Будни Смерти

 

Смерть задумчиво смотрела в окно и курила, держа в изящных невидимых руках невидимую сигарету. Да и сама Вершительница судеб была невидима – разумеется, для людей за окном, торопливо бегущих по своим делам и о ней, Смерти, совсем не думающих. Никто из Живых и не подозревал, что в самом центре их Города расположен невидимый офис, где за невидимыми мониторами сидели сотни невидимых сотрудниц, Дев-Призраков, и столько же их бродило по самому городу, забирая души тех, кому пора было за Черту.

Это раньше, в дремучем Средневековье, Смерть ходила с косой, а её преданные Девы искали обречённых по карте, нередко безбожно опаздывая, а порой даже путая «клиентов». А как тут не перепутаешь? Один Иван и второй Иван, оба живут в деревне «Горелые пеньки», у обоих жена Маруся… А одна нерадивая Призрачная Дева умудрилась перепутать Ивана Грозного с его сыном и этим кардинально изменила ход истории. Больше ей ответственных дел не доверяли, а поручали мыть полы сначала во дворце, а потом в комфортабельном офисе, куда перебралась Смерть с развитием цивилизации. Теперь Призрачные Девы резали нить жизни лазером – так проще и быстрее, а сама Смерть пользовалась мечом наподобие джедайского.

Работа у Смерти была, что и говорить, нервная. Клиенты её боялись и не любили, пытались обмануть и всячески препятствовали исполнению служебных обязанностей. Бывали, правда, и такие, которые сами лишали себя жизни, но с самоубийцами возни было ещё больше: когда они понимали, что их отправляют в ад, то начинали вырываться, рваться опять в свои тела, угрожали жаловаться в прокуратуру и даже пытались дать взятку. Жаль их, конечно, но закон есть закон, и даже Смерть не имеет права нарушать его.

На одном из мониторов замигало красное пятно – значит, нужна бригада на вызов. Что там такое? Ага, Кавказ, перестрелка, нужно забрать десятерых… А где, спрашивается, сотрудница, которая должна здесь сидеть? Ах, вот она, болтает стоит за чашечкой формалина.

Смерть нахмурилась и подошла к болтающим.

— У вас вызов, а вы болтаете. Две недели без формалина и тленных крекеров! – отчеканила она. – Идите работать!

Обе девы, вздохнув, поплелись к своим рабочим местам, а к Смерти подлетела совсем юная стеснительная сотрудница, недавно появившаяся зесь после пожара в городской библиотеке – по традиции, в услужение Смерти идут либо сгоревшие, либо утопленницы, не пожелавшие стать русалками.

— Госпожа, я не могу справиться, — смущённо сказала Дева-Призрак.

— В чём дело? – устало отозвалась Вершительница.

— Тут клиентка одна…странная очень… не знаю, как с ней справиться.

— Ох… ну полетели к странной твоей, разберёмся… – по правде, надо бы устроить подопечной выговор за несамостоятельность и беспомощность, но Смерть пожалела новенькую, проворчав для порядка : — Ну ничего сами сделать не могут, бестолочи…

 

Странная клиентка была не одна. Рядом с ней на диване, в тесной комнате с тёмными шторами, сидело ещё пять человек – три девушки и три парня – самому старшему из которых было около 20 лет. Всё они были в чёрной одежде, девушки — с подведёнными чёрными глазами и ярко накрашенными губами.

Не будь они людьми, Смерть приняла бы их за нечисть среднего уровня – вампиров, оборотней, привидений — те тоже любили наряжаться подобным образом, краситься и в таком виде являться людям и пугать их. Нечисть высшего уровне, работники Ада, такой ерундой не занимались, а у Низших – домовых, леших, русалок и иже с ними – обычно не было денег. Смерть нечисть не любила и предпочла бы с ними вовсе не знаться, но в Ад она отправляла души грешников, а у некоторых Низших, искусных мастеров, закупала необходимое оборудование и сигареты.

— Вот, я же говорила! – торжествующе воскликнула клиентка. – А вы мне не верили, что я с самой Смертью говорила.

— Не с самой, а с её прислужницей! – торопливо поправила Дева-Призрак и повернулась к Смерти. – Вы же сами разрешаете клиентам представляться вами, чтоб не делать лишних объяснений!

— А почему их две, если была одна? – спросил один из парней. – Не могут же от пиваса такие глюки пойти, — и он отпил пива из горлышка.

— А это правда Смерти? – недоверчиво спросил самый старший. – Может, это Виталька переоделся? Он приколы любит…

— Идиот! – фыркнула клиентка. – Ты когда-нибудь видел, чтоб он сквозь стенки проходил?

— Эй, они что, все нас видят?! – воскликнула Смерть и грозно посмотрела на прислужницу. – Ты что, не отрегулировала танато-поле? Нас должна видеть и слышать только клиентка!

— Оно стоит на минимуме, — растерянно сказала дева и показала регулятор.

— Да, действительно… Но почему?!

— Это всё травааааа… – мечтательно сказала одна из девушек, затягиваясь чем-то мерзким. Остальная компания заржала и нескладно запела на мотив «Земли в иллюминаторе» : «И снится нам трава, трава у дома, ВЕСЁЛАЯ, ВЕСЁЛАЯ ТРАВА!»

После этого последовал ещё один взрыв смеха. Подождав, пока они успокоятся, Смерть потёрла виски и сказала:

— Сожалею, но я вынуждена прервать ваше веселье и забрать одну из вас.

— Да ведь я не против, — лучезарно улыбнулась клиентка, обнажая накладные вампирские клыки. – Я только прошу о небольшой отсрочке, потому что хочу написать о вас статью для нашего журнала «Мистика и жизнь» и сделать интервью, а если будет возможность устроить обзорную экскурсию по аду – это будет вообще блестяще! Такая сенсация! А потом я предскажу с точностью до минуты время своей смерти, устрою коллегам очередную сенсацию, вы меня заберёте, а я на крыльях Тьмы торжественно слечу во Ад! – девушка мечтательно закатила глаза.

— Вот потому я вас и позвала, госпожа, — беспомощно сказала Дева-Призрак. – Такое в правилах не прописано, она же отсрочку не для покаяния просит…

— Ещё бы для покаяния! Ха! – воскликнула клиентка. – Я человек гордый! Точнее, не человек! И я хочу не в Рай, а в Ад, в Вечную и прекрасную Тьму!

— И мы, и мы тоже хотим! – нестройным хором отозвались остальные. – И нас, и нас собой в Ад возьмите!

— Зачем?! – воскликнула Смерть. – Почему вы туда хотите?!

— Ну не в Рай же нам хотеть! – фыркнула толстушка в корсете, поправляя воткнутую в пышные чёрные волосы алую розу. – Там же скучно!

— И пива нет! – отозвался первый говоривший парень.

— И Black Sabbath слушать не дадут, — сказал ещё один, увешанный цепями.

— И вообще, мы вам не светлые какие-нибудь! – подытожил любитель пива. – Я, например, орк, и горжусь этим!

— Мы – неформалы! – гордо сказала клиентка. – Он-металист, — она показала на увешанного цепями, — мы с Элей, — она показала на толстушку, — готы, а те трое – ролевики. Причём один орк, один назгул, а вот она – дроу.

— Мы – тёмные!- гордо сказал Назгул, старший из всех. – Мы достойны Ада!

— Было бы чего быть достойными… – пробормотала Смерть. Нет, эти неформалы её с ума сведут! – Вы ещё недостаточно нагрешили, чтоб туда попасть. Да и рано вам!

— Ну вот, — чуть не расплакалась Эля. – А мы так старались! Что ж мне, теперь либо в Рай попадать, либо на Земле без Нельки оставаться?! – она ухватила подругу за руку.

— Стоп-стоп-стоп, выходит – и меня в Рай?! – воскликнула Нелька, спихивая руку Эли. – Но я не хочу!

Смерть снова вздохнула. Нет, конечно, на работе курьёзны встречались, но чтоб так! И что ей теперь делать? Притащить такую в Рай, так Ангелов жалко, а в Ад отправлять нельзя, грехов маловато, да и жаль дурочку. Да ещё вся эта компания за ней ломанётся, ещё, чего доброго, вены дружно вскроет, а делать такой подарок нечисти не хочется. Кажется, придётся идти против правил…

— Вот что, — сказала она. – Я передумала тебя забирать. Живи пока, а мы пошли.

— Эй, а интервью? А экскурсия в Ад? – воскликнула Нелька.

Смерть ругнулась, помянув все круги Ада и его рогатого господина…

— Ладно, — сдалась она. – Экскурсии я обещать не могу, но…

— Ура! – завопила Нелька и кинулась обнимать Смерть. За нею обниматься и целоваться кинулись все остальные, а Смерть, к которой ещё никогда не проявляли столько нежных чувств, только беспомощно смотрела на помощницу и пыталась вытереть с лица яркую помаду рукавом чёрного платья…

— Дайте что-нибудь выпить, — попросила Вершительница, когда они, наконец, успокоились и чинно расселись на диване, а Нелька взяла диктофон.

— Чай? Кофе? Водка? Пиво?

— А формалина нет? – робко спросила Дева-Призрак. Быстро же она на него подсела!

— Есть! – оживилась Нелька. – у меня папаня-химик. Вам обеим?

— Мне водки, — попросила Смерть, которой очень хотелось напиться.

— О, Смерть – наш человек. Уважаю! – сказал Назгул и налил ей стакан до краёв.

— Расскажите нам об Аде! – попросила журналистка, принеся с отцовской комнаты бутыль с мутноватой жидкостью.

Смерти вспомнился далёкий четыреста какой-то год, когда она, желая вразумить одного пьянчугу, из благих побуждений наплела ему об Аде таких ужасов, что он даже протрезвел. Кто же знал, что это монастырский летописец! А ведь ещё и сейчас есть те, кто верит в описанные ею котлы для варки грешников, болота с серой и вечно голодных червей, жрущих внутренности.

Нет, в этот раз она врать не будет, да и не испугает такая ложь этих ребят. А вот правда…

— Ад – это не столь место, сколь состояние, — начала она. – Это пустота, вечная пустота и одиночество. И страх, пронизывающий каждую клетку. Я бываю там, привожу души, а потом много курю. МНЕ там страшно и плохо, мне, Смерти. И я не хочу посылать туда своих прислужниц – жалко и сигарет не напасёшься, а духи-травники недавно цены подняли. Приди вы туда на экскурсию, просто спятили бы. А мёртвые сходят с ума вечно, от страха и тишины, более назойливой, чем постоянное капанье воды или писк комара. И не надейтесь, Black Sabbath слушать вам там тоже не дадут.

«Кажется, я переборщила с пафосом, — подумала Смерть. – Впрочем, со мной всегда так, когда выпью».

— Прямо арийское «Там высоко»*, — заметил металист.

— Чего? – не поняла Смерть.

— Ща, на мобиле поставлю, — парень включил песню.

— Там не так же одиноко, там гораздо одиночее… одинокее… одиноче… тьфу, словом – хуже! – сказала Смерть, дослушав и залпом допив стакан. Назгул налил ей ещё. – Думаете, так легко туда души отправлять? Думаете, Смерть мёртвая и бесчуственная, а? Да я бы и не хотела, может… Работа у меня такая, понимаете? Ра-бо-та! – она снова опорожнила стакан. Водка у Назгула закончилась, и орк налил ей пива. Она даже не заметила. – Смерть злодейка, смерть бесстыжая… За семь тысяч лет человеческой истории привыкнуть бы, а всё равно… А иной раз посмотришь – детки маленькие, отца нет, а мать забирать… жалко, жалко, но надо. А я может, детей люблю, не поверите, — Смерть пьяно рассмеялась. Дева-Призрак смотрела на неё с ужасом и осуждением, но Смерти было уже всё равно. – А я бы, может, и сама детей хотела, да не могу. Не положено. Смерть я. И точка.

Я бы, может, и отдохнуть хотела бы… Да не могу, смены на нет. Вы представляете Смерть на пенсии, чулочку вяжущей,а? Ха-ха. Я даже состариться не могу. Вечно молода и неизменна, Semper idem…

— А про Рай расскажете? – робко спросила журналистка.

— Рай? А что Рай… Он внутри вас, ищите и найдёте. Это Свет, а рассказать о нём слепому нельзя, его надо видеть… – Смерть потянуло философствовать. – Это не школа, где учителя-архангелы учат школьников-праведников, как им гимны петь, это, опять-таки, — Смерть значительно подняла палец, — главным образом состояние души…

— Госпожа, может, закусите, — несмело предложила Дева-Призрак и протянула Смерти крекер. Смерть взяла и с хрустом сжевала. Противный хруст слегка отрезвил, а Вершительнице вдруг стало стыдно, что она тут разоткровенничалась перед малолетками.

— Не надо играть в опасные игры, дети, — тихо сказала она. – Иначе они начнут играть вами. А мне пора, кажется…

 

— Давай искупаемся, — предложила Смерть своей спутнице, когда они пролетали над рекой.

— Холодно же… – поёжилась Дева-Призрак.

— Кому это мешало… Ты не человек, дорогуша, пора привыкнуть. А мне надо освежиться, не показываться же в офисе в таком виде… – Смерть, не раздеваясь, сквозь лёд прыгнула в воду. Холод отрезвлял, а простудиться и умереть она не боялась, потому что была и без того мёртвой.

— Фффф… Всё, полетели домой, — фыркнула смерть, выныривая. – И обещай, что о сегодняшнем – никому.

— Обещаю! – заверила сотрудница.

 

***

Эля, Неля и Игорь нервничали – они были на ролевой игре впервые. Их друзья Вадик, Владик и Наташа тоже чувствовали себя неуютно – они ещё никогда не играли за Светлых.

А Смерть, пролетая над полигоном, улыбнулась и полетела дальше по своим смертельно опасным делам…

 

* песня «Арии», в которой Смерть приходит к человеку и рассказывает ему о загробном мире. Припев там такой: «Там высоко нет никого, там так же одиноко, как и здесь. Там высоко без облаков к погасшей много лет назад звезде…»

 

   

читателей   492   сегодня 1
492 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...