лет его постоянным спутником было одиночество, часто захватывающим с собой сестру-тишину, общение с семьей тоже сводилось к минимуму, и вот теперь, в переполненном людьми зале мужчина чувствовал себя как в самом настоящем пчелином улье. Все танцевали, общались между собой, веселились, были чем-то заняты и лишь один Андрэ был лишним в этом царстве беззаботности.

— Не хочешь прогуляться? — устав от громкой музыки и вспышек света, предложил мужчина Геле.

— Давай, — согласилась девушка. — Только куда пойдем?

— А куда ты хочешь? – вопросом на вопрос ответил вампир.

— Туда, где тихо. Просто я немного устала… — смущенно призналась Геля

— Обещаю, место будет спокойным, — твердо проговорил Андрэ.

— Тогда идем, — взяв сумочку, «вампирша» первой вышла из клуба.

За разговором незаметно пролетела дорога. Андрэ не успевал удивляться бесконечной энергии девушки. Даже уставшая, она продолжала излучать свой необъяснимый свет, притягивая мужчину как огонь бабочку.

Со стороны могло показаться, что они идут наугад.. Геля, доверившись обещанию Андрэ, в красках пересказывала свои недавние приключения и абсолютно не смотрела по сторонам. Поглощенный рассказом, мужчина не мог отвести глаз от звонко смеющейся Гели и переходил на другую дорогу, только когда предыдущая упиралась в тупик. Но, несмотря на это, цель у него все же была.

Свернув в очередной раз, Андрэ вышел к заброшенному складу, располагающему вдали от шумных клубов и гудящих уликов-домов. Все вокруг было уставлено разнообразными поделками из железа. Люди, звери, птицы, разные предметы, выполненные в мельчащих деталях. Казалось, они попали в мир, где злой колдун превратил все живое в железо, и, стоит появиться доброй волшебнице и махнуть рукой, фигуры тот час оживут.

— Ну, как тебе? – осторожно спросил Андрэ. Поддавшись порыву, он решил показать девушке свою мастерскую и теперь не знал, как Геля отреагирует на его занятие.

На самом деле, мастерская было слишком громко сказано. Просто иногда, устав от прогулок, мужчина любил приходить сюда и создавать фигуры из железа, придавая им разнообразную форму. В чем-то металл напоминал Андре вампиров. Такой же холодный и безжизненный, но в который, как хотелось верить мужчине, можно вдохнуть жизнь, подарив новое воплощение и новую цель.

— Красиво… — Геля подошла к фигуре, изображающей собаку. – Совсем как живая!

— Да, мне тоже нравится, — согласился Андре, думая, что такая собака не убежит от него, в отличие от своих настоящих коллег, не переносящих вампиров.

— Ой, смотри, тут еще феникс! – девушка подскочила к следующей фигуре. — Ощущение, что он сейчас полетит! Каким же талантливым должен был быть мастер, чтобы сделать такое. Вот бы с ним познакомится!

— К твоим услугам, — чуть поклонился Андре. – Рад, что мои скромные поделки пришлись кому-то по вкусу.

— Ты? Это все ты сделал? – ахнула Геля. – Андрей, ты просто гений! Тебе надо выставку устроить! Это же замечательно! У меня просто слов нет!

— Спасибо за такую высокую оценку, — подойдя к столу, мужчина взял букет роз. Цветы были его последней работой, потребовавшей трех месяцев напряженного труда. Каждый лепесток вырезан из особого сплава железа, более светлого, блестящего в свете луны.

— Извини, что не могу подарить живые цветы, — со смущенной улыбкой Андрэ протянул букет девушке.

— Они даже лучше живых! Обычные цветы завянут, а мои — нет! – жарко воскликнула Геля, стараясь удержать изделия в руках. Может, железный букет был практичнее, но и тяжелее тоже!

— Извини, совсем забыл, давай помогу! – спохватился вампир, подхватывая цветы и положив его на лавку.

— Теперь у меня в комнате всегда будут стоять цветы! – с сияющей улыбкой проговорила Геля, присаживаясь на лавочку и рассматривая букет. – Цветы, над которыми не властно время! Звучит, — с гордостью добавила она.

— Иногда лучше не нарушать законов природы. Время должно бежать так, как ему предначертано и не всегда нужно вмешиваться в устоявшийся порядок вещей, — Андрэ тоже присел на лавочку, недалеко, чтобы чувствовать запах духов Гели, но и не настолько близко, чтобы бьющаяся на шее жилка начала сводить с ума.

— А почему так грустно? — заинтересовалась Геля. — Мне кажется, наоборот, перемены нужны.

— Да? И что бы ты сделала, если бы могла распоряжаться временем? Скажем, удлинить свою жизнь на сто, двести, триста лет? — против воли в голосе вампира прозвучали горькие нотки. — Разве не надоели бы тебе тогда перемены?

— Никогда! – горячо воскликнула девушка. – Сколько бы я не жила, уверена, смогла бы найти себе занятие по вкусу. Наверное, это оказалось безумно интересно. Следить, как меняются эпохи, как на смену одной культуре приходит другая и на твоих глазах вершится история,- замечталась Геля.

— Только если ты сама – часть этой истории. Быть же сторонним наблюдателем не так весело, как может показаться, — отрешенно произнес Андрэ.

— Кто же заставляет стоять в стороне? — девушка чуть склонила голову.

— У всего есть своя цена. И за вечную жизнь тоже придется платить. Высшие силы подарят молодость, силу, красоту, здоровье, но отберут душу. У тебя будет вечность, но провести ее можно только в темноте. Солнце же станет смертельным. Что ты скажешь тогда? Что будешь делать? Обреченная века проводить в темноте! В одиночестве! Живая, но забывшая, что значит жить! Что ты будешь делать?! – Андрэ все повышал и повышал голос, склоняясь над Гелей.

— Не знаю, — еле слышно прошептала девушка, обхватывая себя руками в слабой попытке защититься от обвиняющего тона, и этот отчаянный жест помог Андрэ взять себя в руки.

— Прости, я напугал тебя, — вампир отодвинулся, проклиная себя за несдержанность и опасаясь взглянуть на Гелю, слишком сильным был страх увидеть страх в ее глазах.

— Ничего, я понимаю, — теплая ладошка коснулась его руки, — наверное, тяжело все время жить в тени, я бы так точно не смогла. А ты на самом деле вампир? Это не маска? — к удивлению вампира, Геля смотрела с искренним участием, ее эмоции не были наигранными.

— Да, на самом деле. Я бы многое отдал за возможность снять эту маску, но она не снимается так легко, как твоя, — Андрэ осторожно коснулся лица девушки, стирая белила. — Вот такой ты мне нравишься больше. На правах старшего позволю себе дать один совет, не примеряй чужие образы, будь собой, не позволяй миру поглотить твой свет. Живи! Живи так, как просит сердце и о чем мечтает душа.

— Так непривычно слышать такие слова от человека, выглядящего не намного старше меня, — покачала головой Геля. — Никак не могу свыкнуться с мыслью, что ты не человек. Сколько же тебе лет? Сто? Двести?

— Намного больше. Две тысячи, — погрустнев, резко сгорбился вампир. Прожитые годы давили, все сильнее очерчивали границу между миром живых и существованием химер.

— Две тысячи? Выходит, ты застал и эпоху царей, и крестьян, танцевал на балах, был свидетелем дворцовых интриг, переворотов, революций.

Мужчина чувствовал, как каждое слово, произносимое Гелей, вырывало между ними пропасть с одной стороны он, создание, умершее в далеком прошлом и не нашедшее себе место в настоящем, а с другой, она, Гелена, яркая беззаботная бабочка, живущая одним днем, не оглядывающаяся на вчера и не спешащая заглянуть в завтра. Между ними не могло быть ничего общего, но девушка вдруг весело рассмеялась, одной сияющей улыбкой стирая все нарисованные барьеры.

— Андрей, да ты настоящий клад, тебя в любом музее с руками оторвут! Будешь давать консультации историкам, и редактировать учебники. Или даже сам мемуары напишешь, скажем, «О том, как все было на самом деле», станешь знаменитым, твое имя войдет в историю! Подожди, — Геля хлопнула себя по лбу, — а как тебя по-настоящему зовут? Раньше ведь таких имен не было…

— Андрэ, — улыбнулся уголками губ мужчина, — я родился во Франции, а в Россию мы переехали во время царствования династии Романовых, Лизель ужасно хотелось посмотреть на живого короля, — еще больше Лизель хотелось попробовать крови короля, но об этом Андрэ говорить не стал.

— Лизель? — переспросила Геля. — Это твоя жена?

— Сестра, младшая. Еще в бытность человеком, родители избаловали ее, потакая любым прихотям, и теперь Лизель с легкостью вьет из нас веревки, — воспоминания о том, какими все они были до превращения приносили боль, напоминая о временах, которым уже не дано повториться, но Андрэ все не мог отпустить их, раз за разом воскрешая в памяти семейные пикники по праздникам.

— Так у тебя есть семья! — девушка захлопала в ладоши, — а я подумала, что ты совсем один. Это же здорово! И совсем меняет дело.

— Ты о чем?

— Ну, мне казалось, что ты совсем один живешь в мрачном склепе, вспоминая свою давно умершую семью, друзей, родственников, отсюда и существование в темноте, — принялась объяснять Геля. — А выходит, что все, кто тебе дорог, по-прежнему рядом с тобой и никогда не умрут, вы всегда будете вместе, можете путешествовать семьей, в каждой стране прожить по целой жизни, это так интересно!

— Вампиры преимущественно домоседы. После превращения у нас умирает душа, а вместе с ней и тяга к чему-то новому и неизведанному, — покачал головой Андрэ.

— Вот предложи эту идею, будешь инициатором нового движения, а что вы, как сонные мухи, на одном месте сидите. Так в самом деле жизнь скучной будет казаться! — воскликнула Геля.

— Сомневаюсь, что мою инициативу поддержат, у вампиров другие интересы. Они предпочитают играть в политику и гоняться за властью. Это хоть как-то позволяет почувствовать себя живыми, — при воспоминании о длинном списке влиятельных родов, постоянно меняющихся, лицо Андрэ искривила мученическая гримаса.

— Эй, проснись! — Геля толкнула мужчину в плечо, — уже который раз слышу жалобы на смерть, но, между тем, на мертвого ты ни сколько не похож. Наоборот, если легенды не врут, вампиры живее всех живых, никогда не болеют, обладают регенерацией, вечно молоды, не знают, что такое усталость. Да как раз люди по сравнению с вами ходящие мертвецы! Рождаются, для того чтобы умереть через каких-то жалких шестьдесят лет!

— Гель, ты человек, тебе сложно это понять. Ценится как раз то, что легко потерять. Ваша жизнь коротка, вы стремитесь прожить ее максимально ярко, успеть исполнить все мечты, у вас нет времени для скуки. А у вампиров впереди вечность, и им спешить просто некуда…

— Да нет, я как раз все понимаю! — девушка вскочила на ноги, — вампиры — это ленивые создания, которые заперлись в своем коконе и не желают как-то изменить свою жизнь, предпочитая страдать и жаловаться. Говоришь, вы мертвые, но как же тогда ходите, разговариваете, двигаетесь? Говоришь, у вас нет души, но как же тогда объяснить твою скуку за прежней жизнью, умение творить, любовь к сестре?

— Подожди, я не хотел сказать…

— Андрэ, не перебивай, я тебя выслушала, теперь ты выслушай меня! Может, я не разбираюсь в природе вампиров, но одно знаю точно, мир будет таким, каким ты захочешь его увидеть. Взгляни хотя бы на свои фигуры, они все очень красивые, но сделаны из черного железа, и от этого производят мрачное и холодное впечатление. Вы живете так долго, видите столько вещей, вы столько можете рассказать людям! А вместо этого сидите в своих склепах и завидуете, даже не подозревая, какой щедрый подарок дала вам судьба, — встрепанная Геля устало взмахнула рукой.

Вампиру хотелось продолжить разговор, рассказать, как он жил последние столетия, спросить, как жила бы сама Геля, но светлеющее небо заставило прервать беседу.

— Прости, я должен идти…

— Подожди, я ведь не успела сказать тебе, — договорить девушка не успела. Андрэ словно растворился в темноте, и нельзя было угадать, в каком направлении он удалился.

— Я ведь не успела сказать, что, хоть твое сердце и не бьется, твоя душа горит ярче любого солнца и тебе не надо искать светило в других, нужно лишь увидеть его в себе…

Домой Геля вернулась расстроенная. Встреча с вампиром казалась ненастоящей, нарисованной воображением, неоконченная беседа стояла перед глазами. Ей хотелось узнать, что вынес из их разговора Андрэ, понял ли, что, даже будучи вампиром, может жить полной жизнью и превращение отнюдь не проклятие, как считает сам мужчина, а шанс стать кем-то другим…

Геля несколько раз приходила на заброшенный завод в безуспешной попытке встретить вампира, но его и след простыл. А спустя неделю девушка увидела на столбе объявление про скорое открытие парка кованых фигур. Дома же ждал очередной сюрприз – золотая роза в алмазной росе на подушке.

Легкая улыбка скользнула по ее губам.

«Он все-таки понял…»

читателей   658   сегодня 1

Примечания

  1. Anything but Ordinary
658 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...