Последний

Метель началась к утру. Старый Аран плелся по дороге. Его согревала мысль о том, что до деревни осталось рукой подать. А там – родной дом, где и стены помогают. Веселый огонь в печи. Песни ветра за окном. Если бы не снегопад, он давно был бы дома. Что-то рано спустилась на землю старушка-зима. Неймется ей в ледяном царстве.

Знахарь поправил капюшон, чтобы снег не слепил глаза. Вьюга выла и металась, как загнанный зверь. Она рыдала на сто голосов. И вдруг в этот рев вплелся еще один – тонкий, пронзительный плач. Аран вздрогнул и огляделся, но из-за белой снежной мошкары ничего не увидел. Тогда он пошел на звук – прочь от дороги, в сторону леса. Плач постепенно затихал.

«Эй, ты, — мысленно обращался знахарь к владельцу голоса, — если ты человек, кричи громче, чтобы я мог найти тебя. А если нечисть, так нечего морочить мне голову. Я знаю слово».

Но плач не стих, только перешел в редкие всхлипы. Старик увидел темное пятно на снегу, и лишь потом понял, что это распластанное тело. Разметались по белому покрову золотистые волосы, раскинулись руки. Аран наклонился ближе – девушка была мертва. Давно мертва. Но под складками плаща всё еще слышались едва уловимые всхлипы. Аран убрал ткань, уже догадываясь, что увидит. Младенец цеплялся за материнское тело, пытаясь найти хоть каплю тепла. Его тельце посинело от холода. Плач затих.

Аран поднял ребенка, закутал в собственный плащ и прижал к себе.

— Не бойся, дитя, — прошептал он. – Подожди еще. Доберемся до деревни – отогреешься. Не умирай.

И снова – борьба с сугробами и снегом. И путь, который казался таким долгим. И страх, что младенец уже мертв, что никакие силы не смогут ему помочь.

Наконец, впереди показалась деревня. Еще несколько шагов, и за знахарем закрылась тяжелая дверь. Сюда вьюге не добраться. Щепотка драконьего порошка взметнула огонь в камине. Аран опустил ношу на стол и закоченевшими пальцами развернул ткань. Ребенок спал. Исчезла синева кожи, словно и не лежал он в снежной пучине, а мирно спал в колыбели. Аран потряс седой головой. Дивное дитя, странное дитя.

— Кто же ты такой? – прошептал старик.

Мальчишка открыл глаза – синие, как небо – и огласил дом требовательным плачем.

— Не голоси, — погрозил ему старик пальцем. – Здесь не место шуму, здесь живут тайны.

Малыш словно понял – и затих. Аран стоял над ним и не знал, что делать. У него не было детей. Часто случалось лечить чужих, не более. И вот теперь он, седой старик, растерялся. Надо согреть его. Накормить. Спеленать. С чего начать? А мальчик всё так же внимательно изучал лицо незнакомца лучистыми глазенками – и Аран понял, что спокойная жизнь закончилась. Отныне и навсегда.

***

В камине трещал огонь. Пахло варившейся похлебкой. Трое детей – двое мальчиков и розовощекая девчушка — расстелили на полу широкое одеяло и лежали на нем, обмениваясь сокровенными тайнами.

— К папе вчера приходила Алиста из соседнего поселка, — шепотом говорил младший из мальчишек. – Знаете, что она просила приготовить? Приворотное зелье.

— Для кого? – удивленно спросила девочка.

— Тише ты! Для кузнеца Домина. Папа отказал. Говорит, любовь должна идти от сердца, а не от зелий.

— Твой папа – настоящий волшебник, — закивала девчушка.

— Да что ты знаешь о магии, Рози! – вмешался старший. – Вот мне вчера мама рассказывала, что раньше на земле жили драконы.

— Кто? – переспросила Рози.

— Драконы. Жуткие, ужасные монстры, — повторял мальчик слова матери. – Они летали над землей и сжигали поля, крали девушек, убивали людей. Тогда люди собрались и уничтожили их логово. Но мама говорит, они могли затаиться где-нибудь.

— Ой, страшно! – Рози закрыла личико ладошками.

— Не бойся, — выпрямился мальчик. – Если драконы появятся, я тебя защищу.

— И я, — вмешался младший.

— Куда тебе, Мираль. Сначала вырасти.

Худенький маленький Мираль обиженно засопел, но Рози обняла его за шею.

— Ты обязательно защитишь меня, Мираль. Я знаю, — улыбнулась она.

Мальчик зарделся от удовольствия, а вот его друг Брандан впервые взглянул на товарища по играм без приязни и поспешил уйти домой. Чуть позднее родители забрали Рози, и Мираль остался один. Он забрался на кровать и ждал, пока скрипнет дверь и знакомый голос произнесет:

— Я дома, сынок.

Мир подскочил с кровати и повис на шее отца. Знахарь Аран потрепал золотистые волосы и вручил сынишке сахарного петушка.

— Ты поздно, — пожаловался Мираль.

— Пришлось задержаться, — ответил Аран. – В такую погоду люди часто болеют. Кто им поможет, если не я?

Вечер потек своим чередом. Отец и сын наскоро поужинали, и Аран заставил непоседу Мира улечься спать.

— Папа, — укрывшись одеялом, спросил мальчик, — а правда, что раньше были драконы?

— Правда, — сел Аран у его изголовья. – Кто тебе сказал?

— Брандан. Он говорит, они всех убивали и похищали…

— Это ложь, детка, — ответил отец. – Драконы были мудрыми существами. Никто из людей не сравнится с ними по знаниям. Я знал последнего дракона. Он поделился со мной лишь малой толикой своих секретов за то, что я облегчил его смерть. Люди уничтожили драконов, потому что не могли понять. Стерли с лица земли, и их мудрость утеряна. Это великая беда, Мираль. А теперь спи. Утро вечера мудренее.

Мальчик послушно закрыл глаза, а Аран долго сидел у его кровати и думал, как изменила его жизнь всего одна вьюжная ночь. Для всех Мираль был сыном его умершей сестры. Он рос жизнерадостным, озорным мальчишкой, и Аран благодарил небо, что есть, кому скрасить его старость. В который раз знахарь возносил мольбу покровителю всех лекарей, чтобы сын спокойно повзрослел и продолжал наполнять жизнь старика смыслом.

***

— Рози! Рози, лови её!

Светловолосая девушка взмахнула руками, но бабочка вспорхнула со цветка и полетела в небо. Плечи Рози поникли, однако в ту же секунду на неё налетели двое парней, схватили и потащили к реке.

— Мираль! Брандан! – что есть мочи, вопила «жертва». – Отпустите меня немедленно!

И они отпустили. До нитки промокшая Рози поплыла к берегу, к довольным смеющимся шутникам, её лучшим друзьям. Чернокудрый Брандан первым бросился наутек. Мираль помедлил, словно давая ей время настигнуть добычу, и побежал в противоположную сторону. Рози поспешила за ним, но мокрые юбки – не лучшее подспорье для бега. Она споткнулась и упала бы, если бы загорелые руки Мираля не удержали её.

— Пусти, Брандан увидит, — зарделись щеки девушки.

— И пусть! Ты – моя, — прошептал Мираль. От него пахло травами. Аран учил сына знахарскому делу, и теперь уже к Миралю тянулись односельчане за помощью, а отец только подсказывал, как что лечить.

Рози высвободилась из объятий Мира и пошла обратно к реке. Брандан ждал их на берегу.

— Вы долго, — хмыкнул он.

Рози и Мираль уселись рядом. Догорал летний день. Последние солнечные лучи разукрашивали горизонт в золотисто-алые тона. Рози тихонько запела. Мир сорвал травинку и вертел её в пальцах, а Брандан не сводил с друзей пытливого взгляда.

Мираль поднялся первым. Отец не любил, когда он надолго покидал дом. Такова уж доля знахаря – болезнь не выбирает времени, надо всегда быть готовым. Рози потянулась за ним.

— Эй, давайте поплаваем напоследок, — окликнул их Дан. – Завтра праздник Вод, больше не покупаемся.

— Не стоит, — покачал головой Мир. – Солнце низко. Водяные разгневаются.

— Не трусь! Рози, соглашайся.

Девушка постояла в раздумьях – и кивнула. Она заставила парней отвернуться, быстро стащила платье и нырнула в теплую воду. За спиной послышался плеск – это Дан тащил упирающегося Мира. Мир терпеть не мог воду. Никто не знал, почему.

Рози поплыла, наслаждаясь приятным прикосновением воды. Парни дурачились почти у берега, толкая друг друга. Рози любовалась отсветами солнца в волосах Мираля. Еще месяц, и он придет к отцу просить её руки. Любимый Мираль… И вдруг девушка забила руками по воде. Что-то тянуло её вниз.

— Мир! – крикнула она.

Парень обернулся, но его возлюбленная уже ушла под воду. Он кинулся вперед, нырнул – и не увидел её. Речное дно вдруг стало черным, как ночь. Мир снова нырнул. Он плыл под водой, стараясь найти девушку, и, когда уже не чаял добраться до неё, ухватил за волосы. Мираль вынырнул. Вода словно выкачивала из него силы. Он поднял голову Рози над водой и плыл к берегу. Где же Дан?

— Давай её мне, Мир.

Мираль отпустил. Дан сильнее. Он быстрее вытащит Рози, и она будет спасена. Когда обессиленный ужасом Мир выбрался на берег, Рози уже сидела рядом с Даном и всхлипывала. Мир видел её посиневшие губы, белое лицо – и вдруг не стало ничего, только чернота. А затем тьму прорезал голос Рози:

— Мираль! Мираль, что с тобой?

Кто-то хлестал его по щекам. Мир открыл глаза. Он лежал на берегу. Рози плакала, а Дан пытался привести его в чувство. По дорожке к ним спешили взрослые – отец Рози, родители Брандана. Немного отстал от них Аран.

— Всё в порядке, — шептал Мир. – Не плачь, Рози. Я цел.

Девушка пыталась вытереть слезы, но только больше размазывала их по лицу.

— Мираль, мальчик мой, — склонился над ним знахарь. – Что стряслось?

Вместо ответа Мираль попытался подняться на ноги. Со второй попытки ему это удалось.

— Идем домой, — сказал он. – Я очень устал.

Взволнованные родители угомонились. На обратном пути они даже подшучивали над происшествием, которое могло унести жизни их детей. Только Мираль казался излишне мрачным, и Рози всё еще дрожала, вцепившись в руку возлюбленного. Брандан шел позади и испепелял взглядом людей, которых только утром считал лучшими друзьями. Там, на берегу, их чувства перестали быть тайной. И мир Дана наполнился тьмой. Он знал, он подозревал, что Мир и Рози только притворяются друзьями, что между ними происходит что-то большее. Знал – и не хотел верить.

— Мир, нам надо поговорить, — шепнул Дан Миралю на прощание. – Жду тебя на поляне через час.

Мир удивленно кивнул. Брандан убедился, что он придет, и зашагал к дому.

***

Светила полная луна. Мираль шел к назначенному месту. Как часто они играли на поляне, будучи детьми! Мир улыбнулся от нахлынувших воспоминаний. Огромный раскидистый дуб давал желанную летом тень, и дети резвились у его корней дотемна. Жаль, что они уже не дети…

Брандан ждал, опершись спиной на вековой ствол. Лунный свет едва пробивался через густую крону, бросая на лицо юноши странные блики. Мираль поежился – его друг детства походил на мертвеца.

— Что случилось, Дан? – Мир заставил себя улыбнуться.

— Что случилось? – Дан отбросил со лба все еще влажную прядь. – Ровным счетом ничего. Кроме того, что вы с Рози считаете меня дураком.

— О чем ты?

— О ваших отношениях, — губа Брандана искривила усмешка. – Решили, что я слепой? А не тут-то было! Я всё вижу, Мираль. Вижу, как она на тебя смотрит. А там, на берегу, и ты выдал себя.

Мир стоял, опустив голову. Он боялся признать, что обвинения Дана справедливы. Мираль знал, что Брандан тоже любит Рози. Но так ей и не признался. Наверное, не хотел рушить дружбы. А они не смогли…

— Что ты молчишь? – язвительный голос Дана резал больнее ножа.

— Ты прав, — склонил голову Мираль. – Мы с Рози любим друг друга, и, как только наступит осень, я попрошу её руки. Надеюсь, её отец ответит согласием.

— Ты – приемыш бедного знахаря. Что ты можешь ей дать? – закричал Дан, и эхо разошлось по лесу. – Чем я тебя хуже? Почему именно ты?

— Прости, — вздохнул Мираль. – Мы не хотели, чтобы всё так вышло. Ты – наш друг, и мы оба тебя любим…

— Поэтому лгали мне? Не выйдет, Мираль! Я вызываю тебя на поединок. Завтра у колодца, как велит обычай. Победителю достанется рука Рози.

— Отказываюсь, — покачал головой Мир.

— Что? Тогда пусть все узнают, что ты трус! – в глазах Дана плескалось безумие и ярость.

— Пусть знают. Но Рози любит меня. Даже если ты победишь, она не будет с тобой.

— Тогда решим всё здесь и сейчас.

Брандан бросился на бывшего друга. Мир с трудом верил происходящему – вот они падают, клубком катаются по земле. Более сильный и крепкий Брандан сжимает руки на его горле. Мираль хрипит, пытается вырваться, но ничего не выходит. Дан смеется – или Миру только слышится?

И вдруг Мир ощутил, что его тело словно охватывает огонь. Он закричал от боли и выгнулся. Дан отпустил его и изумленно глядел на обожженные пальцы. Мираль катался по земле, стараясь сбить несуществующее пламя. Как в полусне, он видел изумленные глаза Брандана, слышал его вопль:

— Дракон!

Тьма вокруг перестала быть тьмой. Мираль видел всё, как ясным днем. Дан бежал прочь с поляны, продолжая кричать и звать на помощь. Мир повертел головой – где же дракон? Вокруг только деревья. Может, Дан сошел с ума? И вдруг взгляд Мираля упал на его ноги… то есть, ног у него уже не было. Зато две когтистые лапы упирались в землю. Мир закричал – по лесу прогремел рык. Он в ужасе попытался бежать, а вместо этого взмыл в воздух. Мираль видел, как по деревне вспыхивают огни. Они придут сюда! Они его убьют!

И Мир полетел прочь – туда, где люди его не достанут. Туда, где можно будет понять, что это – дурной сон или реальность, и что с этим делать.

***

Аран не спал всю ночь. События минувшего вечера казались бредом. После заката примчался Дан и начал вопить невразумительные вещи, из которых сельчане поняли только, что объявился дракон. И лишь позднее, что дракон этот – никто иной, как Мираль. Люди похватали вилы, факела, любое возможное оружие – и бросились в лес. Аран побежал вместе со всеми, но лишь для того, чтобы защитить свое дитя.

«Беги! – умолял он мысленно. – Беги, Мираль! И не возвращайся, бедный мой сын!»

Мираля не нашли. Вокруг поселка выставили посты, а Аран зарылся по уши в книги, пытаясь отвлечься. Его Мираль, его сын. Где он сейчас? Если бы Аран мог только представить, что Мир – потомок драконов! Нет, больше – последний дракон! Ему вот-вот должно исполниться шестнадцать. Как раз тот возраст, когда у драконов происходит первое превращение. Бедный Мираль…

В окно тихо поскреблись. Аран бросился к двери и снял засов. На пороге стоял бледный, растерянный Мираль. Аран втащил его в дом, запер двери и задернул занавески на окнах. Мир, казалось, не до конца понимал, где находится.

— Мираль! – обнял его отец за шею. – Как ты, сынок?

— Папа, — еле слышно прошелестел его голос, — кто я? Что я такое?

— Прости, — вздохнул Аран, усаживая его на лавку. – Я должен был тебе рассказать… Я и сам не знал, что ты – дракон. Я нашел тебя в лесу, когда возвращался от больного. Ты был едва жив, а рядом лежало тело женщины. Я забрал тебя и сказал всем, что ты – сын моей покойной сестры. Мне поверили. Прости меня, мой мальчик.

Мираль закрыл лицо руками. Он казался таким подавленным, что Аран не находил слов для утешения.

— Что мне делать? – безжизненно спросил парень. – Меня убьют, если я останусь дома.

— Есть выход! – Аран поднялся и подошел к старому сундуку, где хранил снадобья. Он долго рылся в нем, и, наконец, нащупал сверток.

— Вот, — протянул он сыну нечто, завернутое в ткань. Мираль развязал веревку, снял обертку и увидел старинный золотой медальон.

— Это подарок последнего дракона, — улыбнулся Аран. – Нет, теперь уже предпоследнего. Драконы не вымерли до конца, сынок. Их женщины и дети ушли за моря. Этот медальон проведет тебя к ним. Беги, улетай.

— Нет! А как же ты? Они не простят тебе… — вцепился Мир в руки отца.

— Не важно. Тебе надо спешить!

— Я вернусь, — прошептал Мираль. – Я вернусь, я клянусь тебе!

Он надел медальон на шею – и тот засиял, признавая своего владельца.

— Иди! – подтолкнул Аран сына.

Тот обнял отца и вышел в темноту, а старик горестно вздохнул. Что ж, надо быть благодарным за те дни, что Мираль провел с ним. И попытаться дождаться, когда же сын исполнит обещание и вернется.

Мираль шел по селению, как вор, словно он не жил здесь почти шестнадцать лет, словно эти люди не качали его на руках, когда он был ребенком, и не приходили к его отцу за снадобьями. Сейчас все они стали врагами. Когда-то отец сказал ему: «Люди стремятся уничтожить то, чего не понимают». Мир согласно кивал, но только теперь понял, насколько прав был отец. Разве он нес им угрозу? Разве на кого-то напал? Он защищался, и Брандан отделался только ожогами. Надо уходить. Надо найти тех, кто поможет ему справить с новой, невообразимой силой. Но прежде…

Мираль остановился в двух шагах от дома Рози. Девушка сидела на крыльце, уронив голову на руки. Рози! Она, наверное, думает, что больше никогда не увидит его.

— Рози, — тихо позвал Мир.

Она выпрямилась и повернула голову. Узнала. Подскочила на ноги.

— Ты! – чужим, глухим голосом произнесла девушка.

— Да… — вздохнул Мир.

— Мираль! – Рози бросилась к нему, обвила руками шею. – Мираль, дорогой, умоляю, скажи мне, что это глупая шутка Брандана. Что ты не дракон. Мир, ты же мой… только мой…

— Это правда, — отвел взгляд парень.

Рози ойкнула и отступила к двери.

— Я не причиню тебе вреда, — прошептал Мир. – Я только хотел…

— Убирайся! Убирайся и никогда не появляйся здесь, чудовище! – воскликнула Рози.

— Но…

— Папа! Мама!

В доме поднялся переполох. Отец Рози выскочил на порог, но Мираля уже и след простыл – он снова превратился в дракона и взмыл в небо. В груди разливалась пустота. Рози, его любовь, его жизнь, отреклась от него, назвала чудовищем. Как она могла? Он ведь не виноват. Чем больше Мираль пытался понять, тем меньше у него получалось. Он запретил себе думать, но крик Рози звенел в ушах. Почему? Почему? Почему?..

***

Лето сменила осень. Затем пришла зима, заметая мир вокруг белыми вьюгами. И снова лето, а осенью Рози вышла замуж за Брандана. Старый Аран издалека наблюдал за праздником. Его не звали. После того, как Мираль раскрыл свою драконью сущность, его перестали звать куда бы то ни было. И люди, которые раньше тянулись за советом и помощью, теперь обходили дом знахаря десятой дорогой.

Справляться одному становилось всё тяжелее. Аран часто думал о том, чтобы уйти, куда глаза глядят. Будь он моложе, так бы и поступил. Но года взяли свое. Куда ему идти? И потом, Аран тешил себя надеждой, что еще хотя бы раз увидит сына. Что Мираль жив, и нашел своих родичей. Что он вернется, как и обещал. Вот только надежда таяла день за днем.

Стоял ясный теплый денек – из тех, которыми прекрасна осенняя пора. Желтые листья устилали дорожки, делая мир вокруг золотистым и солнечным. Еще чуть-чуть, и наступят холода. А пока можно насладиться последним теплом.

Аран сидел на скамье у ворот и смотрел на небо. Он не сразу заметил, что вокруг стало неестественно тихо, а затем грянул вопль. Он словно вырвался разом из сотни глоток. Темная туча накрыла улочки поселка. Страшные существа, которых Аран не видывал на своем веку. Они мало походили на людей, да и были ли ими? Огромные когти на руках и ногах, шерсть, покрывающая тело. Знахарь кинулся в дом за травами, отпугивающими нечисть. Когда он вернулся на улицу, там творилось настоящее побоище. Мужчины оборонялись, чем придется – вилами, косами, но тварям всё было ни по чем. Женщины и дети попрятались в дома, но твари одним ударом выламывали двери и вытаскивали упирающуюся добычу.

Один из нападавших заметил Арана. Он загигикал и поднял короткий меч высоко над головой. Аран не двинулся. Он кинул в лицо зверочеловеку горсть травы, но тот даже не поморщился. Лишь заверещал громче и кинулся на знахаря.

Аран закрыл глаза. Прошло несколько секунд – ничего не случилось. Затем послышались радостные возгласы и непонятный гул. Старик огляделся – люди замерли посреди улицы и смотрели вверх, а нападавшие улепетывали в сторону леса. Вдогонку им летело пламя. Огромный огненно-красный дракон довершал их погибель.

— Мираль! – первым воскликнул Аран.

— Мираль! – подхватили со всех сторон.

Дракон гнал зверолюдей до самого леса, пока от них не осталась только жалкая горстка пепла, а затем вернулся в деревню. Дракон опустился наземь – и вот уже перед Араном стоял его сын, повзрослевший, изменившийся, но это точно был Мираль.

— Сынок! – кинулся Аран к нему.

— Отец, — юноша улыбнулся.

— Мираль! – уже спешил к молодому человеку глава поселка. – От имени всех жителей благодарим тебя. Мы рады твоему благополучному возвращению. Отдыхай с дороги, а мы закатим пир на весь мир!

— Не стоит, — губы юноши тронула усмешка. – Я не собираюсь задерживаться.

— Но… — пролепетал глава.

— Не вы ли гнали меня отсюда год назад, словно зверя? – в синих глазах вспыхивало пламя. – Я ничего не забыл. Но я не буду мстить. Отец, я за тобой. Собирайся.

— Что ты, — покачал головой Аран. – Куда уж мне, мой мальчик. Я стар. Я рад, что смог увидеть тебя перед смертью.

— Собирайся, отец, — не отступал Мираль. – Я нашел тот край, о котором ты говорил. И хочу, чтобы ты жил там со мной.

Аран улыбнулся и зашагал к дому. Мираль ждал его у ворот, словно не решаясь нарушить некую границу, отделявшую его от прошлого.

— Мир, — прикоснулся кто-то к руке юноши.

Тот повернул голову. Перед ним стояла Рози. За ней – Брандан. Постепенно к дому знахаря стекались все уцелевшие жители.

— Мир, прости нас, — прошептала девушка.

— Давно простил, — ответил тот. – Но вернуть ничего нельзя.

На дорожке показался Аран. Он взял с собой мало – лишь самые ценные травы и книжицу, куда когда-то записал крупицы мудрости драконов.

— Прощайте, — сказал он собравшимся. – Вряд ли мы теперь свидимся.

Люди молчали, опустив головы. Возможно, думал Аран, они понимают, что были неправы. Но скорее всего, их просто напугала сила Мира. Они не смогут тягаться с драконом – так лучше иметь его в друзьях, чем среди врагов.

— Разойдитесь, — сказал Мир.

Когда вокруг образовалось достаточно места, его тело поглотило теплое свечение. Миг – и вместо парня перед людьми замер дракон. Аран осторожно забрался к нему на спину, прижимая к груди скудные пожитки.

— Прощайте, — повторил он, и дракон Мираль взмыл в небо, унося отца в страну, где никто не боится волшебства.

 
читателей   1052   сегодня 1
1052 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...