Страна Снов

 

Алиса обняла плюшевого медвежонка, и уснула. Под сладкие звуки j-rock’а, после просмотра кровавого анимэ.

***

— Ну как тебе спалось, солнышко? — бабушка Азуми бережно поправила подушку.

Яркие солнечные лучи уже лились в комнату, слегка фиолетовые из-за листвы. Прямо перед окном росла огромная сакура. Сакура-кодама – дерево, в которое вселился дух. Его оплетали разноцветные веревки – симэнава. Каждый, кто увидит такую верёвку, знает – это дерево нельзя рубить. Иначе несчастья придут в Финдиас, Город Сна.

Алиса сладко потянулась. Фиолетовые листочки о чём-то шептали, словно приветствовали её. Она помахала им рукой.

— А что сегодня на завтрак, бабушка?

Двухвостая кошка бакэнеко задумчиво почесала за ухом.

— Ну, я испекла пирожки… Из пшеничной муки, с бобами адзуки. Ты хочешь?

— Ещё как!

Девушка спустила ноги на землю и закуталась в покрывало.

— Я сейчас умоюсь, и приду, иди к себе, бабушка!

Кошка поправила шёлковое кимоно.

— Подожду тебя внизу, пострелёнок.

И удалилась, покачивая на ходу головой.

Алиса торопливо размотала ткань, скинула его на пол, подошла к умывальнику и плеснула в лицо водой. Как же хорошо проснуться! Как опостылел ТОТ мир с его шумными улицами, воняющими бензином машинами, бесконечными занятиями и вечно ссорящимися родителями! Только сюда можно было сбежать от запаха перегара, которым вечно несло от отца, от пьяных скандалов, от ужасной тесноты двухкомнатной квартирки. Здесь она была дома, а там – в гостях. Как бы хотелось забыть тот мир, выкинуть его из головы, как дурной сон! А может, он и был сном? Этот мир – он реален, материален, а тот – лишь кошмар! Как бы хотелось в это верить!

Алиса выглянула из окна. Внизу, под тенью дерева-кодамы, играли в мяч неуклюжие верзилы-они. Один из них заметил стоящую у подоконника девушку и весело осклабился. Алиса спохватилась, что неодета. Отчаянно покраснела, отпрянула и поспешно подхватила со стула одежду – причудливую и необычную. Подобную она видела только в анимэ, но она её обожала.

Коротенькая юбочка с греческим рисунком, высокие сапожки и красивая блузка, практически полностью обнажающая грудь. А грудь у Алисы была красивой. Нежная, спелая, и довольно большая для семнадцати лет.

Как только она оделась, она склонилась над небольшой каменной чашей, в которой потрескивали угольки. Перед жаровней лежали щепки и мелко порубленные дрова. От неё шёл едва уловимый жар.

— Эй, Асмодей, ты там не спишь?

— Вот ещё, — послышалось лёгкое ворчание. — Совсем меня не кормишь, того и гляди, погасну ненароком!

— Прости, — тут же повинилась девушка. — Пойдёшь со мной?

— Ладно уж.

Она провела над жаровней рукой, и на неё перескочил крохотный жаркий огонёк

— Ай! — вскрикнула девушка. — Ты чего? Жжёшься, больно!

— Так тебе и надо, — довольно проворчал дух огня. — В следующий раз не забудешь подкинуть дров.

— Да ладно тебе, — она покатала его с ладони на ладонь, как горячую картофелину. — Пошли вниз?

— Ага, пошли.

Алый сгусток пламени перескочил с ладони к ней на плечо. Левое. Уютно устроился там, разве что ножки не свесил.

— Смотри, если спрячешься на груди, как в прошлый раз, — предупредила его девушка, — потушу! Ну что ты, в самом деле? Ты же не итальянский дух-барабао. Тебе не положено сидеть в декольте.

— А жаль, а жаль, — возразил дух. — Так может, мне того… сменить ориентацию?

— Ну, вот уж нет, — рассмеялась Алиса. — Куда ж я, без тебя, разэтакого буду?

— И то правда, — согласился дух. — Ну, тогда, терпи!

И ловко шмыгнул ей за шиворот.

— Ай! Ой! — завопила девушка. — Ну, ты, паршивец! Ух, щас я тебя выловлю!

— А вот и не выловишь! Авось и не выловишь!

Девушка отчаянно шарила руками по телу, вся краснея при мысли о том, кду мог забраться огненный живчик.

— Алиса-а… — послышалось снизу. — К тебе гости, внученька. Ты не спустишься?

Ага, вот и Азуми беспокоится.

— Уже иду-у!… — крикнула она, пытаясь руками прихлопнуть негодяя. — Ну, смотри мне, мерзавец, если что-нибудь подпалишь….

Она скорчила гневную рожицу.

— То ты предстанешь перед гостями в неглиже, — хихикнуло зловредное создание. — Представляю, какой поднимется переполох!

— Эй! Ты что, негодник! — испугалась девушка. — Не смей меня так позорить перед бабушкой некоматой!

— Перед ней – не буду, — смилостивился мелкий демон. — Тебя заждались, иди уже!

Девушка вздохнула. Смирившись с тем, что где-то в декольте у неё спрятался огненный дух, она спустилась по скрипучим ступеням.

— Ой, какие славненькие сосочки, — весело напевал Асмодей, явно пребывая в приподнятом настроении. — А что, если мне за них покусать?

— Я тебя убью, придушу, потушу! — яростно шипела несчастная жертва демонических шуток. — Ну, Асмодеюшка, ну, не сейчас!

— Ага, — воодушевился демон. — Значит, потом!

— Потом так потом, — вымученно согласилась девушка. — Замётано. А сейчас – нишкни!

— С кем это ты разговариваешь, внученька?

— Да с одним мерзопакостным мерзавцем! Ой!

Алиса залилась краской. Она сама и не заметила как спустилась в уютную кухоньку. За столом сидел Акайо, в которого она была безутешно влюблена уже целых три месяца. Он весело улыбнулся, приветствуя её.

— Привет, Акира.

— Я Алиса, — машинально поправила она его, отчаянно краснея.

— Такого имени нет, — развёл руками он.

— Ну, значит, меня тоже нет, — присела в некоем подобии книксена она.

Юбочку пришлось придержать руками – уж больно она была коротенькая.

— Ну сколько раз я говорила тебе, Акайо, — проворчала бабушка-кошка, — Не смущай девочку. Оставь своё демоническое самообладание для она гэйко из Муриаса. Она для тебя ещё слишком молода.

— Прости, — обезоруживающе улыбнулся парень. — Больше не буду.

— И потом, — фыркнула Азуми. — она и правда Алиса. Это дремотное имя, из Страны Сна. Она ведь из Тех Земель.

Юноша пожал плечами.

— Я знаю, знаю. Ты столько раз уже говорила. Да и Дух Правды всё подтвердил. Но всё-таки, — он бросил задумчивый взгляд на девчонку. — Мне сложно в это поверить.

— Однажды придётся, проворчала некомата. — Садитесь, отведайте пирожки. Зачем ты пришёл к нам на этот раз, видья-раджа?

Это название Алиса знала. Так называли раньше мё-о, духов-хранителей, защитников людей. А Акайо был подлинным мё-о. Он был высок и тёмноволос, с открытым и красивым лицом. У него был меч из чистого света, способный поражать демонов. В него нельзя было не влюбиться.

Гость стал серьёзнее.

— Порождения Страха снова появились к северу от Гоириаса. Они уничтожили деревушку Койон. Говорят, сам Повелитель Горя собирает силы для атаки на Гоириас. Нам понадобятся все силы, что мы сможем собрать.

Алиса с аппетитом уплетала пирожки.

— А когда ты дашь мне посмотреть на твой меч, любезный мё-о?

Юноша с грустью посмотрел на неё.

— Надеюсь, что никогда. Однажды вытащенный, этот клинок может вернуться в ножны, лишь насыщенный кровью врагов.

Алиса замерла, с недоеденным пирожком во рту.

— Мпрффф!!! — она сделал большой глоток. — Ты пугаешь меня, мё-о!

Он подал плечами.

— Я – воин света, и мои противники – порождения тьмы. Они столь страшны и ужасны, что ты даже не можешь себе представить. Они ростом выше самого высокого уни. Их клыки ядовиты, а когти – длинною с палец. Они пожирают души и выпивают силы. Он омерзительны и непреклонны. Любой из них закусил бы тобой, как ты – пирожком.

Алиса поперхнулась. Отложила недоеденный пирожок в сторону. Тщательно вытерла руки о скатерть.

— А что бы ещё они сделали со мной? — шепнула она.

Хранитель мира грустно улыбнулся.

— Всё самое отвратительное и безумное, что только ты можешь представить.

Алиса сглотнула. Бабушка Азуми заворчала.

— Ну-ну, бесстыдник, не пугай девчонку.

Алиса заёрзала на стуле.

— Нет, погоди, собо-сама… Акайо, а откуда приходят Страхи?

Он задумчиво потёр переносицу.

— Мы зовём их аякаси, Повелители Демонов. Если легенды не врут, они живут далеко-далеко… за Землёй реализованных желаний, за Долиной ниспадающих одежд, за Грядой украденных принцесс… Они приходят из Долины Кошмаров, Чёрной Пустыни и Хищных Лесов. Но родина их – не там. Они проникают через Колодцы Миров, где время и пространство играют в прятки, приходят к нам… из Твоего Мира. Если Дух Правды не врёт. Что такого в твоём мире, Акира, что он порождает кошмары у нас?

Алиса хотела возразить, но ком застрял в горле.

— Ни Реки-текущие вверх, ни Зелёная Пустыня, ни Летающие Озёра не рождают чудовищ. Монстры приходят, через завихрения пространства, из Мира-за-Стеной. Из Мира Снов. Они сняться нам. Или мы – снимся им.

Акайо устремил проницательный взгляд на Алису.

— Твой мир порождает чудовищ, гостья бабушки Азуми. А мы расплачиваемся за это.

Алиса хлюпнула носом.

— И… что же я могу сделать? Как могу помочь?

Демон-защитник неожиданно улыбнулся.

— Как не странно, но можешь.

Он задумчиво повертел в руках пирожок.

— Пресветлый правитель Кочующих Городов, хранитель Воткнутого Меча, владыка Королевства Бесчестия и Подземелий Чудовищ, призывает всех быть острожными. Монстры из Страны Снов стали умнее и изощрённее. Они проникают в наш мир через червоточины; это мы знали давно. Но теперь, они научились маскироваться под людей. Возможно, они годами живут рядом с нами, а мы и не знаем.

Он грустно посмотрел на двухвостую кошку.

— Это печальная новость, бабушка Азуми.

— И то верно, и то верно, — забеспокоилась некомата. — Ты посиди-ка здесь, Акайо, а я кое-что поверю….

— Конечно, — склонил голову воин света. — Я присмотрю… за Алисой. Мы тебя подождём.

Алиса вздрогнула. Впервые красавчик-демон назвал её по имени. Сердечко у девчушки забилось сильнее. Впервые, впервые она окажется с Акайо наедине! Бабушка хороша, но уж очень строга. И не в меру подозрительна. А теперь – её шанс! В конце концов, она уже взрослая девочка. Ну, ей богу.

Алиса от волнения затеребила край скатерти.

— Послушай, Акайо, — пробормотала она. — Быть может, я могу как-то вам помочь….

Воин света посмотрел на неё неожиданно серьёзно.

— Быть может, и сможешь. И тогда…. Ты сможешь увидеть мой меч.

— Ого! — подпрыгнула девушка. — Но, как же так…

Мё-о улыбнулся.

— Ты всё поймёшь.

Он в задумчивости разломал пирожок.

— Видишь ли, Алиса, если ты и вправду из Страны Снов, в тебе очень много магической силы. Сырой, необработанной, бесполезной. Она хранит тебя от мелких несчастий, наподобие вывихнутой ноги. Но в умелых руках она смогла бы стать подспорьем. Подспорьем для борьбы с монстрами. Я могу забрать её у тебя.

— И что для этого нужно? — едва слышно сказала девочка.

Мё-о весело рассмеялся.

— Ничего особенного, Алиса. Для этого, мне нужно лишь поцеловать тебя.

Девушка застыла, как громом поражённая. Она медленно выпустила из рук скатерть. Разгладила складочки на юбке. Робко посмотрела на него. Сердце трепетало.

— Ну, я…

Акайо дёрнул себя за мочку уха.

— Ну, — улыбнулся он, — по крайней мере, ты давно этого хотела. Не так ли?

Алиса стала красной, как помидор. Ей казалось, что её щёки воспламенятся.

— Ну, может и да…. — беззвучно шепнула она.

Мё-о галантно подал ей руку.

***

Алиса сама не поняла, как она очутилась посередине комнаты. Акайо стоял перед ней – такой величественный, волшебный, прекрасный. Полный сладкого обещания. Его глаза были словно колодцы – колодцы, в которых можно утонуть. Провалится в них, как в Проходы-Между-Мирами.

Он был облачён в двуцветные одежды – цвета моря и закатного пламени. Мё-о был прекрасен – непредставимо, сказочно прекрасен, словно чудесный, столь долгожданный принц. Волосы его блестели, как смоль; и от него терпко пахло мускусом.

Сама не понимая, что делает, она обняла его и поцеловала в губы.

А губы его обжигали, как огонь!

Алиса исчезла в безумии этого мгновения. Она истаяла в его объятиях, словно превратилась в крохотную субатомную частичку, влекомую могучим морем древнего чувства. Жидкое пламя словно затекало в неё. Она словно утонула в безумном танце атомов, в пляске неги и огня. Она была лишь искрой в огромной пылающей вселенной, одной из мириад искр, что вспыхивают и гаснут в то же мгновение.

Всё безумие хаоса охватила её существо; чувство, бурное и неумолимое, как поток, снесло её преграды. Она была никем и ничем – великой, леденящей пустотой, подобно ой, что постирается между Мирами; и в то же время она была волшебным карнавалом, чудодейной мистической неуловимостью; хрупкой красотой исчезающего. Холод и огонь одновременно пронзили её.

А затем всё закончилось. Она всё ещё целовала Его; но сумасшествие космической магии уже не плясало в ней.

— Ну вот и всё, — тихо сказал он, громадное чудовище из когтей и клыков; массивное, могучее, держащее в объятиях крохотную девочку. — Наш поцелуй был прекрасен, Алиса.

Он был огромен и непредставимо кошмарен – кошмарный монстр, покрытый наростами и костяными пластинами. Его глаза были глубокими и полным пылающего янтаря. В его пасти сверкали зубы – громадные, способные перекусить её пополам.

Горячее дыхание обдало Алису; горячее дыхание с привкусом имбиря

— Но зачем? — шепнула она. — Зачем?

— У тебя была Сила, моя Алиса, — ласково ответило ей чудовище. — Я не солгал.

В его глазах была грусть и печаль.

Алиса сглотнула и погладила шипастую морду.

— Но зачем так? Зачем поцелуй?

— Ты ведь хотела этого, Алиса, — тихо ответил ей монстр. — Ты ведь увидела музыку Неземных Сфер. Красоту разрушения. Великолепие Смерти. Это мой подарок тебе. Перед тем, как я убью тебя.

Когтистые лапы бережно и почти нежно держали её за талию; и не было страха в ней.

— Кто ты? — спросила она, пытливо вглядываясь в пылающие глаза. — Почему я?

Монстр лизнул её щёку багровым языком.

—Я твой страх, дорогая Алиса. И я пришёл съесть тебя.

Его лицо расползлось в зубастой, хищной усмешке.

— Тот кошмар, что сожрёт свою прародительницу, станет почти всемогущим, неуязвимым, ты знала об этом?

— Нет, — беззвучно ответила она.

Он рассмеялся.

— Я так долго выслеживал тебя, моя славная.

Он обнял её, прижал к себе.

— Я всё то, чего ты боишься, — шепнул он. — Я – твои страхи и подспудные метания. Я – то, что поглотит и уничтожит тебя.

И был его голос вкрадчив и тих.

— Нет, — едва слышно шепнула Алиса. — Бабушка придёт, она спасёт меня. Асмодей заступится за меня. Он волшебный, могущественный. Он сильнее степного пожара.

Чудовище негромко рассмеялось.

— Нет никакой бабушки и никакого огонька. И никакого Города нет. Всё это – лишь твои сны, фантазии. Как и я. Здесь только ты и я. И больше нет ничего вокруг. Мы с тобой вдвоём, наедине.

Нет сада, где играют мальчишки. Нет дерева с разноцветным лентами. Только ты и твой страх. Встреча со страхом – всегда один на один.

Он положил ладонь ей на грудь.

— Я – твой кошмар.

И было его дыхание – дыханием леденящего ветра.

— Расскажи мне, чего ты боишься, Алиса? Тараканов в кровати? Чёрных пауков по ночам? Чудовищ, что живут в стенах, скребутся там, словно мыши – и однажды выйдут, что сожрать тебя?

И холод сковывал её конечности, заставлял дрожать руки. Трястись коленки. А голос его обволакивал, словно мутным потоком трясины заливаясь в сознание.

И не было ничего в окружающем пространстве – ни стола, ни стульев, ни дома, ни улицы. Одна лишь белёсая муть.

— Ты боишься отца, — вкрадчиво прошептало ей чудовище. — Ты боишься, когда он приходит домой, пьяный, страшный и всклокоченный, натыкается на мебель и орёт на мать. А порой он и бьёт её. Ты боишься, что однажды…. Он её убьёт. И тебя.

Её страх заглянул ей в глаза – и в его глазах была Бездна.

— Я всё знаю про тебя, моя сладкая, славная Алиса. А теперь – я убью тебя.

Картины прошлого промелькнули перед ней с пугающей быстротой. Дом, мать, отец, дарящий ей вертолётик… Такой забавный, когда его запускают… А ведь он был совсем не таким уж плохим, её отец, когда не напивался так сильно – пока его ещё не уволили… А сколько раз она мечтала о том, чтобы он пропал, ушёл куда, развёлся…. Умер?

А ведь было не только плохое. Она закрывалась в своей комнате, бежала от проблем, слушала музыку. Надевали наушники, словно печати. Не хотела ничего слышать, видеть… знать. Она сама взрастила свой страх. Слёзы горячими дорожками потекли по щекам. И ведь теперь она может всего этого лишиться. Все воспоминания, её жизнь – умрёт вместе с ней. Воспоминания, как мать пекла на пасху пирожки; как младший брат, Мишка, дарил ей раскрашенные самолётики. Как Анатолий в Универе приглашал её на выставку картин. Отец… подкидывающий её к потолку. Как давно это было! Горькое раскаяние опалило её душу. А следом за ним – всепоглощающий, обжигающий протест.

Она с силой толкнула чудовище в грудь. Страха больше не было в ней.

—Уходи, — крикнула она, — уходи! Я ненавижу тебя! Уничтожу тебя! Ты сожрал всё хорошее, что было в моей жизни!

— Вовсе нет, — саркастически сказал он. — Это сделал ты сама.

Алиса утёрла слёзы.

— Да, это так. Но больше я не позволю страху отобрать у меня хотя бы что-то! Я буду жить! Каждый день и каждую минуту! И если мне придётся для этого бросить вызов своим страхам – я это сделаю!

— Но разве тебе не понравилось заключенная во мне пустота? — вкрадчиво спросил её кошмар. — Разве не захотелось тебе, того холода и бесконечного танца, лишённого смысла? Ни за что более не отвечать… ничего не желать?… Разве не коснулась тебя моя смертельная красота?

— Да… коснулась, — сипло выдохнула Алиса. — Но есть и другая красота. Я об ней забыла. Красота энергии, радости, торжествующей жизни! И во имя жизни, клянусь, я изгоню тебя!

Чудовище зарычало. Оно словно выросло в размере, коснулось загривком потолка. Когти его изогнулись серпами. С клыков стекала слюна.

— Ты умрёшь, — сказал оно. — Многие умирают от страха.

Алиса слабо улыбнулась в ответ.

— Мы снова в комнате, — сказала она. — А это значит – ты слабеешь.

Чудовище медленно вытащило из ножен клинок. Он был угольно-чёрным, словно само средоточие тьмы.

— Ты видишь его, — сказало оно. — И умрёшь.

Алиса послала ему воздушный поцелуй.

— Прощай, моё сладкое порождение фантазии, — сказала она. — Вызываю тебя на смертный бой!

— Ты не сможешь вернуться, — прорычал демон. — Вся твоя сила у меня! Ты навеки останешься в мире Снов!

— А вот и посмотрим!

Она весело похлопала по груди.

— Ну как, Асмодей, — спросила она. — Ты готов?

— Ух, как я перепугался, — тоненько пискнул демонёнок. — Он был таким сильным. Я бы не справился с ним. Я уж думал, тут нам и конец.

Он высунулся из декольте.

— Да уж, — ласково погладила его девчонка. — Это был мой собственный бой. Но теперь то мы ему покажем?

— А то как же!

— Прыгай сюда!

Сконфуженный демон робко перебирался к ей на руку. Она поднесла ладонь ко рту, нежно поцеловала его, а потом набрала в грудь воздуха, и изо всех сил дунула через непоседливый огонёк.

Багряно-золотой шквал пламени обрушился на Порождение Сна.

Чудовище взревело и прошло чрез огненную стену. Алиса попятилась. Его острые когти прошли через её грудную клетку взяли в плен её сердце. Монстр ей улыбнулся. Нежно сжал её сердце в ладони.

— Ты чувствуешь, как оно трепещет? — шепнул он ей. — Я в любое мгновение заберу его у тебя. Не отпускай меня. Побудь со мной. Стань таким, как я.

Его сладкий голос завораживал, а слова погружали в пучину восторга.

— Ты сильная. Ты сможешь. Я проведу тебя через Пучину Кошмаров, отведу в Сердце Отчаяния. Ты отведаешь Напиток Неземной Горечи, что слаще вина земных королей. Ты будешь одной из нас. Такими как мы.

И нежная бездна затягивала её.

— Ты станешь Апопом и Себау, Неджех-Неджехохом и Дуамутефом. Я познакомлю тебя с Ракшасами и Гекатой; ты сможешь поцеловаться с Локи. Все древние духи зла поприветствуют тебя!

Алиса едва дышала. Мелодичный голос демона, словно серебряными змейками, затекал ей в уши.

— Только откажись от своих воспоминаний, — уговаривал он, увещевал её. — Откажись от сладкой, бездумной радости. Наполни своё сердце горестью и унынием. И мы позволим тебе стать в одной ряду с нами – великими повелителями людских судеб. Нами стращают непослушных детей. Мы пожираем грешников в Геенне огненной. Иди же к нам.

— Нет, — тихонько сказала Алиса. — Нет. Ты можешь забрать моё сердце, но воспоминания я не отдам.

И взревело чудовище, и попыталось вырвать её сердце. И не смогло.

— Я держу его, внученька, — мяукнула бабушка. — Добивай.

Девушка оглянулась.

Бабушка выросла, увеличилась в три раза, дотянулась до потолка. Обхватила чудовище своими когтистыми лапами. На плече у монстра горел пентакль – словно выцарапанный когтем пятиугольник, из которого сочилась изумрудная, светящаяся кровь. Чудовище застыло, не в силах пошевелиться.

Алиса медленно, медленно, расцепила его когти. Освободила своё сердце. Глубоко вздохнула. Ох, как приятно просто дышать! Не опасаясь, что твою сердечную мышцу разрежут острые, как бритва, лезвия.

— Я забираю свою силу назад, — сказал она. — Прощай, моё сладкое порождение сна. Ты – часть меня, а я – часть тебя. И я заберу твою густую сладость, и подарю тебе взамен радость чистого огня.

— Ты обманываешься, девочка, — угрюмо сказало создание.

—Я так не думаю, — сказала Алиса и нежно его поцеловала, глядя прямо в глаза. — В конце концов, это мой мир, — весело сказала она. — Ты забыл? И правила тоже определяю я.

 

***

И в комнате были тихо и славно. Бабушка тщательно вылизывала когти, Алиса плюхнулась на пол прямо у стены, а Асмодей, как сумасшедший, весело отплясывал у неё на голове, не в силах издать ни единого звука от радости.

— Уф, — наконец-то сказала она, отдышавшись. — Ну мне и досталось.

— Да уж, — проворчала бабушка. — Я уж думала, всем нам конец. Чудовище, пожирающее своего создателя… На наших глаз едва не родился Король Демонов. Плохо бы пришлось Финдиасу. Но это всё ерунда, моя девочка. Больше всего я волновалась за тебя. Чтобы ты не приняла предложение… этого негодяя.

— Каким бы он не был негодяем, но всего лишь часть меня, — улыбнулась ей Алиса. — И это я виновата в том, что он появился.

— Все мы делаем ошибки, — подложила ей лапу на плечо Азуми-некомата. — Главное, вовремя их исправлять.

— Да, это точно, благодарно чмокнула её в шерстистую щёчку девчушка. — И прямо сейчас я этим и займусь. Мне нужно отлучиться из Финдиаса.

— Эй, а как же пирожки? — всполошилась бакэнеко. — И Асмодеюшка… будет скучать.

— Да, я знаю, — неловко пожала плечами Алиса. — Но просто так нужно.

Она вытащила из декольте крохотный косматый огонёк.

— Ну прощай, проказник. Говорят, будешь тосковать?

— Всенепременно, — всхлипнул демонёнок. — Куда же ты без нас?

Она ласково его поцеловала.

— Ну, я думаю, вы всегда рядом. А мне нужно сделать ещё кое-какие дела. Я слишком долго трусила и жила для себя. Нужно позвонить бабушке, давненько я с ней не общалась! И с папой поговорить. Он ведь давно хотел закодироваться, но не может обсуждать это с мамой.

— Ну, тогда удачи! — клубочек пламени запрыгнул ей на плечо. Алиса ощутила лёгкое прикосновение тепла. — Будь счастлива, наша Алиса!

— Спасибо!

Она низко поклонилась бабушке и посмотрела на улицу. Напротив дерева открылась дверь. Огромная дверь, прямо в воздухе. Она пересадила огонёк на стол, погладила его, и снова посмотрела в окно. Дверь весело скрипнула, словно её приглашая. Алиса робко шагнула к ней.

А потом обернулась и рассмеялась.

— Но, быть может, я ещё вернусь! Ведь не все чудеса Финдиаса я ещё повидала! И нельзя ведь, на самом деле, закрывать двери в сказку.

***

Шестидесятилетняя женщина закрыла файл. Она выполнила своё обещание. Ещё раз побывала в Финдиасе. И, быть может, если читатели захотят продолжения – а они захотят! – сказка на этом не закончится, не правда ли?

Улыбнувшись, она откинулась в кресле и закрыла глаза.

 

 

 

— Надо же, мё-о… — покачала она головой. — Кто бы мог подумать… Обманывал нас только лет!

— Ну да, ну да, — весело улыбнулась Алиса. — Наши страхи здорово умеют маскироваться благовидными предлогами. И порой мы тратим на них неоправданно много времени.

 

 

 

__________

Глоссарий.

 

Азуми – «безопасное место жительства» (японск.)

Акайо – «умный человек» (японск.)

Акира – «яркий рассвет» (японск.)

Апоп – в египетской мифологии огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, извечный враг бога солнца Ра.

Асмодей – демон похоти и вожделения; князь инкубата и суккубата, начальник всех игорных домов в Аду. В данном рассказе выступает в роли шеддим ­(«Книга Зогар») – «низшего бестелесного существа», досаждающего людям. Очевидно притворяется, скрывая своё могущество. Асмодей – один из самых могущественных и знатных демонов. Впрочем, как мы видим, он не так уж плох.

Бакэнеко – кошка в японском фольклоре, обладающая магическими способностями. Для кошки существует несколько способов стать бакэнэко: достигнуть определённого возраста, вырасти до определённого размера или же иметь длинный хвост. В последнем случае хвост раздваивается; такая бакэнэко называется «нэкомата».

Гэйко – наименование гейш в западной Японии.

Мё-о. Санскритское название — Видья-раджа («Владыка секретного знания») – воины, защищающие людей от демонов. Подчиняются буддам. Выглядят как могучие воители с двуручными мечами из чистого света. Происходят из числа просветленных военачальников, не достигших статуса будд и бодхисаттв.

Неджех-Неджехох и Дуамутеф – духи древнеегипетской мифологии, орубающие людям головы, ломающие шеи, похищающие сердца у душ в Озере Огня.

Они – в японской мифологии — большие злобные клыкастые и рогатые человекоподобные демоны с красной, голубой или чёрной кожей, живущие в аду.

Себау – змей-демон древнеегипетской религии.

Собо-сама – бабушка (японск.). Любая анимэшница знает японский. Ну хоть немного.

Фаилиас и Финдиас, Гоириас и Муриас – сказочные города из кельтских легенд.

 

читателей   472   сегодня 1
472 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...