Спящая красавица

 


Кто способен разбудить спящего,
тот способен на любую подлость
Автор неизвестен

 

Ветер тащил низкие тяжелые лохмотья облаков. Их беспорядочные ряды сталкивались и разбегались, стремясь как можно быстрее покинуть негостеприимный край. Иногда в разрывах мелькал бледный лик луны, пойманный в невод звездного неба. Желтые листья – первые вестники осени – робко скребли сухими лапами по ухоженным дорожкам городского кладбища. Тело покоилось возле свежей могилы в окружении слегка увядших цветов. Их прелый запах, смешанный с духом сырой земли, не мог прогнать даже ветер, пленивший облака и редеющие кроны. Темные тени, будто плащом, укрывали неподвижную фигуру на земле. Казалось, что она просто спит, но только до тех пор, пока луна не выныривала из-за облаков, чтобы отразиться в широко открытых пустых глазах и блеснуть в струйке слюны на подбородке. Я устроилась в засаде на соседнем могильном камне и внимательно разглядывала силуэты крестов и надгробий, поэтому сразу заметила, как из свежей могилы высунулось тонкое туманное щупальце. Призрак на секунду замер, а затем осторожно пополз к лежащему телу. Когда он достиг ноги и принялся обшаривать лодыжку, я вскочила и возмущенно зашипела:

— Эй, это мое, а ну убирайся!

Щупальце моментально юркнуло обратно, а я переместилась поближе. Находясь под действием заклинания в бесплотном состоянии, я приготовилась защищать свое имущество любой ценой. Прошло совсем немного времени, и любопытный призрак опять выглянул из холмика земли. Убедившись в отсутствии серьезной угрозы, он вылез целиком и поплыл ко мне. На этот раз смельчак принял форму воздушного шарика, но с печальными глазами. Чем старше призраки, тем они медлительней. Этот плыл довольно быстро.

— Подумаешь, я хотел только померить. Все равно оно тебе уже не нужно, — призрак вздохнул.

— Нет, — твердо ответила я и на всякий случай удлинила руки, а затем отрастила острые когти.

— Ладно, успокойся, — примирительно начал он, — я здесь не по этому поводу. Видишь ли, в последнее время по кладбищу шастает вандал, и я хочу его поймать.

Так, а вот это уже интересней. Вчера в нашу фирму обратились возмущенные родственники покойных, чьи могилы подверглись осквернению, и шеф выбрал меня для выполнения этого задания, потому что я – лучшая …

— Лучшая, — хихикнул Внутренний Голос, — да ты просто стажер и тебе поручают самую грязную работу.

— Заткнись, — сказала я.

— Я молчу, — удивился призрак.

— Да не ты, — отмахнулась я и добавила, — кстати, могу помочь, не бесплатно, разумеется. Но, тебе повезло, сегодня делаю хорошие скидки.

— У меня нет денег. – Он опечалился. — Если ты еще не заметила, то с недавних пор я того… помер. И ты тоже не очень похожа на живую. Неудачное свидание?

— Нет-нет, все в порядке. Просто я – веда.

— А, так ты из этих. Значит, в тело к утру вернешься, – Призрак придвинулся поближе. – Между прочим, я – Володя, а тебя как зовут?

— Бедный Вовик, — ехидно вставил Голос, и я улыбнулась.

— Я – Маша.

— Три рубля и… — на этот раз ВГ перешел все границы.

В это время у ворот кладбища мелькнул неяркий луч света. Я инстинктивно шлепнулась на четвереньки и заползла за ближайшее надгробие. Призрак скользнул за мной. После короткого совещания мы попытались выяснить, что происходит, но ветер, дувший навстречу, усилился и заметался между крестами. Меня растянуло на четыре могилы и превратило в длинную змею, правда, с руками. Володя отстал на полкорпуса, но выглядел не лучше, а таинственный посетитель успел испариться. Лишь перекошенный памятник местному авторитету свидетельствовал о том, что здесь поработал тот, кого мы караулили.

Призрак с досады слегка потемнел, но для меня личность преступника больше не была тайной.

— Я знаю – кто это. Своими действиями он себя выдал.

— В тот раз ты тоже была уверена в сомнительном прошлом пирожковой начинки, и нас с позором выгнали из кафе, — напомнил ВГ.

Я поморщилась, потому что за последний месяц сменила не одну работу. К примеру: в табачном киоске, подмешав в сигареты петарды, я продержалась всего три часа. Зато благодаря мне семнадцать человек навсегда избавились от вредной привычки. А в часовом магазине переделала парочку будильников, только и всего. Для особо ленивых я убрала циферблат и разместила на корпусе семь кнопок. Одна кнопка определяла время срабатывания, а вот остальные служили для набора комбинации выключения сигнала, причем каждый раз новой и спящему неизвестной.

Призрак Володя деликатно кашлянул, и неприятные мысли неохотно меня отпустили.

— И кто – вандал? — Спросил призрак.

— Мы не договорились о цене, — я открыла торг.

— Но у меня ничего нет, по крайней мере, ничего, что представляет интерес для живых людей.

— Факт, — подтвердила я, — впрочем, если бы ты согласился сыграть роль домашнего приведения недельки на две, то мы были бы квиты.

Володя, подумав немного, кивнул, и я назвала подозреваемого:

— Вандал — новый смотритель кладбища.

— ?

— Это можно определить по повреждениям на могиле. Мраморный памятник не расколот, а лишь слегка перекошен, и его очень просто вернуть в исходное положение. Табличка, хоть и скручена, но брошена неподалеку.

— И как это указывает на смотрителя? – призрак недоверчиво мерцал в метре от меня.

— Дата на табличке гласит, что в следующую среду у лежащего здесь жмурика очередная годовщина, а это значит, что скоро его навестят живые родственники. Они увидят весь этот бедлам и пожалуются смотрителю на беспорядок, а тот пообещает все исправить за разумное вознаграждение.

— Элементарно, Вовик! – подытожил ВГ.

— Обычно, у ворот хоронят самых обеспеченных, так что вознаграждение будет весьма щедрым.

Представьте, я оказалась права, и шеф повысил меня до младшего сотрудника фирмы, тем самым, закончив испытательный срок. Кроме этого я получила отгул и премию в размере двухсот рублей. Что ни говори, а жизнь постепенно налаживалась.

***

Как я уже говорила, жизнь налаживалась, но ровно до того момента, пока из кабинета шефа не вышла новая клиентка. Наша фирма занимается сыском в самом широком смысле этого слова: пропавшие люди, потерявшиеся животные, утраченные и похищенные вещи – никаких ограничений нет. «Если ваша бабушка посеяла вставную челюсть, обращайтесь, и мы поможем вам собрать урожай». Слоган, который придумал шеф, так сказать, наш боевой клич. Звучит отвратительно, правда? Но, вернемся к нашим баранам. Когда Анжелочка выпроводила посетительницу за дверь, шеф заглянул к нам в каморку. Судя по выражению на его физиономии, дело пахло большими деньгами и очень возможными неприятностями. Анжелочка мечтательно закатила глазки и томно произнесла:

— У нее денег – куры не клюют.

На это я заметила, что тоже не кормлю своих кур бумагой и железом, чем повергла секретаршу и доверенное лицо шефа в легкий ступор. Впрочем, недалекость ума Анжелочки с лихвой восполнялась избытком других качеств, так сказать, телесного свойства. Глядя на ее выдающиеся округлости, большинство клиентов с удовольствием расставались с деньгами, что было на руку нашему шефу. Кроме секретарши в штате сотрудников числились два брата-близнеца, которые появлялись в офисе поодиночке и никогда вместе. Одного звали Леха, а другого Антоха. А еще был Селиван – сторож, проживающий в подсобке.

Главный громко потребовал внимания и объявил о срочном совещании. Я хотела незаметно смыться, но секретарша подтолкнула меня локтем в бок в нужном направлении, и про отгул пришлось забыть. В кабинете шефа было довольно тесно. Кроме массивного дубового стола здесь стоял старинный шкаф, за стеклянными дверями которого прятались всевозможные кубки и медали на особых подставках в виде стилизованных деревьев. Анжелочка и один из близнецов, кажется Леха, заняли кресла для посетителей, а я примостилась на журнальном столике, сдвинув в сторону стопку свежей прессы. Шеф покосился на меня, нахмурился, но ничего не сказал. Секретарша изящно вытянула длинные ноги и соблазнительно изогнулась, на что Леха отреагировал как всегда – беспокойно заерзал и взлохматил пятерней и без того нечесаные волосы. Очевидно, так на него действовал дорогой парфюм. Шеф откинулся в кресле, помолчал и начал совещание:

— Итак, у нас новое дело. Как вы заметили, сама госпожа Полянская, оказала мне честь, посвятив в семейные проблемы. Клиентка, безусловно, богата, но не это главное. В прошлом году скончалась ее тетя, которая была ведой. Она оставила племяннице не только приличное состояние, но и магический браслет. В мире очень мало вещей, наделенных особыми свойствами, и только ведуны могут ими пользоваться. Госпожа Полянская – обычный человек и браслет ей ни к чему, поэтому я договорился о покупке вышеназванного артефакта. Сделка должна была состояться сегодня, но браслет исчез, потерян. И теперь необходимо его найти.

— Мы имеем дело с грабителями? – уточнил Леха.

— Нет. Тетя жила за океаном, и браслет отправили на круизном лайнере, который до места назначения так и не добрался.

— Он затонул? Тогда это задание для Маруси, — Анжелочка указала на меня, — я не умею пользоваться аквалангом и жутко боюсь акул.

— Энж, дорогая, — я постаралась завуалировать сарказм, — если ты сумеешь влезть в акваланг, акулы ничего тебе не сделают.

— Это почему?

— Им самим будет страшно, — я не удержалась и фыркнула.

Леха согнулся и закашлялся, прикрыв лицо, а шеф покраснел как рак.

— Не все так просто, как кажется, — главный взмахом руки прекратил веселье, — Если бы браслет находился на дне океана, говорить было не о чем. Но он принадлежит к магическим предметам, а такие вещи, если их потерять, исчезают из этого мира.

— То есть как? – Леха высказал общий вопрос.

— Скорее всего, браслет у Вольдемара.

Анжелочка подняла левую бровь:

— А кто это?

— Мой школьный приятель и страстный коллекционер. В ту пору, когда мы познакомились, его отец был президентом соседней вселенной, совсем крошечной, если судить нашими мерками. Теперь эту должность занимает Вольдемар. Сам он ужасный домосед, а вот его засланцы неустанно ищут все, что связано с магией.

Шеф открыл ящик письменного стола и вытащил потертый альбом.

— Мои школьные фотографии, если хотите… — Он открыл альбом и подтолкнул его к краю стола.

Никто не шелохнулся.

— Одна из вас отправится в соседнюю вселенную за браслетом. Сейчас как раз подходящий момент – Вольдемар устраивает конкурс.

Шеф поднялся с места и подошел к шкафу с наградами.

— Конкурс красоты, – уточнил он.

Главный уткнулся в стекло и залюбовался трофеями. Анжелочка взяла альбом с лежащей рядом лупой, а Леха, пользуясь моментом, придвинулся к ней поближе. Похоже, что в этот раз напрягаться придется не мне. И все же, я решила подстраховаться, пока никто на меня не смотрит.

Добавив морковный оттенок рыжим волосам, я свела зрачки к переносице и слегка изменила прическу в пользу повышенной лахудрости. Затем достала из заначки несколько бородавок.

— Э, не увлекайся, мне на тебя еще в зеркало смотреть, — пробурчал ВГ.

Шеф, наконец, оторвался от своих сокровищ, повернулся и увидел мою обновленную версию.

— Руся, что вы с собой сделали? Это… это…, — он слегка запинался, пытаясь подобрать подходящие эпитеты, — это – великолепно! То, что нужно для дела.

— ЧТО? – воскликнули одновременно я, Анжелочка и ВГ.

Но так как Внутренний Голос могла слышать только я, трио прозвучало дуэтом.

— Ваш образ, он идеален, и вы непременно победите, — продолжал шеф, — я давно знаю Вольдемара, знаю его вкусы. И хотя они весьма далеки от моих, да что там…

Он махнул рукой. Анжелочка уронила альбом и разевала рот, как вытащенная на берег рыба, не издавая, однако ни звука, а Леха благоразумно вымелся за дверь. Я с завистью посмотрела ему вслед и широко улыбнулась шефу, демонстрируя пустоту вместо передних зубов. Это его окончательно сразило, и он громко икнул.

Пока секретарша отпаивала шефа коньяком – в шкафу среди кубков притаилась бутылка, украшенная пятью звездочками – я отрабатывала пути к отступлению.

— И как это поможет делу? – спросила я и, в ответ на недоумение начальства, пояснила, — Ну, победа в конкурсе.

— А, легко. Вы выиграете конкурс, и Вольдемар женится на вас, что позволит беспрепятственно проникнуть в сокровищницу. Браслет там, я уверен. Вам останется только взять его и принести сюда.

— ЧТО я должна буду сделать?

— Ну, взять его. Украсть. Эй, Руся, что с вами? – Шеф забарабанил пальцами по столешнице, — Анжелочка, плесните ей тоже, да побольше. Вот так. Пейте, — он протянул стакан мне, — вы что, никогда не крали?

— Нет, никогда не выходила замуж, — я одним глотком осушила вместительный стакан.

— А, ну если вас волнуют такие мелочи, — протянул шеф и добавил, — зайдите к Селивану в подсобку и попросите у него реверсивный половичок.

— Зачем? – тупо спросила я.

— Постелите у двери в спальне. Перед сном наступите на него, чары останутся на половичке, и вы примете обычный вид. А утром, выходя из спальни, опять наденете чары. Вольдемар будет вашим мужем, но лишь формально.

— А как я попаду в соседнюю вселенную?

— Это просто, засланец сам вас найдет после того как вы потеряетесь в лесу, — шеф невинно отвел глаза.

— В лесу?

— Оформление визы займет неделю, проще будет потеряться. По статистике люди чаще всего теряются в лесу, — главный терпеливо продолжал, — у вас есть магия, вы заблудитесь и окажетесь там, где надо. Это логично.

— Парк не подойдет, — предупредил мой вопрос ВГ.

— Ну, ладно. Пойду собираться, — я сдалась.

В подсобке сторожа не оказалось, и я уселась в уголке на пыльные коробки, источающие слабый запах древесной стружки. Селиван не такой как я, он даже не человек, а офисный домовой, но мы сразу же прониклись взаимной симпатией при первом знакомстве. Очевидно то, что у меня не было родных и своего угла являлось большим плюсом в глазах не менее одинокого старика. Пока я предавалась воспоминаниям, в комнате возник Селиван. Он проявился возле двери, осторожно осмотрелся и перетек из призрачного состояния в более осязаемую форму. Несмотря на маскировку, он меня узнал и приветливо кивнул. Мы выпили чаю и обсудили все последние новости, а потом я сообщила, зачем пришла. Половичок — драный лоскут неопределенного цвета — больше смахивал на половую тряпку. Я тепло попрощалась со стариком, сунула реквизит под мышку и направила стопы к ближайшему лесу.

***

Ближайший лес рос в трех часах езды на электричке от центрального вокзала. Я сошла с платформы и ступила на хорошо утоптанную тропинку, которая привела меня к дачному поселку. Рассудив здраво, что вряд ли заблужусь возле человеческого жилья, я благополучно миновала поселок и углубилась в чащу. Целый час прилежной ходьбы, куда глаза глядят, закончился рваными колготками, трехразовым падением, ободранными ладонями и потерей остатков терпения. Лес вокруг выглядел нелепо: растрепанные деревья, несимметричные кусты, целые залежи бурелома и листва под ногами, спрессованная в толстый слой поролона. Я устала, замерзла и проголодалась, но и только. Внезапно, впереди в густых кустах ежевики послышалась какая-то возня, ветки закачались, теряя листву, и на опушку выбралось неизвестное существо, двигаясь исключительно задом и на четвереньках.

— Ты – засланец? — с надеждой спросила я.

Незнакомец обернулся на мой голос и подскочил от неожиданности.

— Я не засранец, — обиделся он, – я грибник.

Потом он частично вернулся в кусты и вытащил на белый свет велосипед, к багажнику которого была привязана плетеная корзина, наполненная грибами.

— Если ты заблудилась, то деревня вон там, — грибник ткнул пальцем в нужном направлении, сел на велосипед и уехал.

С досады я плюнула, топнула ногой и произнесла несколько слов, немного неуместных для молодой девушки, но очень подходящих к ситуации.

— Так мы никогда не потеряемся, — вздохнул ВГ, — а знаешь, что нам мешает?

— Ой, отстань, пожалуйста, сейчас не до тебя.

— Нет, я серьезно. Ты превысила дневной лимит магии, но взяла с собой телефон с навигатором.

— И что теперь делать? – спросила я.

— Выкинь… — подсказал ВГ.

— Ты издеваешься? Я на него полгода копила.

— Бросай, — Голос был неумолим.

— Нет… Ладно, — я сдалась, вытащила мобильник и забросила его как можно дальше.

— Дура, зачем весь телефон, хватило бы батарейки.

Минут десять, пока искала свою собственность, я высказывала все, что думаю о ВГ. Потом раздался звонок, загнавший меня в самую гущу ежевичных зарослей, где я заодно вспомнила и грибника, и его ближайших родственников вплоть до троюродного дедушки приемной матери мужа племянницы старшей сестры. Телефон не умолкал, добавляя мажорную тему в мой монолог. Это оказался шеф:

— Алло, Маруся. Хорошо, что вы взяли телефон, — кричал в трубку шеф, — Я только что узнал, на браслет наложено за….

Все. Села батарейка. Я выбралась на опушку, осмотрелась и поняла, что окончательно заблудилась.

Засланец – коренастый мужичок, с лицом, густо заросшим короткими волосами и похожим на меховую варежку, появился через пять минут. Тихо матерясь сквозь зубы, он выкарабкался из многострадального ежевичного куста и принялся чистить обувь о траву.

— Не люблю я этот восточный портал, — признался он, — ладно, чего уж там. Пошли, что ли?

***

Вселенная и правда оказалась несколько тесноватой и ограничивалась зданием таможни, парком, президентским дворцом и гостиницей для приезжих на берегу небольшого озера. Поскольку на завтра намечался конкурс красоты, мест в гостинице не было и мне пришлось ночевать на лавочке в парке. В отличие от нашего мира, здесь царила весна. Кусты душистой жимолости, украшенные цветами – белыми, розовыми, желтыми — располагались красивыми группами. Повсюду стояли перголы, увитые гибким плющом, клумбы с алыми розами и нежными тюльпанами каскадами разбегались по лужайкам. Фонари висели на разной высоте, ведь подставками им служили сами деревья, создавая атмосферу вечного праздника. А еще в зарослях неподалеку до зари пел соловей. Я была очарована и восхищена, но ровно до тех пор, пока меня не обнаружил садовник и не устроил скандал. Выяснилось, что я нарушила границы частной собственности, и что магия здесь не работает. Пришлось отдать мобильник, чтобы садовник проводил меня до дворца.

На газоне у парадного входа уже толпилась группа возбужденных женщин самого разного возраста. Всех их объединяло невероятное уродство и азартный блеск в глазах. Я присоединилась к толпе и приготовилась ждать. Вскоре в дверях показался лакей, который вынес на крыльцо стул с резной спинкой. А затем появился Вольдемар. Женщины замолкли и подались вперед. По толпе пронесся вздох восхищения, и я тоже не осталась в стороне, потому что Вольдемар был не просто красив, а божественно хорош. Высокий статный красавец с густыми волосами, казавшимися почти черными на фоне ослепительно белой кожи. С того места, где я стояла, было видно, что глаза его имеют необычный фиалковый оттенок, а профиль может оказать честь любому греку. Я уронила челюсть, и она больно стукнула меня по коленке, напомнив, для чего я здесь. Охота на мужа началась.

Конкурс проходил в два этапа. Сначала мы просто выстроились в шеренгу и промаршировали несколько раз мимо главного приза. Вольдемар указывал на женщину, а лакей, сверившись со списком в руке, громко выкрикивал имя. Та, кого называли, выбывала из игры. Так мы вышагивали, пока количество претенденток не сократилось до десяти. Затем был объявлен перерыв, во время которого лакей вынес из дворца десять шкатулок, украшенных тонкой резьбой. Вот тут и всплыло, что моего имени нет в списке. Но, по знаку Вольдемара, лакей вручил шкатулку и мне. Президент хлопнул в ладоши, призывая к тишине, и приказал по очереди принести ему то, что скрывалось под крышкой.

Первой вызвалась высокая блондинка в просторном балахоне, про таких говорят – без слез не взглянешь. Когда она открыла шкатулку, оттуда вылетела маленькая птичка и устремилась в небо. Толпа за спиной, состоящая из женщин, не прошедших в финал, разразилась хохотом. Блондинка со слезами покинула газон. Вторая — маленькая скрюченная толстуха – оказалась умнее, она слегка приоткрыла крышку и сунула пятерню внутрь. Лицо ее еще больше перекосилось, и она вытащила ладонь, перепачканную чем-то похожим на дерьмо и пахнущим точно так же. Третья поднесла нос к щели и втянула в себя странный белый порошок, от которого заржала как лошадь и галопом помчалась вдоль озера. К тому моменту, когда она вернулась, попытали счастья почти все участницы. И все потерпели неудачу. Одна лишилась пальца, а другая наоборот, приобрела еще пять, отчего рука стала похожа на связку охотничьих колбасок. Худосочная брюнетка выпустила пчелиный рой, и он набросился на нее как свора собак на лакомую кость. Когда очередь дошла до меня, я не растерялась. Поднялась по ступеням, подошла к Вольдемару и предложила ему самому попытать счастья. По сей день не знаю, что было внутри. Сдержав любопытство, я победила, как и предсказывал шеф.

В обед состоялась брачная церемония. Я поинтересовалась у служанки, подшивающей свадебное платье:

— Почему так быстро?

— Сегодня первое число, — туманно ответила она и приколола к прическе фату.

Не вдаваясь в подробности, я с удовольствием заняла место рядом с женихом. Вблизи он оказался еще более прекрасен и мил.

Гости, в числе которых были и мои неудачливые соперницы, ели, пили и горланили песни, в этом между нашими мирами не было никаких различий. А вот в спальню новобрачные пробирались поодиночке. Невеста шла первой.

У самых дверей меня перехватил садовник и вручил реверсивный половичок, который я оставляла ему на хранение. Признаюсь, мне захотелось плюнуть на шефа и его задание, остаться здесь и встретить старость в объятиях самого красивого мужчины, который волею случая оказался моим. Я постелила половичок и решила схитрить – перешагнуть через него. Но, как ни старалась, ногой наступила в самую середку. По телу пробежали мурашки, обгоняя друг друга, и заклинание свалилось вниз. Очевидно, захват ноги входил в набор магических свойств, для большей эффективности. Я улеглась в огромную кровать под балдахином и приготовилась ждать. Из зеркала на потолке на меня смотрело привычное лицо, не искаженное магией.

Ждать пришлось недолго. Дверь распахнулась, и на пороге показался Вольдемар. Он сделал шаг, наступил на половичок и изменился. Вместо красавца передо мной стоял упитанный толстячок, чьи волосы давно дезертировали с макушки прямо к ушам, а маленькие поросячьи глазки спрятались за буграми щек. Теперь он был гораздо старше и выглядел ровесником шефа.

— Супружеский долг берем исключительно деньгами, – посоветовал Внутренний Голос.

Вместо ответа я натянула одеяло до подбородка и отодвинулась подальше. О первой брачной ночи не могло быть и речи. Необходимо заполучить браслет как можно быстрее – во мне проснулась ответственность и деловая хватка.

Новоиспеченный муж игривой походкой подошел, а затем потянул за одеяло. После недолгой борьбы я отпустила свой край и села в подушки. Вольдемар отшатнулся, замер, потом, очевидно решив, что это шутка, заглянул под кровать, ощупал шторы и открыл платяной шкаф. Не обнаружив там никого, он снова повернулся ко мне и спросил.

— Ты кто?

Вместо ответа я подняла правую руку, сжала в кулак и оттопырила средний палец, на котором красовалось широкое кольцо. Вольдемар озадаченно поскреб затылок, его лицо озарилось пониманием и он сел на край брачного ложа.

— Значит, вот оно че, — задумчиво проговорил он, — опять лоханулся. Ну, ладно месяц потерплю.

С этими словами невозмутимый Вольдемар скинул сапоги, разделся до нижнего белья и аккуратно лег рядом. Глаза его устремились к потолку, где встретились с новым отражением. Супруг вскочил. От его спокойствия не осталось и следа. Я пожалела, что не погасила верхний свет.

— Куда делся подарок Михеича? – Вольдемар нервно забегал по комнате.

— Почему месяц? – спросила я невпопад.

Разговор все больше походил на бред сивой кобылы, однако, мой вопрос не остался без ответа:

— В начале месяца я женюсь, а в конце – развожусь. Это закон.

Я опешила. Так вот откуда шеф знал о конкурсе, а неземная красота и вовсе его рук дело.

Я подавила злость:

— Не понимаю, чем ты недоволен, дорогой.

— Чем? – взвился Вольдемар, — Да ты посмотри на себя.

Конечно, я не Анжелочка, признаю. Ее два высших образования, выпирающие из блузки, не идут ни в какое сравнение с моим училищем, но это не значит, что я – крокодил в пижаме. Мне захотелось выдавить его глаза, а вместо этого пришлось улыбнуться.

— А может, я смогу завтра заглянуть в сокровищницу и попробую исправить положение? – невинно предложила я.

— Боюсь, тебе это не поможет. Хотя, попытайся, — муж пожал плечами, — бери все, что захочешь. Только не покидай пределы дворца.

— С чего бы такая щедрость? – спросил ВГ.

Вольдемар, словно услышал, продолжал рассуждать:

— По закону имущество жены при разводе автоматически переходит в собственность мужа. А, судя по тому, что у тебя ничего нет, — он поморщился, — я женился исключительно по любви.

Молодой остановился у стены и вперил взор в репродукцию картины Васнецова.

— И чего она такая грустная? – спросил он невпопад.

— Она, наконец, поняла, что только в сказках козлы превращаются в людей. А в жизни они как были козлами, так и остаются, — не думая, брякнула я и добавила:

— У меня есть половичок.

Тут только Вольдемар заметил обновку на полу.

— Коврик! Реверсивный, — воскликнул он, — у меня такого нет. Так вот о чем толковал засланец. Михеич лопнет от зависти.

Супруг попытался оторвать половичок от паркета и не смог. Несмотря на кажущуюся ветхость, тот держался мертвой хваткой. Вольдемар выбился из сил, залез в постель, лег на свою половину и отвернулся.

— Спокойной ночи, — буркнул он.

Мне было его жалко, но прикроватную лампу я гасить не стала.

Следующим утром я забралась в сокровищницу. Ничего особенного – как и в стандартном помещении подобного назначения вокруг высились сундуки, набитые золотом, груды драгоценностей и сияющих ваз. Я подняла кубок, в котором отразилась моя бородавка на носу, и взвесила его в руке. Чистое золото, очевидно, что женитьба по любви была редким исключением, а не правилом. Вернув кубок на место, я осмотрелась по сторонам. В центре комнаты, где даже стены переливались самоцветами, низкий деревянный стеллаж выглядел более чем скромно. А предметы, аккуратно разложенные на нем, вызвали бы недоумение у всякого, кто не знаком с магическим искусством. Здесь была треуголка, которая внушала любому грандиозные планы, особенно, если владелец выходил в поле. Белая трость слепца, указывающая местонахождение кладов, мирно соседствовала с картой звездного неба. Незнакомые созвездия возносили на вершину славы любую посредственность. Корзинка, в которой пирожки оставались свежими, аппетитно пахла и предназначалась для визитов к бабушке.

Браслет хранился под стеклянным колпаком в центре композиции. Сделанный из дешевого стекляруса и разноцветного бисера, он был незаменим для путешествий и перемещал владельца в любую точку мира. Я благоговейно надела его на запястье и встряхнула рукой. Впереди часть стены исчезла, драгоценные камни каплями скатились вниз и образовали разноцветную воронку, куда я шагнула, захватив заодно и карту звездного неба.

***

Карту я потеряла, потому что в дороге крепко заснула. Тетка госпожи Полянской владела очень сильной магией. Она наложила на браслет заклятие против воров, которое я по незнанию активировала, покинув дворец без разрешения. Браслет можно было купить или найти, но, ни в коем случае, не украсть. Шеф оказался добрым человеком и пожертвовал шкаф для хранения моего тела, в надежде, что заклятие будет снято. Антоха сбрызнул меня затвердителем, чтобы я не сползала вниз, а Анжелочка повязала шарфик, сильно смахивающий на пионерский галстук. Вначале шкаф оставался в кабинете главного, пока фирма почти не лишилась клиентов, затем был перенесен в подсобку Селивана к вящей радости домового. Шеф пытался мне помочь, но у него ничего не вышло. Как диктует протокол, в данном случае будильником может послужить лишь поцелуй любви, на который мне не приходится рассчитывать ввиду весьма специфической внешности.

Сторож регулярно протирает стекло и делится свежими новостями. Призраку Володе так понравился часовой магазин, что он решил остаться там навсегда. А Леха и Антоха – один человек, но шизофреник. Да, Анжелочка выходит замуж за Вольдемара. Лишившись карты звездного неба, он избавился от дурного вкуса, который неизменно сопутствует славе, и по достоинству оценил прелести секретарши школьного друга, появившись в офисе в поисках браслета. Тут я могу ей только посочувствовать — реверсивный половичок так и остался в спальне на полу.

Иногда во время корпоратива шкаф выносят из подсобки, но не для того, чтобы подчеркнуть сплоченность духа в нашей команде. Просто шеф поглядывает на меня в процессе попойки, и как только я начинаю ему нравиться, сразу сворачивает мероприятие. Бывает, я выхожу из себя, причем в буквальном смысле. Я туманной дымкой взлетаю к потолку и парю над шкафом. Но чаще просто сплю без сновидений в ожидании своего принца.

читателей   399   сегодня 1
399 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...