Крушение надежд

 

I

 

То должен был быть жаркий и славный бой, который будут воспевать на пирах и в священных гимнах потомки… Так предвидел события стратег Карий Друз, победоносная армия которого изготовилась к решающему сражению утром 12 числа месяца Огненного Солнца. Как всегда, солдаты были готовы биться с несравненной доблестью и профессионализмом. Зная об усталости, вызванной холодным ливнем, не прекращающимся вторую неделю, полководец позволил ратникам хорошенько выспаться и отдохнуть перед решающим сражением. Собравшись с силами, войско людей выстроилось в традиционный боевой порядок неподалёку от городка Поганый Яр (на местном наречии – Шагу-Ши). Здесь легионеры нагнали врага после долгого преследования. Центр арридской армии занимала многочисленная тяжелая пехота арридцев с массивными ростовыми щитами. Были здесь грозные гиркальские когорты с севера. Шеренги ощетинились длинными смертоносными копьями. Знаменосцы гордо держали перед собой штандарты Империи. Между когортами расположились немногочисленные легко защищённые пельтасты из густонаселённой Коркии, славившиеся своей сноровкой. Были здесь самые меткие и опытные лучники людских провинций – хамаданцы. Славная конница гетайров, вооружённая длинными копьями, из богатых стольных Аррид расположилась на правом фланге. Позади войска к бою изготовились расчёты баллист. На левом фланге позиции заняли конные стрелки из Яранстана. На всадниках были лёгкие, но просторные одежды, расшитые изысканным орнаментом. Карий по праву гордился своими ветеранами, с которыми прошёл множество сражений.

Противостояли верным сынам Империи обескровленные, но не покорённые жители Гнилого Болота – мерзкие чешуйчатые создания, именовавшие себя ляжвитами. О них много писали арридские дипломаты и купцы. В своём безумии хвостатые жители болот не почитали Белых богов. Они поклонялись лишь «Душе топей». Как могли они столько лет творить в своём крае такое беззаконие, люди понять не могли. Ляжвиты практически не строили дорог. Рабы в их селениях были исключением. Чешуйчатые глупцы не знали государства. В своей дикости они дошли лишь до создания племенных союзов. Письменность была примитивной. Люди не переставали дивиться недалёкости и ущербности ляжвитов. За последние четыре года аборигены трижды терпели поражение, но отказывались платить дань и перенимать наилучшие порядки. Поход Кария должен был положить конец беззаконию ляжвитов. Обитаемый мир был для стратега и его воинов драгоценным кольцом. Прекрасные Арриды, 400 лет назад основанные божественным Клавдианом Светоносным, считались самым большим и дорогим камнем в этом перстне. Даже небеса с завистью смотрели на богатство и славу столицы Империи…

До чего же не похожи были Гнилые Болота на давно освоенные людские земли. Не было здесь ни цветущих полисов с шумными форумами, ни широких дорог, ни роскошных терм, ни ухоженных вилл. Возделанные нивы и фруктовые рощи не радовали глаз. Вместо просторных равнин, невысоких холмов и мелководных речушек здесь кругом стояли мрачные леса. Толстые ветви с густой листвой и гроздями мха скрывали яркие солнечные лучи. Этот край не внушал бойцам доверия. В эльфийском Златолесье, более ста лет подчинявшемся Империи на правах союзника, тоже было много густых чащ, но не было проклятых болот. Здесь же было мало удобной суши. Опытные легионеры практически не могли использовать все преимущества – тщательно отработанное взаимодействие тяжёлой пехоты и средней конницы. Первый год настоящим испытанием были местные болезни. За то время много доблестных воинов умерло не от стрел и копий врага. Лишь на второй год войны жрецы из арридской коллегии магов сумели исправить положение, найдя рецепты от самых губительных недугов и оснастив отряды целебными зельями.

Чужд был и местный животный мир. В Гнилых Болотах не было столь привычных для людей кабанов, волков, лис, косуль и туров. В мрачных зловещих топях водились гигантские пиявки, водяные крысы с овцу величиной, богопротивные слизни размером с быка. Солдаты не раз видели гигантских черепах, под чьим панцирем могло укрыться человек 10-15. Эти уродливые творения не могли принадлежать мудрым Белым богам. Неведомая мрачная сила в безумии своём создала их.

Все же, надежда не покидала сынов Империи. Могущественные Белые боги вели Империю от победы к победе. Граждане честно исполняли многочисленные заповеди, данные Небесными Владыками, соблюдение которых Высшим Народным Советом и рядовыми гражданами удерживало мир от погружения в бездну хаоса и мрака. Тому явно свидетельствовало отсутствие поражений в войнах, за исключением мелких стычек с неприятелем. В последние месяцы хитрые хвостатые аборигены избрали тактику неожиданных атак и засад. За это время легионеры потеряли воинов больше, чем в трёх сражениях вместе взятых. Карий Друз решил положить этому конец. После предстоящего решающего сражения все должно закончиться. Империя утвердится в этом диком крае навсегда. В Арриды вновь потечет поток рабов. Местные серебряные рудники станут собственностью Империи. На плодородных участках поселятся ветераны. В своём величии встанут новые полисы…

Примерно так предвидел события стратег Карий Друз, победоносная армия которого изготовилась к решающему сражению утром 12 числа месяца Огненного Солнца. Так должно было стать. Прозорливые небесные владыки, хранившие людей, не могли ошибаться. Так пророчили, в экстазе поднимаясь на облака, блаженные мисты. Предварительно разработанный план сражения был вполне стандартным. Наконец, было выбрано удобное место для маневра. Как всегда, ляжвитов было в два-три раза больше, чем людей. Это не смущало, даже воодушевляло Кария. После эффективного обстрела позиций нелюдей хамаданскими лучниками при поддержке баллист, пехота Империи должна будет наступать широким фронтом, сковывая болотных тварей ближним боем. Коннице предназначалось опрокинуть фланги неприятеля, завершить разгром и преследовать проклятых изгоев. Подобная тактика была многократно опробована на полях сражений. Её исполнение было доведено до совершенства. Иного развития событий произойти не могло: сам Аполлодор Златокрылый – святой посредник между миром Богов и людей даровал своим верным почитателям этот маневр для сокрушения голов врагов и нелюдей. Так предвидел события стратег Карий Друз.

Наконец, заиграли горнисты. К удивлению людского главнокомандующего и его окружения, сражение развивалось совсем не так. Внезапно начавшийся сильный дождь, мешал хамаданским лучникам эффективно стрелять по врагу. Карий Друз прекрасно чувствовал изменения погоды. Перед дождём у него всегда ломило спину. На этот раз ничего подобного он не ощущал. Битва всё разгоралась. На сей раз ляжвиты, несмотря на потери, оказали упорное сопротивление арридской пехоте. Из-за этого могучая фаланга не смогла, словно грозный монолит, быстро и эффективно сокрушить врага. Яранская легкая конница была рассеяна вражескими лучниками. Эта битва не превратилась в избиение, как случалось ещё недавно. В решающий момент проклятые твари применили ранее неизвестное людям оружие. На поле брани показались огромные жабы с носорога величиной, которые принялись плевать в солдат Империи страшным ядом. Зловонная жидкость, мощные струи которой били на полсотни метров, разъедала металлические щиты и шлемы, а также кожу до костей. Неожиданно ход сражения начал меняться в пользу чешуйчатых тварей. Слыша в сердце голос Святого Корнелия – небесного хранителя легионов, Карий приказал своим алам идти в атаку. Во главе отряда клибинариев стратег с боевым кличем врубился в строй мерзких животных, сокрушая легкие шлемы и уродливые черепа. Много костей в тот день проломила его увесистая булава. Круша в боевом угаре неприятеля, Карий неожиданно почувствовал острую боль в предплечье. Еще мгновение, и он кубарем повалился с коня – со своего верного Серогрива, не раз спасавшего всадника в бою… Теряя силы, стратег прошептал имя Аполлодора Златокрылого в благодарность за то, что тот взял его душу, подарив славную смерть в бою и спася то позора плена.

 

II

 

Карий очнулся… Сколько прошло времени после той жаркой битвы, он не знал. Мужчина попробовал пошевелить пальцами. Правая рука, пострадавшая от вражеского дротика, болела. Тем не менее, перевязанная рана не кровоточила. Карий приподнял голову. Он лежал в широком гамаке в помещении с деревянными стенами. Из-за двери доносился плеск воды. Воина мучила жажда. Осмотревшись, он увидел на небольшом столе кувшин. Будучи не в силах побороть жажду, Карий поднёс кувшин к губам. В горло хлынула спасительная влага.

Неожиданно за дверью раздался шум шагов и странное бормотание. Преодолев слабость, Карий проворно опустился в гамак. Ещё мгновение, и входная дверь открылась. На пороге, о, ужас, стояли четверо ляжвитов. Покрытые ярко зелёной, либо синеватой чешуёй, с желтыми глазами и вытянутыми мордами эти твари внимательно рассматривали прославленного полководца Империи. В когтистых лапах нелюди держали копья. О сопротивлении или о побеге в таком состоянии нечего было и думать…

Наконец, одно из животных что-то прошипело на своём отвратительном языке, и трое спутников вышли из помещения. Осторожно подойдя к гамаку, мерзкое создание заговорило на практически чистом арридском наречии:

— Рад видеть тебя живым, сильный человек Карий Друз. Шшшшшш!

— Кто ты? Ге мои воины? – с трудом прошептал стратег.

— Не волнуйся, воин, — ответило чудовище. – Меня зовут Око-Таро. Я – один из сенджеев, то есть, вождей на вашем языке. Хочешь, дам тебе воды? Еду принесут позже…

— Спасибо, что не убили меня, — с удивлением ответил Карий. – А вы, ляжвиты, сражаетесь лучше, чем казалось… Давно взяли меня в плен?

— Два дня назад, смелый человек Карий.

— За твоё добро я обязан отплатить, — проговорил Карий. – Когда меня освободят, тебе, Око-Таро, понадобится чье-то покровительство, дабы не сгнить в копях далёких Медных гор. Скажу честно: я не люблю твой народ, но сделаю все, чтобы тебя не постигла судьба большинства пленников.

— Нет, знатный Карий.

— Почему?!

— Тебя не освободят, — сухо и безразлично бросил ляжвит. – Твоего войска больше нет. Новое явится сюда через полгода, а то и через год. Это время никто не будет жечь наши дома, и продавать в рабство, бить плетьми и рвать конями. Шшшшшш!

Слова ляжвита нанесли Карию удар куда больнее булавы или кнута. Доблестный стратег не мог поверить своим ушам: неужели двадцатитысячная армия, практически вырвавшая у нелюдей победу, прекратила своё существование?! Нет, этого не могло случиться…

— Ты лжешь, чешуйчатый гад… — прохрипел Карий, уже не скрывая гнева. – Меня ищут и спасут. Я буду милостив к тебе, несмотря на то, что не терплю ложь.

На мгновение ляжвит замер от удивления. Покачав массивной головой с большим плавником на затылке, он что-то громко прошипел на своем мерзком наречии. В комнату вошли вооружённые стражники. Они аккуратно подняли Кария и вывели его на свежий воздух. На улице светило солнце, стояла влажная жара. Внезапно стратег потерял дар речи. Ноги отказались слушаться. В двухстах метрах среди деревьев пролегала широкая дорога, по которой молча брели… его славные солдаты. Да и не бойцы то были, а грязный сброд. Одетые в грязные лохмотья люди понуро брели нестройной колонной в неизвестном направлении. Правда, некоторые пленные, словно не веря в происходящее, вели себя очень надменно. Они изо всех сил старались шагать чинно и держать ровную осанку. Рядом гордо вышагивали вооруженные ляжвиты, шипя что-то непонятное. Некоторые пленные не выдерживали душного зноя и падали на землю без чувств. Их тут же утаскивали в какие-то деревянные строения, расположенные неподалёку.

В тот момент Карий пожалел, что дротик не попал ему в сердце. Пересилив мучение и собравшись с силами, воин Империи заговорил:

— Куда девают тех, кто лишился сил?

— Мне жаль, — ответил Око-Таро. – Их съедят. Пойми, человек, я был против, но настояли другие сенджеи.

— Что! – воскликнул Карий Друз, едва не вырвавшись из лап охранников. – Да как вы смеете, проклятые безумцы?

— Пойми, человек, — спокойно ответило чудовище, — После того, как ваши ратники почти четыре года разоряли наши Болота, мы начали голодать. Это звучит неприятно, но ваше мясо оказалось очень вкусным. Разве у вас не считается честью съесть храброго врага? Шшшшш!

— Да как же? Как же так?! – не унимался стратег.

— Наши шаманы знают некоторые заклинания холода, — продолжал Око-Таро. – Поэтому мы умеем хранить еду даже в нашем жарком климате. Шшшшш!

От услышанного сердце Кария забилось в бешеном ритме. В неистовой ненависти к этим проклятым чешуйчатым уродам стратег готов был броситься на них с голыми руками, чтобы выдавить глаза и перегрызть глотки. От волнения вновь открылась боевая рана. Воин не заметил, как его тело обмякло, и глаза милосердно застлала тьма…

 

III

 

Прошло немало времени. По словам Око-Таро, постоянно посещавшего знатного пленника, минуло две недели. Каждый день длился словно месяц. Карий не мог поверить собственным глазам: неужели, впервые в истории, разбита имперская армия?! Лучшие бойцы Аррид теперь гниют в болотах, пожираемые змеями и гигантскими пиявками… Как Белые Боги могли такое допустить?! Неужели время повернулось вспять?

Ляжвиты проявляли заботу о пленнике. Все это время стратега хорошо кормили, смазывали рану целебным бальзамом из болотных трав, выводили на прогулку. Наконец, осознав безысходность своего положения, человек решил поговорить с князьями ляжвитов. Око-Таро был рад такому намерению. В назначенный день Карию дали чистую одежду и привели в красивый деревянный терем, построенный на прочных сваях. Ранее стратег неоднократно сжигал такие строения. Этот дом отличался обилием орнаментов. Возможно, после победы Карий Друз велел бы оставить его для ночлега. Знатного пленника ввели в просторный зал. Помимо Око-Таро в нём находились ещё около д.жины ляжвитов. Правда, внешне они сильно отличались от вождя, заботившегося о своём враге. Были тут двое ляжвитов огромного роста – на метр-полтора выше человека, с длинными массивными хвостами и спинами, усеянными шипами. Челюсти у этих тварей были сильно вытянуты и увенчаны огромными зубами. Таких уродов, особенно опасных для всадников, арридцы предпочитали поражать стрелами. Были в роскошном зале и крылатые чешуйчатые твари небольшого размера – немного меньше людей. Таких гадов Карий видел впервые. Несколько ляжвитов практически не отличались от Око-Таро. Кто-то сидел на грубых тронах, кто-то расположился прямо на деревянном полу. Наконец, Око-Таро торжественно заговорил:

— Приветствуем тебя в зале собрания сенджеев Оаро-Ра, человеческий воин! Твои смелые витязи едва не покорили наши земли… Позволь узнать, зачем ты хотел видеть нас?

— Слава воинам Болот, сокрушившим войска Империи, — ответил Карий, с трудом сдерживая приступ отчаяния и тревоги. – Дозвольте же узнать, как одержали вы столь славную победу у Поганого Яра?

— Это долгая история, любознательный витязь, — ответил летающий ящер, расположившийся слева. – Впрочем, теперь мы можем тебе кое-что поведать. Последние два года мы заманивали твои легионы в самый центр Гнилых Болот… Шшшшш!

— Что это значит?! – грубо прервал собеседника Карий. – Мы трижды настигали вас! Мы уничтожили все ваше войско возле Ирисового озера!

— Прости нас, храбрый человек Карий, но то была лишь приманка, небольшие силы, — ответил Око-Таро. – Хотя… это были сыны моего племени. Я долго рыдал и не спал немало ночей, зная, что отправил на гибель многих из тех, с кем вместе трудился и собирал урожай. Тех, с кем прожил многие счастливые годы…

От услышанного Карий Друз едва не потерял дар речи. Собравшись с силами, он перевел дух и громко заговорил вновь:

— Белые боги вели нас от победы к победе, от города к городу! Жрецы предсказали волю Небесных Владык, когда мы бились с вами у Древней Трясины, когда преследовали и брали в плен ваших князей и бесчисленных ратников, бросавших оружие!!

— Нет, это мы заманивали вас подальше от твёрдых почв, храбрый сын Империи, — ответил Око-Таро. – Вспомни, стратег, как день ото дня росли твои потери. Вспомни же, как таяли силы твоих несокрушимых легионов. Сколько бойцов ты не досчитывался после каждой ночи. Правда, ты трижды настигал меня в самый неожиданный момент… Да, ты великий воин! Твои наёмники едва не взяли меня в плен, если бы не заветные тропы Гнилого Болота, которые укрыли меня от опасности, словно лапы матери! Шшшш!

— Нет, ляжвит! – едва скрывая боль, прохрипел Карий, едва сдерживая гнев и отчаяние. – Твой язык лжет! Да, Боги забрали жизни многих, ибо прельстились мы богатствами да славой земной…

— Смешны и горячи речи твои, — бесстрастно ответил Око-Таро. – Топкие, смертоносные болота поглотили твою армию, упрямый человек. После первых болезненных неудач мы бросали против вас слабые силы, скрывая огромных жаб, ядовитых вайвернов, искусство создавать смертоносные яды. Поверь, храбрый солдат Империи, это было нелегко. Мы подбирали яды, смертельные для вашего народа и для эльфов. Не какие-то абстрактные боги присылали вам хорошую погоду, а наши шаманы готовили силы и снадобья, дабы в нужный день вызвать холодный ливень. Наши колдуны подарили вам ласковое солнце, чтобы затем навсегда отнять его, спрятать за грозовыми тучами. Это НАШИ заклинания наслали ливень, который неожиданно начал поглощать доблесть твоих солдат, сеять в них уныние и тревогу, отчаяние и тоску по дому…

— Я не знаю, как Боги могли ниспослать Империи такой позор, но они даруют нам новые победы, — теряя остатки разума, проговорил Карий Друз.

— Боюсь, что этот разговор приносит тебе страданий больше, чем рана, — мягко проговорил Око-Таро. – Скажи, и стража уведет тебя туда, где ты получишь еду и ночлег. Впрочем, думаю, что теперь ни одна победа не дастся Империи легко. Шшшшшшш! Посмотри сюда!

С этими словами ляжвит подвел Кария к широкому окну. Внизу, недалеко от терема, располагались ряды небольших зданий. Каждое из них было черным от сажи. Из многочисленных труб поднимался густой черный дым. Приглядевшись, Карий Друз схватился за сердце. В этом городе кузнецов работали пленные люди. Многочисленные работники были привязаны веревками к столбам, и не могли отойти более чем на двадцать метров от кузни. Рядом неспешно прогуливались вооружённые ляжвиты. Некоторые уже имели неплохие щиты и пластинчатые кожаные доспехи. Над городом-тюрьмой то и дело пролетали вайверны, издавая резкий клёкот. Карий знал, что ляжвиты не выносят жаркого пламени домен. Тем не менее, он не мог представить в самом страшном сне, в самой безумной фантазии, что эти чешуйчатые дикари решат использовать пленных оружейников для переоснащения армии. Изгои, которым Мудрые Боги не даровали секреты военного дела! Проклятые твари, над которыми ещё недавно он одерживал победы, прославляя богов и принося их роскошным храмам богатые дары из покоренных провинций…

— После того, как вы вырезали многих сынов и дочерей племени Акагу, мы поняли, что наше военное искусство бессильно, — прервал тревожные мысли Кария крылатый ляжвит. – Мы стали больше наблюдать за вами. Учиться на собственных ошибках. Как видишь, смелый человек, это не прошло впустую. Теперь мы знаем и умеем бить вас практически на равных. Этих бедолаг, что копошатся внизу, мы отпустим по домам, как только ваш последний потрошитель ляжвитов будет изгнан из Оаро-Ра, то есть, из Гнилых Болот. Ссссс!

— Мы захватили в твоей ставке каменного бога в роскошных одеждах, — добавил Око-Таро. – Тяжелый оказался.

— Что?!! – вскричал Карий. – Статую Святого Корнелия!? Да как вы вообще посмели прикоснуться к ней?!!

— А что нам оставалось делать? – поинтересовался здоровенный хвостатый ляжвит.

— Как?!! – не унимался Карий Друз. – Как бог мог позволить схватить свою статую нелюдям?!! Как Он мог допустить такое святотатство!

Человек больше не слышал никого. Он поливал ляжвитов проклятиями, неистово молился, падал на колени, молотил кулаками по полу. Вставал и снова причитал. Как один из сильнейших богов мог сдаться в лапы своих врагов?! Даже орки и кентавры не раз бежали перед Его гневом! Под благословлением Святого Корнелия легионы деда Кария Друза – Тита Друза штурмом взяли Мироград, столицу лесных эльфов, пощадив мирных жителей и их культуру. Что же произошло теперь? Уж не одурманили ли человека своими ядами подлые ляжвиты?!

— Нет, этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! – из последних сил вскричал Карий. – Да скорее ваши болота иссохнут, чем боги допустят такой позор!!!

— Не смей так говорить, человек с гнилым языком, — грозно прошипел крылатый ящер. – Впрочем, мы можем провести тебя к вашему, как его, «Корнелию».

Нет… Впустить этот факт в свой разум стратег не мог… В тот момент Карий Друз, потомок Тита Друза и верный сын Империи осознал, что иногда человеку легче претерпеть мучительную смерть, чем увидеть действительность. Реальность не радостную и не трагичную. Собравшись с силами, стратег бросился на мерзких ляжвитов. В последний миг своей жизни он осознал, что боги окончательно оставили его Империю и несчастных воинов: владеть мечами чешуйчатые твари научились не хуже некоторых легионеров.

 

читателей   484   сегодня 1
484 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...