Королевы иллюзий

Раскаленный шар над головой наконец сдвинулся с места и медленно покатился за горизонт. Сверкали в ярких лучах жестяные крыши трейлеров и хромированные спицы мотоциклов; дул горячий степной ветер, по-прежнему молчали птицы. Но в воздухе уже чувствовалось призрачное обещание прохлады, словно другой мир пытался прорваться сквозь этот горячий послеполуденный морок. Саманта разлила по бокалам ледяной яблочный сидр и с наслаждением пригубила, ощущая, как игристый напиток врывается в кровь и приносит блаженное расслабление. На долгих четыре удара сердца можно забыть о жаре, сложнейшем ежесекундном труде и, самое главное, о листке бумаги во внутреннем кармане джинсовой куртки. Мятой бумажке, о которой лучше бы и не вспоминать вовсе. Особенно сейчас, когда любимая сестрёнка нашла время для визита.

 

— Сколько мы не виделись, Айя? – Низкий бархатистый голос Саманты нарушил стоящую над степью тишину. Словно никто и не пытался завести старый BMW, десяток лет носивший Толстого Тэда по всему миру. Орали байкеры, тарахтело сцепление, задорно матерился Тэд. Наконец выхлопная труба мотоцикла выплюнула клочья черного дыма и мотор взревел, вспугнув отдыхавшую в траве дрофу. Но все это было по ту сторону невидимого и непроницаемого для звуков пузыря, за которым искушенные в особого рода искусстве дамы могли спокойно поговорить.

— Пять лет! — Звонкий, как колокольчик, голос Айи раскатился по степи. Саманта вновь подивилась тому, как же они непохожи внешне: осень и весна, тёмное воронье перо и золотистая солома полдня. Каждая взяла своё от одного из родителей, а синтеза не получилось. Да и возможно ли соединить огонь и лёд так, чтобы на свет родилось что-то новое? Профессор трансфигурации Мартин что-то говорил об этом, но Саманту мало интересовала трансфигурация в те годы. Её любимым предметом были иллюзии.

Глядя на Айю, трогательную прядь светлых волос, прилипшую к мокрому лбу, вечную улыбку и блеск маминых синих глаз, Саманта чувствовала себя счастливой. Она и не представляла, как соскучилась по сестре, пока та не выпрыгнула из портала. И немедленно вывалила кучу накопившихся новостей.

— Пять лет отмучалась в аспирантуре. Ну и помоталась по мирам! Огненный мир, Арахна, даже в Средиземье занесло.

— Никогда не слышала, — подняла бровь Саманта.

— Создали под нужды кафедры. Такая себе планетка с забавными человечками. Ну и с менее забавными тоже, нда. У меня темой было «Теоретические аспекты боевой магии», вот и пришлось практиковаться на войне.

Тут девушка вздрогнула, видимо вспомнив о чем-то неприятном, и разом хватила полстакана шипящего напитка. После чего поспешила перевести тему.

— Ну а ты как? Не ожидала увидеть тебя в этих краях. Твои байкеры раньше сюда не приезжали.

— Ну… — Саманта запнулась и тоже пригубила сидр. — Ярмарку перенесли и мы сделали крюк… по нашим с тобой памятным местам. Удачно, правда?

— Ага! Кто бы мог подумать, что мы вернемся в эту степь? —
Улыбнулась Айя. — Выросли здесь, да и разлетелись как птицы. Где стояло наше ранчо?

Саманта неопределённо кивнула за горизонт.

— Теперь там торговый центр. Всё меняется. Через двадцать лет вместо грунтовки здесь будет хайвэй. Или двадцать сантиметров радиоактивного пепла. Кто знает?

Тэд наконец оседлал воскресший мотоцикл, но только со второй попытки — пока Курт колдовал над мотором, байкер здорово набрался. И теперь толстяк с гиканьем нарезал круги вокруг пыльных трейлеров, палаток и куч мусора. Их лагерь стремительно врастал в реальность, и казалось, что флаги мотоклуба целую вечность полощутся на степном горячем ветру. Саманта незаметно вытерла рукой пот со лба, постаравшись не выдать перед сестрой усталость. Та не заметила. Судя по отсутствующему выражению лица, та общалась с кем-то по ментальной связи. И еле заметная складка на переносице намекала на то, что разговор не из приятных.

Саманта залюбовалась тем как Курт — её Курт — собирает инструменты. Сильные загорелые руки двигались плавно и уверенно. Он был лучшим механиком в их банде, и даже она со всей своей магией не смогла потеснить его на пьедестале славы. Эти движения…

Айя закончила разговор и перехватила её взгляд:

— Твой жених?

— Мы вместе, — кивнула Саманта и вновь наполнила бокалы.

— И как он? Хорош?

— Механик, какие рождаются раз в сто лет. Может починить любую рухлядь. Сильный, умелый и очень нежный. — Волна сладких воспоминаний охватила Саманту, и та бросила на любовника долгий взгляд. Курт обернулся и помахал рукой, после чего подхватил ящик с инструментами и пошел к себе в фургончик. Саманта непроизвольно коснулась куртки, в кармане которой лежала злополучная бумажка.

— Самый крутой самец в стае, да? — В голосе Айи разлились нотки восхищения с лёгкой примесью зависти.

— Самый. Хотя член всё-таки больше у Сэма. — Саманта кивком указала на высокого светловолосого мужчину, который помогал слезть Толстяку Тэду с мотоцикла. Поймав изумленный взгляд сестры, Саманта рассмеялась:

— Сестрёнка, я и брак — вещи несовместимые. У нас с Куртом свободные отношения. Хочешь, познакомлю тебя с ним… или с Сэмом? — в голосе Саманты прозвучал плохо скрытый намёк.

Айя покраснела и лихорадочно приложилась к сидру.

— Нет-нет, у меня есть Генрих, у нас всё хорошо. Ну просто очень-очень хорошо, правда. А твой Курт что, не против… такого?

— В какой-то момент он захотел перемен. Мы даже сильно поскандалили. А теперь вот он, пьёт пиво с Сэмом, чинит байки и ждёт вечера. Таковы правила моей игры, сестрёнка!

 

Айя кивнула, хотя все еще выглядела ошарашенной. Чтобы разрядить обстановку, Саманта перевела тему на её мужа, которого не видела с самой их свадьбы.

— О, Генрих… Он по-прежнему работает в Правительстве. Айя на секунду задумалась, подбирая слова. — Он, ну… Помогает жителям других миров начать жить лучше. Таких как Земля или другая периферия. Помогает понять, что всё плохо и приводит к власти хороших парней. У него столько всего на работе происходит! Год назад коллеги из какого-то другого отдела свергли тирана… Даже не помню, где это всё было. А потом оказалось, что новый диктатор оказался хуже старого. И Генрих включился в работу, подобрал других хороших парней и всё уладил. Его даже наградили орденом Мерлина за заслуги перед Конфедерацией, не слышала?

Саманта не слышала.

— А потом кто-то из того первого отдела куда-то нажаловался, и орден отобрали. Начались разбирательства, кто в этом задрипанном мире был тираном, а кто — хорошим парнем. Но сейчас, вроде, всё хорошо. У них в организации кто-то удачно умер, кто-то ушел на пенсию… Я не очень хорошо понимаю, что там происходит, но, вроде бы, от моего Генри отстанут и даже орден вернут. Сложно у них, — Айя вздохнула и у неё на лбу вновь появилась тревожная складка.

— Да уж, — вздохнула Саманта, — но теперь-то ты, как дипломированный боевой маг, поможешь ему разобраться со всем этим?

Айя снова вздохнула.

— Ох, не думаю, Сэмми. Не думаю. Огненные шары красиво танцуют в небе, но в реальном бою это настоящий кошмар. Человека, орка, да кого-угодно просто рвёт на части. Еще и подбрасывает кверху, как… Как не знаю что. И потом смотришь, а вокруг лежат обугленные руки-ноги. Гадаешь: это кишки хорошего парня или плохого? Какая уж тут, к чёрту, борьба добра со злом, тут не наблевать бы на мёртвых товарищей…

— Ого, – только и вставила Саманта. Айя глубоко вздохнула и решительно продолжила:

— Я решила: остаюсь на кафедре. Буду запускать в небо огоньки, лекции читать, экзамены, то-сё. Не хочу просыпаться по ночам… Как Генрих.

 

Саманта накрыла её ладонь своей и ободряюще сжала. После чего ещё подлила в стакан. Она хорошо знала о спасительном свойстве алкоголя притуплять острую боль. Жаль только, справиться с источником боли не поможет ни сидр, ни чистый спирт.

— Ну а ты практикуешь магию? Тебе же прочили большое будущее в Университете.

— Практикую, — улыбнулась Саманта, — хоть Курт и починил половину мотоциклов этих разбойников, остальные ездят на моих чарах.

— А еще? Левитируешь?

Саманта покачала головой.

— Когда между ног байк, летать незачем, Айя. Хочется гнать сквозь степь без остановки. Словно ты одна на свете, а вокруг только ветер и ковыль…

— А иллюзии? — Айю явно не тронула мотоциклетная романтика. — Ты была лучшей на факультете. Помнишь, у тебя была странная теория насчет них?

— Ха, точно! Я полагала, что иллюзии на самом деле реальны. Что это окно в другие миры где всё точно так, как вообразил маг. Ага. — Тут Саманта вновь смахнула каплю пота с виска.

— Все были уверены, что ты станешь великим исследователем, — Айя допила сидр и поставила стакан на стол, — королевой иллюзий!

— О, а ведь я действительно провела исследование, — Саманта разлила остатки напитка. — Я создала достаточно мощную иллюзию и продержала её… — Женщина задумалась, подсчитывая, — тридцать четыре дня. Исследовала, изучала, экспериментировала… Увы. Иллюзии — это иллюзии. Волшебница кисло улыбнулась и откинулась на стуле, глядя как солнечный диск медленно подбирается к горизонту.

 

В лагере байкеры развели костёр, Курт настраивал гитару, парень с длинными волосами и его коротко стриженная подруга пили вино прямо из бутылки. Прохладный ветер принёс сёстрам тёрпкий запах полыни и первые птичьи трели. Природа постепенно оживала после дневной спячки.

— А почему вы с Генрихом не заведёте детей? Раз ты решила, что воевать это не твоё призвание?

— Генрих пока не готов. Да и работа эта… его же никогда нет дома. Как я справлюсь? И потом, эти его ночные кошмары, Сэмми, любой бы испугался. Вот и я… пока не готова к детям.

— Ты будешь прекрасной матерью, — уверила её Саманта.

— Когда буду готова.

— Да, когда будешь готова.

— Ну а сама, Саманта? Хочешь завести себе маленького байкера или, может, байкершу?

— Хочу. Хочу, Айя, но пока не с кем.

 

Сестра ничего не ответила и они молча смотрели на солнце, которое наконец доползло до горизонта. А потом Генрих вышел на связь с женой и пообещал ей быть дома к полуночи, после чего Айя нехотя засобиралась домой.

— Сэмми, ну мы же увидимся вскоре? Пообещай мне!

— Обещаю, — ответила Саманта, чувствуя, как внутри неё прорастают робкие ростки уверенности. — Хочешь, я приеду к тебе погостить на пару дней?

— Да! Приезжай! Когда?

— Скоро. Через пару дней, может через неделю. И мне понадобится твоя помощь.

— Что-то случилось? Мне показалось, ты немного не в своей тарелке. Так что же ты молчишь, рассказывай! Чем тебе помочь?

— Да ничего страшного. Просто хочу, чтобы ты была рядом, сестрёнка. И всё будет хорошо. Всё-всё будет хорошо.

 

Когда вспышка магического портала осветила степь, Саманта осталась одна. Поодаль байкеры всё также сидели у костра. Их быт не отличался разнообразием в последние тридцать четыре (или всё-таки тридцать три?) дня. Саманта почувствовала, как усталость, словно большая кошка, кладёт лапы на её плечи, прижимая к земле. Хватит. Хватит! Она пошла на огни костров, прямо сквозь хромированных двухколёсных монстров, пьяного в дым Тэда, обнимающуюся парочку. Провела рукой сквозь Сэма, которого, наверное, уже выписали из больницы. Коснулась рукой щеки Курта и не ощутила ничего, кроме холодного дыхания ветра.

Затем она зажмурилась и хлопнула в ладоши. Всё исчезло. Осталась только степь и черное небо над головой, где уже светились первые звёзды. И еще клочок бумаги во внутреннем кармане потрепанной джинсовой куртки. Вырванная из музыкального журнала страница, где поверх напечатанных текстов песен, словно автограф рок-звезды, змеился неровный и злой почерк. Три строчки, несколько ошибок и пропущенная запятая. Никакого «люблю» в конце, только холодное «прощай».

 

Взошла луна, залив молочным светом колышущееся море травы; пронзительно и одиноко прокричала ночная птица; ветер ласково дул в лицо, даря прохладу и успокаивая. И вот в этот самый момент Саманта с облегчением осознала, что иллюзии действительно закончились. Навсегда. И это навалившееся ощущение одиночества, эта пустота и свобода, горькая на вкус, показались ей дороже всех сокровищ. Дороже всех фантазий, которые можно показать другим, но к которым нельзя прикоснуться. У неё не было ничего, но это была не финишная лента, а небо перед рассветом. Тёмное, но полное обещания чего-то нового и хорошего.

 

Наступило время возвращаться домой.

 
читателей   801   сегодня 1
801 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...