Башня колдуна

 

Жили-были в одном государстве король и королева. Прекрасная чета великодушно стояла у трона. И всё пророчило им счастливую жизнь. Но была у них все, же одна проблема. Хотели они ребенка. Но, да вот никак. Шли годы, и их мечта оставалась неосуществленной. Но, словно сама судьба сжалилась над ними, и королева познакомилась с ведьмой, которая помогла решить им их проблему. Но королева озадаченная всем этим, забыла вознаградить спасительницу свою. Прошло девять месяцев, и родилась прекрасная девочка. Быстро прошло 16 лет, и уже пора было бы отдавать замуж девочку. Женихов сразу выстроилось тысячи. И был среди них злой колдун Сайрон, который также был пленен красотой принцессы. Но судьба ему не улыбнулась, и он не понравился девочке. Озлобленный на девочку, он украл её и утащил в свою башню. Король с королевой сразу же кинулись к ведьме, которая когда-то помогла им. Долго они просили женщину, но она им отказала. И только один юноша, который тоже просил руки принцессы, подслушал их разговор, и сам после кинулся в ноги к ведьме. Женщина немного подумала и решила помочь влюбленному парню. Она заколдовала башню, где находился Сайрон и принцесса, и дала жениху платочек, сказав, что только с ним он сможет зайти туда, забрать принцессу и выйти. Колдун же выйти не сможет. Быстро же удалец отправился в путь и прибыл в указанное место. Выждав ночи, он прокрался в башню и забрал принцессу, убежав с ней. Колдун Сайрон же навеки остался один в своей башне, заманивая к себе глупых людей. А принцесса со своим спасителем жила долго и счастливо.

*  *  *

Ирелиа проснулась от того, что в её окно кто-то упорно постукивал. Через пару минут, игнорировать стук уже было просто невозможно. И она, лениво встав с белоснежной постели, прошла к окну, похлопывая босыми ногами по деревянному полу. Девушка слегка сжала пальцы на голубой шторке и резко распахнула её. Освещаемая утренними бликами солнца, она появилась перед своей подругой Аббигейл, словно ангел: свободная длинная белая рубаха, распущенные волнистые волосы, миловидное личико, озаренное легкой ненавязчивой улыбкой пухленьких алых губ. Правда, характер у девушки совершенно не соответствовал её священному образу. Улыбка сползла с её лица, создавая кислую мину. Открывая само окошко, она уже что-то недовольно бурчала.

— Доброе утро, Абби, — тяжело вздохнув, прошептала девушка.

— Доброе, мой ангел, — весело ответила ей подруга, широко улыбнувшись. — Прости, что порчу твои эротические сны с незнакомцем, но на это у меня веская причина.

Младшая Линвэль на пару секунд оторопела от таких смелых слов, но быстро пришла в себя.

— Какая причина? — строго спросила она, догадываясь, чего может это касаться.

Отнекиваться от слов о снах с незнакомцем она не стала. Никогда в жизни она не перед кем не оправдывалась и даже перед неженкой деревни Ресенсе тоже не будет. Мало того, это частично была правда. Ей уже несколько подряд снился один и тот же парень. Он появлялся в самый неожиданный момент. Он был там, словно, добровольный гость. Этот привлекательный юноша просто смотрел на неё и загадочно улыбался. То ли вдохновленная им, то ли обеспокоенная Ирелиа случайно проболталась подруге, которая нашла это очень романтичным и милым. Но после этого последовали случайные дружеские насмешки.

— Не хватает ягод, — виновато произнесла Аббигейл, решившая, что в чём-то здесь её вина.

Ирелиа ничуть не удивилась. Она ожидала этого, когда говорила, что нужно запастись ещё парочкой ящиков. Но, именно, Аббигейл тогда сказала, что люди устали, а им хватит и этого. Они тогда были в ссоре, поэтому сейчас Ирелиа не держала на подругу зла. Она уже привыкла, что когда они ссорятся, то Аббигейл невольно начинает делать всё назло Линвэль. Такая уж была у неё подруга, к которой нужно было просто привыкнуть.

— Сколько? — спросила девушка, присаживаясь на подоконник боком.

— Три ящика, — деловито ответила она, и уже чуть тише добавила: — И запас не помешал бы.

Последняя фраза заставила Ирелию усмехнуться.

— Через 15 минут на главной площади собери человек 5. Я пойду с ними в лес.

— Хорошо, — Абби пару раз кивнула и резко развернулась, убежав.

Линвэль мягко прикрыла глаза, восстанавливая в голове образ незнакомца из сна.

Ровно через 15 минут на главной площади уже стояло 5 человек, готовых отправиться в лес. Все они ждали того, кто отравится с ними. Ведь существовала в этих местах трепетная традиция, что в лес можно ходить только со старостой деревни. Но коль старик Джонифель занят подготовкой к празднику, то заменой ему стала его дочь Ирелиа. Она как раз уже выскочила из поворота и быстрым шагом направлялась к группе. Рядом с ней, стараясь не отставать, спешила Аббигейл.

— Ты не боишься идти? Всего 5 человек? — тихо хрипло спрашивала девушка, словно, пытается нагнать страх на свою подругу.

— Нет. Не боюсь. Обыкновенный лес, — грубовато ответила Ирелиа, уставшая от игр Абби.

— Он не обыкновенный, — яро возмутилась брюнетка, — Там находится Сайроновская башня, — она стала говорить чуть тише, добавляя своим фразам таинственности и загадочности.

— Это, которая из сказки про колдуна? — с насмешкой спросила Линвэль.

— Сказка, ставшая легендой, тянет на правду, — гордо ответила Абби, чуть вздернув нос вверх.

— Да, конечно. Могущественный колдун Сайрон живёт в страшном лесу и заманивает к себе глупых людей, где пожирает их плоть и душу…Бу.. — сначала Ирелиа говорила чуть грубо, хрипловато, но закончила фразы со смехом.

-Ты ненормальная, Ирелиа Линвэль, — строго выговорила девушка, остановившись.

-Увы? — на ходу развернувшись боком к подруге, Ир пожала плечами. — Скажи об этом им.

Дальше Аббигейл не проследовала за ней. Она ещё пару минут стояла на месте, смотря на группу со стороны. Но когда те стали удаляться в сторону леса, то и Абби опомнилась, вспомнив, что у неё ещё много дел.

— Всё как всегда. Держимся не далеко друг от друга. Собираем только хорошие, красные. Третью подряд ягоду не едим. То, что положили в корзину не достаем, чтобы подкрепится, — весело раздавала указания Ирелиа людям, что шли вокруг неё. Компания, что отправилась в поход, собралась почти типичная, если не считать мальчишку лет 12. Ир сразу удивило то, что его пустили в лес, но она не озвучила свои сомнения при всех, посчитав, что это может обидеть ребенка. Только они вышли за границу деревни, как все разбились по парам и, находясь друг от друга в метрах трёх, продолжили ход. Молодая чета предпочла идти сзади всех, в отличие от близнецов, которые вырвались вперед. Мальчишка же подскочил к Ирелии. Сначала он, молча, шел рядом с ней, не открывая рта. Но играть в молчанку ему долго не удалось, поэтому он начал разговор первым.

— А, правда, что в лесу злой колдун Сайрон? — спросил он, поднимая свои большие голубые глаза на девушку.

— Да. Он ловит… — Ирелиа окинула мальчишку взглядом и продолжила, — точь-в-точь таких же мальчишек, как ты. А потом варит себе на обед, — говорила девушка с сарказмом и насмешкой, но мальчишка принял её слова за правду. Это было видно по его испуганному взгляду. Тяжело вздохнув, Ир обреченно добавила. — Я шучу. Нет никакого колдуна. Мы все здесь были по несколько раз. И никаких колдунов здесь нет. И быть не может.

— Правда?

— Да, — через силу ответила Линвэль, сдерживаясь от очередной саркастической фразы, которая вертелась у неё на языке. Решив, что лучше уйти с этой темы, пока ребёнок не засыпал вопросами, она спросила. — Кто тебя пустил в лес, Нышпор?

— Сейчас очередь мамы. Но она заболела. А папа отправился в город за новыми бочками. Я тут, как представитель своей семьи, — гордо выпятив грудь вперед, ответил мальчишка. Его лицо озарила счастливая улыбка, которая смутила даже Ирелию.

— Молодец ты. Это очень храбро с твоей стороны, — одобрила она мальчишку, словно, по-детски подыгрывая ему.

Вскоре впереди Ирелиа заметила спасительное разветвление основной гущи. Только собиратели непринужденно пришли к нему, как Линвэль разделила всех. Нышпора она без сожаления отправила с молодоженами, оправдавшись, что дети должны идти с взрослыми, а она таковой в свои восемнадцать не считается. От навязывания близнецов пришлось тоже красиво отмазываться. Сейчас она могла придумать самую правдоподобную отмашку, только бы остаться одной. Всего часа два одиночества в лесу для неё были необходимы, как воздух. Когда, наконец, все разошлись, то девушка быстро поспешила в самую гущу, по траве, мимо кустов, подальше в лес.

Только оставшись один на один с природой леса, Ирелиа могла ощутить на себе его мощь. Проскальзывая все глубже и глубже в чащу, она больше пропитывалась атмосферой и уже невольно хотела бы раствориться с воздухом, стать частью зеленого мира. Но мечта оставалась несбыточной. А время все шло…

Вдоволь насладившись редкостным моментом, она нехотя перешла до сбора ягод в свою небольшую плетеную корзину. Одна за второй она быстро, но осторожно складывала ягоды. В один момент она заметила, что уже давно сошла со своего курса, уходя куда-то резко в сторону. А ягоды на кустах, то и дело условной дорожкой направлялись в ту сторону. На секунду решив, что можно поиграть в волшебную сказку, она пошла за ягодами.

На самом деле поверить в сказку она бы никогда не смогла. Её строго реальное восприятие мира не позволило бы ей. Тем не менее, словно ребёнок она спешила за ягодами, уже даже не собирая их. Они стали её проводников в совсем новый мир, который она так давно ждала. Но боясь сойти с ума, отгородила себя от этой мечты. Хилая перегородка когда-то превратилась в каменную стену.

Ягоды стали редеть. Но это уже не имело значение. Ведь Ирелиа пришла к своему пункту назначения. Им стала старая башня, которая величалась на поляне. Каменное сооружение тянулось ввысь на метров восемь. Диаметр его был метров десять. Плиты были оплетены цветущими лианами. Дерево с плодами красного ягода, что стояло сбоку, огромной веткой входило внутрь через узкое окно. Невысокая деревянная дверь с железной круглой ручкой была приоткрыта. Но больше всего Линвэль удивилась тому, что к двери нет тропы, и даже трава здесь не затоптана. Девушка прошла ближе, поставив на землю свою корзинку. Ир ступала осторожно, но смело. Пройдя к башне, она осторожно положила на холодный камень свою руку.

— Вот какая ты, легендарная Сайроновская башня… — прошептала девушка, усмехнувшись. — Твой хозяин и правда злой колдун? — в голосе вновь звучала злая насмешка. Медленно перебирая ногами, Ирелиа прошла к двери и легко коснулась ручки, проталкивая дверь дальше. Внутри было настолько темно, что даже ничего разглядеть не удавалось. Линвэль прищурилась, уже почти сделав шаг.

— Не заходи, — из тьмы послышался встревоженный голос, заставший девушку врасплох.

Когда удивление сменилось страхом, она отскочила назад, округленными глазами смотря внутрь. Медленно во тьме нечто обретало человеческий силуэт. С каждым новым шагом силуэт дополнялся деталями. И вот, наконец, из тьмы, под лучи дневного солнца вышел обитатель башни.

Ирелиа от удивления чуть приоткрыла рот, пытаясь что-то сказать. Но слова застряли в её горле колючим комом. Перед ней стоял парень из её снов. Такой же, как в царстве Морфея, он был высокий, стройный и очень красив. Его изящное, но одновременно крепкое тело обрамляла белая длинноватая рубака с короткими рукавами и излишне обтягивающие черные штаны. Светлые длинные волосы были распущены; пару коротких прядей челки падали на его серые бездонные глаза. Тонкая линия губ юноши была растянута в счастливой улыбке. Как и пару дней во сне, он просто стоял и улыбался Ирелии. Это и натолкнуло её на мысль, что она спит. И он ей просто снова снится. Когда она проснется, то окажется в своей постели. А если и придет сюда в реальном мире, то ничего не найдет. Ничего… И от этого ей стало так грустно, что она была готова вот-вот разреветься. Она поддалась чувствам, поверила в сказку, и теперь она была настолько нереальна, что не вмещалась в понятие Ирелии о реальности. Словно, цепляясь за последние ниточки, она осторожно обратилась к парню.

— Кто ты? — голос её слегка дрожал. Она боялась, что реальность сейчас поплывет. А она так и не успеет узнать имя незнакомца.

— Тебе я известен, как Сайрон. — спокойно ответил парень, засунув одну руку в карман и чуть склонив голову на бок.

— Тот самый? — с ноткой дерзости спросила Линвэль, решив, что парень шутит, издевается над ней.

— Тот самый, — ласково улыбнувшись, подтвердил свои слова юноша. — Но моё настоящее имя не такое. Ты только послушай, как звучит… Сайрон. Совсем не благородно.

— Каково же тогда твоё настоящее имя?

— Я рад, что ты спросила. Меня зовут Денкиэль. Приятно познакомиться, Ирелиа Линвэль.

Девушка чуть сощурилась. Она могла бы поверить, что это не сон. Но поверить в то, что это тот самый Сайрон, о котором она только сегодня говорила с насмешкой, было намного сложнее.

— То есть, — Ирелиа смело сделала пару шагов вперед, подходя ближе к башне. — Ты тот самый Сайрон из детской сказки, ну и легенды?

— Не совсем. Там, действительно, говорится обо мне, но там слишком много лжи. Не понимаю, какой глупец её сочинил и как вообще узнал обо мне.

— Если верить сказке…

— Не надо ей верить, — парень её резко перебил, недовольно цокнув. — Я не влюблялся в ту страшную принцессу. Я её не похищал. Она сама убежала с каким-то упырем. А эти невежества списали всё на меня. Чтобы я и бегал с таким чучелом… Увольте меня от этой скверной участи.

— Тогда, что было на самом деле?

— О, тебе, действительно, интересно? — видимо парня это раззадорило.

На пару секунд девушка замолчала. Она сдерживалась, чтобы не ответить с сарказмом. Переборов своё дерзкое желание, она ответила:

— Да, мне интересно. Даже очень…

— Ах, ну да. Твоя подруга тебе твердила про эту сказку. А тебе она не нравится. Ты считаешь её бредовой. Боишься верить в волшебство?

— Колдовство это не волшебство, а магия тьмы и зла. Но разве об этом сейчас речь? Расскажи, мне, пожалуйста, что было на самом деле. — Ирелиа грубо опускала те моменты, что парень слишком много знает о ней. Она просто взяла и поверила. И хотя, Линвэль считала это своей слабостью, она её допустила.

— Нет. Я тебе ничего не расскажу, — с легкой улыбкой хитро ответил Денкиэль.

— Ладно, — девушка пожала плечами. — Тогда бывай, колдун Денкиэль. Рада была познакомиться с тобой. — Ир повернулась и направилась прочь, слегка махнув ему рукой.

— Стой, стой. Ты уходишь? — парень резко поддался вперед, но не смог пройти дальше.

Видно было, что теперь он паниковал. Ответ он на это не получил. Ирелиа, действительно, собралась уходить. Подхватив свою корзинку, она просто взяла и ушла. И хотя, держалась она спокойно, ей было ужасно страшно. Она только что познакомилась с самым настоящим колдуном из сказки. И хотя, она не верила в детский лепет, сейчас её это пугало. Ведь, если верить наивным историям, то колдун Сайрон заманивает к себе людей.

Конечно, он выглядел очень милым, красивым, добрым, но это могло оказаться фальшью. И больше всего Линвэль не хотела оказаться наивной глупышкой, как многие.

— Ну как поход? — Аббигейл умудрилась подхватить Ирелию у самих ворот.

— Отлично. Я даже познакомилась с Сайроном. Очень красивый парень, — с привычным сарказмом ответила Линвэль, уже не испытывая страх. На смену ему пришла злость и разочарование в себе.

— Ирелиа, это история твоей родины. Нельзя так пренебрежимо к ней относиться. А уж тем более шутить, — на этот раз Абби сдалась, посчитав, что шутки её подруги зашли слишком далеко.

— Абби, пожалуйста, не трогай меня, — сквозь зубы потребовала девушка, ускоряя шаг.

— Хорошо, госпожа Линвэль, — недовольно ответила она. Ир на секунду остановилась. Обернувшись к брюнетке, она одарила её злобным взглядом, но и слова не проронила. Она находила глупым, кричать сейчас на всю улицу, что ей надоело отношение Абби к ней и вечные упреки в сторону её фамилии и великой должности старосты-младшей. Поэтому, оставив всё, как есть, Ир развернулась и поспешила домой. Сейчас её завистливая подруга волновала меньше всего. Все её мысли были заняты сегодняшней встречей с Денкиэлем.

Стоя в деревенском саду под пышными деревьями, Линвэль с наслаждением вдыхала сладкий воздух и с каким-то трепетным волнением вспоминала своего нового знакомого. В её сознании, словно вырезались его острые черты лица, его свободная поза и его ласковый нежный голос. На лице девушки играла легкая улыбка. И хотя, всё закончилось скверно, ей было приятно вспоминать о нём. Первые дни она упорно старалась не думать о нём, но уже на четвертый день сдалась своим, же мыслям. Он был слишком необыкновенный, чтобы она про него так просто взяла и забыла. Когда сегодня утром Ирелиа проснулась, то первой её мыслью было, что она всё исправит. Сегодня она планировала устроить свой праздник, вернувшись обратно к башне. Пусть она ошибается, но ничего, же не случится, если она просто сходит туда ещё раз.

От сладких размышлений девушку оторвал ворчливое возмущение старика.

— Ир, сколько можно? У тебя всё валится из рук. От тебя уже больше убытков, чем помощи.

— Прости, пап, — с каким-то холодом ответила младшая Линвэль, кидая на отца грустный взгляд. Несмотря на свои годы и рабочее одеяние, он выглядел очень солидным и бравым стариком. В его внешности не обошлось и без угрюмости. У Джонифеля были широкие седые брови, крючковатый нос, а синеватые губы всегда плотно сжаты.

— Ты переработала. Иди, отдыхай, — более ласково произнес Линвэль старший.

— Но пап… — возмущениям девушки не было предела. Она находила, как минимум эгоистичным то, что она пойдет отдыхать, когда ещё несколько человек усердно работает.

— Я сказал, иди, — чуть повысив голос, добавил мужчина. После такого грозного приказа его в деревни никто не смел ослушаться. Ирелиа стиснув зубы, покорно развернулась и ушла из сада. Выглядела она угнетенно и недовольно. Но только она скрылась за поворотом, как из всех ног рванула домой.

Девушка носилась по комнатам и кухне, одновременно наряжаясь и складывая продукты в корзину. Уже перед тем, как выйти, она на пару секунд затормозила перед зеркалом, осмотрев себя. Высокая, стройная с ровной осанкой, светлой кожей, длинными русыми волосами, голубыми, цвета неба, глазами девушка. Одета она была в тускло красное платье, полы которого едва касались пола. Поверх него была накинута серо-голубая накидка с неглубоким капюшоном. Поправив прядь волос, она поспешила выскочить из дома, и с опаской оглядываясь вокруг, направилась к вратам из города.

А лес был таким же, как всегда. Даже вдохновленная новыми событиями Ирелиа, не видела в нём ничего нового. Раньше, даже наоборот, она замечала то, что не видели другие. Сейчас же лес стал просто путём между деревней и башней. Осознавая это, Линвэль слегка разочаровывалась в себе, но волнение перед встречей с колдуном, брало своё, перекрывая все остальные чувства. Например, такие, как страх перед отцом. О том, как он может рассердиться, узнав, куда и к кому она пошла, Ирелиа старалась не думать. Это только омрачало бы её веселое настроение.

Шаг за шагом. Линвэль все ближе приближалась к башне. От чего её волнение возрастало с немыслимой силой. Но за весь путь она, ни разу не остановилась. Она упорно шла к своей цели, стараясь успокоиться. Но вот и эта башня. Она никуда не делась и за эти пару дней ничуть не изменилась. Подойдя чуть ближе, Ир набрала в груди воздух и не сильно громко крикнула, смотря, то на окна, то на чуть приоткрытые двери:

— Колдун Денкиэль, дома ли ты?

Пару секунд было тихо. Ир уже начала думать, что обидела своим слегка насмешливым тоном парня, или ещё хуже, он нашел способ, как отсюда выйти и ушел, или же, он никогда и не был заперт здесь. Но все её сомнения улетучились, когда дверь резко распахнулась, а на пороге стоял удивленный колдун.

— Не думал, что когда-то ещё тебя увижу, — осторожно сказал он, боясь, что эта несносная дама вновь развернется и уйдет, как тогда. Ох, знала бы, что он тогда испытал. От страха он резко переходил к порывам злости, клялся убить её, как только выйдет, а потом ему становилось грустно, и он умолкал. Но сейчас, когда она вернулась сюда обратно, он больше не испытывал ненависти к ней.

— Да, я тоже не думала, что когда-то ещё вернусь сюда, — девушка ответила с легкой улыбкой и едва заметным раздражением. Своим высказыванием она, словно, подчеркнула, что колдуну тут ещё сидеть и сидеть. Но парень проигнорировал это, решив, что у Линвэль просто очень сложный характер. Но сейчас ему компанию не выбирать. Хотя, Денкиэлю казалось, что если был и выбор, то все равно выбрал бы её. Было в её характер что-то стойкое, гордое и даже слегка высокомерное, что ужасно его привлекало.

— Пришла узнать настоящую историю?

— Я старалась выбрать максимально правдивую причину для прихода сюда, — Ирелии становилось спокойнее, хотя они и не обменивались искренними любезностями.

— Шутишь? Сегодня 15 день весны, великий праздник в Ресенсе. А ты здесь…

— Именно, великий праздник. Мне стало, тебя жаль.

— Я так ничтожно выгляжу?

— Нет. Ты просто в очень скверной ситуации, — Ир обвела взглядом башню.

— Повод для сожаления?

— Да.

— Я с тобой не согласен.

— Я и не просила со мной соглашаться.

Денкиэль только приоткрыл рот, чтобы возразить, но не успел и слова выговорить, как послышался мощный взрыв на всю округу. А вечернее небо озарилось искристыми бликами. Ирелиа повернулась в сторону деревни, откуда, собственно, и пускали фейерверки.

— Праздник только начался. Ты ещё можешь успеть… — робко произнес юноша, которого немного смущало, что эта девушка здесь, когда у неё дома веселье.

— Хорошо… — тихо ответила Ирелиа, которую обидели слова колдуна. Он, словно, намекал ей, чтобы она уходила.

— Уйдешь? — спросил Денкиэль удивленным тоном.

— Да, — с холодным безразличием прошептала девушка, не отводя взгляда от неба. Блики пробного фейерверка осыпались вниз.

— Не уходи, — неразборчиво промямлил колдун, переминаясь с ноги на ногу. Это вызвало у Ирелии легкую усмешку, но она ничего не ответила. Просто прошла к башне, присаживаясь возле двери. Парень сразу же последовал её примеру, присев почти рядом.

— Это тебе, — Линвэль протолкнула парню корзинку. Сначала парень удивленно смотрел на корзинку, а после и на саму Ирелию. Осторожно он открыл её, заглянув внутрь. Увидев, что там находится, он на пару секунд онемел, а потом протянул свои ручки за вкусняшкой.

— Шоколадные зефирки… — сладко протянул он. — Как ты узнала, что они мои любимые?

— Угадала, — легко улыбнувшись, ответила Ир.

Линвэль была уверена, что сейчас переживает заветные минуты счастья. Она легко прикрыла глаза, наслаждаясь ситуацией. Про такие моменты говорят: «Вот бы они длились вечно». Никогда ранее она не испытывала ничего подобного. Для неё было ново то, что она получает удовольствие, находясь далеко от дома в лесу ночью. Но ей нравилось, и это было самым главным.

Девушка прикрыла глаза, вдыхая свежий воздух. Навязчивую тишину разрушил очередной спуск фейерверков. Теперь огненные монстры сотрясали ночное небо, оглушая земную округу. Ирелиа с Денкиэлем, словно, зачарованные смотрели на небо. Когда же шоу закончилось, то колдун осторожно произнес.

— Спасибо. Они были очень вкусные… — он легко подтолкнул корзинку.

— В корзине ещё есть еда. Забери. Не представляю даже, как ты здесь питаешься.

— Тебе лучше не знать.

— Только не говори, что ты ешь кроликов из леса.

— Хорошо. Я тебе не буду этого говорить. Ну, а что мне оставалось ещё делать? Оказавшись закрытым здесь, я не мог выйти и пойти купить нормальную еду.

— Как ты вообще умудрился попасть в ловушку?

— Я пришел за гримуарами ведьмы. Мне, как новичку, требовались знания. Кто же думал, что на башне этой стоит такая подлая ловушка. Захотел знания — держи. Вот только выбраться отсюда нельзя. Только если во сны к людям, что недалеко отсюда. Прогулка по астралу. — колдун не сдержал усмешки над собой.

— И нет способа выбраться? — Ирелиа осторожно повернулась к парню, кидая на него грустный сочувствующий взгляд. Её саму пугала мысль о том, что можно попасть в такую ловушку, где не один год приходилось бы сидеть в одном месте. Без людей, без общения, без надежды. То, что Денкиэль ещё не стал безумцем, удивляло. Он, действительно, очень сильный человек.

Парень чуть помолчал, а потом неуверенно ответил.

— Способа нет.

— Выход есть всегда. Нужно просто надеяться.

— Именно это и стараюсь делать.

Снова послышался звук взрыва, сопровождающиеся цветными бликами на полотне неба. До самого утра они наблюдали марафон фейерверков.

Следующий месяц Ирелиа прожила, словно, во сне. С каждым днём её все больше и больше затягивало в круговорот событий, который обретал фундамент. Вот только влюбленная Линвэль это не замечала. Ей просто нравилось с утра готовить что-то, а на вечер красиво одеваться, брать приготовленную ей еду и идти к Денкиэлю. Их вечерние разговоры были не о чём. Иногда, они, молча, смотрели на небо и наслаждались присутствием друг друга. Со временем у них даже выработалась своя техника прощания. Они прикладывали свои ладошки, сквозь магическое стекло-барьер. Только так они могли ощутить прикосновения друг друга. При этом, Денкиэль никак не воспринимал их отношения, как любовные. Он четко ограничился тем, что они друзья. Ирелиа это понимала, но считала, что ему нужно просто время.

Юная Линвэль уже собрала корзинку и направилась к двери, как старик Джонифель преградил ей путь. Он смотрел на неё строгим взглядом, давая точно понимать Ирелии, что она не выйдет из дома.

— Пап…

— Куда ты каждый раз уходишь с едой? — едва сдерживая крик, спросил он, поставив руки на бока.

Всё-таки, рано или поздно, это должно было случиться. Не мог же отец и дальше игнорировать похождения своей дочери. Несомненно, он ей доверял. Но и понимал, что она ещё совсем молодая и может наделать глупостей. Старик много вариантов предусмотрел, что может делать его дочь, но ничего крокетного найти не смог, поэтому, относительно, компромиссно остановился на мысли, что она делает какую-то глупость.

— Пап, я… — Ирелиа панически пыталась что-то придумать, но в голову не лезла не одна здравая мысль. Сказать же правду, она просто не имела права. Зная своего отца, Ир была уверена, что он ту башню вместе с Денкиэлем сожжет. А она этого допустить не могла.

— Отвечай, — мужчина перешел на крик, заставивший вздрогнуть девушку.

— Я не могу тебе сказать, — осторожно ответила Ирелиа, поднимая на отца полный решимости взгляд.

— Тогда отправляйся в свою комнату. И попробуй только выйти из дома. — Джонифель не стал настаивать на правде, ведь знал, кем была мать этой девочки. И если женщины из этого рода не захотят что-то сказать, то не скажут даже под самыми мучительными пытками. Касательно, самого Джонифеля, то он из рода мужчин, которых нельзя ослушаться.

Линвэль покорно ушла в свою комнату, закрывая дверь. Никаких истерик и слёз в подушку. Она, молча, скинула с себя одежду, сложила её в шкаф и зарылась с головой под одеяло. Ей было ужасно обидно, что она целый день ждала этот вечер, чтобы пойти к Денкиэлю. Но в итоге, она лежит под одеялом, сдерживая комок, что подходил к горлу.

Только первые лучи солнца проскочили в комнату Ирелии, как она вскочила с кровати и стала быстро одеваться. Всю ночь она не спала. Сон не давался. Он, словно, играл с её сознанием, ловко сбегая от неё. Под утро она слышала, как ушел её отец. Но тогда она ещё не рискнула встать. Лишь только солнце смогло стать её сигналом. Девушка быстро оделась и, схватив корзинку, выскочила из дома. От медленных шагов переходя на быстрый бег, она умчалась из города. Уже почти родная тропа вела её к башне.

Оказавшись под неё, она присела на своё место у двери и не сильно громко прикрикнула:

— Денкиэль.

Пока парень спускался с верхних этажей, Ирелиа успела зевнуть и сладко потянуться.

— О, теперь это моё самое счастливое утро, — сонно пролепетал колдун, присаживаясь возле своей подруги. — Почему тебя вчера не было? Что-то случилось? — по-обычному юноша потянулась к корзинке, доставая оттуда вкусную еду.

— Не то, чтобы случилось, — Линвэль едва шевелила губами, глаза медленно смыкались. — Просто не получилось.

— Ты хоть спала ночью?

— Нет. Не получилось, и поспать, — девушка снова томно зевнула.

— Выспалась, а потом приходила бы.

— Как же так? Я же еду тебе несла.… Принесла.

Ирелиа уже и слова не могла выговорить. На последующие фразы Денкиэля она просто отвечала «да», даже не понимая о чём речь. Невольно она погрузилась в сон.

Парень же, облокотился о противоположную стенку, дабы лучше видеть Ирелию. Всё, то время, пока она спала, он рассматривал её. На его лице возникла легкая улыбка. Он был безумно рад её видеть здесь вновь. Когда она вчера не пришла, то он уже подумал, что это конец, что потерял её. Эта чертова стена теперь выглядело больше проблемно, чем раньше. Поэтому, он решил, сегодня сделать новый шаг, вперед к своей свободе. Пока девушка спала, то он тщательно подбирал слова, выражения, ведь понимал, что одна неверная фраза и всё покатится к чертям.

— Ирелиа, — сладко прошептал парень. Девушка легко открыла глаза. Она уже давно проснулась и уже успела переместиться от стенки ближе к двери. Она прилегла на траве, заложив руки под голову.

— Да? — она перевела на него взгляд, улыбнувшись. Мельком она заметила, что солнце скрылось за тучами. Видимо, сегодня ещё и начнется дождь.

— Я хотел тебя кое о чем попросить, — Денкиэль говорила осторожно, медленно, при этом, внимательно наблюдая за реакцией девушки. Он был уверен, что скажи он это ей пару недель назад, то она была, приняла бы всё в штыки. И не о какой помощи и речи быть не могло бы. Но сейчас она, отреагировав спокойно, нежно спросила:

— О чём?

— Мне стало известно, что одна моя хорошая знакомая находится в деревне Ресенсе. Не могла бы ты привести мне её?

— Хорошая знакомая? — улыбка медленно сползла с лица Ирелии. — Или возлюбленная?

Денкиэль на пару секунд потерял дар речи. Всё уже пошло не по его плану. Сейчас он понимал, что не сможет сделать упор на значении хорошей знакомой. Но, что будет, если он подтвердит её слова о возлюбленной? В голове у него моментально назревал новый план. Совсем не продуманный, очень рискованный. И, возможно, сегодня его единственная попытка провалится. Но он рискнул, решив, что у него нет особо широкого выбора.

— Возлюбленная.

Линвэль, словно облили холодной водой, сердце камнем ушло вниз, а на глаза уже накатывали слёзы. Вот тебе и всё. Стала посредником. Девушка сжала скулы, только бы не разреветься сейчас. Мысленно она себя успокаивала, что в этом нет ничего страшного.

— Расскажи о ней, — внезапно попросила девушка, удивившись тому, как нежно прозвучали её слова.

— Мы с ней познакомились несколько веков назад. Она уже несколько раз умирала, но я всегда находил её реинкарнацию и возвращал память про наше счастливое прошлое. Сейчас, как видишь, никак не могу её найти. Всё, что мне известно, так это только её имя.

— И каково же её имя? — сдержанно спросила Ирелиа, поднимаясь с земли.

— Аббигейл.

Линвэль не удержалась от смешка, за которым последовал тихий смех.

— Что?

— Ничего. Я тебе сегодня же её приведу, — все ещё смеясь, ответила девушка и полностью встала. Резкими движениями, она отряхнула платье и, осмотрев себя, кинула грустный взгляд на колдуна, который быстро встал на ноги.

— Правда?

— Нет, я пошутила, — с сарказмом, который колдун уже давно не слышал от Ирелии, огрызнулась она.

— Ирелиа…

— Заткнись. Сиди и жди здесь свою бабу, — добавила она злобно, и поспешила обратно в деревню.

Шаг за шагом. Теперь этот лес стал ей ненавистным. Лучше бы она никогда в жизни не приходила сюда. Лучше бы никогда не познакомилась с этим колдуном. А теперь, она приведет туда Аббигейл. И именно, она будет ходить к нему, вместо неё. Они будут беседовать, смеяться, общаться, в то время как Линвэль вернется к обычной жизни. Всё, что у неё останется так это воспоминания и болезненные ощущения при мысли о Денкиэле. Но, несмотря на это, она была решительно настроена, привести Аббигейл к нему.

Ирелиа даже сама не заметила, как дошла до города и прошла центральные врата. Постовые проводили её сомнительным взглядом. И хотя, им не впервые видеть обеспокоенной Линвэль младшую, но все же, было в ней что-то не так. Она выглядела, не просто чем-то озадачена, она была злая. Решив, что на то есть свои причины, постовые через минуту уже забыли про неё. Напомнила она о себе, когда только выходила обратно, но уже с Аббигейл. Чуть погодя за ними пошел и Нышпор, известный своим активным поведением, местный мальчишка.

— Ирелиа, куда ты меня ведешь? — возмущалась Абби, которая едва успевала за своей подругой.

— Туда, где тебя ждут, — угрюмо ответила Ирелиа, готовая вот-вот вцепиться в брюнетку. И это её пугало больше всего. Она настолько сильно поддалась эмоциям и чувствам, что была готова навредить своей подруге. Хотя, по мнению самой же Ирелии Аббигейл не была ей особо важной или хорошей подругой. Она просто была ближе остальных. Она просто выдерживала её характер лучше остальных в деревни. А так, между ними не было никакой великой женской дружбы. Но это не давало ей право убивать эту девушку. Выходя уже на тропу, Линвэль осторожно коснулась своего кармана, в котором лежал нож. Но тут, же она отдернула руку, испугавшись, что натворит что-то из ряда вон выходящего.

— Ты меня пугаешь, Ир… — резко остановившись, прошептала девушка. Через силу Линвэль повернулась к возлюбленной её возлюбленного.

— Прости, Абби, — легко улыбнувшись, ласково прошептала Ирелиа. — Просто я хочу быстрее закончить с одним делом. Не бойся. Ты же меня знаешь…

— Ир, ты уверена?

— Я уверена. Нарывайся на грубость глупыми вопросами, — говорила Линвэль тихо, ласково, что несвойственно для неё. Но, видимо, Абби не нашла это очень странным, поэтому дальше молча проследовала за ней.

Когда девушки подошли к башне, то Денкиэль всё также сидел у дверей.

— Ир… Это Сайрон? — испуганно вскрикнула Абби, прячась за свою подругу.

— Абби, нет. Это не Сайрон. Подойди сюда, — девушка уже чуть ли не силой тянула Аббигейл к башне.

— Ирелиа, спасибо, — прошептал Денкиэль, не отводя взгляда от Абби. На его лице играла хитрая улыбка. Её Линвэль даже не заметила, ведь старалась даже не смотреть на него. — Мне надо всего лишь прикоснуться к ней. Одну руку… — он протянула руку чуть вперед.

— Ей это не навредит? Не застрянет с тобой?

— Нет. Всего одна рука.

— Абби, протяни ему руку.

— Ирелиа, что это такое? Это же Сайрон. Что ты делаешь? — девчушка дергалась в хватки подруги, но не могла от неё освободиться.

Тяжело вздохнув, Ир просто схватила за руку подругу и протянула её колдуну. Всё произошло так быстро, что Ирелиа не сразу поняла, что к чему.

Денкиэль сначала осторожно взялся за руку Аббигейл, а потом резко дернул её на себя. В следующий же миг Ирелиа увидела стальной окровавленный кончик, что торчал из спины её подруги. Когда колдун отпустил тело убитой девушки, то её тело стало моментально стареть. Напуганная этим Линвэль отскочила назад, смотря широко распахнутыми глазами на парня. Она даже не почувствовала, как по её щекам уже скатывались слёзы.

— Ты… Ты убил её. Что ты сделал с ней? Ты же говорил, что вернешь её память. Что ты наделал?

— Не боишься мне, убийце твоей подруги, кидать такие слова, смертная? — голос Денкиэля резко изменился. В один миг из мальчишки он превратился в строгого мужчину. Хотя, внешне это никак не отображалось.

— Ты навсегда останешься в своей башне, — голос Ир был хриплый. На это колдун широко улыбнулся и сделал заветный шаг вперед. Линвэль, не ожидавшая этого, моментально побледнела, делая пару шагов назад. — Как? Ты же… ловушка…

— Дорогая Ирелиа, твоя подруга Аббигейл та ведьма, которая заколдовала эту башню. Но по своей глупости, она потратила на это все свои силы, лишилась дара. Всё, что у неё осталось так это тело прекрасной девушки. Но, как видишь, и оно было фальшивкой. Стоило мне только вогнать ей сердце в нож, как последняя сила умерла, а с ней и тело её обрело истинный вид. Из-за этой глупой ведьмы, я просидел здесь не один век. И даже успел стать героем глупой сказки. Но, благодаря тебе, я теперь свободен, — Денкиэль приложил правую руку к левому плечу и поклонился.

— Ты мне врал. Фальшивка. Колдун Денкиэль, ты фальшивка. Лгун.

— Я тебе соврал только про Аббигейл, — юноша медленно подошел к Ирелии, наклоняясь к ней и одновременно протягивая руку.

— Не прикасайся ко мне… — Линвэль ловко вытащила из кармана платья нож и замахнулась им на парня. Но тот ловко ушел от удара, сразу, же отойдя от девушки.

— Как скажешь. Прощай, Ирелиа Линвэль, — с самодовольной улыбкой прошептал колдун и резко развернувшись, исчез.

Ирелиа уронила нож, упав на колени. Все её тело пробирала дрожь, а глаза наполнились слезами. Она даже не помнила, когда в последний раз плакала. Ир всегда находила способы, чтобы успокоить себя, но сейчас всё было иначе. Ей было настолько плохо, обидно и тяжело, что сдержать слёзы просто не было сил. Она этого и не хотела. Впервые Ирелиа хотела просто выплакаться, не сдерживаться. Согнувшись пополам, почти упираясь лицом в зеленую траву, она сжала руку в кулак и ударила в землю. Услышав сзади себя шорох, она медленно приподнялась, оглянувшись. Нышпор уже бежал по тропе обратно в город. Но то, что об её оплошности узнают из деревни, Ир не беспокоило. Чуть успокоившись, она снова начала плакать. Когда тело ослабло, то она просто легла на траву и стала пустым взглядом смотреть в небо. Словно увлеченное её настроением, вечернее небо содрогнулось, и его серое полотно прорезала светящаяся линия молнии. Сначала немного моросило, а потом резко начался сильный ливень. Линвэль, лежа под ним, прикрыла глаза. Она была больше не в силах что-то делать, о чём-то думать. Единственное, что она поняла, что больше плакала не из-за потери подруги, а из-за того, что её предал человек, которого она успела полюбить. То, что ей было очень важным, стало фальшью. Она не стала ему дорога, как девушка. Она была просто его способом выбраться на свободу. И это по истине угнетало.

Ир не помнила, сколько прошло время. То ли пять минут, то ли несколько часов. Будто на автомате, она поднялась с земли и медленно направилась обратно в деревню. Надеялась ли она там, на прощение и поддержку? Отнюдь. Она туда шла, чтобы над ней свершили последний суд. Она уже знала, что и кто мог её там ждать. Но её это не пугало, ведь желание смерти превосходило страх перед ней.

Ирелию уже ждали у ворот. Это было 10 человек из деревни; они были оснащены вилами, что невольно заставило усмехнуться сквозь слезы девушку.

«Я им, что, ведьма? Неужели Нышпор не так сформулировал свои мысли? Он должен был сказать, что я выпустила колдуна и что я виновата в смерти Аббигейл», — размышляла Линвэль, смело подходя ближе к вратам. Рядом с местными, было ещё три человека. Это были всадники на вороных конях.

«Папа выполнил своё задание идеально. Моментально вызвал остатки инквизиции для своей единственной дочери», — Ирелиа снова безумно усмехнулась, приметив в толпе своего отца. Увидев его, у неё неприятно сжалось сердце. Он выглядел мертвым, убитым, хмурым. Последний дорогой человек, который у него был, стал предателем деревни. Вот так, в течение полудня можно разрушить свою жизнь, сделать больно дорогому человеку.

Когда девушка подошла ближе к толпе, то все замолчали. Стоило ей сделать ещё один шаг, как все резко отошли назад, кроме всадников и старика Джонифеля.

— Ирелиа, ты обвиняешься в том, что водилась с колдуном и дала ему убить жителя этой деревни Аббигейл, свою же подругу, — громко четко выдал ей отец. В таких случаях говорится фамилия, но староста не смог её просто выговорить. Ему было стыдно за свою дочь, которая опорочила его имя.

— Прости, пап… — лишь произнесла девушка, как почувствовала, что у неё совсем нет сил стоять. Окружающее все куда-то поплыло, а шум в ушах стал слишком громким. Последние, что она почувствовала, так это то, что её ноги подкосились. А потом она, словно, ушла в вечную тьму.

Но и тьме пришел свой визуальный просвет.

— Вставай, ведьма, — грубо обратился к ней кто-то, плеснув в лицо воды. Открыв глаза первым, что увидела девушка так это то, что перед ней сидит мужчина лет 40 с грубым лицом, на котором красовалось пару шрамов.

— Я не ведьма, шрамиваронный, — спокойно ответила девушка. — Пепел инквизиции, ты не слышал, в чем меня обвинили? Или у вас, мудаков, что остались без работы, комплексы? Вот и приписываете всем, что они ведьмы, да колдуны. Это паранойя, — говорила Ирелиа медленно, но четко. Она сама не понимала, почему все это говорит, но она получала от этого удовольствие.

— Заткни пасть, мерзкое отродье, — снова ей в лицо плеснули воду, заставив девушку недовольно цокнуть.

— Мужик, ты мой род не трогай, а то… — Линвэль растянула губы в сумасшедшей улыбке. — Я затяну тебя в ад, к Дьяволу.

— А говоришь, что не ведьма… — спокойно ответил мужчина, набирая в кувшин воду.

— Нет, не ведьма. Просто ты меня раздражаешь. Вот и решила перед кончиной своей не славной, испортить хоть кому-то настроение. Но вижу, не убедительно звучали мои слова. Ты, наверно, святоша, веришь, что попадешь в Рай к Богу. А достаточно ли ты молился, убийца проклятых душ?

Вместо ответа на неё снова вылили воду. Девчушка чуть дернулась, но безрезультатно. Её руки были крепко связаны за толстым столбом.

— Отвечай, где Сайрон?

— Я не знаю.

Снова вода в лицо.

— Я, правда, не знаю, где он.

И снова вода.

— Это знаешь ли неприятно.

— Где Сайрон?

— Я не знаю.

— Если ты не ответишь, то я буду вынужден использовать что-то хуже святой воды.

Тут же Ирелиа не выдержала, весело засмеявшись.

— Серебряный крест ко лбу приложишь, и будешь яро читать молитвы? — сквозь смех, спросила она.

— Мы тебя сожжем.

— Я была к этому готова, когда увидела, что Нышпор бежит по тропе в деревню. Так, что нет, не пугает. Дальше?

— Я тебя последний раз спрашиваю. Где колдун Сайрон?

— Наверно, приносит в жертву Сатане девственниц на черном алтаре, — Линвэль снова безумно засмеялась, находя свои фразы очень остроумными.

— Что ты знаешь о нём?

— Я знаю, что… — Ирелии так хотелось рассказать, что Аббигейл ведьма, которая заколдовала башню. Но нет. Она не будет оправдывать себя. Она не падет ниц к этому человеку, — он Сайрон.

Только мужик замахнулся, чтобы вылить воду на девушку, как она кинула ему.

— Достаточно в меня водой брызгаться. Веди меня в мой последний путь.

— Ирелиа, — в темную комнату вошел старик Джонифель. — Маршал, пожалуйста, дайте мне поговорить с дочерью.

Мужчина, молча, встал и вышел. Старик же присел на его место и пару минут, молча, смотрел на Линвэль младшую.

— Пап…

— Молчи.

— Нет, папа. Дай мне сказать.

— Ирелиа…

— Пожалуйста. Просто дай мне сказать. Это моя последняя возможность облегчить твои страдания и всё тебе объяснить.

— Говори.

— Только сначала пообещай, что ты не будешь ничего рассказывать этим остаткам.

— Что?

— Пообещай.

— Обещаю.

— Сайрон это колдун, который по своей ошибке попал в башню. Башня была, заколдовала ведьмой. А ведьма эта Аббигейл. Но она лишилась сил, когда заколдовала её. Когда её убил Сайрон, то её тело приобрело истинный облик. Старая карга с выпавшими волосами. Вот вам и неженка нашей деревни. Я не преднамеренно вела её на смерть. Я не убийца, пап. Я просто глупая девочка, которая повелась, даже не на чары, а на обаяние Сайрона, — к концу рассказа, который Линвэль выпалила на одном дыхании, она уже вновь плакала. — Прости, пожалуйста. Я надеюсь, что мысль о том, что твоя дочь дура, а не злая ведьма, облегчат твои дни.

— Ты… Ты должна бежать… — старик поднялся, чтобы развязать её.

— Нет, пап, — Линвэль отрицательно махнула головой. — Маршал!

— Что ты делаешь? — прошипел старик.

— То, что должна, пап.

— Они тебя сожгут, как ведьму. Ты хоть представляешь себе, что это…

— Очищающий душу огонь… Заманчиво, — Ир улыбнулась.

В помещение теперь зашли все трое из остатков инквизиции. Это были высокие мужчины в черном обмундировании. Теперь никто не задавал ей вопросов. Её просто развязали и повели на улицу. Линвэль медленно шагала между двоих инквизиторов. Третье шел сбоку. Они поглядывали на неё своими черными маленькими глазенками. Одному из них она, даже мило улыбаясь, заставив Маршала резко отвернуться. Видимо, бедняга испугался, что она его околдует.

Сзади них быстро шел старик Джонифель. В своей седой голове он все думал ещё, как может помочь своей дочери, которая так отчаянно хотела стать в пламя и сгореть.

Наконец-то они вышли на главную улицу, где уже был приготовлен смертельный пункт. Вокруг креста лежали ветки, а рядом стояло пару людей с факелами. Младшую Линвэль они сопровождали сочувствующими взглядами. Когда один из инквизиторов попытался помочь девушки пройти к столбу, то она отмахнулась от него.

— Сама.

Ир придерживаясь за крест, стала на «своё место», облокотившись на столб креста спиной. Её руки грубо схватил Маршал и связал за столбом.

— Да ладно тебе. Куда я убегу уже?

Но уже никто ей не ответил. Мужчина отошел от веток и забрал у паренька факел с огнём, а после медленно поднёс его к веткам.

Ирелиа была уверена, что это её конец. И когда, она оказалась у костра, то поняла, что ей очень даже страшно умирать. Возможно, предательство Денкиэля должно было быть всего лишь маленькой частью её большой жизни. Но нет же. Она сама решила, что должна умереть. А умереть, собственно, за что? За смерть ведьмы? Тогда, когда она пришла, то не чувствовала вину. Она хотела умереть из-за боли, что давила её изнутри. Но сейчас, когда она морально приходила в себя, то начинала жалеть о своём выборе. Она сделала неправильный выбор, который привел к её публичной казни. Тот страх, который она отводила за язвительными мыслями, наконец-то прорезался, сковав её сильнее, чем веревки за спиной. «Мне будет больно?» — внезапно вспомнила она, когда огонь почти коснулся веток.

Она со страхом вглядывалась в огонь, который вот-вот и пожрёт её. Он уже должен был коснуться сухих веток и расползтись вокруг её. Но… Маршал не опустил до конца руку. Линвэль подняла взгляд от огня, что продолжала слегка колыхаться, до мужчины. Он не шевелился, и словно даже не дышал. С какой-то паникой она осмотрелась вокруг. Быстро она осматривала всех людей. Все жители деревни и два инквизитора стояли неподвижно, словно каменные статуи. Но вот, кто-то из толпы пошевелился. Увидев кто это, Линвэль сжала скулы.

Изящно обходя замерших людей, к Ирелии все ближе подходил Денкиэль. Он был таким, как тогда, в первый день их знакомства, даже одет был в то же. На его лице сияла легкая ненавязчивая улыбка. Взгляд же был направлен прямо ей в глаза.

— Прости, что заставил тебя ждать, — произнес колдун, остановившись в двух метрах от Линвэль.

— Зачем ты сюда пришел? — сквозь слезы спросила Ир, хотя, знала, какой будет ответ.

— Чтобы не дать тебе умереть, — Денкиэль согнул руку в локте, легко щелкнув пальцами. Веревки спали с рук девушки. Но она не спешила выходить с костра. Снова не в силах сдерживать слёзы, она просто смотрела на колдуна.

— Тебе не стоило приходить… — сглотнув, прошептала девушка.

— Стоило, ещё как стоил…

— Хорошо. Из-за меня ты вышел из башни. Ты спас меня сейчас. Всё, мы квиты. Свободен, — прокричала Ирелиа.

Колдун лишь усмехнулся, проходя вперёд. Ветки тут же исчезли под его ногами, давая свободный проход к Линвэль, что вжалась в крест. Он, притянув её к себе, крепко обнял.

— Пойдем со мной?

Ирелиа уткнулась в плечо юноши, всхлипнув.

— Я тебя ненавижу… — девушка обвила руки вокруг торса парня, прижимаясь к нему.

 

Они жили вечно и счастливо.

 

читателей   371   сегодня 3
371 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...