Сто кусочков мистера Бестоуля

 

– Эй – чего задумался, а? – с этими словами огневласая девушка в красном кафтане начала тормошить черноволосого мужчину, сидящего за деревянным столом.

– Да вот… Думаю, что там командир решать собирается. – подняв голову, сонно ответил он, скидывая отвлекающую его руку с кожаного наплечника. Теперь можно было увидеть, что от челюсти до виска у него тянется косой шрам, касаясь глазницы.

– Ой ли? А вот мне кажется, что ты просто решил прикорнуть.

– Ну-у… Допустим. И что, малявка?

– А то, что нам уже скоро выходить пора, сурок – она показала ему язык, и умчалась куда-то дальше.

Джесил только вздохнул. Непоседливая, как муха, Соня не могла усидеть на одном месте дольше пяти минут. И то, это если ее предварительно связать. Потому как даже огнестойкие берисовые веревки не могли выносить ее общества дольше пяти минут. А особенно в столь тесном контакте…

А тем не менее, ему приходилось выносить это без малого как полгода. И то, когда он присоединился к отряду Искателя, эта мелкая зараза уже была там. И сразу же начала ему докучать хуже терния в заду. Ума не приложу, как Ирилиан и Эрик исхитрились до сих пор остаться в живых. Впрочем, Эрик – изрядный бабник, так что ему не привыкать. А вот как командир смог выжить, и даже не потерять рассудок – это интересно. Впрочем, это был, что называется, довольно спорный вопрос: порой он умудрялся поступать как последний безумец, но все равно, в итоге оставался в выигрыше… – такие невеселые мысли проносились в голове Джесила…

— Эй, чего ты там опять расселся? Через пять минут уже выходим. – раздался ее голос уже откуда-то из противоположного конца таверны. Впрочем, Джесил знал, что сейчас помимо них в таверне находятся только ее владелец и пара его помощниц. Да и то, последние сидят, как мыши, в кладовой или где-то еще, подчиняясь приказу хозяина таверны – как ни крути, а репутация Эрика Лемуарди простиралась весьма далеко. Ходили слухи, что этому смуглому красавцу как-то довелось охмурить гидру, которая собиралась перекусить их отрядом. Впрочем, эта история, если она имела место быть, случилась еще до прихода Джесила. По сути, он был самым новеньким в нем. Хотя Ирилиан Искатель и говорил, что не знает, как они могли обходиться без него все это время – но Джесил считал это не более, чем лестью. Командир прекрасно умел разбираться в людях, и несколькими словами добиваться нужного к себе отношения. А может, дело было в том, что до его прихода в отряд у них не было исполняющего роль приманки…

— Хорошо, хорошо… – не сдвигаясь ни на йоту от стола, зеркального от неисчислимых слоев грязи, проворчал Джесил. Его неторопливый и рассудительный характер часто, если даже не сказать – постоянно, служил мишенью для подколок Сонаты. Да, именно таковым было полное имя Сони. Хотя, по его мнению, больше походило бы «Головня» или даже «Ингерна» — потому как Ингерной, говорят, звали легендарную ведьму, отличавшуюся неимоверной вспыльчивостью и жестокостью. Впрочем, большинство своих рассуждений он держал при себе, ибо Соня не гнушалась, чуть что, лезть в драку – а бить женщин в полную силу ему не позволяли принципы, и наставления маменьки, коими он безмерно дорожил. Ну, разумеется, в те моменты, когда они не угрожали напрямую его жизни или благосостоянию.

— Опять норовишь заснуть? Сколько можно… — за это время она уже успела оказаться рядом. Определенно, либо она была слишком быстра для него – либо он был слишком медленным, чтобы уследить за ней.

— Говорю же тебе, я думаю…

— Ой да ладно, думает он… Да если к тебе на голову сядет муха, пока ты дрыхнешь, то у тебя и то, будет мозгов снаружи башки больше, чем внутри. – на ее красивом лице стал виден весь скептицизм, который она испытала, услышав «я думаю».

Джесил дипломатично промолчал, только переложил голову на руках так, чтобы Соня исчезла из поля зрения.

— Ты меня не игнорируй – зашла она с другой стороны. Ей, судя по всему, издевки над ним доставляли садистское удовольствие.

— Так, выдвигаемся, команда – крикнул Ирилиан, сидящий у стойки, и что-то обсуждавший с хозяином таверны.

Эрик, до этого неспешно потягивавший вино, неторопливо поднялся, стряхивая пылинки с плаща. Соня, вертевшаяся, как волчок, сразу же оказалась у выхода. Джесил, тяжко размышлявший над тем, что им достанется на этот раз, потянулся, зевнул – и, протирая глаза, направился к выходу.

— Итак — слушайте сюда. У нас, как вы уже поняли, новое задание.

— Да уж, трудно не понять – скептически проворчал Джесил.

— Сейчас мы дождемся возвращения Милены, и уже тогда я вам всем расскажу о подробностях дела, чтобы не пояснять лишний раз. – не обращая внимания на реплику Джесила, невозмутимо продолжил Ирилиан.

— Кхе, кхе… — поперхнулся Эрик.

— Осторожнее, дружище – с этими словами Джесил несколько раз ласково ударил его по спине, отчего Эрик согнулся в три погибели.

— Тихо ты, здоровяк, а то так из меня всю душу выбьешь… — просипел он, разгибаясь, а потом, прокашлявшись, добавил:

— Что-то мне с трудом верится, что мы ее дождемся…

— Все в порядке, она говорила, что будет через пятнадцать минут. – все тем же невозмутимым тоном сказал Ирилиан.

— А прошло?

— А прошло уже… Сорок шесть с половиной минут – ответил он, на мгновение прикрыв глаза, и продолжил:

– Не дольше чем через десять минут она должна появиться.

Джесил оглянулся по сторонам. Солнце еще не слишком давно начало свой ежедневный разбег, но уже поднялось достаточно высоко. А город не оставлял никаких особых впечатлений – грязный, но улица хотя бы не выстелена сплошным слоем дерьма. Неприветливый – но вместе с тем, открытой неприязни к ним никто не показывает. Жители точно так же, как и везде, в большинстве своем обходят их стороной, стараясь держаться подальше. И если, к примеру, резные шпили Блумикэна ему порой вспоминались по ночам – то здешние покатистые крыши ничем особенным не отличались, и иных чувств, кроме безразличия, не вызывали.

***

Ирилиан же, как всегда, оказался прав: прошло около пяти минут, и к ним присоединилась запыхавшаяся шатенка с миловидными чертами лица и голубыми глазами, одетая в платье цвета свежей листвы. Или даже робу… Джесил не сильно разбирался в подобных вещах.

— Ой, я, кажется, немного опоздала… — мило захлопав шелковистыми ресницами, сказала она. Если не знать, то в ней вряд ли кому можно было заподозрить ведьму. Хотя Милена не любила это слово, и предпочитала, чтоб ее называли знахаркой. Вряд ли кому – кроме инквизиции, которой, как ему удалось понять по обрывкам разговоров, в свое время это успешно удалось. Правда, она настаивала, что это все из-за того, что эти… как их там… импотенты сжигали любую девушку, которая была красивее бревна. Правда это или нет, наверняка он не знал. Однако не мог отрицать того факта, что у него лично эти служители господни вызывали глубокое отвращение. Правда, ему так и не удалось узнать точно, как именно Искателю удалось ее спасти: порой в рассказах фигурировал Божий суд, на котором он уделал своего противника в пух и прах, порой – испытание веры, на котором ему удалось вытащить кольцо из кипятка… А порой доводилось слышать и вовсе затейливые слухи, которым, впрочем, веры не было.

— Итак, слушайте меня. Ситуация такова – где-то в окрестных лесах засела шайка Кривозуба. Он с собой носит статуэтку, выглядящую как шестирукий человек. Сделана из серебра, высотой – с кружку пива. Если добудем ее в течение недели – нам готовы выплатить шесть десятков золотых. Но сейчас – только разведка. Просто попробуем найти их местонахождение – и ничего более.

— По двенадцать монет на брата? Некисло… – присвистнула Соня.

— Неправильно считаешь, это по двадцать золотых на брата получается… — пробурчал Джесил, добившись этой репликой улыбки командира, и уничижающего взгляда со стороны Сони. Хотя он действительно был… заинтересован. Двенадцать золотых – это действительно не малая сумма. Здоровая корова, если ему не изменяет память, стоила порядка двух-трех монет. А за свой палаш, не раз помогавший ему в бою, он в свое время отдал семь золотых. И это при том, что он почти не торговался, следуя еще одному из принципов своей достопочтенной матушки – не экономить на том, что может спасти тебе жизнь.

***

Но не прошло и двадцати минут, как отряд в полном составе выходил из ворот.

— Так ты хоть знаешь, куда нам идти, а? – Соня допытывала Ирилиана с пристрастием уже несколько минут.

— Ну… Так, есть некоторые идеи… — по прежнему отмалчивался он.

— Пфф… Ну сколько же можно? Твоя самодостаточность тебя до добра не доведет. Ну не будь жадным… Что-то ты про это узнавал?

Джесил прятал улыбку, глядя на их перепалку. Ему, конечно, было бы интересно узнать – но в конце-то концов, у каждого есть свои секреты. Ну и свою роль сыграло то, что Джесил был человеком молчаливым, но наблюдательным. И он заметил, как командир бросил пару медяков оборванному мальчугану, за несколько минут до того, как они покинули город. Хотя Джесил знал Ирилиана четыре с лишним месяца, но за все это время он редко поступал по наитию, предпочитая проверенные факты. Так что волноваться насчет этого не было причин, и он предпочел участию в дискуссии рассматривать и разнюхивать лес…

А лес был великолепен… Деревья рвались в небо, и среди них можно было увидеть и дуб, и тополь, и сосну… Если знать, что где искать, то можно было заметить дятла, настойчиво ищущего себе обед… Следы зайца, недавно проскакавшего перед ними… Ну, след слизня, пересекавший их путь, трудно было не заметить. Соня не промедлила высказать свое мнение по этому поводу. Не слишком цензурное, надо заметить. И как раз тут изменился ветер…

— Тихо – Джесил заткнул ей рот, подойдя сзади. И, пока она пыталась прокусить кожу на его пальцах, успел сказать:

— У нас гости. веди себя тихо.

— Ммкхм?! – промычала она, не отпуская палец.

— Перестань меня кусать, и заткнись – прошипел он ей на ухо. Это подействовало. Но только до тех пор, пока он не убрал руку.

— Да что ты себе позволяешь?! – с этими словами она попыталась сделать ему подсечку. В итоге они оба скатились в кусты.

Неудачно скатились, надо заметить. Падая, она что-то задела ногой, и они упали в замаскированную яму. А потом на них сверху опустилась сетка.

У него, несмотря на спокойный характер, вырвалась целая цепочка эпитетов. В которых подробно расписывались качества Сони, и особенно подчеркивались некоторые достоинства. Сомнительные достоинства, надо сказать.

— Тихо, тихо, не шумите, сейчас мы вас вытащим… — успокаивающим тоном сказал наверху Ирилиан.

— Неа. Нет, вытащить вы нас, пожалуй, сможете – но не быстро. Мало того, что мы в яме, так тут еще и сетка. А они тут будут через пару минут, так что вам лучше уходить, и потом нас вытащить. Постараемся к тому моменту протянуть…

— Ладно – Ирилиан не стал долго спорить – Отходим, проследим. Мы вас не бросим… — раздалось уже откуда-то издали.

Разбойники, подоспевшие в скором времени, не стали с ними возиться. После того, как вытянули сетку, просто и надежно оглушили. Оклемался он только в их лагере, кажется, от того, что его бросили на землю, как куль с перегноем.

— Вот мне крайне интересно, кто же к нам пожаловал… Я же надеюсь, вы не шпиёны какие-нибудь?

Джесил попытался поднять голову. Стоит заметить, лучше бы он этого не делал – его начало мутить. Но зато он увидел вопрошающего – это был здоровый нечесаный черноволосый мужик. И у этого верзилы на груди висел амулет, в виде фигурки, держащейся за цепочку верхними руками. Соната лежала рядом, связанная – но все еще не проснувшаяся. Не дождавшись ответа на свой вопрос, здоровяк продолжил:

— Хотя с другой стороны, не так уж это и интересно. Кого, спрашивается, волнует, с чего это парочка оказалась в лесу? Потрахаться захотели – и не заметили, что под кустиком-то ловушка? Впрочем, это-то как раз понятно – будь ловушка заметной, то какая бы это была ловушка, так ведь? – при этих словах он начал поглаживать здоровенную бороду.

Джесил молчал.

— Ладно, я бы не против отпустить вас… Только один вопрос меня интересует. Чего такая парочка забыла в глубине леса? Не поверю я, что вы забрели в такие дебри только для того, чтобы перепихнуться под кустом. А на охотников вы, увы не похожи.

Джесил молчал.

— Эх, не интересный из тебя собеседник. Ну и ладно, все равно ты мне не нужен. Выпустил бы я тебя, наверное, неподалеку… Но ты же по прежнему не хочешь говорить, так ведь?

Джесил молчал.

— А вы можете оказаться… Шпиёнами какими-нибудь. А то и, Астера упаси, убийцами, за моей многострадальной головушкой пришедшие. Вот оно мне надо?

Джесил молчал.

— Вот я и решил. Ты посидишь взаперти денек, а я тем временем допрошу твою деваху. Со страстью допрошу. Понимаешь, я страсть как люблю красивых девочек. – с этими словами мужик ощерился, наблюдая за реакцией Джесила.

Джесил оскалил зубы.

-Хе, проняло неужто? Может, скажешь чего? А то я видал деревья, которые были более разговорчивыми собеседниками, чем ты.

— Дай я тебе на ушко кой-чего скажу… – клацнул зубами Джесил. Разбойник наклонился. Правда, стоит признать, не сразу, а проверив, что даже выгнувшись, до его уха зубами не достать.

Только Джесил не собирался его кусать. Он просто собрал всю ярость, что у него клокотала внутри, и поддал еще. Вспоминаемые им картины крутились перед сознанием. Вот солдаты смеются над ним… Вот одногодки, из его родного села, говорят, что с ублюдками не играют…

Он прошептал: «Повернись направо». Веревки неприятно врезались в руки, поросшие шерстью. Или уже лапы? Нет, еще не лапы. Когда они стали лапами, веревки разлетелись, как нитки.

Главарь послушно повернул голову направо. Джесил же, воспользовавшись моментом, закатил ему такую оплеуху с правой лапы, что тот грохнулся оземь. Потом поставил одну лапу на грудь атаману, а другой рванул амулет. После чего схватил Сонату зубами за шиворот куртки, и понесся на трех лапах к выходу из палатки, четвертой пытаясь засунуть трофейный амулет за пояс. Пояс был всей его оставшейся одеждой – не зря в свое время он раскошелился умельцу на подобное изделие, при нужде способное растянуться в несколько раз. Как бы там ни было, а именно на нем держался чудом не снятый кошелек, и на нем же висели пустые ножны от палаша. А теперь, когда за него был кое-как запихнут амулет, можно было и ускориться. А то после того, как он прорвал стену палатки, и направился к просвету между частоколом, разбойники вначале застыли, на мгновение – а потом начали шевелиться. И весьма активно – раздался свист, и по бедру что-то проехалось, оставив царапину на шкуре… А потом еще что-то колючее впилось в зад. Наверное, стрела.

Перехватив Сонату поудобнее, Джесил собрался, поднял голову, чтобы Соня не волочила по земле ногами, и сосредоточился только на беге…

Удар сердца… Вдох… Удар… Лапы касаются земли… Еще один удар… Снова прыжок… Удар сердца… Выдох…

Через пять минут такого дикого темпа он выдохся. Успокоившись, он свалился под деревом, там же оставив свою ношу.

— Ох… И что это было? – неестественно спокойным голосом спросила Соня, отряхивая одежду. Похоже, что она очнулась еще во время «поездки», потому как сгруппировалась еще в падении.

Джесил повернул голову в сторону, чтобы не глядеть ей в глаза.

— Я к тебе обращаюсь, мохнатый… – сказала она еще более ледяным голосом. И при этом начала разминать руки, которые все еще были связанны вместе. Через мгновение Джесил весьма обрадовался этому факту, потому что она схватила его за покрытое шерстью ухо, и стала его выкручивать в сторону. Если бы у нее были свободны обе руки, то досталось бы обоим ушам…

— В глаза мне смотри, скотина мохнатая! – прошипела она, усиливая напор. Волей-неволей Джесилу пришлось посмотреть ей в глаза – лишних ушей у него, к сожалению, не было.

— Да… По глазам вижу, это ты. Только у тебя может быть настолько жалобный взгляд. Ты ведь не забыл, что я тогда обещала с тобой сделать, если окажется, что ты что-то опять скрываешь, а?

Джесил тихонько заскулил. Задняя лапа непроизвольно дернулась – адреналин уже начал выветриваться из организма, и стрела чувствовалась… Чувствовалась.

— Так, что это у тебя там? Стрела? Какого хрена? Так, ладно, стой смирно. Сейчас я разберусь с ней… А с тобой – чуть позже. – с этими словами она обошла его со спины, и взялась за древко.

— Только не дергайся… — услышав эти слова, Джесил рявкнул. Нет, дело было не в ее словах – а в том, что она одновременно с ними выдернула стрелу. Причем, судя по нежности, она хотела отомстить ему за все, чем он, по ее мнению, ее обидел или оскорбил… причем на несколько месяцев вперед.

— Ну а теперь пришло время для ответов… — при этом он настороженно поднял уши, прислушиваясь… Нет, ее слова он слышал хорошо и так. Но помимо этого он слышал и шаги приближающихся людей… Две пары ног, каждым шагом вспарывающие мелодию леса. И они были уже близко. Из-за надоедливой боли в ляжке Джесил не смог сориентироваться вовремя. Что же, теперь оставалось только прибить их, когда они подойдут поближе… Адреналиновое напряжение спало, и оторваться будет уже не так просто.

Судя по звукам, они были уже совсем рядом. Джесил прижал уши к голове, ощерил клыки, и протяжно рыкнул. Через несколько долго тянущихся секунд из-за кустов вылезли люди… Трое.

— Приветик, Соня! – радостно улыбнулась Милена.

Джесил, ничего не произнося, попытался скрыться в кустах, но Соната, не глядя, ухватила его за шкирку. И вполголоса добавила, не поворачивая головы:

— И куда это ты намылился-то, а? Миланя, будь добра, полечи этого оболтуса… Пока я его не убила. А потом не поглумилась над его бренным телом. И, Хаос вас побери, дайте кто-то мне наконец нож. Ну или хотя бы просто перережьте веревки.

Милена подошла, и начала водить руками над раной.

— Все в порядке, я конечно не сильно разбираюсь в животных… Но до завтра, как мне кажется, должно зажить…

Тем временем Эрик на ходу достал кинжал из ножен, и пока знахарка обследовала Джесила, перерезал веревку на руках у Сони, после чего, склонившись в шутовском полупоклоне, вручил ей все пять кинжалов, со словами: — Это вам, моя незабвенная Госпожа, чью ярость непросто остудить, и от которой крайне сложно спасти неверного, разозлившего вас…

Услышав заключение Милены, медведь сосредоточенно посматривал на рукоять, выглядывавшую из-за спины у Эрика. Рукоять выглядела весьма знакомой…

— Вау, а ты здорово выглядишь… Ни за что не подумал бы, что ты все эти месяцы скрывал это от нас… Хотя нет, вру, подумал бы – если говорить начистоту, что-то подобное я и подозревал. Но у каждого из нас есть свои маленькие секреты, разве не так?…

Наконец, заметив заинтересованный взгляд Джесила… Или делая вид, что наконец-то заметил его взгляд, Эрик снял с плеча перевязь с ножнами.

— Вот, прихватил я ваши вещички оттуда… Ну и не только ваши, надо сказать. Но должен заметить, набедокурили вы знатно – когда мы сообразили, как туда пробраться, не привлекая внимания, то вы устроили там катавасию. А когда пробрались, то увидели только как ты, держа Соню в пасти, улепетываешь со всех ног… В смысле, со всех лап. Ну и после этого, благодаря нашей красавице и ее мастерству иллюзий, нам удалось беспрепятственно пройтись по их лагерю… Ну а что дальше, ты, думаю, понял.

Джесил кивнул головой, подтверждая, что он понял.

— Все закончили с нежностями? – произнес Ирилиан, дождавшись, пока все замолкнут. – Чем дальше будем отсюда, тем меньше будет проблем. И да, желательно, чтобы ты превратился в человека, да побыстрее.

Джесил посмотрел на него вопросительно… И вместе с тем, с небольшим замешательством.

Ирилиан посмотрел на его пояс, затем протянул ему сапоги, штаны и рубашку:

— Держи. Правда, не уверен, что размер подойдет.

Медведь благодарно кивнул, взял в пасть вещи… И, как бы это не было трудно представить, немного смущенной походкой скрылся за деревом.

Через две минуты уже одетый и в облике человека Джесил выходил из-за дерева, чуть похрамывая на левую ногу. Что было хорошо в превращении, так это то, что раны, не задевшие органы, исчезали… Или, в особо тяжелых случаях, становились намного менее опасны. Правда, вещи немного жали, не без того… Но внимание Ирилиана к мелочам было потрясающим. Джесил поражался этому в который раз. В начавшейся суматохе спокойно выцепить одежду из лагеря… Или заранее захватить их, рассчитав возможность такой ситуации. И это при том, что за четыре месяца он ни разу не превращался, стараясь хранить эту свою… кхм… особенность в секрете.

Впрочем, размышления размышлениями, а дорога дорогой. Пришлось довольно долго проламываться сквозь кусты и ветки, прежде чем глазам открылась вытоптанная змея тракта.

***

В городе было все так же серо и неприветливо, а витавшие в воздухе миазмы еще сильнее раздражали нос Джесила. Когда безвылазно сидишь в одном месте несколько дней, то со временем начинаешь привыкать, и обращаешь на подобное не так много внимания. А если раздразнить органы чувств чистой обстановкой, скажем – дать носу расслабиться на лесном воздухе… То вернувшись, «прелести» города начинают ощущаться с удвоенной силой.

По пути Джесил заметил, как Искатель несколько раз говорил с мелкими информаторами, заходя в переулки. Но о чем он говорил – понять было сложно. Несколько раз повторялось что-то вроде «без поуля», и один раз ветер донес обрывок фразы: «Заложил все». Большего же расслышать не удалось, и судить, о чем речь, тоже — выражение лица Ирилиана оставалось все таким же невозмутимым, как и всегда.

Входя в таверну, Джесил машинально заметил, что там было уже больше народа, чем с утра. Но все равно немного.

Ирилиан сразу же направился к хозяину таверны, и несколько минут о чем-то его расспрашивал. Джесил прислушался – несмотря на гул, стоявший в таверне, можно было вычленить слова и обрывки слов:

«..плохо»; «..еда»; «..нето»; «…оворятчто…»

Потом Искатель бросил на стол пару сребреников, и подошел к команде:

— Подождите меня, через четверть часа вернусь. Мне надо сходить за подарком. И Эрик, не совращай здешних помощниц.

— Вас понял, командир. – с этими словами он шутливо отдал честь. Со своего места Джесил отчетливо видел скрещенные за спиной пальцы Эрика.

Дальнейшее время Джесил посвятил исключительно базловому* окороку и кружке пива. Каждый раз после превращения, а в особенности двойного, на него нападал дикий жор. Так что присутствие Искателя он заметил только закончив обгладывать кость. — Нам не помешает немного прогуляться. Тут недалеко…

Эрик отставил в сторону пустую бутылку. Девушки перестали о чем-то шептаться, и поднялись из-за стола. Джесил еще раз облизал кость, вытер жирные руки о сапоги, и последовал их примеру…

Негромко скрипнула дверь таверны. Он посмотрел на небо.

Солнце уже находилось на востоке, едва-едва касаясь городской стены. Отряд проходил мимо перекрестка, как…

— Ох, как я мог забыть? – внезапно остановился Ирилиан.

— Что такое, солнышко? – озабоченно спросила Милена.

— О-о… Я внезапно вспомнил, что у нас закончилась соль… И специи. Не могла бы ты сходить, посмотреть запасы на базаре? А то он скоро закрывается, и если пойти позже, то можно не успеть…

— Да, заодно посмотри и пару бурдюков. А то их – с этими словами Эрик мотнул головой в сторону Джесила – похоже, так и остались лежать в том лагере.

— Кстати, скоро будет темно. Соната, будь так любезна, прогуляйся с ней. А то одинокую женщину, да в темных переулках… – продолжал командир.

— Стоооять. Вы тут чего удумали, сбагрить нас хоти…

— Соня, пойдем. – перебила ее знахарка, хватая под руку – Уже вечереет. Ладно, мальчики, удачи вам!

Джесил вместе с остальными молча наблюдал, как Милена утаскивает Соню все дальше и дальше по улице.

Пойдем? – предложил Эрик, но командир к этому времени уже быстро шагал вперед. Теперь он был действительно похож на ищейку, напавшую на след.

***

Дом, к которому они подошли, выглядел внушительно. Два этажа, стены из фестонского дуба, резные рамы, изысканный сад…

Ирилиан постучал во входную дверь, несмотря на то, что рядом висел звоночек. Подождал несколько секунд.

Джесил услышал шорох внутри дома. Одновременно с этим Искатель рванулся вокруг дома, через сад. И его действия оказались вознаграждены – у черного входа ему удалось перехватить невысокого человека в замшевой шляпе.

— Кхе-кхем… Чем могу помочь? – человек приподнял шляпу в приветствии, глядя на Искателя и еще двух человек, появившихся за ним.

— О, позвольте пройти, господин Бестоул. И представиться, куда же без этого – Ирилиан. Ирилиан Искатель.

Человечек сглотнул.

— Конечно… Конечно, проходите, присаживайтесь… Чувствуйте себя как дома, кхе-кхем.

— Благодарю. Ну что же, если вы не против, то приступим сразу к делу.

Ирилиан вытащил из-за пазухи холщовый мешочек, развязал его, и достал оттуда амулет, принадлежавший разбойнику.

— Вот… Как мне кажется, вы знаете, что это.

— Э-ээм… Не хотелось бы проявлять свое невежество, но что это такое?

— Не имеете ни малейшего понятия? Какая жалость. Честное слово, я полагал, что вы узнаете вещь, за доставку которой вы обещали награду в шестьдесят золотых монет.

— Кто? Я? Да вы что, это, наверное, какая-то ошибка. Мне кажется, вы ошиблись адресом… — с этими словами он, взмахнув руками, резво вскочил.

-Сядьте, и успокойтесь. Никакой ошибки быть не может. Вы – заказчик этой вещицы. – спокойным голосом проговорил Ирилиан.

— О чем вы говорите? Я – успешный торговец. Зачем мне нужна эта ваша фиговина… — он продолжил, размахивая руками, сдвигаться куда-то к боковой стенке.

— Естественно. Она вам не нужна. Дело в том, что эта фигурка принадлежит верующему в Астеру Колэпардис, которые готовы скорее отдать жизнь, чем расста… – тут Ирилиан взмахнул рукой. Прокрутившись в воздухе серебристой лентой, двухсторонний нож пригвоздил ладонь торгаша к стене, когда тот потянулся к статуе, замершей изваянием в позе легкого недоумения.

— Так вот, дело в… — продолжил с начала Искатель, но его перебил всхлип торговца:

— Да, да, да, я… вас обманул. Да, это я дал объявление…. Как же больно, гуль подери… Но у меня сейчас нет денег…

— И что же нам мешает убить тебя сейчас? – Эрик задумчиво почесал щетинистую щеку.

— Мэр… Он не даст вам просто так уйти, если вы убьете меня… У меня есть кое-что нужное мэру…

— Тогда что нам мешает выпустить тебе кишки и прибить гвоздями к стене? – продолжал Эрик.

— Я могу дать расписку, или оформить на вас этот дом… Вытащите же этот чертов нож!

— Оформить на нас этот дом? Какое щедрое предложение. Кривозуб ограбил караван, в который ты вложил, рискуя, все свои деньги… И теперь у тебя есть пачка долгов, дом, который перейдет кредиторам в случае неуплаты… А уплаты-то у тебя не будет. Учитывая, что только ты собирался втихаря слинять… Объявив несусветную цену за этот амулет… А все из-за того, что для астэритов он ценен практически так же, как и жизнь владельца. Естественно, ты не собирался платить… Считая, что за такую цену возьмутся даже самые отъявленные головорезы, ты дожидался только того момента, когда сделавшие это вернутся в город с успехом. Но кое в чем просчитался, с поставщиками этой информации… Так вот, к чему это я веду. А веду я к тому, что отряд Искателя не взимает плату только с трагически погибших. Так что, если у тебя, после хорошего размышления, не найдется чего-то эквивалентного…

— То я, из сочувствия к тебе, даже поставлю в церкви свечку. За упокой. – продолжил Эрик.

Торговец сглотнул…

— Погодите, погодите, есть одна вещь, которую я могу вам предложить… Только молю, вытащите нож…

— Посмотрим, посмотрим, что ты можешь предложить… — невозмутимо сказал Искатель, ставя на стол завернутую в ткань фигуру. По размеру она была похожа на амулет.

***

— Так ты уверен, что он не подсунул нам ложную карту? – недоверчиво спросил Эрик, поглядывая на карту сокровищ, расстеленную на столе, в одной из снятых ими комнат.

Ирилиан ухмыльнулся. От его ухмылки пошли мурашки даже у невозмутимого Джесила.

— Естественно, что он соврал. Рядом с Мередином тут вот находится Бордарен, построенный недавно. А неподалеку, вот тут вот, указан некий город «Роменал». А на том месте последние лет двести ничего не было точно. Карта – подделка.

— И ты это так оставишь?

Он еще раз ухмыльнулся.

— Конечно же нет. Я уже связался с наводчиком шайки Кривозуба, который был в городе. Передал ему настоящий амулет, письмо с извинениями и небольшой сюрприз.

— Э-эм… Ты отдал не настоящий амулет?

— Естественно. Там специальный раствор, который, попадая на кожу, дает возможность найти человека с ним в течении двух суток… А сюрприз, который я подарил, и был листок с пеленгатором…

— То есть…?

— То есть, если до него доберутся в течении суток, то ему не поздоровится. Ладно, советую поспать – завтра должен быть занимательный день…

 

___________

*Базл – помесь овцы и козла

читателей   277   сегодня 2
277 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...