Найти дракона

Город пребывал в послеобеденной дрёме. Над цветами кружили сонные пчелы, порхали бабочки. Из-за сплетенного в замысловатый орнамент вьюнка выглядывали эльфы. Увидев идущего по тропинке высокого худощавого парня в джинсовом костюме, брезгливо морщились. Немногочисленные прохожие старательно делали вид, что не замечают человека, рядом с которым шествовал большой металлический паук. С легким жужжанием переставлял суставчатые лапы. Разбрасывал полированным корпусом солнечные зайчики.

Нечасто встречающаяся в этих удаленных от Земли краях пара прошествовала от космодрома до университетской рощи. И остановилась перед деревом библиотеки.

— Надеюсь, хоть здесь нам повезет, — произнес парень, глядя на старый, обхватом не в один десяток метров, ствол.

Паук постучал лапой по выпирающему из земли замшелому корню:

— Тут, наверное, всё уже плесенью покрылось.

— Твои флэшки заплесневеют раньше, чем свитки в библиотеке у эльфов! — осадил парень паука. — Пошли!

 

Сидевшие в читальном зале эльфы поднимали головы и отводили взгляд, словно им противно видеть человека.

Гоблин-библиотекарь, заметив механизм, расправил зеленые уши:

— Что угодно?

Кибер поднял манипулятор, на кончике которого поблескивал глазок видеокамеры:

— Привет! Я — Навигатор!

— Добрый день! Г-горф… меня зовут…  — замялся, покосившись на человека, гоблин.

Парень с улыбкой наблюдал за процедурой знакомства. Инопланетяне, сталкиваясь с искусственным разумом, вели себя по-разному. Величайшие в обозримой вселенной механики — гномы не могли понять, зачем люди заставили машину мыслить. Эльфы недоумевали при виде бионических конструкций. По их понятиям, любое подобие — хуже оригинала. А гоблины киберов обожали. Видимо, хранители информации чувствовали в них что-то родственное. Вот, и Горф, слушая Навигатора, развесил уши.

— Драконы – это разумные летающие рептилии! Крылатые, огнедышащие, с переливающейся радугой чешуёй. И не надо, пожалуйста, отчетов о посещении планет с динозаврами и птеродактилями…

Из-за шторы за спиной библиотекаря вышел еще один гоблин. Сероватая кожа и морщинистые уши указывали на немалый его возраст.

— Вы интересуетесь разумными рептилиями? — спросил он, обращаясь к человеку.

— Это он интересуется, — кивнул тот на кибера. — А я просто катаю его по библиотекам.

Гоблины уставились на паука. Они и представить себе не могли, что человек может исполнять прихоти кибера. Эльфы и гномы не считали особей искусственно созданных рас полностью разумными. По их понятиям, орки и тролли не могли иметь ни собственного мнения, ни желаний. Судьба слуг — трудиться, сражаться и умирать во славу хозяев. Затем их и создавали!

— Почему вас интересуют именно дра-ко-ны? – тщательно выговорил незнакомое слово старый гоблин.

— Потому что в галактике есть все, описанное в наших книгах, — ответил Навигатор.

— В ваших…

— Ну, в написанных людьми.

— Извините, я не понял.

К стойке подошел эльф:

— Мне нужен четвертый свиток из ленного свода Риоронда.

Горф хлопнул ушами и исчез в хранилище.

— А вас что интересует? – вежливо спросил эльф человека. Но на фоне горделивой осанки и пренебрежительного взгляда получилось: «Чего тебе надо?»

Парень сделал вид, что не заметил надменности:

— Так, некоторые вопросы из области литературы.

Эльф дернул щекой:

— То, что вы называете литературой, не имеет никакого отношения к высокой поэзии, — и отвернулся, всем своим видом показывая, что продолжать разговор не намерен.

«Ну, и черт с тобой! — подумал парень. — Вы топчетесь на месте десять тысяч лет. Соревнуетесь в разведении цветов и сочиняете посредственные вирши в честь лучшего цветовода. Гномы отличаются только тем, что выращивают кристаллы. А систематизировать информацию в библиотеках ни вы, ни они не додумались. Всё надеетесь на феноменальную память гоблинов».

Горф принес свиток. Эльф величаво вздернул подбородок и удалился.

— Так, что же написано в ваших книгах? — вернулся к прерванному разговору старый гоблин.

— Э-э… – переступил лапами кибер. — Извините, не знаю, как вас зовут…

— Вард.

— А меня — Навигатор. А его — Константин. А с Горфом мы уже познакомились. Понимаете, уважаемый Вард, — кибер повернул объектив камеры к старому гоблину, — у людей с давних времен существует развлечение: выдумывать истории, которые никогда не происходили. Большинство происходит в мирах, которых никогда не было. Так вот, в литературе есть направление, называемое фэнтези. Там описаны существа, похожие на гномов, эльфов, троллей, гоблинов, орков, хоббитов, баньши… Все живущие в галактике разумные существа описаны в книгах. Не совсем такие, но в общих чертах — похожие. Даже самоназвания их созвучны тем, которые дали им люди. Только драконов нет. Летающие динозавры — это совсем не то! Драконы… Они разумны! Они прекрасны! Но если никогда не видел их, очень трудно понять, о чем идет речь. Вот, если б я мог сам взглянуть на свитки…

Константин вздохнул. До Леондон-Шарпы кибер выступал с подобными речами в библиотеках двух десятков планет. Гоблины старательно пытались припомнить, есть ли в архивах нужные ему записи, и так же старательно делали вид, что не понимают намеков.

— И вы, конечно, ничего не нашли, — произнес Вард.

— Как сказать… На Роверберге нам встретилась копия отчета об экспедиции Ниоау. Но координат там не было.

— Роверберг? — переспросил старый гоблин и поинтересовался: — А Бронг еще жив?

— Да.

— И он не помог вам?

— Бронг сказал, что клан Леондон крепко хранит свои секреты. Если девять тысяч лет назад координаты были неизвестны гномам, то вряд ли мы раскопаем у них что-нибудь сейчас.

— И вы решили посетить Леондон-Шарпу?

— Да! Это не самая близкая к Ровербергу планета эльфов, зато очень старая. Единственная в этих краях, освоенная до экспедиции Ниоау.

Вард задумался. Горф смотрел на него, широко расставив уши. Константин понял: гоблины встречали отчет или копию. Недаром он полгода изучал мимику инопланетян. Навигатор тоже почуял удачу и застыл, опасаясь спугнуть ее.

Наконец, старый гоблин перестал покачивать ушами:

— У нас есть отчет Ниоау. И я могу назвать координаты всех двенадцати звезд, в системах которых он обнаружил пригодные для жизни планеты. Но с одним условием… — Вард посмотрел в глаза Константину. — Вы возьмёте меня с собой.

— А как же договор? Ваша семья может пострадать.

— С этим я разберусь. Сейчас Горф принесет отчет. Я слышал, что сделать копию для вас – не проблема.

Пока кибер фотографировал свиток, Константин размышлял. Он возил Навигатора по библиотекам в надежде, что гоблины, заинтересовавшись драконами, пустят его в архивы. Брать кого-то из них с собой ему не советовали, чтобы не испортить едва наладившиеся отношения с эльфами или гномами. Но Вард пообещал уладить эту проблему, и Константин махнул рукой:

— Ладно! Места у нас хватит. Только захватите еды дней на тридцать-сорок.

— Я позабочусь об этом, — склонил голову Вард.

 

****

 

На космодром гоблин прибыл в сопровождении толпы родственников. Константин с Навигатором заканчивали предполётный осмотр корабля, когда послышался топот множества ног. Константин глянул под крыло и увидел гордо шествующего Варда. Следом, смешно перебирая ножками, шли дети. За ними с трудом поспевали несколько совсем посеревших старцев. Два крепких молодых гоблина тащили по мешку. Еще один — немаленькую котомку. Замыкала процессию обширная в талии дама. Она несла на сгибе локтя прикрытую цветастой салфеткой корзину.

Пока Навигатор затаскивал груз на корабль, Вард прощался с родственниками. Его напутствовали торжественно и многословно. Гоблин в ответ громко хлопал ушами. Константин наблюдал, подпирая плечом посадочную опору. Когда церемония закончилась, из-за соседнего корабля, напоминающего огромную вязанку хвороста, вышли два эльфа в сопровождении нескольких орков.

Константин бросил взгляд на открытый шлюз, в глубине которого мелькнули пятки Варда, и отошел чуть в сторону, чтобы гоблины не оказались между ним и орками. Он надеялся, что отлет обойдется без эксцессов. И теперь жалел, что не расспросил Варда, как тот собирался обойти пункты договора, лишающие гоблинов самостоятельности.

— Вы нарушили закон! — громко сказал, сбавляя шаг, один из эльфов.

— Какой закон?

— Ни один член семьи Толлерош не имеет права покидать планету без разрешения совета клана.

«Неужели Вард обманул?» — с досадой подумал Константин. Но на дальнейшие размышления времени не осталось, потому что орки с рычанием рванули вперед. Два нацелились в люк. Остальные бросились к Константину, на ходу перестраиваясь в колонну по одному.

Это могло сработать, если бы оркам противостоял боевой маг. Самый простой способ прорваться сквозь огненный вал — пожертвовать первым в строю. Но для телекинетика подобное построение — подарок. С плотной группой можно работать, как с единым объектом, и не распылять силы.

Тех, кто рванул к кораблю, Константин отбросил в сторону. Орки с визгом покатились по полю. Затем, он ударил бежавшего первым в грудь, заставив несущихся следом сбиться в кучу. Эльфы остановились. Продолжая удерживать рычащую толпу, Константин нарочито широко улыбнулся:

— Теперь нам не будут мешать. Еще раз, пожалуйста: что я там нарушил?

— Вы обвиняетесь в том, что хотели вывезти с планеты клана Леондон, члена семьи Толлерош. У нее бессрочный договор с кланом. Ни один гоблин…

— Вард — не член семьи Толлерош! — резко выкрикнул один из старцев. — Он лишен родства!

— Как… Когда… — опешили эльфы.

— Сегодня утром. Официальное заявление будет подано в совет клана в течение суток.

— Какая семья решила породниться с ним? – опомнился, было, один из эльфов.

Но ненадолго, потому что гоблин пояснил:

— Таковой не нашлось, и Вард подлежит изгнанию.

Пока эльфы размышляли, Константин занялся разъяренными орками. На сей раз, он мог не торопиться и прокатил их до края поля, заставляя иногда подскакивать. Каждый удар сопровождался громким визгом, затихающим по мере удаления.

Эльфы посмотрели вслед своему побитому воинству, переглянулись и склонили головы. Один, обращаясь к гоблинам, с натугой выдавил из себя:

— Приносим соболезнования по поводу потери члена семьи.

За излишней учтивостью послышалось: «Что б вы сдохли!»

— У клана Леондон к вам претензий не имеется, — с окаменевшим лицом сообщил второй Константину. — Счастливого пути!

Прозвучало это как: «Вали отсюда, пока цел!»

Константин не стал развивать конфликт и поднялся на корабль. Аппарель за его спиной поползла вверх — значит, кибер успел подключиться к бортовой сети.

 

Вард сидел в кресле второго пилота. С грустным видом держал в руках замки ремней и слушал Навигатора.

— Мы не эльфы. И не гномы. Гравигенераторов у нас нет. Константину нелегко будет обеспечивать непрерывное ускорение во время перелета. Зато, вам представится возможность ощутить состояние невесомости. Вкусить, так сказать, в полной мере. А пока, чтобы не летать по всему кораблю, нужно пристегнуться.

— Ты груз закрепил? — помогая гоблину, спросил Константин.

— Так точно! Контур герметизации в норме! Климат-контроль в штатном режиме! Заряд аккумуляторов — семьдесят пять процентов! Система ориентации включена. Обзорные камеры верхнего яруса открыты! — отрапортовал Навигатор и пояснил: — Нижний я не открывал, чтобы эльфы не заплевали.

В небе над космодромом не наблюдалось ни заходящих на посадку кораблей, ни птиц. Не было объектов и на низких орбитах. Медленно, чтобы не вызвать атмосферных возмущений и не напугать гоблина резкой перегрузкой, Константин оторвал корабль от земли. Постепенно увеличивая скорость, поднял метров на пятьсот. Выполнил прыжок за пределы звездной системы и, сохраняя ускорение, повернулся к Варду:

— Навигатор пересчитал координаты, но хотелось бы их проверить. Вы сможете отыскать на небосводе предпоследнюю звезду из свитка?

— Да. Вон она,  — гоблин показал пальцем и пояснил: — Маленькая звездочка чуть ниже треугольника из ярких звезд. Но она в соседнем рукаве галактики. До нее лететь почти сто лет. Вернее, столько понадобилось Ниоау, чтобы вернуться. После нее он посетил всего одну планету, потому что торопился домой. К тому времени он провел в космосе четыреста пятьдесят лет. Вам даже представить такое сложно!

— Почему же?! Вполне обозримый промежуток времени, — произнес Константин. — В космос мы летаем уже больше двухсот лет. А сто двадцать лет назад вышибли гномов с Луны, которую они превратили в свою базу.

— О, да! Гномам тогда здорово досталось!

— А потом на нас напали эльфы. Вот, только не могу понять, зачем им понадобилось ввязываться в ту авантюру? — ясного ответа Константин не ожидал. Просто хотел узнать мнение гоблина. Но получилось иначе.

— Земля показалась клану Монфор слабым противником, потерявшим силы в борьбе с гномами. Планета у вас всего одна, отомстить некому. Техника слабенькая. Биоформирование в зачаточном состоянии. Зато теперь они считают вас достойными соперниками.

«Еще б они считали иначе! После того, как мы пригрозили им, как и гномам, сжечь все миры, до которых дотянутся маги», — усмехнулся про себя Константин и спросил:

— Это ваше мнение или эльфов?

— Недавно к нам в библиотеку попали копии отчетов о боях с магами. Совет клана изучил их и согласился с предложениями клана Монфор — оставить Землю в покое. Эльфы боятся окончательно потерять лицо. Они могут напасть, только если сговорятся с гномами. Но на это нужно время.

«Вард в курсе того, что происходит в галактике. А еще он знает гоблинов из других семей. Может быть, поговорив с ним, ксенологи догадаются, как уговорить библиотекарей, чтобы те пустили киберов в архивы, — подумал Константин. — Знать бы еще, зачем он напросился лететь с нами? Даже рискнул покинуть семью! Но сейчас главное — не показать, что мы заинтересованы в нем. Лучше, если гоблин сам попросится на Землю».

Навигатор вывел на экран курсовое перекрестие, обозначив конечную точку маршрута. Константин перенес корабль в перпендикулярном направлении. Звездная картина изменилась. Солнце Леондон-Шарпы, висевшее на краю экрана, появилось в окне бокового обзора.

Гоблин хлопнул ушами:

— Вот из-за этого вас и боится вся галактика.

— Мы — люди мирные, — откинувшись на спинку кресла, произнес Константин. — Если нас не трогать, то и мы никому морду бить не будем.

— Вы не понимаете! Эти ваши прыжки, ваша магия… Мы годами добираемся до соседней планеты. А для вас шестьдесят световых лет — легкая прогулка!

— Ну, не такая уж и легкая. Вы не представляете, как это непросто — попасть в нужную точку пространства. Сейчас Навигатор по параллаксу определится с расстоянием, и можно будет прыгнуть в нужную систему. Потом понадобится несколько часов, чтобы отыскать планеты…

— Вот! Видите! — воскликнул Вард. — Несколько часов! Ниоау всю жизнь провел в космосе! А вы…

— Так почему же ни эльфы, ни гномы за тысячи лет не озаботились поисками более действенных методов передвижения? Почему они до сих пор ползают с досветовыми скоростями?!

Гоблин поводил ушами, то расправляя их наподобие локаторов, то прижимая, как нашкодивший кот, и сказал:

— Наверное, вы потому и создали магию, что продолжительность вашей жизни не позволяет десятилетиями добираться до соседней планеты.

— В логике вам не откажешь! — улыбнулся Константин и подумал: «Слава Богу никто в галактике пока не догадался, что люди стали долгожителями. И что магические способности — всего лишь побочный эффект. Если эльфы или гномы пронюхают, большой войны не избежать. Они пойдут на всё, лишь бы получить технологию нанороботов. Хотя, еще неизвестно, подойдет ли она им? Мы и сами толком не понимаем, почему присутствие нанороботов в организме делает некоторых людей магами? И почему у разных людей проявляются разные способности?»

На экране рядом с курсовым перекрестием появилось точно рассчитанное расстояние до звезды.

— Ну, что — отдохнул? — спросил Навигатор. – Давай, прыгай, а то мы до завтра не доберемся.

 

****

 

В благоприятном для жизни диапазоне орбит кибер обнаружил две планеты. На одной из них бушевали грозы. Молнии сеткой расчерчивали плотные облака, вытягиваясь иногда на десятки километров.

Навигатор пощелкал динамиками и произнес:

— Не хочется мне туда…

— Что, наводок боишься? — спросил Константин.

— И боюсь! Тебе, небось, память не сотрет. И вообще, какая может быть жизнь в этом море электричества?

— На себя посмотри!

— А что — я? Что? У меня токи слабые.

— Ладно, полетели к другой. Давай координаты!

 

Вторую планету покрывал океан. Среди редких облаков просматривались зеленые острова в белой окантовке пены.

С низкой орбиты Константин перевел корабль в атмосферу. Аэродинамические обводы корпуса позволяли плавно снижаться, прикладывая к управлению минимум усилий.

На одном из островов желтел песочком укрытый в бухте пляж, на который Константин и посадил корабль.

Плотная зелень оказалась зарослями папоротника. Вард с Константином подошли к берегу. Посмотрели на копошившихся в теплой воде трилобитов и вернулись в рубку.

— Ну, что там? — спросил Навигатор. Но сделал это больше для проформы, так как видел все сам через внешние камеры.

— А ничего! — развел руками Константин. — Вард утверждает, что в ближайшее время здесь не смогут появиться даже летающие насекомые.

— Если сюда не придут эльфы или гномы, — уточнил гоблин.

— Или люди, — продолжил Навигатор.

— Вряд ли… — засомневался Вард. — Насколько мне известно, Земля пока не располагает соответствующими технологиями и не сможет быстро создать на этой планете устойчивую сложную экосистему.

Константин в очередной раз усмехнулся: разведка у инопланетян поставлена из рук вон плохо. Гномы тысячи лет наблюдали за человечеством, но ничему не научились. Хранение информации свалили на гоблинов. А те, хоть и обладают феноменальной памятью, о систематизации данных не имеют никакого представления. Сказываются, наверное, общая медлительность долгоживущих и отсутствие дальней связи. Информация распространяется только с попутными кораблями. И только та, которую хотят передать. О запросах, как понял Константин, мотаясь по библиотекам, ни гномы, ни эльфы не задумываются.

Так что освоение людьми двух планет может еще долго оставаться секретом. Как и разрабатываемая на Земле система точной переброски массы. До тех пор, пока люди не начнут применять ее. Да, и потом, в течение сотен лет поголовное большинство инопланетян будет оставаться в неведении. Гравитационная связь гномов и оптическая эльфов ни в чем не превосходят радиосвязь и используются только для внутрисистемных коммуникаций. Но у людей есть огромные преимущества — они могут перемещаться в пространстве мгновенно и умеют обрабатывать информацию!

 

Константин вынес из корабля три «летающих крыла». Навигатор подключил каналы управления беспилотников, пошевелил стабилизаторами, провернул винты и пропищал через слабый бортовой динамик:

— Запускай!

Солнце висело в зените, давая энергию для солнечных батарей. До вечера Навигатор успеет осмотреть ближайшие острова. Константин проводил взглядом набирающие высоту беспилотники и повернулся к гоблину:

— Не хотите ли попробовать шашлык?

— Что это такое?

— Мясо, зажаренное на углях. Купил на Роверберге, замариновал, а приготовить все как-то не получается.

— А! — тряхнул ушами гоблин. — Угощайте!

— Это мы сейчас! Это мы быстро сообразим! — Константин скрылся в корабле. Подал с аппарели Варду небольшой мангал: — Поставьте вон там — возле камней. Поближе к скалам. Там, где поровнее, — и снова нырнул в люк.

 

Перед закатом беспилотники вернулись. Как только «крыло» появлялось над бухтой, Константин подхватывал его и плавно опускал на песок.

— Ничего! — скрипнул динамик. — На суше никакого движения. В океане только медузы, да многоногая пакость на отмелях. А вы тут, пока я сидел, привязанный к антенне, времени не теряли.

— Да, так – поговорили немного. Вард высказал предположение, что сделать вовремя запись Ниоау что-то помешало, и он вспомнил о драконах позже.

Кибер после недолгого раздумья спросил:

— Полетим в предыдущую систему?

— Да, — Константин поднялся с камня. — Завтра утречком отправимся. Сейчас мы тут немного приберемся — и спать.

 

****

 

Остальные планеты из свитка представляли собой кислородные миры, на которых едва начала зарождаться жизнь. Где-то она не вышла из океана. Где-то по суше ползали медлительные ракообразные. Поедали скудную растительность и друг друга.

У Константина после каждой из них возникало желание улететь на ближайшую населенную планету и напиться в припортовом кабаке. Навигатор все чаще матерился и потом долго извинялся перед Вардом за бестактность. Гоблин прижимал уши к вискам, демонстрируя лояльность. Уговаривал землян не отчаиваться:

— Может быть, Ниоау недооценил драконов и вспомнил о них позже, — говорил он. — А может быть, вообще не заметил и включил описание в отчет со слов другого члена экипажа. Там же всего две строчки. И те говорят только о разумности и наличии крыльев. Если б он видел их сам или записывал с чужих слов сразу, то описание было бы более полным. Эльфам свойственна поэтичность. Разумные крылатые явно вызвали бы у Ниоау, который был неплохим поэтом, бурю эпитетов.

И Константин, поддавшись уговорам Варда, заставлял Навигатора рассчитывать прыжок.

 

На берегу пустынного океана, омывающего поросшие мхами скалы первой из открытых Ниоау планет, гоблин убеждал Константина лететь назад:

— Осталась последняя планета! Всего одна! Вдруг Ниоау в старческом маразме перепутал и сначала дал описание драконов, а уж потом зафиксировал координаты. Может быть он, очарованный их красотой, поторопился вписать те строчки… Дело надо довести до конца.

— Ладно! — хлопнул его по плечу Константин. — Посмотрим и последнюю. Хотя, не верится мне, что он настолько все перепутал.

 

****

 

У планеты шел бой. Две дымные полосы перечеркивали небо над океаном. Напоминающий огромную летающую тарелку броненосец гномов входил в атмосферу по баллистической траектории и затормозить с разбитым отражателем уже не мог.

Рядом шел рейдер эльфов, похожий на остро отточенный карандаш. Ударами заряженных взрывчаткой орехов заставлял тарелку кувыркаться. Эволюционные двигатели броненосца включались невпопад, добавляя хаоса в беспорядочное вращение. Гномы огрызались, но синхронизировать выстрелы с положением корабля им не удавалось. Рейдер легко уворачивался от раскаленных стрел. Импульсы его лазеров оставляли на броне оплавленные воронки.

Фиксируя в памяти перипетии боя, Навигатор в восторге щелкал динамиками. По молодости лет кибер не смог принять участие в битве за Луну. А когда в Солнечную систему пожаловал флот эльфов, они с Константином числились в резерве. Наблюдали издалека, как боевые маги расстреливали корабли шарами высокотемпературной плазмы. Но в тот раз оптики едва хватало, чтобы увидеть вспышки, а здесь просматривались даже открытые клюзы орудийных портов.

 

Бой подходил к финалу. По краям тарелки стали заметны турбулентные завихрения. Рейдер сократил дистанцию, чтобы уменьшить рассеивание импульсов в уплотнившейся атмосфере. И тут гномам удалось прекратить беспорядочное кувыркание броненосца. Они открыли диафрагму главного калибра. Эльфы попытались выйти из конуса поражения. Но броненосец развернулся вслед. Модифицированная кора не выдержала первого же гравитационного удара. Следующим импульсом обломки отнесло в сторону. По корпусу рейдера побежали трещины, из которых вырвались белесые струи воздуха.

Тарелка продолжила падение. Неожиданно с ее краев сорвались шесть блестящих капелек. Построились в клин и направились к побережью.

— Что это? — спросил Навигатор.

— Десант. Видимо, стартовые галереи не пострадали, — пояснил Вард.

— И куда они?

— Сейчас… — Константин переместил корабль на низкую орбиту. Осмотрел побережье по курсу движения десантных тарелочек. — Скорее всего, они выберут для посадки долину с круглым озером.

Навигатор тут же сориентировал на нее объективы и вывел изображение в дополнительном окне. На экране ожили сказки про гномов. Ручейки сбегали от лежащих на вершинах гор ледников. Поблескивали на перекатах. Растворялись в голубых водах озера. По берегам среди плотной зелени светлели скальные выходы. Достаточно ровные, чтобы служить посадочными площадками.

— Да! — согласился гоблин. — Мимо такого они не пролетят.

 

К вечеру, когда гномы посадили корабли в долине, Вард спросил:

— Вы не хотите им помочь?

— Как?

— Можно сообщить на ближайшую планету.

— Пусть все идет, как идет, — Константин жестом остановил желающего возразить Варда. — Лет через сто за ними и так прилетят.

Но гоблин всё равно спросил:

— А если первыми сюда заявятся эльфы?

Навигатор увеличил, насколько мог, изображение:

— Ну, и что?! Гномы, вон, с собой работяг больше, чем воинов привезли. Лет за пятьдесят они успеют разбудить десяток вулканов, и наладят орбитальную оборону.

— Это не поможет, если с ними нет ни одного гоблина, — поднял уши Вард.

— А без гоблинов — слабо?

— А без гоблинов точность будет не та. Кто им баллистические расчеты вести будет?

«Вот даже как! — удивился Константин. — Обленились гномы! Забыли математику!»

Поразмыслив, он спросил Варда:

— Эльфы тоже без вас ничего не могут?

— Почти ничего. Последнее время мы им даже генетические расчеты проводим.

— Ага…

Ксенологи на Земле до сих пор не могли определиться с границами разделения труда в обществе инопланетян. Причин тому набралось немало. Гномы и эльфы людей не жаловали и нормально общаться отказывались. С троллями и орками говорить не получалось в силу их социального положения. Гоблины, зачастую, не могли понять, какая информация от них требуется. Каталогов библиотеки не имели. Библиотекари не владели научной терминологией. Да, и многие понятия пока оставались несогласованными, потому что интересовались переводами только люди. А гномы и эльфы плевали на всех с высоты своих тысячелетних цивилизаций.

Сбивали с толку и странные торговые отношения, когда гномы поставляли эльфам гравигенераторы в обмен на системы жизнеобеспечения. В то же время корпорации и кланы постоянно воевали за пригодные к освоению планеты. Объединялись они только для борьбы с хоббитами. Тихие на вид карлики размножались с необычайной для долгожителей быстротой. Чтобы противостоять безудержной экспансии хоббитов, гномы и эльфы прекращали распри. Общими усилиями отбивали пригодные для жизни миры. А потом в сражениях выясняли, кому они достанутся.

Почему-то с хоббитами никаких отношений ни те, ни другие не поддерживали. А людей на свои планеты допустили. Но, в библиотеках ничего полезного о цивилизации хоббитов найти не удалось. Гномы и эльфы за тысячи лет не озаботились исследованием волновой природы баньши. Выяснили, что те не выдерживают механических воздействий, разработали выделяющие огромное количество газа снаряды и успокоились.

 

Когда долину накрыла ночь, Константин посадил корабль на ледник и присыпал снегом, оставив чистыми только объективы курсового обзора. Он хотел понаблюдать за гномами. Опыта в обустройстве на чужих планетах у людей накопилось пока немного. Так почему бы не почерпнуть что-то у «старой» расы, если появилась такая возможность?

Утром, глядя, как тролли под руководством гномов вгрызаются в скалы, он задал гоблину давно вертевшийся на языке вопрос:

— Скажите, Вард, зачем вы напросились лететь с нами? Ведь вас не интересуют драконы. Вы ищете что-то другое.

— Почему вы так считаете?

— Ну, мне показалось… Фильмы про драконов, которые вам всю дорогу показывал Навигатор, вы смотрели без интереса. Зато координаты из отчета Ниоау знаете наизусть. По крайней мере, безошибочно находили на небосводе звезды посещенных им планет.

— Я с детства увлекался историей. И особенно — дальними экспедициями. Мечтал посетить дикие планеты. Отчет Ниоау — не единственный, которым я зачитывался.

— Ладно, — согласился Константин. — А почему вы после каждой неудачи предлагали лететь дальше — обследовать следующую планету?

Гоблин ответил не сразу. Поводил ушами, словно не знал, как их уложить, и ответил:

— Я уже говорил: Ниоау мог написать о драконах позже.

— Но не раньше, чем встретил! А вы настаивали на том, чтобы посетить и эту планету.

— Только для того, чтобы пройти весь путь. Как вы — люди — любите говорить: для очистки совести.

— Не надо вешать лапшу на уши! — повысил голос Константин. — Кстати, так мы тоже любим говорить. Вам зачем-то надо было посетить все планеты. Зачем? Что вы надеялись тут найти? И куда вы собирались податься после того, как наше путешествие закончится? Вас же не примет ни одна семья!

Свернув уши в трубочки, гоблин уставился невидящим взглядом перед собой.

Константин молча обругал себя за несдержанность и принялся ждать. Давить на гоблинов в таком состоянии бесполезно. За тысячи лет в их сознании утвердилась рабская психология. Выработался своеобразный рефлекс: если «старший» зол — не перечь, молчи! Зажатые в рамки договоров, запуганные, гоблины от рождения и до смерти исполняли обязанности библиотекарей, расчетчиков, навигаторов. Они взяли на себя нудную работу, не требующую физических усилий. Рождались и умирали, не имея равных прав с гномами и эльфами. При этом на них держались две величайшие цивилизации галактики. Потому что всей накопленной информацией распоряжались гоблины.

Вард начал медленно расправлять уши. Константин приготовился выслушать оправдания, но в этот момент Навигатор повернул камеру:

— Над океаном — множественные цели курсом на лагерь. Время подлёта — не более получаса. Идут в два эшелона, широким — до двухсот метров — фронтом. Высоты — от двадцати до сорока метров, — докладывал кибер отрывисто, четко. Видимо, проснулась память предков — комплексов самонаведения.

Дымка над океаном едва позволяла определить, что это огромные крылатые. Они шли низко над водой, и гномы, не озаботившиеся выставить охранение, их не видели.

— Неужели… – прозвучало в динамиках.

Константин не знал, что и думать:

«Почему Ниоау написал о драконах раньше, чем побывал на этой планете? Может быть, кто-то ему подсказал? Но кто?! И где он его встретил? В эти края никто до него не залетал. Или мы просто не нашли упоминаний? Должно же быть объяснение всей этой несуразице!»

— Это птицы рох, — развеял мечты Навигатора очнувшийся Вард. — Видимо, эльфы прилетели сюда раньше гномов и успели высадить десант.

Кибер невнятно выругался. Константин, чтобы хоть как-то подбодрить его, сказал:

— Сейчас мы увидим добрую драку. В ближнем бою тролли-работяги мало отличаются от воинов.

— В чем-то вы правы, — согласился гоблин, но пояснил: — Вот, только оружия у них нет.

— Эти каменные истуканы орков голыми руками порвут. Они наш десант на входе в лунную базу смяли без особых усилий. Хорошо, Фил с Гогой подоспели вовремя.

Вард глянул на Константина, будто хотел что-то спросить. Но передумал и повернулся к экрану:

— Двадцать три птицы — это почти сотня орков и эльфов. А из трех десятков троллей — всего два воина.

— Там еще семь гномов, — закончил подсчеты гоблина Навигатор. — Не стоит забывать и о бортовом вооружении…

— Когда начнется каша, воспользоваться им будет непросто, — медленно произнес Константин. — Вот, если бы они успели шарахнуть по птичкам на подлете…

— Вы не вмешаетесь? — посмотрел на него гоблин.

— Нет. Я уже говорил вам: пусть все идет своим чередом.

 

Перед ведущим в долину ущельем птицы набрали высоту и ринулись на лагерь гномов в пологом пикировании. Орки сыпались с их спин, не дожидаясь посадки. Расправив плащи, планировали, выбирали место для приземления. Казалось, стрелять они начинали еще в воздухе.

Но нападавшие немного просчитались. Гномы в этот момент обсуждали что-то у входа в шахту, куда и спрятались после первого же выстрела. Орки накатились волной и схлынули, оставив перед строем троллей несколько тел. Мелькнувшие над схваткой кирки и лопаты опустились.

В бой вступили эльфы. Вдвоем они установили на треноге пусковую трубу и начали по одному выбивать построившихся на входе троллей. Если после выстрела слабого оружия орков каменные истуканы только покачивались, то ракеты при удачном попадании валили их. Может быть, орки и смогли бы добить упавших троллей, но эльфы отогнали их в сторону. Они не прекращали стрелять до тех пор, пока очередная ракета не взорвалась внутри шахты.

Оттуда, перешагивая через упавших работяг, выбрались два тролля-воина. Выстрелами из наплечных пушек снесли ракетную установку вместе с эльфами.

Орки запоздало кинулись на врага. Перед входом в шахту закрутилась карусель. И тут налетели парившие над долиной птицы. Три, на которых сидели эльфы, подхватили вышедших на открытое место троллей и понесли к озеру. Один из воинов извернулся и выстрелил. Из облака дыма и перьев полетели окровавленные клочья. Тролль упал на берег. По каменному телу пробежали трещины. Светящаяся вишневым лава выплеснулась на песок. В клубах пара протекла в воду.

Птицы избавились над озером от груза и вернулись. Ухватили еще двух троллей. Бросили в воду, на поверхности которой уже лопались большие пузыри.

Закрывавшие вход в шахту работяги расступились. За их спинами поднялись клубы дыма. Гномы дали залп по птицам. Сбили обоих эльфов, но пропустили ответную атаку. Под прикрытием не успевшего рассеяться дыма орки проскочили между троллями. Растерзали когтями гномов. И, спустя мгновение, получили с фланга залп из орудий ближайшей тарелки.

Гравитационный удар смел всех — и живых, и мертвых. Раскидал изломанными куклами по берегу. Поднял тучу пыли, которую подхватил легкий ветерок и отнес вместе с дымом за озеро. Оставшиеся без седоков птицы кружили над долиной. На поверхности озера лопались, выпуская пар, редкие пузыри.

— Ничего себе, побоище… — произнес Навигатор, переводя камеры с одного неподвижного тела на другое.

— Да… Повоевали… — покрутил головой Константин. Все произошло очень быстро. Полторы минуты — и от двух отрядов остались лишь трупы. Даже если б он, вопреки полученным на Земле указаниям, захотел вмешаться, решить – на чьей стороне воевать, не успел бы.

— Может быть, посмотрим, кто там остался? — пошевелился в кресле Вард.

— Я предлагаю подождать, — высказался кибер. — Должен же он выйти.

— А если там раненый? — предположил гоблин.

— Я за то, чтобы подождать, — поддержал Навигатора Константин. — Если хотите, — повернулся он к Варду, — можете сходить — посмотреть. А мы тут посидим.

— Ладно! — хлопнул ушами в знак согласия гоблин. — Подождем. И неплохо было бы чего-нибудь попить…

— Справа за подлокотником.

— А я… это… — смущенно показал флягу Вард. — Пока они тут воевали — все выпил.

 

Минут через десять, когда растерявшиеся без седоков птицы рох разлетелись, из тарелки вышел гоблин. Заглянул в шахту. Осмотрел трупы у скалы. Сел на камень и прижал ладонями уши.

Вард некоторое время вглядывался в экран. Бормотал:

— Ближе всего отсюда Бревервальд. Значит, семья Катронес. Штурманов у них немного. Кого же я давно не видел? Норп, Сварг… Скорее всего, Сварг, — и, посмотрев на Константина, твердо сказал: — Мне нужно к нему!

— Выходите! Я вас спущу к озеру. Навигатор, открой люк!

 

Гоблин, прилетевший с гномами, действительно оказался Сваргом из семьи Катронес. По какой причине корпорация Бревер отправила на разведку одинокий броненосец, он не знал.

— Эльфы уже были здесь, — неохотно рассказывал Сварг. — Когда мы начали торможение, они вылетели из-за горизонта. Два рейдера мы раскололи, а третий зашел сзади. Горр Бревер дал команду беречь стартовые створы десантных ботов и ждать удобного случая. Мы уворачивались, как могли. Но половину ворот они нам все-таки заклинили. А потом… Лучше бы я погиб!

Вард прошептал на ухо склонившемуся над Сваргом Константину:

— Если выяснится, что он не смог защитить своих хозяев, позор ляжет на семью. Ему лучше умереть, чем явиться побежденным, — и положил руку на плечо гоблину: — Мы видели, что ты не мог стрелять раньше, потому что неминуемо зацепил бы своих. Зато потом ты отомстил.

Сварг молчал. Опущенные уши его трепетали, руки нервно сжимали флягу.

— Давай, подождем до завтра, — предложил Константин. — Умереть ты всегда успеешь.

 

Он перегнал корабль на берег моря, чтобы ничто не напоминало об утреннем бое. Гоблины расположились на песке с бутылкой вина и коробкой сушеных фруктов, которые Сварг прихватил из тарелки. Они о чем-то разговаривали, изредка обращая внимание на выпивку, еще реже — на закуску.

Когда стало темнеть, Вард позвал:

— Идите сюда! Кажется, я знаю, где найти ваших драконов!

Кибер тут же выдернул штекеры и ринулся наружу. Константин поспешил следом, чтобы послушать Сварга.

— Горр не просто так прилетел сюда. Он раскопал где-то в архивах древние записи. Когда гномы заселили Бревервальд, они отправили на разведку два корабля. Один в эту систему, другой — в следующую. Там гномы встретили чудесных летающих ящеров. Разумных. Я сам, своими глазами читал!

— И было это всего через триста лет после экспедиции Ниоау, — вставил зачем-то Вард.

Константин задумался. Вообще-то, их путешествие до встречи с Вардом оставалось безрезультатным. Библиотекари не пускали Навигатора в архивы. Хорошее отношение гоблинов к киберам не помогло. Зато теперь судьба подарила шанс, о котором люди даже не мечтали. Вард — изгнанник. Сварг станет таковым, стоит ему появиться дома. Гоблинов можно отвезти на Землю. Но очень не хотелось обижать Навигатора, чье увлечение драконами дало повод для путешествия по библиотекам. А потому с возвращением придется подождать.

 

****

 

На разбросанных в океане островах драконов не нашлось. Константин целые сутки гонял корабль в аэродинамическом режиме. Осмотрел все большие острова и несколько десятков маленьких. Временами казалось — в ущельях что-то шевелится. Но это оказывались либо высокие папоротники, либо вычурная тень.

Вымотавшись, Константин посадил корабль на первом подвернувшемся пляже и ушел спать. Гоблины попросились выйти. Навигатор, занятый тестированием корабельных систем, открыл им люк. Закончив проверку, он отключился от сети и отправился проводить внешний осмотр. Но еще из шлюза услышал голос Варда:

— Договор моей семьи с кланом Леондон был заключен почти десять тысяч лет назад. Остальные — не раньше. Я проверял. Получается, гоблины появились на планетах эльфов после экспедиции Ниоау. Вероятно, их привезли из этой области галактики. А теперь, когда ты рассказал о том, что тут побывали гномы, можно предположить, что и твоя семья вывезена отсюда.

— Но почему об этом нет ни слова в отчетах? — тихо спросил Сварг.

— Я подозреваю, что гоблины по какой-то причине не хотели раскрывать местоположение родной планеты и подделали отчеты. А может быть, это сделали эльфы и гномы. Чтобы скрыть друг от друга существование планеты гоблинов. А потом все забыли…

— Так, вы искали не драконов?

— Драконов искали земляне. Вернее, ими интересуется Навигатор. А Константин согласился отвезти его…

— Согласился отвезти?! — удивился Сварг.

— Да. Константин не считает кибера низшим существом. По крайней мере, я в их отношениях не заметил превосходства одного над другим.

— А как остальные люди?

— Не знаю. Но очень хотелось бы посмотреть, как там у них — на Земле.

— А как же планета гоблинов?

— Я уже не верю, что она существует, — грустно произнес Вард. — Мы побывали везде…

— Но осталась же еще одна!

— Вряд ли на ней кто-нибудь может жить. Тем более — гоблины. И если мы там никого не найдем, надо будет просить Константина взять нас на Землю.

— Вы думаете, он согласится?

— Надо постараться, — произнес Вард. Но в словах его Навигатор не услышал уверенности. Кибер громко хлопнул крышкой пульта управления шлюзом и спустился по аппарели.

 

****

 

Облетев несколько раз планету, Константин попросил Навигатора:

— Прикинь, где нам лучше садиться.

— Как я тебе прикину?

— Ну, посмотри, где молний поменьше.

— Да, тут их везде… – пробормотал кибер и умолк, настраивая программы обработки.

 

Когда количество витков над экватором перевалило за полсотни, Навигатор вывел на экран карту тропического пояса. На ней зелеными пятнами отображались места с минимальной грозовой активностью.

— Самое интересное в том, что некоторые из них движутся, — давал пояснения кибер. — Получается полоса длиной километров десять и шириной до двух с половиной. Некоторые зоны находятся в покое. Но диаметр их не больше километра.

— Дистанции ты берешь по поверхности облачного слоя?

— Да.

— Так… — прищурился, глядя на ползающих по карте зеленых червяков, Константин. — А не запустить ли туда беспилотник? Может быть, тебе удастся удержать связь?

— Давай! — с энтузиазмом поддержал Навигатор. Не хотелось киберу соваться в насыщенную электричеством атмосферу.

— Я постараюсь опустить «крыло» пониже, но все равно, из облаков тебе придется выруливать самому.

— Вырулю!

— Только следи за зарядом аккумуляторов.

— Не дурак — понимаю!

 

Беспилотник выскочил из низких облаков. Навигатор пустил его по кругу, чтобы осмотреть степь и далекие холмы, над которыми мерцали сполохи зарниц. У горизонта двигалось что-то блестящее, переливающееся разными цветами, словно мыльный пузырь на солнце. Динамики донесли неразборчивое бормотание кибера. Он поднял беспилотник к нижней границе облаков и врубил двигатели на полную. Радужное пятно стало приближаться. Вскоре оно зацепилось за скалистую вершину. Вытянулось вверх — к серым, клубящимся облакам.

— Дракон! — заорал Навигатор.

Теперь и Константин увидел, что на горе сидит огромный дракон. Грациозный и невообразимо прекрасный. Поднятые крылья вбирали из облаков электричество. По их краям пробегали огни Святого Эльма. Миниатюрные молнии проскакивали между клыками. На кончиках венчающих голову шипов светились коронарные разряды.

— Гоблины… — ошеломленно выдохнул Вард. — Там гоблины!

У подножия горы сгрудились куполообразные крыши. Типичная деревня, в каких проживают семьи на освоенных планетах. Рядом с землянками виднелись маленькие фигурки.

Константин усмехнулся: как-то странно всё сошлось. Навигатор нашел драконов, Вард — планету гоблинов. Хотелось верить в случайность, везение. Но душу грызла мысль, что неспроста это всё. Неспроста!

 

Беспилотник заложил вираж над деревней, и тут его дернули вверх. На экране мелькнули скалы, облака… Заглянул в объектив огромный красный глаз. Изображение пошло полосами. Навигатор с чувством произнес:

— Дракон, мать твою! — и добавил такое, что гоблины свернули уши в трубочки.

 

****

 

Корабль Константин посадил между землянками, в надежде, что для постройки деревни выбрано безопасное место. Гоблины, как только Навигатор открыл люк, кинулись наружу — им не терпелось встретиться с соплеменниками. Кибер попросил:

— Ты, там, побыстрее. Не хочется мне торчать здесь. Не дай Бог, шарахнет…

— Постараюсь! — пообещал Константин, посматривая на экран. Дракон, подняв крылья, сидел на скале. Вбирал из атмосферы электричество. Под когтями его вспыхивали дуговые разряды. Зарницы мерцали далеко над горизонтом и к деревне не приближались.

 

Местные гоблины странно выговаривали некоторые слова, но понять их труда не составило. Тарб — деревенский староста — пригласил гостей за стол:

— Проходите, садитесь.

Землянка оказалась на удивление просторной. Посреди круглого помещения стоял массивный стол. Вдоль стен размещались шкафчики и этажерки с домашней утварью. Рядом с входной дверью уходила вниз лестница. Видимо, спальни находились под землей.

Две женщины выставили на стол тарелки с чем-то похожим на печенье, кувшин с пивом и стаканчики из легкого металла. Константин вспомнил, что у подножия скалы он видел высокие закопченные конусы.

— Вы производите алюминий?

— Да! — расправил уши староста. — Мы и сталь выплавляем. Но она вся идет на книги.

— Книги? — удивился Константин. — Вы позволите посмотреть?

— Конечно! — польщенный вниманием Тарб еще шире расставил уши. Позвал молоденького, светло-зеленого гоблина и отправил его вниз.

 

Книга была набрана из тонких листов нержавеющей стали. Константин провел пальцами по строчкам гномьих рун. Подумал, что написаны они, похоже, электрографом.

— Вот, это — про Землю! — Тарб махнул ушами в сторону книги и с гордостью сказал: — У нас есть копии всех текстов, которые хранятся в библиотеках гномов и эльфов.

В разговор вступил Вард. Наседая на старосту, он быстро выяснил, что драконы читают мысли любого гоблина в галактике.

— Но почему мы не знали? — удивился Вард.

Староста развел ушами.

— Может быть, первые гоблины, попавшие на корабли гномов и эльфов, не захотели выдавать им свои тайны.

— И зачем это вам? — спросил Константин.

— Интересно же! Благодаря драконам мы в курсе всех событий. Правда, с тех пор, как гномы покинули Землю, мы перестали получать о людях достоверную информацию.

— А обратная связь? Может дракон внушить что-нибудь гоблину?

— Нет. По крайней мере, я с таким не сталкивался.

Тарб еще что-то рассказывал. Вард задавал вопросы. Константин краем уха прислушивался к разговору и усиленно размышлял:

«Гоблинов нельзя везти на Землю! Неизвестно, к кому может впоследствии попасть информация. Но и портить отношения с ними тоже нельзя! Эта планета – полное собрание знаний, собранных в библиотеках гномов и эльфов. Не нужно мотаться по планетам и собирать информацию по крохам. Достаточно запустить киберов в здешние хранилища. Но вряд ли гоблины согласятся на это, если не будет встречного шага…»

О чём и завел разговор Тарб:

— Наша молодежь мечтает побывать на Земле. Я бы и сам хотел посмотреть на нее. Но возраст, возраст…

Константин вконец запутался. Он понимал, что отказать гоблину нельзя. Недоверие одной стороны подтолкнет к ответным мерам другую. И человечество не только не получит доступ к архивам планеты гоблинов, но может потерять благосклонность всех библиотекарей в галактике.

И тут он подумал, что на Земле большая часть информации хранится в электронном виде. Киберы способны фильтровать ее незаметно для пользователя. Главное – решить, что подсунуть любопытным гоблинам, а что не показывать ни в коем случае. И Константин решился:

— Ладно, двоих я возьму. Третьему на корабле места не хватит, — он посмотрел на Варда. Тот хлопнул ушами, подтверждая.

— Я сейчас, — засуетился Торб. — Придется немного подождать. Я не ожидал…

— Ничего страшного, — улыбнулся Константин. — Нам все равно надо провести предполётный осмотр.

 

Услышав, что с ними на Землю полетят гоблины, Навигатор возмутился:

— Ты что, с ума сошел?! Неужели не понимаешь, что они тормозят прогресс и гномов, и эльфов. А может быть, и хоббитов…

— С чего ты так решил?

— Посчитал! — чуть не выкрикнул кибер. — Я ж тебе рассказывал о разговоре Варда со Сваргом. Гномы и эльфы побывали на этой планете десять тысяч лет назад. С тех пор ни те, ни другие не изобрели ничего нового. Не из-за того ли, что гоблины за них считают, пишут, помнят, в каком месте, о чем написано?

— Не кипятись, — спокойно сказал Константин. — Ты думаешь, наше начальство пустит гоблинов в сеть? Ну, уж нет! Если их и посадят перед монитором, то фильтровать тексты, поставят кого-то из твоих родственников. И выдадут им перечень информации, не подлежащей, так сказать… А они и рады будут подсунуть гоблинам вместо научных трактатов какую-нибудь фантастику.

Навигатор хихикнул:

— А вместо исторических фактов — «Илиаду» или «Трех мушкетеров».

И друзья громко рассмеялись.

 
   

читателей   991   сегодня 1
991 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...