Разговор в Самокруте

 

«Мы шли по пустыне уже третий день. Я, семья бор-хаззов, и два аткиора – мало приспособленная для таких путешествий компания, но мы как-то шли. У нас кончилась вода, и старший аткиор, полупришептывая, полуприсвистывая, попросил всех остановится. Он был минимум вчетверо старше все идущих вместе взятых, белые вычервленные на его роговых пластинах узоры говорили о принадлежости его к 6 Домам, но он все равно просил. Аткиоры никогда не приказывали, не спрашивали, не повелевали – они просили. Как тогда, на Саарграссовой пустоше, когда принц дома Сиигхма под некгу Резонанса попросил армию Кии «вернуться в землю». Так вот, старый аткиор попросил нас встать вокруг него и сложить ладони чашечкой…»

«Соломон, хватит врать – принцы 6 Домов никогда не пойдут в пустыню, белый узор встречается лишь у отказавшихся от престола, а в Киоре последние две тысячи лет таких случаев не было, Саарграссова пустошь – сказка для детей, и аткиоры не способны на некгу! Раз уж врешь, то хоть не так явно, Соломон…»

«Хельг, заткнись и не мешай людям слушать. А ты, старик, продолжай»

«Да, длор Секка, я закончил на армии Кии, вернувшейся в землю. Так вот, когда принц дома Сиигхма…»

«Соломон, старый пещерный змеюк! Ты остановился на аткиоре и ладонях!»

«А, точно, простите старого, голова варит уже не так, как в молодости. Вот помню, длор Хельг, как раз на это самом месте я после возвращения с Солёных морей…»

«Соломон, еще раз отвлечешься – моя песня прозвучит в твоей голове»

«Повинуюсь, длор Секка. Когда мы сделали то, о чем просил старый аткиор, а возраст его выдавали еще и по семь фаланг на пальцах рук, он попросил Воду – представляете, длоры, саму Воду, появится в наших ладонях. Видимо, он был священником Текущей жизни, не знаю. Так вот, вода была слаще того рогне, что в ваших кубках, длоры, а уж холодная была – что ночь в пустыне. Семье бор-хаазов так понравилась эта вода, а ведь бор-хаазы известные ее ценители, что маленький вихрь в котором они кружились и который принял форму двух сведенных вместе человеческих ладоней, распался, и королева, лично вылетев из окружения ближнего круга особей охраны, склонила голову и усики её опустились на несколько пальцев ниже её головы…»

«Змеюк, ты совсем забыл про кодекс! Так нагло и ладно врешь!»

«Хельг, я начинаю терять терпение»

«Соломон, давай к сути – длор Секка теряет терпение, а ты о какой-то ерунде шипишь»

«Да, длоры. Тень уходящего света ложилась на крылья королевы семьи бор-хаззов, и крылья играли этим светом как вы играете своими песнями, длоры. Королева была признательна аткиору – больше четверти её семьи погибло от недостатка воды и жуткого жара раскаленного песка – лучи света были им безвредны, но нагревая песок почти до состояния горяда, делали путешествие невозможным»

«Младший аткиор в это время, да и все последующее, держался позади старого – по всему выходило, что он еще не вырастил первый рог – так что ему было не больше 17 лет, и он был способен лишь на ментальное общение с другими аткиорами и самостоятельное передвижение. Впрочем, старик частенько брал мальца на спину – по несколько раз за день такое случалось»

«Наступила 4 ночь нашего пути по пустыне – мы встали на песок после того, как свет ушел на другие земли. Когда я соглашался быть проводником в этой группе, я собирался на ночь закапываться в песок – и аткиоры и я на это способны, но Сиятельный Гевчих видимо забыл предупредить меня о том, что я поведу еще и семью бор-хаазов. А королева долгое время заставляла семью держать форму двуногого в плаще и сапогах»

«И, старый змеюк, ты не услышал гудения и невесомых шагов?»

«Вы проницательны, длор Хельг. При первой же встрече я заметил, что отпечаток сапога недостаточно глубок для двуного такого роста, что отсутствуют обычные запахи, и что движения не совсем естественны, и не слышно дыхания. Но – я согласился на просьбу Сиятельного Генчиха, и не мне замечать то, что он пропустил в разговоре. И на первой ночевке обман раскрылся самым неприятным способом – неегшак, позор всем благоверным и порядочным неегам, разверз свою пасть и проглотил странника в плаще с капюшоном и сапогах»

«И что сделал ты?»

«А что может старый бедный неег? Да, тогда я был не таким старым, но и молодым я тоже не был. Так что я надрезал свой палец и пролил 4 капли в память о незнакомце. И, представляете, несмотря на это, из земли вылетел большой жужжащий шар – королева бор-хаазов была в ярости. Ярость её обратилось на тех, кто оказался рядом – на неегшака и подданных особей. И как результат – неегшака разорвало на кусочки, фонтанчики крови и плоти пробили песок в десятке мест, а несколько особей прислуги были проглочены и переварены целиком. Аткиоры уже наклонились в вежливом приветствии семьи бор-хазз, когда я только выбрался из песка. Ну я и растянулся на песке – я то знаю, что просто поскользнулся на песке от удивления, но королева думала, что это знак признательности в благодарность за спасение»

«Но ведь королевы бор-хаазов читают мысли, Соломон. Неужели же ты смог обмануть королеву?»

«Вы, несомненно, правы, длор Хельг, я не смог обмануть королеву. Я и не обманывал её. В голове моей в тот момент было лишь одна мысль – раздери неегшака буря!»

«Это неегская поговорка? Что-то вроде «чтоб я сдох»?»

«Нет, длор Секка, на вашем языке значение будет похоже скорее на «чтоб он сдох!» Так что королева сочла, что я благодарю ее за исполнение такого сильного желания»

«А аткиоры? Взрослый, а тем более старый аткиор справится с неегшаком не отвлекаясь от полировки нижней пары рогов, за что им благодарить бор-хаазов?»

«А за то, господа длоры, что старому аткиору не пришлось подвергать опасности ребенка – у них ведь, сами знаете, дай Земля, одно яйцо в десять лет будет. Да и показать молодому пример почтительности и уважения – дорого стоит. Так что – я всем брюхом на песке, аткиоры – наклонившись вперед, королева – затихающей маленькой бурей, неегшак – мириадами кусочков не больше моей чешуйки каждый, — вот так вот и познакомились»«Аткиоры назвали тебе свои имена?»

«Нет конечно, длор Хельг, старый разрешил обращаться к ним напрямую. А то пришлось бы все дорогу в воздух говорить, ни к кому не обращаясь. И не дай Небо хоть намекнуть на аткиора, пока он не разрешил к тебе обращаться»

«А королева? Она назвалась тебе?»

«Тоже нет, многомудрый длор Хельг. Она назвала мне имя семьи бор-хааза. Фионелиернион. Как вы понимаете, длоры, мои связки, горло и язык совсем не приспособлены к таким звукосочетаниям, но я все равно был очень признателен королеве. Я стал Тем-Кто-Может-Просить»

«Ну хорошо, змеюк, что было дальше?»

«А дальше, длор Секка, на предстояло пройти через Рыбацкую сеть»

«Постой, змеюк, придержи зоший. Сейчас я буду спрашивать и говорить. Если я не прав, говори мне без страха, но тебе придется объяснить свои возражения. Ты понял меня?»

«Да, длор Секка. Спрашивайте и говорите»

«Твой возраст превосходит 9 вековой срок»

«Это невозможно, длор Секка. Нееги, после 6 прожитых столетий либо уходят в песок мертвыми, либо уходят в песок неегшаками»

«Да, это так, но не псионы неегов»

«Длор Секка, но у расы неегов нет псионов»

«Нет. У расы – нет. Но у её правителя, в жертву которому старый аткиор добровольно приносит свое последнего потомка, а королева бор-хааза скрепляет кровь узами Земли и Неба, есть. Правитель неегов – превосходно владеет псионией, некгой, и сам абсолютно от них защищен. Если с тобой говорил Сиятельный, то ты шел из Мар-Дирана, южной столицы империи Киор. Если тебе нужно было пройти через Рыбацкую сеть, то идти ты мог только в Йекту. Но она разрушена в последней войне Киора с Альтомом. И война эта была 8 столетий назад. В ходе этой войны были уничтожены все упоминания о Йекте, которая осталась лишь в рассказах орнейцев как Мертвый город. Но знания эти есть в Подземном Саду Правления неегов»

«Достопочтимому длору Секке не обязательно ждать какого либо ответа от старого Соломона – я не знаю того, о чем вы говорите, а потому не могу опровергнуть или подтвердить ваши слова. Вот и длор Хельг вам знаками из за моей спины показывает, что с некгом Ответа все впорядке»

«Неег, на обелиске Пророка, который Гуам захватил у вашего народа во время войны Камней, написанно, что «защита – не в блоке, не в парировании, не в контратаке и не в уклонении, она – в умении убедить противника в нужном тебе, обмануть его чувства, разум, мудрость и интуицию»

«Нет, длор Секка – вы введены в заблуждение. Обелиск Пророка был разрушен на моих собственных глазах»

«В Хрониках Главного зала Киора написано, неег, что в обелиск Пророка был разрушен негами-предателями. И непосредственно разрушением столпа горяда занимались предатели, бывшие повелителями некги»

«Длор Секка, глубина ваших познаний моего народа поражает, и Вы, несомненно, знаете, что нееги, способные к некге, с рождения подчиняются воле семьи правителей, и участие их в предательстве невозможно»

«Возможно, мой дорогой змеюк, возможно. В том случае, если предательство готовит член семьи правителей с большими способностями к некге. Способностями, позволяющими ему сломать запреты в сознании других неегов.»

«Да, многомудрый длор Хельг, но я слышал, что для работы с замками сознания, необходимо доверие между повелителем некги и его жертвой»

«Старый змеюк, ты бесспорно прав. В истории неегов был лишь один повелитель, имевший сына с гениальными способностями к некге и в наказание отдавший своего сына на службы в отдел повелителей некги, наложивший на сознание сына нерушимые запреты, и умерший во время прорыва некгократов Гуама в Подземный дворец неегов. Хроники говорят, что с ним погибли все повелители некги – личная гвардия повелителя неегов, все 48 неегов. Да только в отделе повелителей некги их было 49. А некгократы Гуамы неспособны навести эфирный мост, если бы во дворце им кто-то не помогал»

«Старый неег Соломон не совсем понимает, что хотят от него достопочтенные длоры»

«Достопочтимые длоры, змеюк ты прожаренный с трех сторон, хотят, чтобы ты прекратил ломать из себя кастрированного зоший!»

«Длор Хельг, прекратите кричать на нашего собеседника.»

«Длор Секка, этот ползучий….»

«Соломон, правительство неега обратилось за помощью к Дорну. И мы согласились. Естественно, не бесплатно — в следующем году Дорну начнет военные действия против Альтома. И неег, в обмен на помощь Дорна сейчас, выступит на помощь нам во время боевых действий. В конце концов, сказки о неуправляемости неегшаков годны лишь для необразованного люда. Правитель и его семья больны – в течении полутора лет они умрут. Помочь им нельзя. Мы пробовали Перенос жизни, но потеряли лучшего некгоса»

«Длор Секка, объясните мне, что вы все-таки хотите?»

«Я хочу, что бы ты прошел инициации и сломал Замки Некги»

«Почему длор обращается с этой просьбой ко мне?»

«Потому что больше некому будет занять освободившийся престол, Сокцыф-Лоргуз-Мошви-Ноу»

«Как ты догадался?»

«Мы давно ищем Вас, но вариантов было действительно много. Во-первых, вы сказали «мой народ» — ни один неег никогда такого себе бы не позволил. Он просто не способен подумать о народе, как о своем. О себе, как части – да. Но не наоборот. Во-вторых, вы ответили на несколько вопросов которые мог знать только очень образованный неег. В-третьих, вы сказали, что видели разрушение Обелиска Пророка, а это невозможно – уж вы мне поверьте, то есть вы обманули Некг Ответа»

«Весьма похвально… Виарониил Суцизский, мне льстит ваше внимание, и я даже готов согласиться…»

«Но как…?»

«Вы сказали, что точно знаете, что свидетелей разрушения Обелиска не осталось. А точно это знать могут только двое – неег Соломон, и некгократ Виар, единственный гуамитянин, допущенный к святыне некгов, единственный, кто видел написанное на нем»

«Да, Слушающий ночь, раскусили вы меня»

«Ничего, Виар, вы еще многому научитесь, а этот…?»

«Оставьте, труп Хельга уберут после нашего ухода»

А старый змеюк Соломон нежился на теплом песке и Рыбацкая сеть надежно защищала его спокойствие…

 

читателей   461   сегодня 1
461 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...