Страшнее мамы зверя нет

 

Нет чистого Зла, как нет чистого Добра.
Сфинкс

 

Свечи дарили мягкий полусумрак и ощущение домашнего уюта. Словно куры на насесте, восковые стержни восседали на подвешенных к потолку деревянных колесах.

Из темноты углов доносилось заговорщическое перешептывание, в центре корчмы угрюмо потягивали хмель двое работяг, троица под одной из «люстр» весело болтала. В одиночестве сидели лишь Реджинальд Корлей – местный охотник – и неизвестный тип, спустившийся с двумя головорезами с гор.

Охотник с прищуром наблюдал за чужаком, но его интересовал не сам иноземец. Борода лопатой, крупный нос, колючие черные глаза, спутанная смоль волос, на широкие плечи накинута безрукавка из медвежьего меха, крепкие узлы рук охвачены темными жгутами – ничто не выделяло чужака из местных. Реджинальда волновало то, что скрывалось под серым покрывалом.

Некоторое время назад татуированные спутники незнакомца внесли в корчму некий прямоугольный предмет семи футов в длину, накрытый грубой тканью. Его поставили рядом со столиком чужака – громыхнуло железо. Видимо, на гладких сосновых брусьях возвышалась металлическая клетка. Но кто в ней сидел?

Охотник взъерошил соломенные волосы, тяжело вздохнул, встал и подошел к столику чужеземца.

– Вы не против, если я нарушу ваше уединение? – осведомился он с несвойственной для северного народа вежливостью.

Незнакомец смерил Реджинальда взглядом и ответил:

– Садись, тем более, мое одиночество не намеренное.

– Родни Браун, – представился чужеземец, когда охотник устроился напротив него.

– Реджинальд Корлей, – сказал охотник и пожал протянутую ладонь.

Повисла пауза. Браун ждал, когда охотник скажет, с какой целью беспокоит его, а Реджинальд придумывал, с чего начать беседу.

– Вы ведь с гор спустились? – наконец задал вопрос Корлей и тут же заметил, как собеседник напрягся. «Неудачное начало», – отметил охотник про себя.

– Да, откуда знаешь?

«Мы уже на «ты»», – удивился Корлей, но вслух сказал:

– Я видел вас с друзьями… где-то пять дней назад. Вы шли в Белые горы.

– Не помню, чтобы мы рассказывали об этом кому-то из здешних.

– В корчме часто подслушивают разговоры, особенно привлекают внимание чужеземцы.

Молчание.

– Вижу, не сладко вам пришлось в горах, – отчаянно пытался поддержать беседу охотник.

Браун невольно потер глубокий шрам на щеке и задумчиво согласился:

– Да, потрепало немного.

«Немного – это слабо сказано», – усмехнулся в мыслях Реджинальд. Брауна и его спутников покрывало множество царапин и синяков. И вряд ли они связаны со сложностью подъема в горы.

По лаконичным и натянутым ответам охотник понял, что ему позволили присесть лишь из вежливости. Надо было как-то разрушить стену недоверия.

– Эй, Руди, как ты обслуживаешь своих завсегдатаев? У меня глотка пересохла, – весело закричал он корчмарю. – Принеси мне и моему другу чего-нибудь покрепче!

Вскоре две больших кружки горячительного напитка стояли на столе. Реджинальд выпил свою одним залпом. Родни со скрытым удивлением наблюдал за скачущим кадыком охотника, а когда кружка Корлея опустела, с сомнением посмотрел на мутную жидкость перед собой.

– Что это?

– Квас, – бодро ответил Корлей и утер губы. – Неужели ни разу не пробовали?

– Не пробовал, но о квасниках наслышан.

– В Нордоне пьют ничуть не больше, чем на юге, – обиженно промолвил Реджинальд. – Все, что вы там о нас говорите, – враки.

– А с чего ты взял, что я с юга?

– А кто на севере не пробовал кваса?

Браун медленно поднес кружку ко рту и поморщился от неприятного запаха.

– Попробуйте, вам понравится, – подначивал охотник.

Родни попытался повторить подвиг Реджинальда, но на полпути поперхнулся. Дно кружки громко стукнуло по столу, Браун зашелся в кашле.

– Да куда ж вы так торопитесь, – с улыбкой укорил Корлей.

Родни взглянул на него, как нерадивый ученик на учителя, и допил квас.

– Еще, – храбро потребовал он.

«На дурняк и уксус сладкий», – про себя отметил Реджинальд и хлопнул по худому кошельку.

– Руди, принеси-ка нам еще выпить!

После очередной кружки хмель ударил в голову. Родни заметно смягчился в лице.

– А почему ваши друзья покинули вас? – спросил охотник и кивнул на праздно распивающих брагу спутников иноземца.

– Кто, Стэнли? Они не мои друзья, – грустно вздохнул мужчина, – компаньоны.

– Эт в каком же деле? – как бы между прочим поинтересовался Реджинальд.

– В прибыльном.

Охотник чертыхнулся, но с собой совладал: лицо осталось дружелюбным.

– Оно как-то связано с Белыми горами?

– Оно там началось.

Короткие и расплывчатые ответы говорили: явно, не хватает еще одной кружки.

– Эй, Руди, повтори!

Кое-что начинало проясняться, поэтому Корлей расстался с очередной горстью монет без сожаления.

Собеседники опрокинули большую порцию хмельного напитка.

– Х-хор-рош-ш, – удовлетворенно протянул Браун.

– А я тебе сразу сказал, напиток что надо. Зачем нам ваши дорогие вина, когда мы сами с усами, – сказал охотник заплетающимся языком. – Эй, Родни, так что же вы делали в горах, расскажи мне. Что за дело вы там открыли? – вернул разговор в нужное русло Корлей.

– Дело? Какое дело? – Браун осоловело уставился на Реджинальда.

– Ты только что говорил, что начал с… – охотник указал большим пальцем за спину, силясь выговорить слово, – ко-омпьонами там прибыльное дело.

– Я искал его, – ответил Браун и хлопнул по клетке.

Охотнику показалось, что под накидкой кто-то громко выдохнул.

– Кого его?

– Того, кто принесет мне и братьям Стэнли кучу одинов, – чужеземец, наконец, дал языку свободу.

– И кто же это? – допытывался Корлей.

– А ты никому не расскажешь? – тихо промолвил Родни и заметил на себе подозрительные взгляды братьев Стэнли.

– Трепаться – удел баб, – сказал охотник и сделал отрицательный жест ладонью.

– Родни, все в порядке? – раздался позади недружелюбный голос.

Реджинальд обернулся – братья Стэнли сверлили глазами затылок охотника. От них исходил могильный холод, во взглядах читалась безумная жестокость.

– Все в порядке, Билли, правда, – успокоил их Браун.

Братья недоверчиво оглядели собеседников и вернулись к столику у стены.

– Серьезные ребята, – сказал Родни.– Шутить с ними не стоит.

– Это и без слов понятно. Ты, кажется, назвал их братьями Стэнли? Где-то я о них уже слышал.

– Они убили помещика, на которого десять лет гнули спины, и примкнули к разбойничьей шайке. Три года занимались разбоем на дорогах, потом завалили вожака. По правилам один из братьев должен был возглавить шайку, но Стэнли решили не ссориться и подались в наемники.

Реджинальд скосил взгляд на поджарых лысых мужчин в лисьих шкурах. Братья очень походили друг на друга, только у старшего на спину спадала тугая коса да черные руны на щеках отличались. Дикарская внешность Стэнли заставляла верить рассказу Брауна.

– Тебя они не пугают? Ты так равнодушно рассказываешь об их проступках, словно не об убийствах, а о не выдавшемся урожае.

– Они – хорошие воины, и это единственное, что меня интересует. Они сделали свою работу.

Охотник опустил взгляд на скрытую серой тканью клетку.

– Да, без них я бы не справился, – уловил его мысли Браун.

– Так что же за драгоценный груз вы притащили с гор?

Родни облокотился на стол, наклонился к охотнику и прошептал:

– Дракона.

– Дракона? – изумленно воскликнул Реджинальд, откинувшись на спинку стула.

– Тихо ты, – шикнул Браун и огляделся по сторонам. – Никто не должен знать, что там, – Родни ткнул на клетку. – Иначе я рискую лишиться приличного барыша, а то и жизни.

– Ты думаешь заработать на нем? – спросил охотник с широко распахнутыми глазами.

– Да, буду показывать за плату. Как цирковых уродцев.

– Ты с ума сошел, – покачал головой Реджинальд.

Вдруг лицо охотника застыло – в душу закрались подозрения.

– Ты надо мной подшутил, – сказал он с глупой улыбкой на лице. – Если бы там был… дракон, – последнее слово прозвучало совсем тихо, – то он бы рвался на свободу. Дракон не ручная собачка, он не станет тихо сидеть в клетке.

– Верно, – кивнул Родни. – Мы его придушили до потери сознания, а потом влили в глотку дурманящего напитка. Ящерица ничего сейчас не соображает, – усмехнулся Браун.

– И все–таки… я тебе не верю. Как вы его одолели? Как протянули столько миль?

– Это всего лишь детеныш.

– Что?!

Реджинальд вскочил с места. Все посетители корчмы повернули головы в его сторону.

– Сядь, сядь сейчас же, – зашипел Браун. – Ты плохо владеешь эмоциями, – укорил он.

– Извини, такого больше не повторится… хотя о чем это я? Чем вы думали, когда забирали его?

– Все в порядке. Обошлось без потерь. Всего лишь несколько царапин, – по-своему понял охотника Родни. – Мы забрались в пещеру, когда его матушка улетела добывать пищу.

– Можно взглянуть? – спросил Реджинальд, коснувшись накидки.

– Только осторожно, чтобы никто не видел.

Охотник кивнул и отогнул уголок материи. В кромешной тьме он различил лишь синий лоб дракона.

Тут же рядом выросли братья Стэнли.

– Родни, че за хрень?

– Куда он тянет лапы? Пусть сначала заплатит.

Братья с негодованием ждали от Брауна объяснений. Тот развел руки в стороны и, пожав плечами, ответил:

– Все с моего позволения. Не волнуйтесь, деньги мы еще успеем заработать.

– А вы думали, к чему может привести все это? – спросил изменившимся голосом Реджинальд. Лицо его стало серьезным, на лбу сложилась гармошка морщин. Хмель потихоньку начинал выветриваться.

– Что ты имеешь в виду? – тревога Корлея передалась и Брауну.

– Не лезь не в свое дело, малый, – вмешался в разговор один из братьев – Билли.

– По-моему, вы совершили большую ошибку, парни.

– Без тебя разберемся, – выпалил второй Стэнли.

– Роб, дай ему сказать, – сердито оборвал наемника Родни.

– Вы слышали когда-нибудь о материнском инстинкте?

Молчание.

– У драконов он развит в десятки раз больше. Их число уменьшается, а самка беременеет лишь раз в семь лет.

– Ну и? – тупо промолвил Билли.

– Мать просто так не смирится с пропажей ребенка. Она уже ищет вас. И, думаю, найдет.

С улицы донеслись душераздирающие крики. Стэнли тревожно переглянулись, Браун нервно сглотнул слюну, Реджинальд смертельно побледнел.

– Может, нам остаться внутри? – предложил Роб.

В корчму ворвался взъерошенный мужик, впустив порцию холодного воздуха.

– Дракон! – закричал он, вытаращив на корчмаря безумные глаза. – Дракон, люди! Спасайтесь!

Над крышей послышались взмахи широких крыльев, затрещали доски, «люстры» закачались. Раздался шум, словно с десяток троллей дунули разом. Вслед за ним – человеческие крики.

В корчме повисла тишина. Никто и пальцем не шевелил, все прислушивались к происходящему снаружи и ждали. Из полусумрака повсюду высвечивались белые лица.

– Братья, мужики, что же мы делаем? – громко закричал один из деревенских, вскочив с места. – К оружию, братья, на деревню напали.

– Напали, напали, напали! – разнеслось по всей корчме.

Дрожавшие от страха теперь затряслись от негодования. Мужчины обнажили металл и бросились к выходу.

– Стойте, – попытался задержать их Реджинальд, – Вы все погибнете.

– Отвали, трус! – гаркнул коренастый мужик и грубо оттолкнул охотника в сторону.

Толпа вывалила наружу.

– Верно сказано, – подхватил Билли, – надо сражаться. Рано или поздно, но сволочь доберется до нас или же обрушит крышу.

– Сражаться? – еле выдавил Роб и вдруг изменился в лице. Кровь прихлынула к вискам, глаза воинственно загорелись. – Да. Сражаться.

Братья схватили оружие и выскочили за дверь.

В корчме остались лишь корчмарь, уже спешивший спрятать свою толстую задницу в подвал, Реджинальд и Браун.

Мужчины сглотнули и дрожащими руками достали клинки.

– К бою? – испуганно промолвил охотник, некогда бесстрашно сражавшийся с медведем с одним лишь ножом в руках.

– Помилуй, Атомарг! Дракон? О, Атомарг, спаси наши души! – разъяренная толпа из корчмы встретилась с врагом лицом к лицу.

Наступил хаос звуков: топот, лязг, щелканье клыков, хруст костей, крики, вопли, грохот, безумные кличи храбрецов.

Браун хотел выскочить наружу, но в проеме возник желтый глаз с вертикальным зрачком. Родни моментально протрезвел и отпрянул назад. Глаз внимательно оглядел корчму и остановился на клетке за спинами мужчин.

Вход освободился, послышались тяжелые шаги огромной туши.

Реджинальд бросил меч в ножны и с тревогой позвал:

– Родни, пора убираться отсюда.

Мужчины прыгнули в окно, когда в корчму ворвалось пламя.

Чужеземец и охотник поднялись из сугроба и отряхнули с одежды хлопья снега.

– А, проклятье, – ругнулся Браун, потирая ушибленное плечо.

– Нам некогда отдыхать, бежим, – напомнил Корлей.

– А, получило? – раздался знакомый голос.

Реджинальд выглянул из-за угла и ахнул. Прямо перед ним горой возвышалась спина драконихи. Серая чешуя сливалась с сумерками. Кожистые крылья веером сложены на боках, одно пробито копьем. Усеянный шипами хвост нервно покачивался.

Перед драконихой радовался меткому удару Роб. Но где же Билли?

Реджинальд огляделся. Пламя танцевало на избах, отражалось в снегу. В его свете зловеще темнели пятна трупов, крови и беспризорного оружия. Попробуй разбери, кто есть кто.

С крыши на дракониху перемахнула тень.

– О, Атомарг! – воскликнул охотник, не веря своим глазам.

– Что, что там? – отозвался из тени Браун и бросился к Корлею.

Охотник поднял руку и указал пальцем на шею драконихи.

– Кто это там? – заметил темный силуэт Родни.

Дракониха заревела и завертела головой, но храбрец крепко держался за лепестки чешуи, лишь коса металась, точно взбесившаяся гадюка.

– Билли? – наконец, догадался Браун. – Этого не может быть. Билли, слазь оттуда! Убирайся!

– Ты что делаешь! – оборвал Родни охотник. – Давай убираться, пока она нас не заметила.

– А как же Стэнли?

– Брось их. Мы им ничем не поможем.

Земля задрожала – дракониха переминалась с ноги на ногу, пытаясь сбросить Билли. Могучие крылья развернулись парусами.

– Получай! – с яростью крикнул Роб и метнул дротик.

Из пасти дракона вырвалась струя огня. Дротик осыпался пеплом, а отскочившего в сторону Роба страшно опалило. Кожа покрылась волдырями, и наемник в муках завалился на снег. Когтистая лапа рептилии опустилась на верещащего от боли Роба – хрустнула грудная клетка – тишина, лишь громкое дыхание исполинского зверя.

– Ро-об! – заорал Билли и ударил дракониху острием меча.

Железо скользнуло по гладкой чешуе, и Билли чуть было не свалился с шеи. Меч провертелся в воздухе, отбрасывая слепящие отблески огня, и беззвучно упал в снег.

– Нам надо выручать его, – решил Браун и выскочил из-за стены.

– Стой! – закричал Реджинальд, но Родни уже рубанул по хвосту драконихи.

Зверь круто извернулся и стиснул Брауна клыками.

Зазвенела тетива. Одна за другой стрелы Корлея ломались о толстую чешую.

– Да умри же ты, гадина! – чуть не плача выкрикнул охотник.

Дракониха махнула хвостом и чуть не расшибла Реджинальду голову. Охотник откатился в сторону, встал на одно колено и продолжил пускать стрелы. Рядом в снег плюхнулось кровавое месиво. Охотник шарахнулся в сторону.

– Родни?!

Изувеченный труп приковал к себе взгляд. Заминка стоила жизни. Клыки сомкнулись над плечами Реджинальда, и обезглавленное тело рухнуло навзничь. Из артерии фонтаном забила кровь.

Дракониха заметила вдалеке убегающих людей, выпрямилась в струну – поток огня ударил в спины беглецам. Между пылающими избами забегали факелы.

Тем временем Билли норовил попасть кинжалом в глаз драконихи. Зверь не стоял на месте, дергался из стороны в сторону, и наемник вскоре бросил эту затею. Закусив от отчаяния губу, Стэнли-старший начал молотить клинком по шее ящера. На щеки брызнули слезы. В бешенстве Билли швырнул кинжал в глаз зверя, но не попал.

Дракониха взмыла в воздух, сделала круг над корчмой и перевернулась вверх брюхом. Руки скользнули по лепесткам чешуи, и Билли с криком полетел вниз. Клыкастая пасть схватила наемника у самой земли. Незначительное усилие, и Билли распался надвое.

Дракониха приземлилась и огляделась по сторонам – никого.

Горячий пар вырывался из ноздрей. Грудь шумно вздымалась и опадала.

Дракониха зажала древко копья в зубах и выдернула его из крыла.

Полыхнуло пламя – крыша корчмы занялась огнем. Дракониха вскочила на конек и начала разрывать когтями дранку. Пламени драконы не боятся, оно им в подмогу.

Проделав в крыше дыру, дракониха смахнула хвостом накидку с клетки. Очнувшийся детеныш увидел мать, издал радостный вопль и нервно забился меж прутьями железа. Дракониха поддела клетку кончиком хвоста и подняла на крышу. От ударов об металл посыпались искры, звякнул сорванный замок.

Ребенок радостно прижался к драконихе и скрылся в ее объятиях – за могучими крыльями. Мать и сын снова были вместе.

 

читателей   374   сегодня 1
374 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...