Спасти Элизабет

 

Давным-давно это было, сотни, а может, тысячи лет тому назад – точной даты не помнят даже историки. У короля Артура родилась долгожданная дочь. Девочку назвали Элизабет в честь ее матери, которая вскоре после родов умерла.

Король недолго оплакивал ее смерть, ведь теперь у него была маленькая дочь, о которой нужно была заботиться. Артур давал ей все, о чем только могла мечтать маленькая девочка. Как только Элизабет начала подрастать, то все, кто был с нею рядом, стали замечать ее красоту.

Вскоре о ней даже слухи пошли. Разные люди стали съезжаться с далеких стран, чтобы посмотреть на Элизабет. Говорят, что даже эльфы, чья красота не имела границ, стали завидовать ей. Элизабет росла очень доброй девушкой. Она не раз устраивала благотворительные балы для бедняков, на которых всегда присутствовала сама, тем самым демонстрируя всем свою красоту.

Больше всего на свете Элизабет любила свое отражение. Она часами могла смотреться в зеркало, не отрывая глаз. Стены в ее комнате были зеркальные, а когда ей исполнилась одиннадцать, то по повелению короля зеркальным стал и весь дворец.

Но время шло, и Элизабет росла. В свои четырнадцать она окончательно превратилась из маленькой девочки в прелестную девушку, а значит, пришло время подумать и о замужестве. Многие юноши готовы были предложить свою руку и сердце прекрасной Элизабет и не из-за того, что у нее отец-король, а дело было действительно, в ее красоте. Но для нее они все были лишь мальчишками. Свою жизнь Элизабет хотела провести с храбрым воином, рыцарем на белом коне, а не с мальчиком, который лишь считает себя рыцарем, ведь на словах они все храбрецы.

Именно поэтому ее отец решил устроить величайший рыцарский турнир всех времен, в котором победитель получит сердце Элизабет. Никто и не догадывался, сколько будет желающих принять в турнире участие. Сотни тысяч юношей съезжались с разных сторон света попробовать свои силы в борьбе за Элизабет. К несчастью, среди них был и Иоганн.

Бедный мальчик, над которым в детстве издевались из-за его уродливой внешности. Всю его кожу с ног до головы покрывали множество угрей, от которых он был похож на прокаженного. Разного цвета глаза и очень длинные руки придавали его телу еще большее уродство. Устав от постоянных издевательств, Иоганн начал изучать рукопашный бой и вскоре смог без особого труда ответить любому своему обидчику. Он никогда никого не любил, и поэтому не испытывал ни к кому жалости, в народе даже ходили слухи о его жестокости. Но однажды он увидел Элизабет и, как сотни других парней, влюбился в нее. Конечно, такая девушка, как она, никогда не посмотрит на такого урода, как Иоганн, поэтому победа в турнире была его последней надеждой, наконец, наладить свою жизнь.

И вот время состязанья пришло. Миллионы зрителей наблюдали за тем, как воин за воином выходили на арену, чтобы принять бой. Турнир длился не один день. Когда же на поле боя появился Иоганн, то зрители его встретили дружным хохотом. Они кричали: «Проваливай, шутам здесь места нет!»

Все были уверены, что он упадет в первом же бою, но он не упал ни в первом, ни во втором, ни в последующих. В схватке разрешалось использовать мечи и топоры, а Иоганн обходился без них. Он в рукопашную одолевал вооруженных рыцарей одного за другим, пока на арене не осталось вообще никого. Иоганн победил!

Теперь Элизабет должна была стать его женой, ведь таково было слово короля. Когда она узнала, что Иоганн теперь станет ей мужем, то пришла в истерику. Она пожалела о том, что уговорила отца устроить этот турнир.

Артур видел, что происходит с его дочерью. Он не мог отдать единственное свое дитя такому уроду, как Иоганн, пусть на то даже было его слово. До того дня король никогда не нарушал своих слов. Артур вышел к толпе, среди которой был Иоганн и обратился к нему:

— За свою победу ты получишь тысячу золотых, но мою дочь тебе не видать.

Иоганн многое вытерпел и поэтому сдаваться не хотел.

— Мне не нужно твое золото, мне нужна Элизабет.

— В таком случае, ты не получишь ничего. Проваливай или я прикажу своим стражникам убить тебя! – сказал король. Но Иоганн не сдвинулся с места.

— Ты же обещал, что победитель получит твою дочь. Какой ты тогда король, раз нарушаешь свои обещания.

Артур не стал больше с ним говорить, а через секунду на арене появились стражники. Иоганн сражался, как мог, но их было слишком много. Стражники убили его. Труп Иоганна еще несколько дней, валялся на голой земле, пока его не съели вороны.

Казалось, что инцидент исчерпан и все стало на свои места, но не для старой ведьмы Тамары, чьим единственным сыном был Иоганн. Она возненавидела короля, который нарушил свое обещание, из-за которого умер ее сын. Она решила ему отомстить. Убить Элизабет, было бы слишком просто, ведь смерть – это еще не самое страшное. Поэтому она заточила ее в башне высотой в шестьсот шестьдесят шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть этажей. Добраться до этой башни было нелегко, ведь она находилась в долине зла, а подняться наверх было еще трудней. На каждом этаже находился злой и голодный монстр, который в клочья разорвет любого, кто попытается пройти мимо него. Элизабет находилась на последнем этаже. Ведьма наделила ее бессмертием, чтобы она видела из своего окна, как меняется мир, чтобы она вечность мучилась наедине с кровожадными чудовищами, пока какой-нибудь храбрец не перебьет всех монстров и ни спасет ее, тем самым позволив вновь прожить одну смертную жизнь.

Узнав про заточение дочери, король Артур отправил все свое войско к башне, чтобы то спасло Элизабет, но все было тщетно. Дорога была слишком опасной, а те, кому все-таки повезло добраться до башни, погибли в схватке с монстрами находившимися внутри.

Вскоре, потеряв всякую надежду вновь увидеть свою дочь, король умирает. Точную причину его смерти не знает никто. Одни говорили, что он умер от горя, другие – что он покончил с собой. Даже после смерти короля многие все равно пытались спасти Элизабет, но все безрезультатно.

Проходили годы, столетия, и в каждом времени все равно находился парень, который отправлялся к башне и находил там свою смерть. Эта история уже превратилась в легенду, ее стали рассказывать детям перед сном, но все равно находились люди, которые хотели спасти Элизабет. Одним из таких сумасшедших уже в моем времени был Генрих, обычный парень из обычной семьи, но с необычной судьбой.

Однажды ему довелось побывать в замке короля Артура, где он увидел портрет Элизабет. Девушка на портрете просто пленила его своей красотой. Генрих решил, что должен попытаться ее спасти, чего бы ему это не стоило. И никому не удавалось его отговорить. Ни родителям, ни друзьям, ни даже лучшей подруге Герде, к которой он обычно прислушивался и которая в тайне была в него влюблена. Генрих был тверд. Он чувствовал, что им движет любовь, хотя двигала им не что иное, как жажда приключений – чувство менее благородное, чем любовь. Вооружившись отцовским мечом и оседлав коня, Генрих, было, собрался уже в путь, как появилась Герда и вновь попыталась его отговорить.

— Разве ты не понимаешь, что я люблю ее и ради своей любви готов на все! – сказал он, не понимая, как могут ранить его слова.

— Ты видел лишь ее портрет, ты не знаешь Элизабет, а разве можно любить человека только из-за его внешности, но я вижу, что тебя мне не отговорить. Тогда возьми хотя бы это зеркальце, оно досталось мне от бабушки, и всегда приносило удачу, а она тебе сейчас как никому нужна, – сказав это, Герда сняла с себя серебряную цепочку, на которой висело небольшое зеркальце. Генрих взял зеркальце и отправился в путь.

Дорогу к башне никак нельзя была назвать простой, ведь она проходила через долину зла. Долину, полную болот и дремучих лесов. Долину, в которой всегда была ночь. Но Генриху удалось ее пройти и добраться до заветной башни. Таких высоких сооружений он еще не видел. Казалось, что башне нет конца. Над ее входом были выгравированы какие-то слова. Генриху частично удалось их прочитать « ХУЖЕ СМЕРТИ ЛИШЬ …». Окончание предложения стерлось от времени. Генрих не стал терять время, раздумывая над смыслом этих слов, а сразу вошел в башню. Сначала ему показалась, что на первом этаже ничего нет, но, присмотревшись, он увидел, что в углу лежит какое-то существо. Это был мертвый тролль. Поднявшись на второй этаж, Генрих нашел мертвого рыцаря, видимо, того самого, кто одолел тролля. Также здесь был труп гигантского паука. На третьем этаже был снова мертвый рыцарь наверняка тот, кто убил паука и труп очередного монстра.

Так продолжалось и дальше. На каждом этаже башни Генрих находил по монстру и по храброму воину, который убил его. Получалось, что ни одному из рыцарей не удалось убить больше одного монстра. Генриху оставалось идти и идти вверх. И чем больше он шел, тем страшнее ему становилось. Казалось, что эта башня не закончится никогда. Трупы монстров, которые он встречал на пути, становились все страшнее, а об их существовании Генрих раньше даже не знал. Генриху оставалось только гадать, с каким чудовищем предстоит сразиться ему.

Он шел несколько дней. Запасы еды, которые он взял с собой, постепенно начинали кончаться. И вот Генрих наконец-то добрался до последнего этажа высокой башни, так и не встретив, ни одного живого монстра по пути. Он тут же увидел труп очередного рыцаря, заваленного кучей золотых монет. Как Генрих ни смотрел по сторонам, он не видел монстра, валявшегося где-нибудь в углу, как на других этажах, это и было странно. Вместо этого в углу аккуратно стояла древняя лампа. Внезапно раздался хлопок, и в воздухе появился джин.

— Поздравляю, ты второй, кому удалось добраться до верхушки этой башни, за это я исполню любое твое желание, – сказал джин.

— У меня есть лишь одно желание: спасти Элизабет, и его исполню я сам, – ответил Генрих.

— Разве тебе нечего пожелать? Подумай, такой шанс предоставляется только один раз.

— А что пожелал он? – спросил Генрих, указывая на рыцаря под кучей золотых.

— Скажем так: он хотел разбогатеть!

— И ты за это убил его?

— Я всего лишь исполнил его желание, а теперь пришло время исполнить твое, иначе мне придется тебя убить.

— Еще посмотрим, кто кого! – после этих слов Генрих достал отцовский меч. Но сколько он не наносил им удары, джину было все равно. Меч проходил сквозь него, не причиняя ему никакого вреда. Джин схватил Генриха за шею и поднял его над землей, когда тот снова увидел древнею лампу, стоявшею в углу. Возможно, это был его шанс.

Генрих бросил меч в лампу и тот разбил ее на несколько кусочков. В туже секунду джин начал гореть, его схватка ослабла, и Генрих снова упал на землю. Вскоре джина и вовсе не стала. Генриху было трудно поверить, что он убил последнего монстра башни. Это было, проще, чем казалось, и теперь он может освободить Элизабет. Она находилось за дверью, стоявшей впереди.

Генрих слышал про эту дверь: она открывалась лишь с одной стороны, с той стороны, с которой стоял сейчас он, именно поэтому Элизабет не могла отсюда выбраться все это время.

Он подошел к двери и открыл ее. Перед его глазами открылась небольшая комната с окном в середине. Возле него сидела девушка спиной к Генриху.

— Я убил последнего монстра. Так что ты свободна – сказал он.

— Я так долго этого ждала, и сильно проголодалась. Ты принес мне, что-нибудь поесть? – после этих слов Элизабет повернулась к Генриху, и он увидел, что она больше не та прелестная девушка с портрета в замке короля. Кожа на ее лице сморщилась и покрылась язвами. Когда-то прекрасные голубые глаза превратились в бездушные камни. Она стала ужасна, худа, кости так и выпирали из нее. Ведьма подарила Элизабет бессмертие, но не дала ей вечную молодость. Генрих в ужасе прижался к стене. Он вытряхнул всю еду, что у него была в рюкзаке, и бросил ее к Элизабет.

— Боюсь, что мне этого мало. Я очень сильно хочу есть, – с этими словами она пошла к Генриху. Генрих пытался увернуться от нее, к несчастью, он зашел слишком в глубь комнаты, и до двери было трудно дойти.

— Почему ты убегаешь от меня, разве ты пришел сюда не для того, чтобы быть со мной? – сказала Элизабет.

— Но ты стала монстром, чудовищем!

— О чем ты говоришь?! Моя красота не знает границ.

В этот момент Генрих вспомнил о зеркальце, которое дала ему Герда.

— Если не веришь, то посмотри сама, – сказал он и бросил зеркальце Элизабет. Как только она заглянула в него, ее обул неистовый страх. Она схватилась руками за лицо и начала орать. Этот крик принадлежал не девушке, а демону, поселившемуся у нее в душе. Элизабет не знала, в кого она превратилась за столь долгие годы заточения.

Этого момента вполне хватила Генриху добежать до двери. Он быстро захлопнул ее и побежал вниз. Но сколько бы он ни бежал, крик Элизабет все равно доносился до него. Случилось то, что и должно было случиться: человек, который, как Элизабет, провел столько времени наедине с монстрами, сам рано или поздно станет одним из них. К сожалению, Генрих слишком поздно это осознал. Его последние запасы еды остались наверху, поэтому ему ничего не оставалась, как начать поедать мертвых монстров, которые были здесь на каждом этаже. Дорога вниз была куда трудней, чем дорога наверх. Генрих сильно ослаб, он почти потерял надежду когда-нибудь выбраться из этой башни. Но ему это все-таки удалось. Потеряв много сил, Генрих снова взглянул на башню, на слова, выгравированные на ней « ХУЖЕ СМЕРТИ ЛИШЬ…». Теперь Генрих знал окончание этой фразы « хуже смерти лишь БЕССМЕРТИЕ».

В долине зла Генрих потерял сознание, не знаю, что бы с ним было, не найди я его. К счастью, я разбирался в травах, и мне удалось его откачать. В благодарность Генрих рассказал мне эту историю. Больше он не рассказывал ее никому.

Элизабет так и сидит у себя в башне, обреченная на бессмертие, в ожидании нового искателя приключений, который попытается ее спасти. Что же касается Генриха, то с ним еще много чего происходило интересного, но об этом я расскажу в другой раз.

 

   

читателей   441   сегодня 1
441 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...