Покорители времени. Начало

***

Глава 1. Искра.

Четыре дня до наступления вечного заката.

 

Мрак. Кругом кромешная тьма, не вижу даже собственные руки. Пульсирующая боль в области селезёнки пробудила меня. Стремительно возвращается ко мне память, я вспомнил всё. Распластавшись в луже собственной крови и густой пахучей грязи, я не мог даже привстать. Боль усиливается, стоит мне как-то попытаться сдвинуться с места. Я знал, что такое может случиться, знал.

Затянувшаяся тёмная пелена подобно непроглядному туману скрывала всё, что окружало меня в тот самый момент. Я лишь мог ощущать странные острые запахи, исходящие откуда-то поодаль меня. Я полз в неизвестность. Всего лишь несколько десятков сантиметров в сторону. Это бессполезно, если буду с такими темпами передвигаться. Нужно привстать. Опираясь на сжатый правый кулак, я попытался оторвать своё тело от мёрзлой земли. Безрезультатно. Ещё раз, я должен это сделать.

Казалось, что рана на животе разрывается с каждой моей попыткой встать на свои две. Попытки с десятой я всё же смог присесть на колени. Уже какой-то результат. Как только я расслабился, вдруг рана воспылала новой волной невыносимой боли. Я не смогу сдержать крик. Я чувствую, как стали наворачиваться слёзы, чувствую, как трясутся мои сбитые в кровь руки. Я смог присесть на колен, но встать на ноги у меня врядли получится. Коварная, беспощадная боль дала мне передохнуть. И вновь рваная рана не обжигается внутренним огнём.

Я убийца короля северного государства Колдтемпл. Я не хотел мстить за кого-то из близких или обогатиться на убийстве короля. Я преследовал иную цель. Избавление текущих порядков и устоев, изменение жизни всего государства, перемены и свержение бездарной пустышки. Что подарил нам наш всеми любимый король? Открытие нескольких школ магии, постройка новой тюрьмы для нелюдей? Нет. Так дела не делаются. Уровень жизни лишь ухудшился, а большинство изданных законов либо напрочь не нужны, либо элементарно не исполняются. Даже до этого мрачного места доносятся крики встревоженных граждан, звон тяжёлых доспехов солдат и вопли придворных прихвостней. Неужели вас действительно так волнует его жизнь? Сколько лжи, притворства и пустословия. Вы всё равно скоро изберёте нового лидера и будете жить, как раньше.

Заслужив доверие при дворе, я сражался за глупца, казнил собственноручно шпионов и предателей. Но всё это ради того, что изменить жизнь. Не только свою жизнь, но и всех остальных Мечом, лежащим рядом с моей правой ногой, я мечтал нанести сокрушительный удар королю прямо в сердце. И этот день настал. Никто не ожидал, что один из самых приближённых солдат пронзит клинком ничего неподозревающего короля. Стража, конечно, быстро отреагировала. В надежде схватить меня и устроить публичную казнь, стража пыталась взять меня живым. Но мне удалось сбежать. Покалечить себя, прыгнуть в тёмную пучину неизвестности. Но я выжил. В моих планах нет желания умирать, хоть я уже полутруп. Но вот произошло то, чего я ожидал сейчас меньшего всего. Искра, источник жизни показался в абсолютной тьме. Кто это? Вестник спасения или возмездия? В любом случае, сейчас всё в его руках. Свет приближается и постепенно поляна, на которой я чуть было не отбросил концы стала освещаться ярким светом. Удивительно, как же меня не обнаружили здесь? Ведь стоило стражнику оказаться где-то поблизости, то не уж то окровавленного парня посреди поля было не видно. Не верю.

— Это тебя все ищут? — послышался тонкий, ровный и удивительно спокойный голос.

Мне сложно было что-то ответить, я лишь, щурясь, пытался разглядеть человека, которому принадлежал такой холодный и бесчувственный голос.

— Ты можешь говорить? Если да, то, пожалуйста, ответь мне.

Человек подошёл ближе ко мне. В длинной, касающейся пола рваной пышной мантии небесного цвета, стояла девушка лет двадцати. Мой рассудок мутнел и я не мог понять, каким образом она освещает маленькую область рядом со мной. Она протянула свободную руку к моему лицу. Касаясь моего грязного лица, она стала пристально разглядывать меня, её большие лазурные глаза изучали меня, анализировали. на несколько мгновений мне показалось, что она оценивает меня, как противника. Странное ощущение.

— Ты серьёзно ранен. Возможно, ты скоро умрёшь. Тебе срочно нужна помощь. Но сначала ответь мне на мой вопрос.

Снова этот голос, снова полное отсутствие эмоций в голосе. Теперь я видел её собранные в пучок рыжие волосы. Создалось впечатление, будто пламя охватило её голову, но оно ей вовсе не причиняет вред, а лишь согревает.

Собрав все силы воедино, я ответил таинственной незнакомке:

— Меня…ищут…мы…его…убили…

— Всё понятно. — выражение лица девушки, как и интонация не изменились — они всё такие же пустые.

Далее последовало действительно необъяснимое явление. Девушка села рядом со мной и накрыла меня и себя своей огромной мантией. Далее она сказала:

— Крини, можем возвращаться.

Мантия вдруг стала излучать сильное тепло, было ощущение, что она пробуждается, оживает и чувства меня не обманули. Мантия, необъяснимым способом, растянулась и, судя по всему, расправила крылья. Что-то привязало нас к загадочному существу, которое тотчас тронулось с места. Поднявшись на несколько метров, я стал чувствовать, что теряю сознание. Несмотря на грандиозность того события, я не смог найти силы, чтобы держаться и не терять сознание. Последнее, что я видел — это огонь, который вдруг появился из ниоткуда несколько минут назад. Он тух. Выбора у меня не было. Оставалось только ждать, плыть по течению, смотреть на последние секунды жизни крохотного огонька, излучаемого таинственной незнакомкой.

 

***

Глава 2. Королева мечей.

Три дня до наступление вечного заката.

 

Смерть короля Колдтемпла потрясла буквально все соседние государства. В одном из них, находящемся совсем рядом с Колдтемплом, самом экзотическом, солнечном и жарком, в роскошном замке, именуемом Црефиндер в зале великих завоевателей сидела девушка. Волосы пурпурного и частично белого цвета сочетались с её бархатным сиреневым платьем и перчатками цвета индиго. Глаза юной красавицы были сравнимы лишь с сияющими аметистами. Она сидела в центре огромного зала, заполненного сотнями, нет, тысячами длинных прямых мечей, воткнутых в каменный пол. В огромном зале не было окон. Источником света в зале служило неисчислимое количество летающих светлячков, радиус освещения которых несколько десятков сантиметров.

Сидящая на мягком коврике девушка, произнесла несколько слов, которые разносились эхом в огромном кладбище мечей:

— Король Колдтемпла вчера был убит. Вот уж не ожидала, что он так рано отбросит концы.

Одна среди сияющих клинков, девушка, казалось, обращалась к невидимому собеседнику и ждала ответа. Он последовал через несколько секунд.

— И что ты собираешься делать теперь? Небось, хочешь найти виновника торжества и наградить его? — ответил глухой голос.

— Не делай глупостей, Глициния, ты не знаешь, кто в ответе за убийство короля, ты не знаешь, на что способен убийца. Ты должна быть предельна осторожно — сказал другой, более грубый голос.

— Не натвори глупостей. — повторил третий голос, ещё более туманный и грубый, чем первые два.

Девушка встала, выпрямилась во весь рост и властно произнесла:

— Я, принцесса Глициния Цветущая, завтра отправляюсь на поиски убийц короля. Мне очень интересно…посмотреть на тех, кто совершил такое… преступление. Глаза девушки загорелись ещё более слепящим светом. Усмехнувшись она зашагала по залу и вновь стала говорить:

— Мой брат, Палисандр, отправится со мной. И ещё…мне нужна помощь одного из вас.

Теперь стало ясно, что Глициния обращается к мечам. Глициния, как и её брат являются представителями расы Гриведов.

Великие воины Гриведов после смерти сливаются воедино со своим мечом. Единственное оружие, которое приветствуют Гриведы — это пурпурные мечи, выкованные в земляных кузницах в глубинах родных земель. Если же у меча появится новый хозяин, то после смерти он должен будет схлестнуться в схватке внутри меча с прежним хозяином. Победитель поглотит проигравшего оппонента и меч окажется ещё более полезным и смертоносным.

— Мне нужен воин, который не побоится отдать себя на растерзание врагу, который, возможно, падёт за царствование своей принцессы и честь покойной королевы, моей матери. — сказала Глициния.

— Мы все готовы за…

— Молчать! -гневно выкрикнула принцесса. — Не нужно лгать. Я знаю, что большинство из вас ненавидит и меня, и брата… Всё же, мне нужен тот, кто жаждет стать клинком возмездия, отмщения за свою старую властительницу. Если вы не хотите сражаться за меня, если вы даёте мне советы, оберегаете меня, но на самом деле хотите моей смерти, то знайте — я беру вас не для защиты своей чести. Вы будете сражаться за мою мать. А она понятно выразилась, когда завещала вам не отказывать в моих просьбах.

Наконец, остановившись, Глициния сказала более тихим голосом:

— Спрашиваю ещё раз: кто захочет отправиться со мной в поисках убийц моего отца?

Осматривая зал в поисках кандидатуры, Глициния замолчала и ждала, когда кто-то подаст знак. После минутного молчания, пристанище старых солдат заполонил один лишь голос:

Я служил твоей матери всю жизнь, Глициния. И я обещал ей, что не буду сражаться за того, кого посчитаю недостойным и она дала мне добро. Но несмотря на свои слова, я отправлюсь с тобой. Я не хочу вечно оставаться в этом храме, обсуждая дела королевства. Меня это совсем не интересует. Я жажду битвы. Можешь взять меня.

Меч, ответивший Глицинии, не имел ни рта, ни носа, ни ушей, подобно остальным мечам. Воин был внутри меча, но всё происходящее вокруг ощущал, слышал и понимал. Таково проклятие расы Гриведов, а для кого-то и вовсе награда.

Улыбнувшись длинному мечу, находящемуся во втором ряду, Глициния направилась медленно к нему. Встав над ним, немного помедлив, принцесса выдернула сияющий пурпурный меч из каменного пола и стала осматривать.

— Я помню тебя, сэр Грон. Помню, с каким восхищением ты на неё смотрел. – шепнула Глициния.

Возможно, юная принцесса ожидала, что именно Грон отзовётся на её просьбу, ведь в о верности своей королеве было известно почти каждому в королевстве. Закончив на этом, Глициния направилась к выходу из зала. Напоследок она бросила несколько слов:

— Помолитесь за меня сейчас и не забудьте выдохнуть с облегчением, когда я покину стены этого замка… Ой, простите, я забыла, что дышать вы более не можете.

Хлопнув огромными воротами, Глициния Цветущая, величественная, молодая и прекрасная, одержимая безумными желаниями, держа в руках меч Грона, скрылась в свете палящего солнца.

 

***

Глава 3. Пробуждение.

Три дня до наступления вечного заката.

 

— Просыпайся. Ну же. Я приготовила поесть.

Едва я открыл слипшиеся глаза, как почувствовал чей-то взгляд. Девушка, спасшая меня от верной гибели стояла передо мной в охотничьем рубашке и штанах. Её волосы больше не напоминали небольшое пламя — девушка распустила свои рыжие прямые волосы. Сейчас, когда более-менее светло, я смог хорошенько разглядеть и лицо девушки: острый подбородок, алые щёки, небольшой шрам на правой брови. Курносость девушки, как мне показалось, немного молодила её: на вид ей 19-20 лет, но почему-то мне кажется, что моё предположение ошибочно.

Я лежал на чём-то мягком и тёплом. Это уж получше промёрзшей земли и лужи собственной крови. Куда лучше. Боли уже не было, ощущалось лишь лёгкое пощипывание, но это не так страшно. Неужели она залечила мои раны? Неизвестно, где были мои доспехи, мой торс был перевязан и кажется, от меня пахло какой-то странной мазью.

— Объясни мне, пожалуйста, где я и …кто ты?

— А может это я должна задавать вопросы? Не находишь это более логичным?

Лицо девушки стало более живым, тревожным в сравнении с тем, что было на тёмной поляне.

— Я уж думал, что тебе чужды такие слова, как «чувства» или «эмоции».

— Такое со мной бывает .. Ответь, почему ты это сделал?

— Не думаю, что это можно объяснить в двух словах.

— А ты попытайся.

— Слушай… — я опёрся рукой о кровать и привстал. — Убийство короля было вынужденной мерой. Я не убийца, я лишь способствовал переменам в жизни каждого из жителей Колдтемпла.

— Смешно!

Девушка отправилась к небольшому деревянному комоду и, не смотря на меня сказала:

— Человек, замаравший кровью свои руки отрицает сам факт того, что он покушался на жизнь человека. Но я помогла тебе ни для того, чтобы читать тебе нотации.

— Кто ты вообще такая и …ах да, стоило только вспомнить, как оно тут как тут. И что это за существо?

В дальней части небольшой комнатушки, был небольшой оконный проём. Видно, что птица нестандартных размеров кружила вокруг здания. Кажется, мы находимся на вершине какой-то башни? очень странно. Столько вопросов и ни одного ответа.

— Меня зовут Амбро. Я всего лишь разведчица. Наблюдая за тем, что происходит в государстве. Добывая ценные бумаги информацию. Тем самым я зарабатываю себе на жизнь. Я ни принцесса, ни баронесса, ни какая другая знатная дама, так что можешь просто называть меня по имени. А это… Амбро кивнула в сторону окна. Это мой питомец .. Крини. Он очень дружелюбный, так что можешь не бояться его. — сказала Амбро мягким голосом и, улыбаясь чуть заметной улыбкой.

— Когда я была маленькой, Крини уже был…необычного размера. По истине уникальное существо. Он укрывает разведчика, служит для него другом и соратником, выручает тогда, когда это требуется. Спросишь меня, почему он не такой как все? Почему он уникальный? — помолчав несколько секунд, Амбро продолжила — Я самая не знаю…я не знаю, почему он нашёл меня, может это всего лишь удачный случай или так было суждено? Я задаюсь этим вопросом каждый день.

— Послушай…Амбро. А при чём тут я, и почему ты помогла мне?

— Ты был в моём сне. Точнее, был человек…там, где я тебя нашла, но я не видела его лица. Я решила поверить своим сновидениям и, как видишь — то поле было непустым.

— Ты видела меня, а что…что было дальше?

— Ничего. Только поляна, только раненный человек, только тьма и немного света исходящего из моей руки. — сказала Амбро, казалось самой себе.

— В твоей руке?

— Забудь, тебе это знать необязательно.

Я не стал спорить с ней. Слишком уж всё необычно и странно, но факт остаётся фактом — эта девушка спасла мне жизнь и, я некоторое время должен играть по её правилам.

— Знаешь, человек и сна, да и самые вещие сны и прочее — по-моему это просто сказка. -Как ты объяснишь то, что я нашла тебя там. Именно там, где я была во сне.

— Просто совпадение.

— Чушь! — Амбро всплеснула руками и быстро зашагала прочь от моей кровати к оконному проёму. В помещении практически ничего не было. Всё кругом выглядело древним, разваливающимся. Ничего кроме кровати и комода здесь не было. Единственным источником света служили лучи солнца, пробивающиеся сквозь небольшое окошко. Потолок и пол были истёртыми, без орнамента или узора.

— Сможешь встать? Еда стынет. — быстро сказала Амбро.

— Думаю…да. Смогу. На удивление быстро я смог встать с мягкой койки и доковылять до комода. На нём стоял поднос, а на подносе в керамической тарелке ждала меня австрикский печёный картофель, гиленевый салат и бокал сока.

— Спасибо. — я посчитал нужным поблагодарить её. Хоть я и не доверяю ей, но за спасение жизни — сказать всего лишь простое «спасибо», на самом деле, как пустой звук. Но это всё, что я мог сейчас сделать. Ну и, конечно, отвечать на её вопросы.

Быстро перекусив, я подошёл к Амбро, которая всё это время молча смотрела в окно и сказал:

— Чудный картофель.

Опять тишина. Она даже не повернула голову.

— Что теперь…будет?

Не нарушая покоя, мы просто стояли и молчали. О чём сейчас думает эта девушка? Что тревожит её? Кто она такая?

— Мы выдвигаемся — решительно ответила девушка.

 

***

Глава 4. Семья.

Три дня до наступления вечного заката.

 

В отличии от мрачного Колдтемпла, в западном королевстве всегда солнечно и тепло. Замок Црефиндер , возвышающийся над тысячами мелких жилых палаток, был главным украшением всего государства. Не была здания более искусно расписанного, более сложного в архитектурном контексте. Королевы уже давно ет среди живых. Маги Солнца взяли штурмом замок Алголы, испепелили всю стражу и добрались до королевы. Убеждая её оставить замок и броситься в бега, дабы сохранить жизнь себе и детям, маги солнца во главе с архимагом Консельвусом требовали добровольно оставить престол и позволить магом главенствовать в замке. Королева быстро отреагировала и применила древнее заклинание «Силициум» и призвала Великое Дерево Гриведов в тронном зале. Дерево стало охранять свою призывательницу толстыми непробиваемыми ветвями. Корни Великого древа устремились на захватчиков и поразили насквозь всех магов до одного. Даже архимаг не уцелел. Его попытки испепелить корни оказались тщетны. Огромные корни дерева распространились по всему замку и пронзили каждого, кто пытался оказать содействие в захвате замка. Но за славную победу стоило заплатить огромную цену. Дерево после призыва и выполнения своей задачи должно впитать в себя жизненную силу призывателя, дабы стать ещё более сильнее и могущественнее для последующих возвращений в мир людей и человекоподобным. Исполинские ветви защитили королеву, но и они же стали причиной её гибели. Пронзив призывательницу несколькими ветвями, дерево стало выкачивать из неё жизнь. Через несколько секунд королева была уже мертва. Это событие положило начало формальному царствованию Глицинии и её младшему брату Палисандру.

Палисандр, подобно своей сестре, имел двухцветные волосы: с одной стороны бриллиантовые локоны, с другой — пурпурные космы и такие же блистающий глаза цвета сирени. Палисандр являлся полной противоположностью Глицинии, если брать для рассмотрения их характер и темперамент. Он склонен к одиночеству, его не интересует жизнь за пределами величественного замка. Палисандр немногословен, а если и заговаривает, то только по делу.

Молодой принц очень любил рисовать. Всю свою жизнь Палисандр посвятил украшению чистых холстов своими яркими творческими всплесками эмоций и чувств. Палисандр ненавидит своего отца — ныне покойного короля Колдтемпла, за то, что он оставил королеву и был слишком привязан к королевскому правлению. На семью у него времени не было. Палисандр также и ненавидит называет себя «грязным плодом». Высокомерный, ненавидящий себя и весь окружающий мир, он отдаётся целиком искусству. Он живёт порознь со своей сестрой, так как целыми днями проводит время только в своей комнате. Палисандр не ненавидит её, более точно будет сказать, что он её просто терпит. Единственное, что связывает брата и сестру — это свойственное им обоим презрительное отношение к окружающим людям. Они возвышены над миром, возведя в абсолют свою исключительность.

Вошедшая в комнату брата Глициния обратилась к Палисандру, увлечённому рисование очередной прекрасной картины:

– Здравствуй, братец. Уделишь мне немного времени?

– Ты знаешь, Глициния, что я отвечу тебе. — прозвучал юношеский голос.

– Это очень важно. Ты знаешь, что твой отец мёртв?

– Мёртв? — переспросил Палисандр. — Какому герою мне выписать повышенное жалование? — безразлично сказал Палисандр.

– Этого я не знаю, но собираюсь выяснить. Не волнуйся, для тебя тоже найдётся некоторая выгода, дорогой братик.

– Попробуй заинтриговать меня, Глициния.

Глициния вошла внутрь комнату, которая была увешана самыми разными картинками. С одной стороны кровавая война, с другой — солнечный день, над кроватью портрет матери, в дальнем углу бедняк, просящий милостыню и проходящие мимо, вечно спешащие люди. Комната насыщена самыми разными цветами и их оттенками. Никакого золота, только цветные краски и масло. Взглянув на холст, который сейчас Палисандр усердно красит, Глицина протянула несколько слов:

– Он более не маскируется. Великий орёл действительно таков, каким его описывали нам в детстве. И хозяин столь великой птицы…находится где-то в Колдтемпле.

Палисандр прекратил рисовать. Он закрыл глаза и стал представлять огромную величественную птицу в своей голове, в своём разуме. Но старая рваная тряпка не могла ожить в мозгу художника. Лишь летающая тряпка кружила в его иллюзорном мире. Желание увидеть птицу, стать её хозяином, ощутить всё могущество этого существа — это слабость бессердечного Палисандра.

– Собирай вещи, Палисандр. — прошептала Глициния брату на ухо. — Выбирай меч и готовься к самому знаменательному событию в своей жизни.

 

***

Глава 5. Связанные

Два дня до наступления вечного заката.

 

Мы выдвинулись в путь. Я и Амбро действительно были в башне, на самой её вершине. Спустившись по верёвочной лестнице вниз, мы отправились в путь. Распахнув дверь, ведущую на улицу, перед нами в нескольких десятках метров предстал туманный осенний лес. Подобно золотым листочкам кружили засохшие опавшие листья поодаль нас. Поблизости не было видно ни населённых пунктов, ни чего либо другого. Амбро сказала, что нам нужно как можно скорее покинуть Колдтемпл. «Чем быстрее мы покинем королевство, тем больше шансов у нас хоть как-то повлиять на трагичный исход» — так сказала Амбро, когда мы ступили на землю и отправились в путь. Наши торопливые шаги сопровождались недовольными возгласами Крини, укрывающего Амбро. Кажется, птицеподобное существо не успело насладиться полётом по бескрайнему небу. Уже на подходе к лесу, я обернулся и окинул башню взглядом. На самом деле — это была дозорная вышка, старая и давно заброшенная. Амбро с Крини временно укрывались в ней. Но зачем ей где-то прятаться? Её кто-то преследует? Или она просто сходит с ума. Посмотрим, нужно изучить её немного получше.

Я не стал брать с собой доспехи. Лучше путешествовать налегке, Сейчас мне меньше всего хочется быть тяжёлой бочкой. На мне были тряпичные штаны, выцветшая куртка и рваная синяя мантия, которую я нашёл в старом комоде, когда был в башне. Хорошей обуви не нашлось — пришлось использовать старые туфли с частично треснувшей подошвой.

– Может быть ты скажешь, куда конкретно мы собираемся? – не удержался я.

– Нам нужно в Северный Лирк.

– И для чего? Что нас ждёт там?

– Я…я сама толком не знаю.

Вновь я недоумеваю. Она не знает. Мы идём сами не зная для чего в город-призрак. Отлично! Кажется, я действительно влип. Может просто свернуть и пойти своей дорогой? Хотя, куда мне идти. Я всегда был один и вновь буду, если поступлю так, как велит мне разум. Не знаю, что нас там ждёт, но буду надеяться, меня не сожрёт какой-нибудь мёртвый людоед в Северном Лирке.

– Опять сон?

Амбро молча кивнула.

– И…что же ты видела?

– Я была в Северном Лирке. Там был ещё один человек и я вновь не видела его лица. В этот раз он был жив и здоров, как я поняла. Точнее, я была в этом убеждена. Он стоял рядом с каким-то склепом. Потом…потом он сказал, что внутри причина надвигающегося ужаса. Странно, но я забыла голос этого человека, я лишь помню сказанные им слова.

– Ну и ну. И, получается, мы должны обязательно туда идти? — на повышенном тоне сказал я. — Бог знает, что нас там будет ждать, может там мы и встретим свою смерть, а я повторю ещё раз, что пока что умирать я не намерен!

– Прекрати ныть! Если тебя это так сильно напрягает, то можешь развернуться и уходить прочь! Ни я, ни Крини не будем тебя преследовать! Всё это не просто так. Я практически уверена, что это именно ты был в моём сне, а я, скажу тебе честно, не слишком верю в совпадения.

– Пойми, Амбро. За эти два-три дня произошло слишком много необъяснимых и странных вещей. Да, я получил ответы на многие тревожащие меня вопросы, но я уже боюсь своего будущего. Я не знаю чего ожидать. Наш поход в Северный Лирк может лишь усугубить ситуацию. Да и вообще, почему бы нам просто не долететь до нужного места? Разве Крини это не под силу?

– Под силу, но нам нельзя выдавать его маскировку. Это слишком опасно как для него, так и для нас.

– Действительно? И что в это такого плохого?

– А как бы ты отреагировал, если бы увидел огромную птицу в небе, уникальную в своём роде?

– Может это меня и удивило бы немного, но я уж точно не стал бы гоняться за ней и пытаться выяснить, что это за существо.

– Это ты, а есть другие люди, преследующие более коварные цели. А Крини — это всё, что у меня осталось, и я не намерена его терять.

– Но вчера он летал вокруг той башни. Почему-то ты не боялась за своего питомца в тот самый момент.

– Не говори того, чего не знаешь! Крини не может всю жизнь быть пленником. Он беспрекословно выполняет все мои просьбы, защищает меня, но я не могу вечно удерживать его.

– Тогда просто отпусти его. Пусть будет свободен. Он сможет приспособиться.

– Нет, я пыталась, но он всё равно возвращается ко мне. Будто чувствует, что я буду нуждаться в нём, если останусь одна. В общем, мы идём пешком и идём либо с тобой, либо без тебя.

И что мне остаётся? Может эта девушка последний человек, который встретился в моей жизни. Намного тягостней умирать в одиночестве. Наверное, нужно двигаться дальше. Будь что будет.

– Хорошо. Я пойду с тобой, Амбро. Но всё это плохо кончится, попомни мои слова. До Лирка с десяток километров ходьбы. Идти лесом — самый близкий путь, да и потеряться мы не должны, так как иногда нам должны встречаться указатели. Но так как Северный Лирк уже давно не существует, как город, то нам нужно будет просто двигаться на север.

– Я рада, что ты согласился. А теперь давай не будем терять время. — приободрённо произнесла Амбро.

Медленно двигаясь в сторону города-призрака, я стал с интересом наблюдать за игрой окружающей меня природы. Сухие золотистые и алые листья, разбросанные на земле, напоминали огромный затянутый лиственный ковёр.Изредка ветер поднимал их в воздух и кружил над нашими головами. Пошатывающиеся голые огромные деревья пусть и вызывали тоску, всё же играли немаловажную роль в создании столько прекрасной картины. В воздухе витает атмосфера безысходности. Немая грусть связывалась с тихо завывающим ветром, разносящим редкие листочки у наших с Амбро лиц. Природа отражает моё нынешнее внутреннее состояние- неопределённость и нарастающую с каждой минутой тоску. В данную минуту меня поддерживало присутствие кого-то живого рядом и более того, дружественно настроенного ко мне. Пусть я так и не понял, что на уме у этой Амбро, я всё же не хочу терять её. Я хочу идти за ней и если потребуется, погибну за неё или рядом с ней. Кажется, это единственное, что я стал понимать.

***

Глава 6. Освобождение

Два дня до наступления вечного заката.

Брат и сестра — Палисандр и Глициния вооружившись двумя мечами старых ветеранов скакали на роскошных теневых жеребцах по узким улочкам королевства. Люди с восхищением смотрели на гордый и устремлённый вперёд холодный взгляд Палисандра. Другие люди восхищались пышными аметистовыми кудрями Глицинии. Не останавливаясь ни на минуту, брат с сестрой всё ближе и ближе приближались к своим безумным мечтам. Скакунов окружали удивительные лиственные деревья-великаны, странники-путешественники, изучающие могучие магические источники покойных магов солнца. Изредка дорогу пересекали Бруланские антилопы, кое-кто из представителей фауны хищно наблюдал за скакунами, кто-то бежал прочь после того, как услышали цокот подков лошадей. Острые дымчатые купола замка Колдтемпла уже были не так далеко от Глицинии и Палисандра. Без устали проскакавшие около двух десятков километров, брат с сестрой решают устроить небольшой привал.

– Смотри, брат. Как огромны отцовские владения! Некогда великое, но сейчас стремительно умирающее. Кажется, это королевство изголодалось по греющим солнечным лучам.

– Глициния. — обратился к принцессе Грон. — ты действительно собираешься на пару с братом покорить целое королевство без сторонней помощи? Не будь глупой девчонкой, я вызвался для участия в битве, а не минутной бойне. Это бесполезно.

– Хочу Вас сразу заверить — королевство сегодня или завтра будем уже нашим, мой брат заполучит своего орла, а я тем временем сделаю то, о чём мечтала всю жизнь. Я хочу рассказать Вам историю Хурондовальда.. Это одно из первых существ, родившихся в сумеречном пепле. Живущий среди людей, Хурондовальд рос и с каждым годом познавал свою силу всё больше и больше. К тьме обратилось его сердце. Его дыхание — болезнь, его взгляд — порча и сглаз, его касание — хаос и разрушение. Города, один за другим поглощались непроглядной тьмой. Это бессмертное существо можно лишь ослабить, сковать или…разделить на множество частей, разбросать между мирами, дабы у него не было возможности вернуться, а у его последователей поднять его из мёртвых, собирая части раздробленного тела, путешествуя из одной точки света в другую. В древние времена нашлись кудесники, которые смогли создать заклинания для свержения Хурондовальда. Могущественные заклятия — единственное, что могло сдержать «рождённого в пепле» и разбить бестелесное, бездушное существо на части. Огромные жертвы были ненапрасны — Хурондовальд был свергнут, но всё же не убит. Его сила разбилась на тёмные осколки. Разделение великой силы на множество утерянных в будущем кусков пробудило у людей желание заполучить великий источник. Войны пошли из-за силы, которую до сих пор никто так и не смог заполучить. Но что есть источник силы Хурондовальда? Его сила — в тяге к разрушению и удачном осуществлении своих желаний. Наследие Хурондовальда внутри каждого из тех, кто жил в его эпоху. И старики, и младенцы получили крохотную часть силы «рождённого в пепле». Умирая один за другим, часть силы Хурондовальда передавалась самому молодому человеку. После их смерти цикл повторялся и так до тех пор, пока не остался единственный хранитель всего осколка силы «рождённого в пепле». Не желая воспользоваться великим могуществом, этот человек, замуровал себя в гробнице. А гробница эта, как мне известно, связана с этим замком. Мама говорила, что внутри должен быть тайный проход в эту гробницу, известный лишь немногим. Чтобы попасть туда, нужна помощь великих мудрецов. Думаю, теперь Вам ясны мои мотивы и желания, сэр Грон.

– Что?! Но…но откуда тебе это известно? Где вероятность того, что эта информация правдива? Глициния, ты очень рискуешь!

– Не поверю, пока сам это не увижу. — вдруг вмешался в разговор невозмутимый Палисандр.

– Эта тайна передавалась от родителя к ребёнку уже много веков. Мама рассказала мне об этом, когда мне было 11 и с того самого момента я стала собирать информацию про Хурондовальда и его силу. Заполучив его часть, мир преобразится до неузнаваемости. Это я вам гарантирую.

– Глициния, ничем хорошим это не закончится… Я не одобряю этого, я не верю в то, что мы достигнем успеха в этой кампании, но я дал слово сопровождать тебя. И во второй раз я слово не нарушу. И, кажется, отговорить я тебя не смогу.

– Что у тебя на уме, Глициния? — всё столь невозмущённым голосом спросил Палисандр.

– Возможно, тайну нахождения склепа охраняют древние магические печати. Я всё предусмотрела. Мы не одни отправляемся в королевство нашего покойного отца. Старые знакомые…нам помогут. Покажитесь, древние мудрецы негасимого солнца. Более нет смысла скрываться.

Палисандр стал осматриваться. Не веря своим глазам, юный принц стал замечать, как из тёмных уголков, из земляных укрытий стали показываться люди в рваных золотых робах. Глаза людей были сокрыты золотыми масками. Среди всех появившихся личностей выделился только один. Он был в красной выцветшей мантии. В его руке был длинный тонкий древесный посох, вершина которого была украшена золотыми лучами, расходящимися в разные стороны. Маски у человека в алой мантии не было. Лицо его было обезображено и напоминало лицо мертвеца.

– Это…это маги солнца? — испуганно прошептал Палисандр.

– Они самые, дорогой братец, только вот теперь они на нашей стороне.

– Они…они… Кто вернул их к жизни? Глициния, это твоих рук дело? — вскрикнул Палисандр.

– Кое-кто мне оказал огромную услугу и в обмен на восстановление имени в нашем с тобой королевстве, он поднял из мёртвых мудрейших магов солнца.

– Наша смерть была лишь началом великих свершений. — сиплым голосом сказал один из магов солнца.

– Теперь мы вернулись и готовы служить юной принцессе, ведь благодаря ей мы снова ходим по этой земле.

– Вынужден признать — говорить начал человек в красной мантии. Принцесса Глициния не оказалась глупой простушкой. Она поступает так, как велит ей разум, а не сердце. А это дано не каждому. Я- архимаг Консельвус Пламенный отныне служу принцессе Глицинии.

– Это…это безумие! Абсурд! Из-за вас погибла наша мать! — прокричал Палисандр.

– Это была вынужденная мера. Мудрость магов солнца пригодится нам в походе на Колдтемпл. Плюс к этому, они могущественные волшебники, поэтому смогут защитить нас. — после нескольких секунд молчания, Глициния продолжила — Либо ты со мной…либо ты против меня, брат.

Обнажив меч, Палисандр кинулся на Консельвуса. Архимаг стоял перед ним на небольшом возвышенном холме в 30-40 метрах.

– Палисандр… — тихо сказала Глициния

Глициния несколько секунд смотрела на разъярённого брата, который был уже совсем рядом с поднятым из мёртвых архимагом, который сохранял спокойствие. Он устремлённо смотрел на Глицинию, будто ожидал от неё какого-то сигнала. Секунду спустя, Глициния кивнула Консельвусу и отвернулась.

– Постой, Глициния, что это всё значит?!- прокричал Грон.

Глициния пропустила его слова мимо ушей.

Архимаг взмахнул своим посохом и устремил образовавшийся солнечный шар света на конце своего оружия прямиком на Палисандра.

– Будь ты проклята, Глициния. — прокричал Палисандр, уже готовый замахнуться своим мечом, но шар испепеляющего света прервал его атаку. Шар света прервал жизнь молодого художника, оставив от него лишь пыль, которую ветер разнёс мимо мёртвых-магов солнца, мимо Глицинии и воина-Гриведа Грона.

– Прости, брат. — бросила Глициния, подходящая к своему коню и быстро взбирающаяся на него.

– Мне очень жаль, принцесса, но Вы должны понимать, что это было вынужденной мерой.

– Подними меч! — резко ответила Глициния.

– Так вот для чего ты это устроила, Глициния! — сказал сэр Грон. — но зачем? Почему сейчас? Я не понимаю. И вдруг твой брат проиграет сражение и будет поглощён прежним владельцем меча?

– Он справится. Сейчас он окажется для меня более полезным, если будет находиться внутри этого клинка. Я знала, что он так отреагирует на появление магов света. Это лучшая участь, которую я могла ему подарить.

Грон ничего не ответил.

Глаза Глицинии с той самой минуты более не сияли ярким слепящим светом. Аметисты стали более тусклыми и блёклыми. Она знала с самого начала, что брат не одобрит её поступков. Он ненавидел мир, но и создания мира, которому будет рада лишь Глициния он тоже не хотел. И она всё это отлично понимала.

Теперь, когда препятствий больше нет, Глициния, возглавляющая армию магов солнца отправляется в страдающее от разорения и хаоса королевство Колдтемпл.

 

***

Глава 7. Покорители времени.

Один день до наступления вечного заката.

 

Пока мы с Амбро шли к Северному Лирку, нам практически не встречались люди. Несколько бродяг и полумёртвых солдат. Теперь и я начинаю убеждаться, что грядёт что-то грандиозное и в то же время ужасное. Катастрофа близка. Неужели это всё из-за смерти короля? Весь путь, что мы проделали к Севернорму Лирку был действительно пустым. Ничего важного. Кажется, мы были слишком погружены в себя и общаться друг с другом было сложно для нас обоих.

– А вот и он — город-призрак Северный Лирк. — сказала Амбро, когда стали видны огромные ворота, открывающие вход в город. Крини стал трепетать и дёргаться на теле Амбро.

– Тише, Крини. Я знаю, что тебе не по себе. Я тебя отлично понимаю.

Амбро ласково погладила мантию рукой, кивнула мне и мы двинулись в сторону главных городских ворот.

Северный Лирк, который когда-то знал каждый — один из самых древних городов Анголы, город героев, город победителей. До сих пор никто точно не может сказать, почему весь город был уничтожен. Почему за несколько мгновений волна пламени забрала за собой целый отрывок истории. Теперь Лирк напоминает огромное кладбище — действительно, огромных строений в городе практически не осталось, разбитые крыши домов напоминают надгробия. Отодвинув огромные чёрные ворота, мы ступили на мёртвую землю Лирка.

– Что же здесь произошло? — сказала Амбро тихим голосом.

– И знать даже не хочется. — ответил я.

Мы шли медленно, неторопливым шагом и осматривали всё вокруг. Кажется, начинает темнеть — небо затягивается дымчатой пеленой.

– Нам нужно туда! — Амбро указала рукой на чёрный, как зола храм без крыши.

Амбро остановилась рядом со входом в разрушенный храм, повернулась ко мне и неуверенно сказала:

-Ты готов?

-Обратного пути нет, Амбро. Я готов. Будь что будет. — промолвил я.

Стоило нам посмотреть в сторону входа, вдруг мы услышали подозрительный звук.

Звон тяжёлых доспехов доносился откуда-то изнутри. Кто это или что?

Через несколько секунд мы смогли среди обломков разглядеть фигуру, в огромных смолистых латах. Рыцарь, держащий в правой руке огромный чёрный меч, ростом около 2 с половиной метров, медленно приближался к нам. Амбро схватила меня за руку и вытаращила глаза. Каждый шаг рыцаря — раскат оглушающего шума.

– Держись, Амбро. — прошептал я.

– Не бойтесь меня, я не причиню вам вреда. Слушайте! — голос пронёсся громом в окрестностях всего храма и некоторой части небольшого городка.

– Приветствую вас, благородные воины. Девушка, твой спутник, птица, что укрывает тебя, как бы не было велико твоё удивление, обладает частью силы некогда существовавшего, а ныне раздробленного Хурондовальда — «рождённого в пепле». Ты видела в свои снах этого юношу, что сейчас держит тебя за руку, видела и меня тоже. Я ждал встречи с тобой, я знал, что мы встретимся перед тем, как наступит Вечный Закат. Я чувствую, как скоро пробудится древнее зло и остановить его не смогу ни я, ни вы, ни другие герои. — шлем закрывал лицо рыцаря. Почему-то складывалось впечатление, будто внутри доспехов на самом деле никого нет. -Единственный шанс что-то изменить — это переписать историю. Вернитесь туда, откуда всё началось. Сразитесь с Хурондовальдом — рождённым в пепле. Свергните его до того, как он полностью познает истинную мощь своей природы. Защитите Великого Орла, не дайте ему сгинуть и пасть от рук неприятеля. Парень, тебе я завещаю свою «Светлую звезду». Пусть тебя не смутят её габариты и внешний вид — раньше меч сверкал, как доспехи доблестных рыцарей. А ты, девушка, забери мой дневник. В нём много важного. Этот свиток — рыцарь протянул Амбро старый пергамент — научит тебя древним языкам. Отправляйтесь в начало начал, свергните гнусного завоевателя и подарите миру ещё один шанс. Да осветит ваш путь свет полной луны. Я — хранитель силы Хурондовальда, буду ждать того глупца, который должен пожаловать в мой склеп, дабы заполучить осколок силы древнего зла. Я видел его и я должен принять бой. Но я слаб и стар. Причина, почему я ещё жив заключается в осколке Хурондовальда, которая не даёт мне умереть. К сожалению, я не могу отдать вам осколок. Тогда я не смогу отправить вас в прошлое. Попасть в мою гробницу можно двумя путями: один из них лежит через замок Колдтемпл. Это станет началом конца. В старом мире вы встретите множество странных существ, часто вашим жизням будет угрожать опасность. Вы должны быть предельно внимательны. Возможно, этот глупец, желающий пробудить часть силы тёмного мастера последует за вами. Я чувствую, как армия пробуждённых мудрецов следует за ним. Будьте наготове. Главное, не забывайте, что ваша птица — хранитель чудовищной силы. А теперь, ступайте.

Рыцарь протянул руку и стал читать заклинание на неизвестном языке. Вихрь, возникший рядом с нами стал нарастать с каждой секундой, мы едва могли устоять на ногах.

– Амбро! — крикнул я. — У нас нет выбора! Слышишь меня! Мы не покинем друг друга! Мы должны это сделать! Дороги назад уже нет!

– Многое, из сказанного мною, станет ясным, после того, как прочтёте этот дневник! — крикнул рыцарь нам напоследок.

Мы с Амбро прижались друг к другу и обхватили тяжёлый меч, который вручил мне старый рыцарь. Вихрь поднял нас вверх. Мы отправляемся в неизвестность, мы покидаем реальность, теперь мы только ветер и не останется от нас и следа в этом мире, но велики будут наши свершения в мире ином. Завтра случится страшное. Королева мечей Глициния одолеет великого воина и извлечёт часть силы тёмного завоевателя. Мы изменим это «завтра», которое не наступит, пока мы не исполним свои святые миссии.

 
читателей   881   сегодня 2
881 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...