Некромант и надоедливый зомби

 

– Жизнь – хитрая штука. – Постоянно говорил дед, махая перед моим носом крючковатым пальцем. И иногда шепотом, чтобы я не слышала, добавлял: – Хитрее только смерть.

Он повидал и жизнь, и смерть, прошел войну против орков и сейчас ему остается только вспоминать о былых временах. Дед скучал по своему военному прошлому. Воевать интереснее, чем сидеть с маленькой внучкой и следить, чтобы она случайно не призвала демона или полчище скелетов. Родители знали, кем я родилась.

– Некромант.

Как рассказывала мама, то пророк произнес только одно слово. А дар это или наказание решали мои родители. Я уверена, что сначала они были обескуражены таким заявлением. Мамка-то белый маг, а отец и вовсе простой человек. И кто там, где в роду нагрешил, никто не знает. Да и есть ли сейчас уже разница?

В детстве от меня дед не отходил ни на шаг. Некоторые духи, застрявшие в нашем мире, не были лишены чувства юмора. То уведут куда-то, то спрячут. Им-то забавно возиться с ребенком, который их видит, но не боится. А родителям несчастье.

– Где Агнессушка? Куда увели ребенка, треклятые духи?

Их беспокойство однажды оправдалось сполна, когда меня нашли на краю обрыва. А я всё улыбалась давно мертвой девушке и тянула к ней свои ручки. Злые духи тоже бывают. Не по себе они злые. Не могу винить их. Мне тоже было бы обидно, если б меня убили в молодости, разлучив тем самым с любимым человеком, друзьями и семьей. И самое досадное, что муженек поплакал над мертвой женой, а через пару лет снова женился, у него дети появились, но не от неё. Она бедная долго мучилась. Все никак не могла уйти. Вот и появилась в ней злоба. Мне смерть не грозила бы. Но попади тело на скалы, то осталась бы уродкой на всю жизнь. Я то и так не особо симпатичная. Черты лица вроде нормальные, нет огромного носа или бородавок. Но бледная сильно и такая худая, что, аж кости виднеются под натянутой сухой кожей. Как девушке мне положено беспокоиться об этом, но у меня другие проблемы.

Вот недавно дед умер. Хотела сделать всё, как положено, проследить, чтобы он тут не застрял. Знала, что дед привык ко мне, да и боится он уходить в неизведанные края. А он ни в какую. Будь это другой дух, я бы не спрашивала. Отправила и свободна. Там духам все равно лучше будет. Но как я могла так поступить с дедом? Остался он. Мама плакала сильно, как он умер. А узнав, что он тут остался, стала ещё больше плакать. Просила меня отправить его туда, где ему будет хорошо. А за спиной дед стоит, просит не трогать его. И что мне соизволите делать? Ай, дед, что же Вы внучку свою подталкиваете на вранье? Сказала мамке, что отправила деда, состроила печальное лицо и постаралась избегать её. Да так и остался этот вопрос неразрешенным до сих пор. Дед хитрый у меня оказывается. Понял, что своим присутствием будет надоедать мне, так давай соседку подхватил, как только та скончалась. Вместе гуляют и иногда ко мне в гости на чай приходят, интеллектуальные беседы проводят. А я слушаю, попиваю чаёк, да киваю. Да, дедушка, я всё понимаю. Но следить за ними продолжаю. Не хорошо, если их кто-то поймает. Слышала недавно, что в наших краях появился один удалец. Он души неприкаянные ловит, а потом, дергая за невидимые ниточки, беды людям насылает. Людей мне-то не жалко. Зачем же духов мучить? Им покой нужен. Отжили своё же. И никто гада такого не словит. Кому нужен лишний геморрой? Я же в героя не играю. Рано мне ещё. Всего двадцать три года пару дней назад стукнуло. Кстати, именно, стукнуло. Проснулась я тогда от удара по голове. Вскакиваю, оглядываюсь, а сзади кровати паренек стоит. Приглядываюсь, а он мертвый. Зомби несчастный. Узнал, что некромант в деревне есть и решил подкатить, чтобы воскресила. И, мол, выбрал удачный момент, на моё день рождение. Думает, что ему это поможет. Оказывается, он мой подарок мне на голову уронил. Руки уже не держат, как раньше. На подушке лежала какая-то кость. Если верить словам зомби, то это кость зубра.

– Ты что же, окаянный, с бедным зубром сделал?!

Вот с тех пор он никак отвязаться от меня не может. Снова сидит, просит меня, повторяет одни и те же слова. А я-то и помочь ничем не могу. Он тут разлагается, надеется на чудо, жить хочет. Но не в моей компетенции это. Судьба ему смерть на нити написала, а я тут буду ей наперекор идти? Да ладно, кого я обманываю? Не воскрешаем мы. Оживляем только. И над этим, видно, уже некромант поработал.

– Ты как ожил, Рэй? – Спрашиваю я, впервые за эти два дня проявляя хоть какой-то интерес к нему. Его хоть точно так зовут? Что за чудное имя?

– Маменька к колдуну черному ходила. Он обещал ей, что воскресит меня. А тут теперь такая беда. Как ни смерть, так биологические процессы гниения добьют.

– Так вот и иди к нему. Пусть разбирается с твоей — своей бедой.

Иллюстрация Алексея Провоторова

Иллюстрация Алексея Провоторова

– Даже дверь не открывает. Заперся в своей хижине, как прихожу, так он кресты в окно и давай орать, мол, не съешь мои мозги.

Я расхохоталась. Значит, колдун-неумеха, который боится зомби и верит в стереотипы из дешевой литературы? Это точно Маллим. Я сама учила его оживлять мертвецов. За обучение он мне тогда подсунул фальшивый нож мертвой ведьмы. Не знаю, как я так ошиблась. Поздно кинулась. Правда, проучила его тогда. Он два дня бегал и прятался от этого же ножа, но уже заколдованного мною.

– Агнесс, ну помоги ты мне. Что тебе стоит пару заклинаний прочитать? Я же молодой ещё. У меня вся жизнь впереди.

– Да нет у тебя никакой жизни уже впереди. – Я сразу стала серьезной. Шутки шутками, а духа обижать и издеваться над ним нехорошо. – Давай лучше я тебя освобожу, и покойся с миром в новых землях.

– Нет. – Рэй вскочил на ноги и ударил кулаками по столу. Чашка с холодным чаем разлилась. Я прижалась к спинке стульчика. Люди сами по себе не все с мозгами дружат, а тут ещё мертвый и дикий. – Если бы здесь ничего не держало, то я бы давно…того. – Паренек кивнул, подняв полупустой взор вверх. – У меня маменька плачет, знаешь как… – Зомби сел обратно, уставившись в поверхность стола. – И девушка у меня есть или была, не знаю даже уже. Я же люблю её. Мне кажется, что я всю жизнь искал такую. И вот же, нашел, так на тебе, получи бревном по голове. Понимаешь, нечего мне там делать. Я ещё тут должен быть.

Сказать честно, меня какая-то ревность взяла, услышав про то, что у него девушка есть. Завидно стало, что кого-то так любят. Обычно у мертвых при смерти в голове что-то щёлкает, и они вроде как получают божественное смиренье. Но этот как дед мой. Не хотят они туда. А я-то помочь все равно не могу. Скоро закончится энергия Маллима и помрет этот влюбленный зомби. Будет мне, небось, духом на мозги капать, ходить и ныть: «Воскреси, Агнесс, воскреси». Меня аж передернуло от этой мысли. Нас некромантов и так ненормальными считают.

– Не могу я. – Наконец-то я сказала это. Призналась, что не могу.

– Как не можешь? – Я готова поклясться, что у него на глазах появились слёзы. Сам он отпрянул назад, вылупившись на меня огромными мертвыми глазищами. – Ты же некромант. Вы эти штучки со смертью делаете.

– Со смертью, а не жизнью. Если бы так просто было воскрешать, заметь, воскрешать, а не оживлять, то все бы жили вечно. – Я, словно выдавала свои секреты.

– Ах, я всё понял. Тебе оплата нужна хорошая. Так и сказала бы сразу, что кости той не хватает. Что тебе нужно? Сердце девственницы? Или ещё добавить кость убитого котенка? – В нем уже говорил не здравый рассудок, а злость.

– Да не нужно мне ничего. Думаешь, мне нравится, что ты тут надоедаешь? Если бы могла, то давно бы уже воскресила, только бы ты отстал от меня. – Я тоже не отличилась, переходя на крик. Обвинять меня в грязной магии вздумал.

– Что же ты мне мозги пудрила, зараза такая? – Он снова вскочил на ноги. Я уж испугалась, что он сейчас будет по мне кулаками молотить. Но зомби лишь одарил меня презренным взглядом, не знаю, как у него это получилось, и ушел. А я так и просидела ещё несколько минут, не двигаясь. Нужно было решить эту проблему. Жалко мне его стало. Девушка же у него тут. Красивая, наверно. Я прошла мимо зеркала, посмотрела на свои синяки под глазами и, обреченно вздохнув, покинула хижину.

– Эй, Маллим, выходи, подлый трус. Иначе, хату твою сожгу, а тебя превращу в козла и буду на тебе кататься по деревне. – Не люблю вторгаться на чужие дворы. Еще, в какую ловушку угодить можно, а потом месяц лечись от их дешевых проклятий. В окне показалась чья-то крысиная рожа. Ай, точно он. Колдун приоткрыл дверь, высунул голову, осмотрелся. Думает, что его зомби пасет? Или ещё в какое-то приключение вляпался? К калитке вышел низкий полный паренек. Я не выдержала, захохотала. Впервые, когда ко мне пришел, был в облике белокурого молодца. Вроде, уже видела его в этом облике, а все равно, как вижу, смеяться хочется. Хотя, я то и сама не красавица.

– Чего тебе? – спросил он, не переставая оглядываться вокруг.

– Ждешь кого-то? – шепотом с насмешкой ответила я, смотря на него сверху вниз.

– Давай быстрее. Не до тебя. Или заходи, в доме поговорим.

– Нет, дорогой друг. К тебе в логово не ногой. Мне хватило той заразы, что я схватила у тебя в прошлый раз. Ко мне приходил тут один человек. Говорит, что ты вдохнул в его мертвое тело жизнь.

– А, этот ненормальный. – Маллим довольно улыбнулся, как будто я его похвалила. Хотя, молодец. Не каждый колдун сможет сделать то, что сделал он.

– Много у тебя энергии ещё на него хватит? – Стоило видеть выражение его лица. Вот почему колдуны отличаются от некромантов. Они не всё знают. Но он быстро одумался и попытался взять ситуацию под контроль.

– Да, я обещал, что продержу его ещё пару дней. – Самодовольно произнес он, вздернув подбородком. Какие мы деловые.

– Тогда держи крепче. Иначе, если дух его уйдет в тот мир раньше положенного, то тебя отправлю за ним. – Весело пролепетала я, и, подмигнув колдуну, ушла. Напоследок только кинула ему:

– У тебя метка над головой. Нашел проблемы посерьезнее, дружок?

Я ещё слышала, как Маллим посыпает меня безвредными проклятьями и, быстро передвигая толстыми ножками, бежит в свою хижину. Наверно, у него там магическая крепость. Но его проблемы меня не касаются, пока он живой. Хотя, как помрет, то ещё долго будет тут блуждать, искать покой. Но не найдет. А умереть нормально, точно, не сможет.

Что я собиралась делать после этого? Сама не знаю. Я шла туда, чтобы он отпустил зомби. Но потом что-то щёлкнуло во мне. Я же должна помогать мертвым. Не дело это просто побыстрее выпроваживать их в мир духов. Сейчас во мне боролись два чувства: сделать невозможное, найти способ воскресить этого Ромео или просто наставить его на путь истинный и попросить как можно скорее попрощаться со всеми. Второй вариант был логичен и даже преимуществен для Рэя. Не каждому дано попрощаться со своими близкими. Но, что, если можно найти способ воскресить? Есть же какие-то артефакты, созданные могущественными колдунами. Как тогда Миград прожил столько? Вот только недавно стало известно, что он умер спустя три века. И то, кажется мне, он просто заметал свои следы.

Когда я вернулась домой, то Рэй снова сидел за столом. Я знала, что он вернется. На самом деле он хороший парень. Надеется ещё. И сейчас сюда пришел, чтобы ещё раз просить. Кинул на меня виноватый взгляд и поник. Ох, только потрачу время.

– Где был? – Спросила я, открывая шкафчик с травами. Да, запасы заканчивались. Не люблю их собирать. Скучно это бродить по лесу и среди сорняка выискивать что-то ценное. Проще было купить. Но так как денег у меня почти нет, то я пользуюсь тем, что не было лень собрать. И где же моя драгоценная амброзия? Это растение называют травой Богов не просто так. Оно сохраняет тело и делает его красивее. Красота моему зомби ни к чему, но если он начнет разваливаться будет плохо. Не обойдется тут парочкой дней. А потом ещё нужно будет перекинуть на себя нить энергии. Иначе, помрет мой труп, и дух его потеряю.

– Я ходил с Эвелиной увидеться. – Едва слышно произнес он. Ясно, девушка его испугалась. Так бывает. Живые боятся то, чего не понимают.

– Даже не буду спрашивать, как всё прошло. Держи это. Сам делай себе нектар и натри тело. Я хоть и некромант, но трупный запах меня не особо возбуждает.

– Ох, как молодежь нынче выражается. Вы это слышали, Джуди?

– Лучше бы я этого не слышала. – Возмутилась старушка-призрак. Пришли мои интеллигенты. Ой, как не вовремя они. Я кинула взгляд на Рэя. Да, видит. И, кажется, духов он впервые увидел. Зомби, испугавшийся призрака? Я засмеялась.

– У тебя клиенты, дорогая? – Заботливо поинтересовался дедушка, присаживаясь за стол возле Рэя. – Умер? Такой молодой, а уже мертв. Ая-яй-яй.

– А сейчас молодое поколение слабое. – С привычным недовольством ответила женщина, садясь рядом. И как дед терпит её? Хотя, наверно, на вид только такая колючая. – Вот ты, Эйревелл, – Джуди погладила деда по руке, – войну прошел и внучку воспитал.

Паренек, молча, смотрел на них и изредка кидал на меня косой взгляд. А я то, что? Сам связался с некромантом. Чего ожидал? Я быстро искала нужную литературу. Многие грезят бессмертием, и уметь воскрешать. Сколько потерь можно было восполнить? Хотя, нет. Нельзя трогать духов, которые уже ушли на покой. Все равно, побывав там, они больше не вернутся прежними. Человек это не просто оболочка. Человек – это его переживания, воспоминания, опыт и характер. Но Рэю можно попытаться помочь. Он там не был. И ещё горит огонь жизни в его мутных очах. Меня сочтут за сумасшедшую, и это будет справедливо. Наконец-то, в руки скользнула нужная книга. Да, вот так просто, в моей личной библиотеке нашлась книга, в которой был рецепт бессмертия.

– Сказки? – Спросил дед, прочитав название книги, которую я держала в руках. Он засмеялся. – Солнышко, а не поздновато ли?

– Сказки – ложь, да в них намёк. – Не уверено процитировала я фразу, услышанную когда-то в детстве. С тех пор я свято верю в это. А почему нет?

– Какой намёк ищем? – Джуди тоже любила лезть в мои дела. Откуда только у мертвых столько любопытства?

– Как воскресить того, кто ещё не побывал в мире мертвых. – Строго отсекла я, боясь услышать насмешки с их стороны. Мне, правда, нужно было немного доверия, чтобы не забросить это дело. Рэй не считался. У него выбора не было.

– Этого спасать будешь? – Вполне серьезным тоном спросил дед. Я аж опешила. В тот миг я хотела его крепко обнять и расплакаться. Не ожидала, что он серьезно отнесется к этому. Спасибо, дед, спасибо.

– Да. Покоя не дает. А станет духом, так вообще, прячься, будет. – Ответила я, листая старые желтые страницы.

– Да, я не… – кажется, мертвенышу стало стыдно. Договорить он не смог, не придумал, видимо. Ой, пусть лучше молчит.

Дед с Джуди ещё часок посидели у меня и куда-то исправились. А я до ночи листала одну книгу, вычитывая разные сказки. Но все описанные способы звучали слишком сказочно. Например, попробовать куда-то спрятать смерть Рэя. А тело, где мне взять? Хотя, наверно, это я искала самый удобный способ. Ведь вариант бросить вызов Смерти не самый удачный. Я её слуга, а не хозяйка. Рэй тем временем натирался нектаром. После этой процедуры он стал выглядеть гораздо лучше. И от него больше не несло трупным запахом. Ничего я не нашла из ряда того, что, действительно, можно было бы сделать. Некроманты никогда не плачут, вроде как. Но я плакала. Плакала, тихо всхлипывая, чтобы Рэй не слышал. Не дай Бог подумает, что мне его жалко. Это всё от досады, что я ничего не могу сделать. Вечером я зажглась этой идеей и прямо таки поверила, что смогу это сделать. Не знаю, откуда во мне было столько ненормального энтузиазма. Но к утру он иссяк полностью. Как запели соседские петухи, то я встала. На правой щеке остался след, как лежала головой на столе. Глаза были красные, опухшие, несколько сосудов лопнуло. Зомби в углу сидел, делал вид, что спит и наивно в это верил. Не спят зомби, не спят. Но его фальшивую эйфорию я тревожить не стала. Как мне ему сказать, что я ничем не смогу ему помочь? С чего я, вообще, взяла, что в той книжке найду что-то? Нет, это было безумство и миг слабости. Я бросалась в крайности, сама не ведая того, что говорю и делаю.

Иллюстрация Ирины Белоногиной

Иллюстрация Ирины Белоногиной

– Нашла что-то? – Загробный голос прозвучал у самого уха. Я отскочила вперед, напугано смотря на зомби. Слова застряли комом в горле. Или их просто не было?

– Рэй, иди к матери, проведи с ней эти дни. Если хочешь, я могу заколдовать Эвелину, и она не будет помнить, что ты мертв.

Откупалась от трупа. Какая мерзость. Это, наверно, единственное, что я могла сделать для него. Но что за беда такая-то? Нельзя было возвращать его в это мертвое тело. Нельзя. А теперь он понял, что смерть не конец, и это будет вечно терзать его душу. Рэй поник, опустил взгляд в пол.

– Ты не можешь? Не хочешь? Это невозможно? Или слишком сложно? – Он скромно засыпал меня вопросами, не поднимая глаз от пола.

– Я не буду с тобой откровенничать. Мне хотелось бы тебе помочь, но есть некоторые вещи, которые нельзя осуществить. – Нет-нет, я не буду поддаваться слабости. Пусть лучше он решит, что я слишком грубая и, что мне все равно на него. Это должно заставить его отказаться от нереальной затеи и вернуться на последнее пару дней домой. Ему лучше было уйти. Я понимала, что уже слишком много вольностей позволила себе. Из-за чего уже не могла смотреть на ситуацию трезво со стороны. Меня переполняли эмоции. Зомби ушел. На мои предложения заколдовать его он махнул рукой. Не нужно было ему это. Или всё, или ничего.

Чуть позже пришла его матушка. Вид у неё был хуже, чем у её сынка. Но я не отличилась жалостью к ней. Она меня хватала за руки и просила сына её воскресить. Что за люди нынче пошли? Раньше магов боялись, а некромантов даже сами маги боялись, избегали. А теперь у меня человек навязчиво просит воскресить другого человека. О времена, о нравы. Отправила я её домой, обнадежив, мол, подумаю ещё, что можно сделать. Но ничего я так и не подумала, кроме того, что неплохо было бы сбежать в горы на пару дней. Мои великолепные планы были нарушены, когда вечером в дверь кто-то постучался.

– Не успела я от вас сбежать. – Шепотом возмутилась я, подразумевая зомби и его маменьку. Но на пороге стоял Маллим. Он кидал хищные взгляды по сторонам своими маленькими черными глазами.

– Пустишь? – Хриплым голосом поинтересовался он, смотря на меня снизу вверх.

– Ну, заходи, гостем будешь, коль пришел. – Я отошла от двери, пропуская его в свой дом. Мне бы столько смелости, ходить по домам других колдунов. Прикрыла я дверь, оборачиваюсь, а Маллим что-то подрос на полметра и похудел и волосы покрасил. Но не одна я недоумевала, скептически рассматривая его. А умеет же колдовать! Сделал из себя красивого аристократа.

– Что такое? – Маллим ошарашенным взглядом окинул себя, скованно покрутившись на месте. Вещи трескались на нём. – Ты что наделала?

Я опешила. А потом взгляд скользнул в сторону, где ярко-зеленым сиял актинолит.

– Маллим, прости, ты использовал слабую магию обмана, чтобы превратиться в уродливого карлика? – Спросила я не своим голосом. Не просто так мой камень засверкал. Не люблю, когда меня обманывают, вот и усилила камень, да и забыла про него. Но что-то не складывалось. Обычно колдуны всё делали наоборот.

– Не твоё это дело, Агнесс. Убери свой камень. – Раздраженно ответил колдун. Я обогнула юношу и, взяв камень в руки, прошептала пару слов. Камень погас, а сзади меня стоял снова уродливый карлик. Ладно, у этого нерадивого колдуна есть свои секреты. Хм, у меня скоро начнут ломаться стереотипы.

– С чем пожаловал? – Осторожно спросила, скрестив руки на груди.

– У меня к тебе есть предложение. – Ответил он, отдергивая на себе вещи.

– Нет. Можешь уходить. – Сразу выпалила я, даже ничего не обдумав. Нет, я ему не доверяю. С каждым разом его приключения становятся опаснее, и я не хочу в этом участвовать. Не просто так он играется с внешностью, ставит множества защитных заклинаний и нехорошая метка, возникшая у него. На тот момент я была точно уверена, что не буду связываться с ним.

– Агнесс, не беси. – Огрызнулся Маллим, одарив меня уничтожающим взглядом. – Если ты мне поможешь, то сможешь воскресить своего зомби. И не только его.

Он знал, что предлагать. Мне это нужно было. Я была помешена на этой идеи. Но после всех подстав я уже перестала ему верить. Он блефует. Ему просто нужна помощь.

– Уходи, Маллим. – В моем голосе не было прежней решимости. Это решение давалось с трудом, ведь до его прихода я хваталась за каждые зацепки.

– Тебе нужно будет просто сходить со мной…

– Я сказала, уходи.

– Ко мне в руки попала карта, где отмечено местоположение могилы Миграда. Агнесс, послушай, ты же…

– Я не буду оживлять Миграда. Маллим, ты совсем рехнулся?! Этот чертов колдун не расскажет свои секреты никому. Ещё и нас сожрет.

– Продолжай читать свои сказки, надеясь, что там способы полегче. Тупая… – Маллим вышел из дома, хлопнув дверью.

Дурачье. Да что он о себе возомнил? Воскресить древнего колдуна? Зачем? Карта, значит. Наверно, за ней и охотятся сейчас. Нужно ему это было всё. Учился бы лучше превращать жаб в прекрасных принцесс. Я была на эмоциях. Меня разозлило, что этот человек попытался играть на моих слабостях. И то, что он планирует, пугает. Однако, я, все равно, не собиралась ему помогать с этим. Пусть поищет других глупцов.

На следующее утро пришел Рэй. Вид у него был счастливый и слишком живой, как для мертвого. Конечно, хорошо, что он такой радостный. Но меня это настораживало, и не зря.

– Агнесс, а, Агнесс… – Он сел возле меня. Ох, ну и запах. Где его нектар?

– Ты придумал что-то гениальное? – Спросила я, подняв на него взгляд.

Этот невыносимый колдун решил подойти ко мне со стороны Рэя. Он вселил в зомби надежду на его воскрешение, и теперь этот пришел мне капать на мозги. Это было подло, Маллим. Мертвичинка стала меня упрашивать пойти с Маллимом. Конечно, Агнесс, давай. Ты же такая смелая и тебе, конечно же, совсем ничего не грозит. Давай, иди, оживи древнего колдуна. Это же так просто. Признаюсь честно, я хотела пойти уже тогда, когда Маллим заикнулся за воскрешение. Но позволить себе такой слабости тогда не могла.

Через пятнадцать минут я уже была у Маллима.

– Я иду.

Только эти два слова произнесла я, стоя за воротами двора колдуна. Моё решение не особо его удивило. Он знал, что я соглашусь.

Дорога была ужасной. Она и не могла быть другой. Некромант-малолетка, несчастный колдун и разлагающийся труп – отличная компания. Но это было просто путешествие. Обычно подобные походы незабываемые, насыщенные, с множествами опасностей, но мы спокойно прошли наш путь без препятствий. Не знаю даже, радовало меня это или было досадно. Да неважно. Гробница перед нами и скоро это всё закончится. Если бы во мне было на долю меньше равнодушия, то эти шикарные палаты впечатлили бы меня. Но я поспешила к самому гробу. Хотела проверить, точно ли там находится Миград, и мне было интересно, как же он выглядит. Скинув на пол сумку, набитую всяким колдовским барахлом, я прошла к гробу, заглянув через прозрачную крышку. Что я ожидала увидеть? Например, седого старика, умиротворенного. Или среднего возраста, с черными длинными волосами. Или скелет. Или пустой гроб. Я готова была увидеть, что угодно. Но не то, что там было на самом деле. Отошла от гроба, повернулась к Маллиму. Не верилось мне, что всё так. Может, путаю?

­– Да. – Произнес колдун, обернувшись ко мне. Кивнула в ответ. Всё ясно. В гробу лежал парень точная копия Маллима-красивого. – Твой камень оказался настолько сильным, что спутал магию. – Он подошел к своему гробу, открыв крышку. – Необычно видеть своё тело со стороны. – Карлик провел кончиками пальцев по щеке мертвого тела. Этот парень любовался собой. Баловень. Но и меня удостоил своим вниманием. – Агнесс, тебе нужно отдать должное. Ты отлично спровадила от меня хвост. Чего только стоил тот кинжал. Никто никогда не поверит, что Миград убегал от такой побрякушки. И твоё отношение. Он бы, – карлик указала на мертвого, – убил тебя. Маллим же тебя боится. Крыса.

Приторно. Но стоя перед самым могущественным колдуном, осознавая всю ситуацию, этот момент мне показался не таким уж и пафосным. В общем, влипла ты, Агнесс, влипла. Возомнила о себе невесть что. А этот жалкий карлик оказался тем, до кого тебе никогда не дотянуться. И мне вдруг стало смешно. Может, истерика? Не знаю, откуда у меня взялось столько дерзости, но я вдруг произнесла нахальным тоном:

– Что же тогда нужно тут от меня?

– Сила привязана к телу. – Колдун остался невозмутим. – За мной охотится Орден. Только три человека осталось. Убью их и все будут думать, что Миград мертв. Но для этого мне нужна моя сила.

– Все, кроме нас. – Мой голос звучал странно. Не одной эмоции. Полное равнодушие. Хотя, сама я испугалась. Этот человек не побоится убить некроманта. Ему не грозят последствия.

– Кроме вас. Я расскажу тебе, как воскрешать. Ты воскресишь это несчастье, заставишь его молчать. Сама забудешь про всё это и живи себе спокойно в том болоте.

Я кивнула. А что мне ещё оставалось сделать? Только сейчас до гробницы дополз и Рэй. В правой руке он держал свою левую руку.

– У меня небольшие проблемы. – Как-то слишком весело произнес он, махая нам оторванной рукой. Я даже знать не хотела, как он умудрился потерять руку.

– Нужно провести ритуал. Давай, Агнесс, готовь свою атрибутику и верни меня в это тело. – Хлопнул в ладони карлик.

Наверно, каждый человек хотя бы раз в жизни задавался вопросом «почему я?» после какой-нибудь неприятности. Ну, так вот, почему я? Нет, действительно, почему я? Я должна была быть последним человеком, к кому он хотел бы обратиться за помощью. Ну, или согласиться на такую сделку. Но задаваться такими важными вопросами времени не было. Давай, Агнесс, закатывай рукава, черти руны, складывай круг. Подготовка не заняла много времени, потому что мне почти ничего не нужно было. А ритуал оказался проще, чем кажется. Правда, где-то посередине обряда я услышала миллионы голосов. Мертвые молили меня отправить Миграда к ним. Я догадывалась, что это за духи. Убитые им люди. Но не поддалась им и довела ритуал до конца. Не утащат они мой источник информации. У меня рядом зомби сидит. Его воскресить нужно. И руку пришить. Такой хирургией вообще никогда не занималась. Спустя час послышался сонный голос колдуна из гроба.

– Выспался же я. – Он вылез из гроба. – Что же ты, некромант, духов предала? – Насмешливо спросил он.

– За тобой должок. Из мира мертвых забирать его будет сложнее.

Секрет он мне никакой не рассказал. Посмеялся с меня. Сказал, что такой информацией делиться не хочет. Но Рэя к жизни вернул. Долго они были в уединении, а потом вернулись. Наконец-то, зомби был живым. Улыбался. Забрал мою сумку и пошли мы домой.

Уже, какая неделя прошла после этого небольшого похода. Рэй свадьбу сыграл. Была я там. Весело у них. А девушка у него не такая уж и красивая. Я вот если бы занималась собой, то красивее была. Но мне не хочется. Меня всё так устраивает. Ладно, не всё. Мне перестало хватать внимания. Раньше ко мне или Маллим бегал, просил научить чему-то, или Рэй, просил воскресить. А теперь они решили свои проблемы, все счастливы. А мне делать нечего. Я даже уже ходила травы собирать. Ещё спустя неделю я уже даже смирилась с тем, что всё вернулось на круги своя. Здравствуй, беззаботная жизнь. Или нет? Сегодня утром прибежала маменька Рэя. В дверь стучит, плачет, ничего объяснить не может, схватила за руку и повела за собой. По дороге к их дому я разобрала только два слова:

– Снова бревно.

Надо же, всего две недели мой друг продержался.

Иллюстрация Анны Майба

Иллюстрация Анны Майба

читателей   637   сегодня 1
637 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...