Жёлтый фонарь

 

– Прошу вас, господин! Загляните к нам! – зазывала тянул Грема в сторону роскошного особняка, из-за ограды которого доносились музыка и смех, но тот лишь брезгливо стряхнул его руку.

Этот невзрачный человечек был уже третьим по счету, принявшим парня за перспективного клиента. Приличная одежда (с хозяйского плеча, но кто ж знает!) да открытое бесхитростное лицо делали Грема желанным посетителем на улице, где перед каждой дверью висел красный фонарь. Он уже несколько раз порывался наугад войти в один из домов, но с детства привитое правило в точности исполнять приказы не позволяло отдаться на волю судьбе. Молодой господин ясно сказал: «…из самого приличного заведения…», а заслужить его недовольство парень не хотел. Как-никак, он продержался на должности камердинера целых четыре месяца! В два раза больше, чем его предшественник. И надеялся прослужить еще два, а там строк найма закончится, и после получения жалованья Грем мог позволить себе выбрать другую работу. Еще целых два месяца… А если хозяин повадится регулярно давать ему столь деликатные поручения?..

Солнце только начало клониться к закату, но жизнь в Веселом квартале кипела вовсю. Парень внутренне содрогнулся, представив, что здесь делается с наступлением темноты. Да, не зря он решил не дожидаться вечера – так хоть ворье втихую не подкрадется, ножом не пырнут. При свете дня Грем готов был отразить любое нападение!

Он шел, настороженно осматриваясь по сторонам – и увидел ЦЕЛЬ.

Небольшой домик настолько отличался от своих соседей, что парень невольно остановился. Первой в глаза бросалась огромная, во весь фасад, вывеска. Грамотных слуг недолюбливали и опасались, поэтому ни чтению, ни письму Грем в детстве не обучался из-за запрета отца, а когда ушел на свои хлеба… эх, в редко выпадавшие свободные минуты он находил занятие поинтереснее. И бесплатное! Впрочем, что может быть на вывеске над красным фонарем? Хотя нет… Странно, фонарь почему-то желтый! А на двери нарисована серая наседка в красной жилетке и трое то ли чихающих, то ли ревущих цыплят, изо всех ног несущихся к ней. И большие яркие цветы на стенах!

Засмотревшись, парень не заметил, как подошел ближе. «Вот оно!» – мягко бухало в его голове. Вот оно, то приличное заведение, куда послал хозяин! Оставалось набраться смелости и войти…

Уже дернув за шнурок звонка, Грем заколебался. Что он скажет? Мол, так и так, уважаемые хозяева, вы уж не серчайте, но моему господину срочно…

Дверь открылась.

– Случилось что-то, сынок? – участливо спросила появившаяся на пороге старушка. – Ты заходи, не робей. Меня тетей Мигой зовут. Сейчас дочка моя освободится, Нава, примет тебя. А пока вот присаживайся, чайку попей. Чай у нас особенный, глотнешь – все тревоги забудешь.

Парень и глазом моргнуть не успел – перед ним уже стоит большая чашка с дымящимся напитком, а улыбчивая старушенция подсовывает пирожки явно домашнего приготовления. И сам он сидит в небольшой комнате, хоть с крыльца шагу не ступил. Волшебство, да и только! Видимо, правду говорят – в Веселом квартале настоящие ведьмы живут. Совсем как та, хозяина околдовавшая…

Со стен на Грема изучающе смотрели несколько старинных портретов – как раз под стать хозяйке, морщинисто улыбающейся напротив. Она вязала нечто бесформенное, ядовито-зеленого цвета, но время от времени посматривала вокруг, словно чего-то ожидая. На столе неярко светила лампа со «светлячком» – небольшим шариком, излучающим слабое сияние, но именно она придала парню уверенности в себе. Такие предметы обихода маги из Торгового ряда продавали каждому, кто мог заплатить серебром. На потолке крепилась еще одна, побольше. Разве будет тайная колдунья пользоваться дешевой поделкой? Принимать посетителей за грубым деревянным столом? Собирать книги, напечатанные на самой обычной бумаге? Угощать гостя домашними пирожками, рукодельничать… неважно! Хватит себя накручивать! Это такое же заведение, как и все прочие на улице, и плевать, какого цвета фонарь висит перед его дверью. Веселый квартал – он и в Большой пустыне Веселый…

Чуть слышно скрипнула половица, заставив парня резко обернуться. И мгновенно забыть тщательно подготовленную вступительную речь!

Она была прекрасна, как принцесса Мечта из вчерашнего спектакля, куда Грем сопровождал хозяина и его нынешнюю пассию. Естественно, он-то бегал туда-сюда по разным поручениям, но все же успевал смотреть на сцену, где главного героя манила к себе призрачная греза, недосягаемая и жестокая… манила-манила, а потом легким движением сбросила с бутафорской горы, чтобы освободить место для следующего дурака. Парень мотнул головой, отгоняя наваждение. Никакая это не принцесса, просто хорошенькая девчонка с Веселого квартала. Такие не могут быть некрасивыми! Да и для дочери старухи она слишком молода, скорее уж внучка. Или правнучка.

Легко цокая каблуками по натертому до блеска дубовому полу, девушка подошла к столу, присела на его краешек, отбросила за спину темные кудрявые волосы и поинтересовалась:

– Что привело вас к нам, молодой человек? Слышите?.. Куда вы смотрите?!

Застигнутый врасплох, Грем покраснел. Смотрит – и что? Да на такую красоту грех не засмотреться! Тем более самого его внешностью боги не обидели, и любая красотка, проходя мимо, удостаивала хоть одного взгляда. С трудом вспомнив, что он здесь по делу, парень перешел к сути вопроса:

– Мне нужна девушка, – заметив, как медленно изменяются лица собеседниц, он понял, что с конкретикой перестарался. – Нет, не мне лично… моему хозяину! Он платит золотом, только… это навсегда, – старушка хихикнула, а ее дочь сочувственно улыбнулась. – Для его любовницы, – уточнил Грем.

И замолчал, чувствуя себя донельзя глупо. Сейчас они решат, что он ненормальный, и выставят вон!

Женщины переглянулись, а затем тетя Мига подалась вперед и мягко предложила:

– Знаешь что, сынок, ты расскажи с самого начала. Пей чай, пей. И рассказывай…

Непонятно почему, но парень внезапно почувствовал столь сильное желание поделиться наболевшим, что с радостью выложил все. О хозяине, скотине бессовестной, вечно ищущем неприятности на свою голову (и постоянно их находящем!). И о содержанке его новой, девице ужасающе низкого происхождения, каким-то чудом поселившейся в господской спальне. Впрочем, это как раз удивления не вызывает – она с первого мгновения знакомства делала все, чтобы привлечь к себе внимание, а эксцентричному хозяину только того и надо! Да где это видано, чтоб уважающая себя и других девушка разъезжала на лошади по коридорам замка в одной лишь конской попоне на плечах? Старая кухарка тогда едва оклемалась – решила, смерть за ней пришла! Марика-то, всадница эта, и вправду худущая – кожа да кости, а зрение у старухи не то, что в молодые годы… А спускаться с башни на веревке, связанной из шелковых простынь покойной хозяйки – как вам? Да экономка как увидела эти предметы после «употребления», в обморок рухнула и до сих пор сокрушается, что крепостная, не может ни уволиться, ни в волосы непутевой девки вцепиться… Правда, стража теперь постоянно на посту, никаких отлучек – все ждут, чего ж нового красотка учудит. Может, цветочными горшками в мишень на стене конюшни покидается или вместе с котом на елке песни петь будет… А она каждый день какое-то развлечение находит, даже праздники не чтит. Но это еще цветочки! Внутрисемейные, так сказать, дела! Вот когда вчера на большой прием в честь возвращения старого хозяина та ненормальная свору бродячих собак притащила, убранных в ленточки да кофточки, но от этого не менее голодных… да, тогда даже у молодого господина терпение кончилось. И решил он…

Звук дверного звонка прервал красноречивый рассказ Грема. Парень встряхнул головой, приходя в себя. Что он наделал? Выболтал все, что только мог! Да если хозяин узнает… нет, не видать работы, как своих ушей. И заработанных денег…

Тетя Мига переглянулась с дочерью, зачем-то кивнула, и вышла, а Нава предложила:

– Вы рассказывайте дальше, молодой человек. Что решил ваш господин?

И вновь Грем ощутил навязчивое желание продолжить повествование, только на этот раз он сам себе удивился – откровенничать с малознакомыми людьми замкнутый по натуре парень не привык. И участливая улыбка собеседницы вызывала все больше подозрений. Она что, всем клиентам вот так в душу лезет? Это ж рехнуться можно, если каждый, заглянувший на огонек-фонарь, станет делиться проблемами.

Он собрался сказать, что, пожалуй, продолжит в другой раз, когда возвратилась старушка. Таинственно улыбаясь, она поманила Наву, а Грема попросила:

– Подожди немного, сынок. Там снова такой интересный случай…

«А мой случай, значит, неинтересный!» – подумал парень, согласно кивая. И как только женщины скрылись за дверью, ринулся следом. Только выхода за тяжелой портьерой не обнаружилось…

На всякий случай исследовав деревянные стены вдоль и поперек, а также осмотрев пол и потолок, он пришел к заключению, что из комнаты выбраться попросту невозможно. И принялся ждать хозяек – уж для них перемещение по дому проблемой не было.

Через пару минут послышались приглушенные голоса. Грем схватился с места и закружил вдоль стен, стараясь найти место, где звук был самим четким. Главное правило хорошего слуги он помнил хорошо: подслушать, подсмотреть и сделать выводы. А узнать больше о месте своего пребывания парню хотелось позарез!

Старания увенчались успехом – он услышал очень знакомый голос…

– …и вчера я принял решение расстаться со своей любимой, – говорил молодой господин, привычно растягивая слова. – Естественно, мои чувства не остыли, несмотря на то, что ее поведение оставляет желать лучшего, но отец… Он совсем не имеет чувства юмора! Представляете, решил сделать из меня человека и поставил ультиматум – либо я женюсь на дочке городского головы… почему вы вздыхаете? Тоже ее видели? А-а-а… Согласен, столетняя ведьма выглядит аппетитнее. Почему вы смеетесь?

Грем с удивлением понял, что слышит только голос хозяина, а вместо реплик его собеседниц – тишина. Чудеса, да и только!

– Второй вариант – пойти служить в императорское войско, куда-то на границу, где очень нужны молодые дворяне для поддержания духа солдат в борьбе с нечистью. Или желудков нечисти в борьбе с профессиональными солдатами, вы правы. Я же младший сын, а приличия для него прежде всего… Ну а если попросту отослать Марику, то отец согласился забыть свои слова… Я пообещал исполнить любое ее желание перед отъездом. Даже папа ничего не имел против. Думал, наверное, что она попросит золота либо драгоценностей… Я-то надеялся, что любимая пожелает остаться! Только мы оба ошибались… О, вы представить себе не можете, чего ей понадобилось! Марика необычная девушка, очень необычная! Она делает только то, что хочет, и никогда не обращает внимания на мнение мещан. И она настоящая колдунья! Я очень сильно обидел мою любимую своим решением, очень! Мы были вместе три месяца, и Марика попросила молодую красивую девушку из благородной семьи, чтобы…

Звонок заставил парня пребольно стукнуться лбом в стену, а его хозяина – прервать свой рассказ.

На какое-то время установилась тишина. А затем Грем еще раз въехал больным местом в твердое дерево – его поймали!

– Подслушивать нехорошо, сынок, – с мягкой укоризной сказала тетя Мига. – И невозможно здесь для простых людей… Боюсь, мы теперь не сможем тебя отпустить, – по-простому сообщила она. – Впрочем, я еще с дочерью посоветуюсь. Хотя нет. Знаешь, там пришла эта твоя… из-за которой ты здесь. Решай сам: хочешь послушать, что она расскажет – останешься с нами навсегда, нет – мы, возможно, тебя отпустим. Ну как?

Парень колебался лишь мгновение. Ха, отпустят они его! Держи карман шире! Да ни в одной сказке ведьмы никого не отпускали просто так. А они ведьмы, как пить дать!

– Остаться с вами… это как? Зарплата будет?

Старушка улыбнулась:

– Если заработаешь. Иди за мной.

И преспокойно прошла прямо сквозь стену.

Грем последовал за ней, чувствуя, что находится очень близко от какого-то волшебства.

Он оказался прямо напротив Марики, сидящей в старом глубоком кресле у окна, но та смотрела сквозь него и не высказывала ни малейшего удивления присутствием слуги.

– Вы же помните меня, госпожа Мига? – глаза девушки были покрасневшими, да и нос время от времени пошмыгивал. – Я приходила к вам с полгода назад, просила совета. Влюбилась я тогда в богатого господина, который на бедную девушку и не взглянул бы никогда. Помните? Мне госпожа Нава подсказала, как любовь-то его завоевать. Ох, что же я вытворяла… даже вспоминать стыдно, а мои бедные покойные родители наверняка в гробах переворачивались, смотря с небес на это безобразие. Да я каждый белый день делала что-то, чтоб ему не наскучить! И каждую ночь… Только не вышло у нас любви на всю жизнь, госпожа Мига, не вышло… Я, если честно, на брак и не рассчитывала, мне бы просто быть рядом… но отец его решил, что столь длинная связь с простолюдинкой может быть опасной. А он, любимый мой, ради которого я… да неважно! Он послушался! И желание пообещал выполнить любое. Последнее желание бросил, как подачку нищенке! Естественно, я взбеленилась, и потребовала то, чего он точно не согласится сделать. Сказала, что те три месяца моей жизни, которые мы провели вместе, он должен мне вернуть. Что я колдунья настоящая… Потребовала какую-нибудь девушку из пристойной семьи, чтобы, убив ее, стать моложе! Что мне теперь делать, госпожа Мига?!! Тогда я думала, его совесть будет мучить, что не смог сдержать обещания, а сегодня вижу – слугу своего мой господин отсылает в город. Девушку искать! Помогите, госпожа! Скажите, что мне делать! Да знайся я на колдовстве, давно кольцо обручальное носила бы… А парень этот, которого за моей жертвой послали, исполнительный, обязательно кого-нибудь найдет!

Старушка задумчиво покивала головой, что-то просчитывая. Марика смотрела на нее с откровенной надеждой, как на божество какое-то. Парень почувствовал, что и сам стоит, приоткрыв рот в ожидании чуда. Хотя какое тут чудо надо? Взять да и рассказать хозяину все как есть. Вот он обрадуется! Больше никогда на дешевые фокусы не поведется. И девице отчаянной будет урок… Только кто ж господина просветит? Грем почему-то подумал, что никогда того больше не увидит. Сам ведь согласился с ведьмами остаться, сам сжег за собой хлипкий мостик… А хозяин, если подумать, не таким уж плохим был. Придирался, кто спорит, – но никогда не угрожал и не наказывал! Гонял с поручениями с ранку до ночи – но и доверял, как никому из прошлых камердинеров! Вечно попадал в неприятные истории – но никогда не впутывал в них слугу! Эх, кого ж он теперь наймет?..

– А сама ты чего хочешь, деточка? – внезапно спросила тетя Мига.

Девушка, казалось, растерялась:

– Я? Ну, чтобы не было ничего… Ни желания этого глупого, ни…

– Ни?..

– Вот если б мы никогда не встречались! – с неожиданной горячностью воскликнула Марика, подхватываясь на ноги. – Не встречались, а значит, не влюблялись и не расставались!

Она быстрым шагом прошлась по комнате, едва не задев Грема, зачем-то выглянула в окно, вновь сделала круг и опустилась в кресло, застыв, словно изваяние. Старушка только головой покачала.

– Мы не властны над временем, сожалею. А вот насчет твоего желания надо подумать. Скажи, Маришка, если бы тебе вновь пришлось выбирать, чего бы ты попросила?

– Ничего! – девушка вновь оказалась на ногах. – Вообще ничего! Разве только чтоб меня оставили в покое…

– Ну как же так, – голос тети Миги был преисполнен укоризны, – бороться за свое счастье надо до конца, а не нюни развешивать. Деточка, полгода назад ты была свято уверена, что тот молодой господин и есть твой единственный – что ж изменилось? Ничего? Ага… Иди домой и подумай хорошенько над другим желанием, а вечером мы постараемся его исполнить. Улыбаешься? Так и надо, Маришка. Наш фонарик путь тебе подскажет, и шанс даст, но решать он не может ни за кого…

Легкий взмах морщинистой руки – и Грем стоит напротив своего хозяина, вовсю старающегося произвести впечатление на Наву. Бывшего теперь уже хозяина…

– Слушайте, господин хороший, – бесцеремонно перебила его излияния старушка, – вы можете сказать простыми словами, зачем пришли?

Тот ошалело захлопал глазами:

– За советом… за помощью! К вам же многие ходят…

– За советом, значит, – насмешливо повторила Нава, – и за помощью… Поможем доброму человеку, мама?

– Почему бы не помочь? – глаза тети Миги озорно блеснули. – Вечером мы придем, господин. Вы же успеете решить к тому времени, чего хотите на самом деле?

Миг – и…

Грем ошалело завертел головой, пытаясь привести мысли в порядок. Как же это так? Темнеет, а он сидит на скамейке в саду… Кажется, вдалеке слышно мелодичный звон колокольчиков… вот-вот должны съехаться гости! Нет, гости были вчера! А сегодня должны приехать тетя Мига с Навой. Проклятье, какая еще тетя Мига? Прием вот-вот начнется! Неужели он уснул? И сон?.. Не может быть! Это все уже происходило!

Парень подхватился, как ошпаренный. Сон, не сон, а встречать прибывших надо! Поприветствовать, узнать, как доехали, провести в зал для приемов, сообщить господину, предупредить госпо… нет, ее госпожой Грем даже мысленно не мог назвать. Он додумывал уже на ходу, а ноги сами несли по привычному для него маршруту. Так, сначала приказать тупой страже распахнуть ворота, а то ведь будут глядеть сквозь кованую решетку на сборище богачей и не пошевелятся…

– Карис, Манг, открывайте! – по-хозяйски крикнул парень. – Чего застыли?

Вместо ответа один из стражников указал на пристройку к кухне, чья стена немного высовывалась из-за основного здания. Под этой же самой стеной ожесточенно чесалась небольшая дворняжка, старательно пытаясь избавиться от розового банта на шее. Платьице того же цвета неопрятной тряпкой моталось туда-сюда, больше напоминая связку лент. Грем замер. Это же Марика готовит свою проделку! Ту самую, после которой молодой господин будет вынужден прогнать ее. Надо немедленно… что надо?..

Парень сделал несколько шагов по направлению к собаке. Мысли путались. Звук колокольчика слышался все ближе. Надо идти встречать! Только Грем стоял, как зачарованный, и смотрел на бездомного пса. «Вещий сон?» – навязчиво билось в голове. И что теперь делать? Если не принять гостей, хозяин будет очень недоволен… уволит хозяин! А если глупая девка сделает задуманное… Неужели все будет так, как он представлял? И завтра – поход к ведьмам? Нет, в домик с нарисованными на стенах цветами парень идти не собирался. А что тогда?.. Впрочем, зачем так волноваться из-за странного сна?

Карета новоприбывших остановилась как раз напротив Грема. Так, сейчас надо отрыть позолоченную дверцу, подать руку госпоже, принять трость господина…

Парень вздохнул и чуть ли не бегом бросился к дворняге, чувствуя, как рушатся надежды на получение заработка. Подхватил собаку, мимоходом подумав, что за испачканную ливрею хозяин наверняка прикажет работать лишнюю неделю даже после увольнения. Завернул за угол, готовясь рассказать глупой девице все, что думает о ней и о ее причудах. И остолбенел, поняв, что зря потерял свою какую-никакую, но немножко любимую работу. Марике его советы не требовались. Девушка остервенело срывала цветные тряпки со своих «подопечных», даже не подняв голову на звук шагов.

Грем выглянул во двор, остро сожалея о некстати проклюнувшемся сочувствии. Где-то но краю сознания билась мысль о ясновидении, но существовали проблемы посерьезнее. Например, молодой господин, вынужденный самостоятельно встречать уже четвертого гостя… Для аристократа такое – хуже публичной порки! «Настоящего дворецкого нанял бы, а не толпу смазливых горничных да кухарок, и не краснел бы теперь!» – мысленно бросил шпильку парень, разворачиваясь и выпуская песиков на улицу – через «кухонные» ворота. А Марика даже спасибо не сказала, только бросила немного диковатый взгляд и побежала к черной двери. Как же, ей надо хорошо принарядиться, а то прибудет старый хозяин и встретит его чучело настоящее, от которого, к тому же, псиной несет… Грем улыбнулся сам себе, представив такую картину, и решительно двинулся вслед за собаками. Зачем ждать пинка под зад, если можно уйти, сохранив хоть видимость собственного достоинства? Только любопытство победило. Очень уж хотелось парню посмотреть, все ли так случится, как ему приснилось?

С силой хлопнув тяжелыми створками, он степенным шагом побрел обратно, зорко косясь по сторонам, дабы преждевременно не наткнуться на хозяина. Присел на давешнюю скамейку, откуда хорошо просматривался вход, и стал наблюдать, внезапно почувствовав себя намного выше всей этой суеты… Как ведьмы приснившиеся, право слово!

Ждать пришлось недолго. О прибытии старого господина сообщили звуки фанфар – и все гости высыпались во двор. Молодой хозяин впереди, с Марикой под ручку. Девушка успела принарядиться – от настоящей леди и не отличить. Раскланиваются, любезностями обмениваются…

– …моя невеста, – услышал Грем.

И не грянул гром, не сверкнула молния, старик даже не стукнул тростью по каменным плиткам двора.

– …предложить вам руку, госпожа, – нет, парень решительно не верил, что эти слова мог произнести старый поборник традиций и приличий.

Но сказал ведь, подавая опешившей девице руку под растерянным взглядом сына, уже, наверное, начинающего жалеть о скоропостижном решении. Только аристократы слов на ветер не бросают, тем более изреченных в присутствии других благородных!

Грем на мгновение закрыл глаза, осознавая только что увиденное. А когда открыл, занимался рассвет…

– Держи, сынок, – над его ухом мелодично что-то позвякивало, – это твое первое жалованье на новой работе.

На колени парню хлопнулся довольно-таки тяжелый мешочек, а тетя Мига продолжала:

– Купи себе одежку поприличней, нечего в обносках ходить, даже добротных. Наве ты понравился, так и веди себя достойно. О жилье не беспокойся, у нас есть парочка лишних комнат. И не смотри, как на…

– Ведьмы! – только и смог выдавить из себя Грем. – Но так не бывает! Нельзя вернуть все назад!

– Разумеется, нельзя, – кивнула старушка, – я ведь уже говорила, что мы не властны над временем. Но вот иллюзии у нас с дочкой неплохо выходят… Ты знаешь, что тоже можешь творить волшебство? Да-да, не отрицай, без тебя нам пришлось бы значительно труднее, ведь иллюзия выходит совершенней, когда ее создает очевидец!

Парень внезапно рассмеялся. Вот как оно все получается! Облапошили ведьмы кое-кого… Выходит, девица добилась того, к чему стремилась, молодой господин избавился от необходимости исполнять сомнительное обещание, а старый…

– Почему ты так уверен, сынок, что первым постучался в нашу дверь? – словно продолжила его мысли тетя Мига. – И не называй нас ведьмами. Наш фонарь – словно маяк для тех, кто ищет отрады! Он путь указывает. Подсказку дает. И надежду! Большинству ведь достаточно надежды.

…а старый хозяин хотел, чтобы сын его хоть немного да остепенился…

Только Грем думал уже о другом! Надо же, Наве он понравился… и как теперь «вести себя достойно»?!!

 

   

читателей   732   сегодня 2
732 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...