Фантазер

Алиса ждала уже целых пять минут. Это было очень в его стиле опаздывать, а после, то прибежать, как будто он кросс целый наматывал, то еще какой фокус выкинуть, после которого, ну не возможно на него, подлеца обижаться. Самой опаздывать не хотелось: воспитание не позволяло, убеждения личные. А еще и эта мысль, граничащая с безумством: «а вдруг все-таки вовремя придет». Но вовремя он не шел, не полз, не летел, не прыгал, не маршировал и даже не пританцовывал.

На самом деле пять минут не такой уж большой срок. Хотя для бабочки однодневки это весомо. Для черепахи, так, мгновение. А игрушечному динозавру в принципе побоку — он игрушечный. Мы бы еще могли порассуждать об относительности времени, о его подлом умении в нужный момент пролетать за единое мгновение, а в самый отвратный тянутся, как свежая жвачка. Порассуждать о том, что от него не убежать, о том, что время — четвертое измерение, о том, что оно лишь то, что мы помним, или отметить то, что на приготовление супа нужно потратить около часа этого самого времени… И, в конце концов, мы могли бы прийти к тому, что о времени нет смысла говорить, так как, говоря о нем, мы лишь понапрасну это самое время теряем, хотя могли бы создать, что-то великое! Ну, или хотя бы написать какой-нибудь глупый рассказик, чтобы вставить в него, как бы между делом, эти самые, в чем-то глупые, в чем-то банальные, а в чем-то открывающие новые миры, размышления об этом самом времени, чтобы потом все думали: «Когда же это предложение уже закончится? Мне одному кажется, что все это просто литье воды? Сколько здесь запятых?». Но тут (да, наконец-то наступило это спасительное «но»), наконец-то он (кстати «он», это «но», но наоборот) изволил появиться на горизонте, со своей глупой милой улыбочкой.

Итак, сейчас Алисе предстояло выслушать умопомрачительную историю, но сначала должен последовать пролог, в котором он как бы извинился, что бы потом начать объяснять причину столь страшного опоздания. Алиса все это понимала и для первой части приготовила сердитое лицо.

— О светоч глаз моих, прости меня, грешный пупок на животе твоего терпения, за такое непростительное опоздание, – в принципе он неплохо начал. – Разреши же мне поведать, о автомат сессии моей, почему я так опоздал. Но при этом я хочу, – тут в его руках оказались две фотографии, на которых она, в левой руке была сердитая, а в правой — счастливая, (он умел пользоваться фотошопом). — Я хочу, чтобы к концу моего рассказа ты вот от такой, – кивок влево. – Перешла вот к такой себе. Видишь эти ямки на щеках? Вот чтобы они тоже присутствовали.

Алиса оценила витиеватость слога, заготовочку с фотографиями и замечание по поводу ямок. В знак поощрения она изменила сердитое лицо на заинтересованное.

— Что же случилось? – не скрывая наигранности в голосе, спросила она.

— Дорогая ты просто не поверишь!

«Да куда уж мне» — пронеслось в голове у «дорогой».

– Выхожу я из своего дома за час до нашей встречи, иду никого не трогаю, и тут мне навстречу лепрекон! Ну, ты же знаешь этих ирландцев: идет, пританцовывает, весь в зеленом, с четырехлистным клевером на шляпе. Короче — глупо выглядит! Я, как ни в чем не бывало, иду мимо, и тут он мне резко заявляет: «Фродо, где кольцо?». Меня это конечно немного озадачило. И я не нашел ни чего лучше чем сказать: «Уважаемый, Фродо — это вымышленный персонаж.Всем известно, что на самом деле его звали Гарри, и было у него не кольцо, а золотой шрам в форме облачка на правом предплечье». Лепрекон долго и глупо моргал на меня своими зелеными ресницами, а потом вежливо извинился за свою необразованность, спросил, нет ли у меня ножика и, получив отрицательный ответ, пошел дальше.

Ну, а я продолжил свой путь к тебе. На перекрестке двух тропинок встретил волка, он кашлял красной тканью, и выглядел так жалко, что я решил отвести его в больницу. Ну, ты сама знаешь, что пока «скорую» вызовешь, пока она в драконьей пробке отстоит, пока всех утят у матери Гусыни пропустит… в общем, волк к тому времени уже окончательно откинет свои коньки. Да, кстати, он еще в коньках был — я сам удивился. Ну вот, я взвалил его на плечо, и потащил до больницы. В бреду он говорил что-то про пенсионерок, про ушки, про глазки, про аферу десятилетия, что о нем еще книгу напишут. Видимо ему было очень плохо. Дотащил я его до ближайшей поликлиники «Поддеревной» и сразу поспешил к сидящему там, на вахте, доктору Айболиту. Ну, он, как высококвалифицированный специалист (говорят, в Африке практику недавно проходил) быстренько принял больного, уложил его, очистил ротовую полость от красной ткани, и поставил диагноз: «Отравление пирожками». По больше бы таких спецов, а то в последнее время то птицы, то свиньи гриппом заболеют, говорят еще, ждут эпидемию среди коров, кротов и совковых говорящих лопат!

Я посмотрел на часы и ужаснулся — до нашей встречи оставалось пятнадцать минут! Я естественно ускоряю шаг. По дороге встречаю сфинкса с его тремя загадками. Ну, ты же знаешь: он их уже лет двадцать не меняет, и если на первых странниках срабатывали, то с появлением диктофонов и интернета ответы на эти вопросы уже все знают. Он, бедняга уже жалуются, что его используют! А что поделаешь? Призвание у него такое — каждому встречному за правильные ответы на его загадки, в свою очередь, на любой вопрос отвечать. Отгадал я его загадки, он немного расстроился, ну а раз попался, спросил: «как вину перед Алисой загладить?». Он и сказал, что нужно вот такие фотографии с тобой сделать, мол, у него на флэшке есть. Сходили до копицентра, распечатали.Сказал ему спасибо, а сам вижу, что время то уже ровно!

Ты думаешь, на этом мои приключения закончились? Не тут-то было! Меня внезапно настигает твой одногруппник Мерлин на своем четырехкопытном мерине! Слез со своего коня и заявил, что изобрел машину времени! На мой логичный вопрос: «И что?», он выпучил глаза и заявил что, никто иной, как я должен исправить ошибки его молодости! Мое замечание, что ему только девятнадцать лет и вряд ли он мог эти самые ошибки уже допустить, было встречено тем же действием глаз (кстати, согласись весьма узкая палитра реакций у человека). В ходе его витиеватого рассказа, выяснилось, что не далее как неделю назад, он интриги ради и вызова мистического трепета у населения, воткнул купленный им у кузнеца меч в камень. Он даже как-то классно назвал этот меч, но я не запомнил. Смысл в том, что его может вытащить только будущий король (ну что поделать, Мерлин ярый монархист и напрочь отказывается принимать процедуру демократических выборов), а клеем меч смазать он забыл! И именно сегодня этот меч вытащил Денис, а, по мнению нашего общего знакомого, не могут короля звать Денис! Вот и попросил он меня, вернуться на его коне в прошлое(оказывается конь и есть та самая машина времени и, чтобы попасть в прошлое, на нем нужно разогнаться до 60 верст в час), и перед тем как он воткнет меч хорошенько его, ну то бишь меч, смазать клеем, что бы Денис не смог его вынуть! В общем, ну не мог я не помочь твоему одногруппнику! Вернулся из прошлого, а до нашей встречи еще 5 минут! У путешествий во времени есть свои плюсы!

А потом еще между делом: сварил суп из топора для голодающих, колесо для неандертальцев заново изобрел (пора им проблемы со склерозом решать), достал из драконьей пасти копье, какого то неосторожного Ланселота, перевел бабушку через дорогу, перепрыгнул через огнедышащую черепаху, с помощью рычага убрал мост, на котором она стояла и спас принцессу. Ну, вот и я тут!

Она смотрела в его искренне честные глаза, которые просто кричали: «Прости меня!».

— Ну и фантазер ты у меня. Вроде Алиса здесь я, а в приключения вечно ты попадаешь, – она обняла его и быстро, чтобы он еще чего-нибудь не напридумывал, поцеловала. Уж очень сильно она его любила.

Ведь именно любовь дает нам силы прощать любые поступки. Именно любовь творит все великие творенья, и не очень великие, и другие творенья, которые с виду вообще не великие, но все, же пропитаны любовью. Только из-за любви, наверное, и существует этот мир. Именно любовь – это то, что заставляет землю, крутится, а Ньютон и другие просто никогда не любили и просто ничего не понимают в этой жизни. Любовь — это источник самого чистого и честного вдохновения. Любовь — самый лучший стимул и самая лучшая награда. И нет ни чего лучше на свете, чем быть любимым и любить в ответ, так искренне, чтобы Ромео от зависти отравился бы второй раз. Любовь, наконец – это хорошее женское имя.

Дождавшись первого маршрутного дракона, они долетели на нем до Атлантиды.Водитель голем, по-видимому, был каменным, и далеко не свежей сборки — уж очень долго сдачу отчитывал. Там любуясь искрящимся бриллиантовым водопадом, нежась в свете двух из четырех лун(остальные две на плановых ремонтных работах) и слушая песни фей под легкий гитарный наигрыш эльфа-барда, они и провели этот вечер.

«Надо же было такое придумать — бабушку через дорогу перевел! Им всем ступы раздали, зачем пешком-то ходить? Фантазер ты мой!» — подумала она и сильнее вжалась в его грудь.

На этом мы их и оставим.

читателей   442   сегодня 1
442 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...