Пилоты механических драконов

 

Пролог.

 

В окно стучал дождь. Ветер иногда стихал, и тогда монотонная дробь превращалась в тихое постукивание. А потом все начиналось с начала.

В комнате стояли две кровати. На одной из них, подсунув кулачки под щеку, лежала маленькая девочка. Слушала старшую. Та сидела, скрестив ноги, на своей постели и держала в ладошках огонек. Казалось, мягкий волшебный свет защищает их маленькую комнатку от непогоды.

Старшая рассказывала сказку:

«Авварт погубили свой лес. Они позабыли о том, что есть долг сильного перед слабым. Соревнуясь, кто больше принесет добычи, истребляли животных в своем лесу. Все съесть они не могли, и горы трупов гнили, распространяя по лесу смрад и болезни. Тогда ушли авварт в безводную степь.

Долго они искали, где бы поселиться, и, наконец, вышли к лесу, в котором правил Великий и Страшный гуолнот. Стали авварт просить, чтобы разрешил он им жить в своем лесу. Клялись, что их долгом будет защищать слабых от сильных.

Сжалился над ними гуолнот и пустил авварт в лес.

Поначалу они защищали слабых. Но потом стали требовать за это плату. И приводили слабые детей своих на пропитание авварт. Узнал об этом гуолнот. Решил выгнать подлых авварт в степь. Но те, почувствовав силу, восстали. Да еще заставили выступить на своей стороне многих слабых, используя право сильного. Пугали их жизнью взятых в заложники детей.

Нарушили свой долг авварт. Не выполнил свой гуолнот. Забыли долг перед сильным и слабые…»

Девочка умолкла, поглаживая магический огонек ладонями. От этого страшные тени метались по стенам. Но младшая не замечала злых теней. Смотрела зелеными глазами на старшую.

Приподнялась, опираясь на локоть, и спросила:

— А почему мы пустили генинжей к себе?

— Потому что посчитали своим долгом спасти их от вымирания. В своем мире они слишком заигрались с сущностью живого.

— А почему мы не можем прогнать их?

Старшая помолчала, подбирая слова.

— Понимаешь, мы слишком долго доверяли им. Надеялись, что они откажутся от своих скверных привычек. Позволили им набрать силу и теперь едва можем защитить свои города.

— А если с ними договориться, как с магами?

— Много лет мы пытались решить вопрос миром. Но только потеряли время. Генинжи оказались рабовладельцами. Страшнее того – они выращивают мутантов. И не только из ящериц. Они нарушили долг перед природой.

Младшая села на кровати. Сложила ноги, подражая старшей. Достала из-под подушки волшебный огонек. Выпрямилась, держа перед собой в ладонях светящийся шарик, и произнесла:

— Я никогда не нарушу долг перед своим народом! Умру, но не нарушу!

 

 

1.1

 

Между эмиттерами прыжковой зоны сверкнула извилистая линия высоковольтного разряда. Пробитый плазмой канал выгнулся радугой. Раскрылся веером. Заслонил полнеба. И вот уже перед вертолетом вращаются два колеса, играя разноцветными спицами.

Сергей увеличил шаг винтов, плавно подал вперед ручку управления. К-76 оторвался от бетона и вошел в прыжковую зону.

— Есть контакт. Напряженность растет штатно. Есть максимум! – бормотал в наушниках голос оператора.

Краски расплескались по блистеру. Сергей сказал:

— Поехали! – и, улыбнувшись, подумал: «Прыжковая установка вывела человечество в иные миры, минуя космос. Закрылась одна программа – открылась другая. На смену ракетам пришли вертолеты. А словечко осталось!»

Оператор отсчитывал секунды:

— …одиннадцать, десять, девять…

Машина шла через разноцветный хаос. Сергей держал курс. Самое трудное – не терять направление в отсутствии ориентиров. От приборов толку мало. Электроника начнет работать после выхода, а пока вся надежда только на чутье пилота. Не каждый сможет удержать машину в коридоре, потому пилотов, что работают в прыжковых зонах, меньше, чем космонавтов. И лишь единицы летают в неисследованные миры. Первопроходцы!

По глазам хлестнула вспышка. «Сегодня зеленая», — отметил про себя Сергей. Вертолет вылетел навстречу утреннему солнцу. Сзади на полнеба раскинули спицы радужные колеса, а впереди показался город.

— Тридцать минут! – оператор начал отсчет времени, отведенного на разведку.

— Рома! Ты видишь? – спросил Сергей, не веря своим глазам.

— … — прошептал оператор.

Впервые в чужом мире встретился настоящий город. Их Центр обследовал почти сто миров за неполные три года. Кого только там не было! Полуразумные негуманоиды, динозавры, гигантские насекомые. Ученые давно пресытились информацией, и последнее время просто гнали пилотов в новые и новые миры. Искали цивилизацию. И вот, похоже, нашли!

У реки над небольшими домиками возвышался замок. Каменные башни не то защищали город, не то властвовали над ним. Неприступные стены опирались на крутые склоны холма. Через узкий канал переброшен арочный мостик, ведущий к закрытым воротам. Перед городом земля разделена на неровные клочки полей. На том берегу коричневые пустоши пестрели светлыми островками леса. Небольшие озера отражали утреннее солнце или темно-синее небо.

Вертолет прошел над безлюдными двориками. Зеленые лужайки возле домов. Черепичные, на вид, крыши. Каменные стены. Оградки, похожие на штакетник. Чистые прямые улочки, площадь перед мостом. Сергей сбросил скорость. Лопасти со свистом разрезали воздух над головой. Городок словно вымер. Лотки в базарных рядах ломятся от продуктов. Над открытой дверью – вывеска в виде кружки с пенным напитком. И никого!

Оператор прошептал:

— А куда все подевались?

Рома – парень не из пугливых. А тут, если не струсил, то забеспокоился. И не спроста! Не должен город вымирать при виде вертолета! Всегда находятся особи, у которых жажда к познанию перевешивает страх. Сергей подумал, что вертолеты в этом мире – не редкость. И их появление ничего хорошего местным жителям не сулит.

Повинуясь пока еще бессознательному порыву, набрал высоту. Крутанул машину на триста шестьдесят, осматривая горизонт. Но первым что-то непонятное заметил Роман.

— Командир! От солнца – две! На бреющем! Скорость сто!

Сергей бросил взгляд на экран радара. Две тусклые отметки, мерцая, двигались над пустошью. Подняв вертолет еще выше, он развернул его носом к неизвестным объектам и стал уходить в сторону, чтобы не слепило солнце. На фоне земли разглядеть что-либо казалось невозможно. Сосредоточившись, удалось заметить желтые пятна за рекой. И тут, словно почувствовав, что их видят, неизвестные цели набрали высоту. Поднялись выше горизонта.

Это оказались драконы! И драконы немаленькие! Цвета темной бронзы с крыльями, отливающими ржавчиной. Пузатые тела раскачивались в такт взмахам, но головы оставались нацелены на вертолет. Драконы подлетели ближе и неожиданно плюнули огненными шарами. Сергей кинул машину вниз и вперед, оставляя файрболы позади. Проскочил под драконами, заложил вираж и бросился нагонять летающих ящериц. На их спинах сидели какие-то существа. Стоило посмотреть на погонщиков огнедышащих тварей.

— Отсчет! – раздался в наушниках голос оператора. – Двадцать пять!

Прошло пять минут с тех пор, как они оказались в новом мире. Вообще-то, инструкция запрещала отвечать на агрессивные действия аборигенов. Даже при подозрении на атаку предписывала вернуться. Сергей еще выслушает немало интересного о своих действиях, запечатленных десятком видеокамер. Начальство не любит, когда нарушаются инструкции.

Вертолет догнал дракона. Заслонившись им от второго огнедышащего чудовища, Сергей приблизился, стараясь не зацепить широкие крылья. Машину ощутимо покачивало при каждом взмахе. Компенсируя провалы, Сергей пролетел чуть вперед и посмотрел на погонщика. Тот оказался очень похож на человека. Седые волосы выбивались из-под черного шлема. Лицо закрывали большие круглые очки. Ноги опирались на стремена.

Вытянув руку в сторону вертолета, седой сжал кулак. Отставил в сторону большой палец и недвусмысленно опустил его вниз.

— Слышь, командир, может, ну его? Домой полетим?

— Нет! Это может быть случайностью. Пока явной угрозы не вижу, — ответил Сергей и сглазил.

Он успел заметить краем глаза движение головы дракона и автоматически «подорвал» лопасти винтов. Машина прыгнула вверх. Под ней пронесся огненный шар. Сергей тут же бросил вертолет вниз. Файрбол, выпущенный вторым драконом, чуть не задел винты.

— Ну, я тебе! – обозлился Сергей, сожалея, что из оружия на борту только табельные пистолеты, и зашел в хвост.

Дракон завертел головой, пытаясь прицелиться. Сергей догнал его. Быстро пронесся от хвоста до шеи. Пролетая над седоком, снизил скорость и резко бросил машину вверх.

— Так ему! – заорал Роман.

Погонщик падал, вырванный из седла потоком воздуха. Дракон извернулся и, сложив крылья, камнем полетел за ним. Сергей, машинально выполняя ступенчатые перемещения по высоте, шел параллельным курсом со вторым драконом. Противоракетным маневром сбивал ящерице прицел.

Внизу развернулось серое пятно.

— Па-ара-ашю-ют! – разочарованно протянул Роман.

Кинувшийся за седоком дракон, расправил крылья. Мощным взмахом затормозил перед самой землей. Второй пошел на разворот. Видимо, решил подождать напарника.

— Командир! Цели слева!

Отрезая вертолет от радужных вееров прыжковой зоны, в атаку заходили четыре дракона.

Сергей, стараясь не выпускать врагов из вида, боком полетел к замку. Башни, могли служить отличным прикрытием для маневренного К-76. Машина набирала высоту, чтобы в любой момент нырнуть вниз – к спасительным каменным стенам.

«Надо как-то заманить этих гадов огнедышащих на ту сторону, а потом рвануть на полной скорости. Проскочу между башен. Они потеряют время, облетая», — размышлял Сергей. Огромные перепончатые крылья имели такой размах, что точно не поместятся между башнями.

Долетев до крайних домов, драконы начали обстреливать файрболами город. Так вот от кого попрятались жители! Сергей задумался над совпадением и не сразу обратил внимание на то, что говорит Роман. А когда до него дошло – глянул вниз. Во внутреннем дворе замка стояли механизмы со сложенными вертикально широкими лопастями или узкими крыльями. Судя по блеску – металлические. Возле трех суетились люди. Таскали длинные поленья из штабеля у стены и закидывали в широкие дверцы на боку машин. Под крыльями воздух подрагивал, словно вырывался горячей струей.

Снизившись, Сергей всмотрелся в действия персонала, обслуживающего летательные аппараты. А в том, что эти машины способны подняться в воздух, он не сомневался. Что-то во внешности неуловимо роднило их с местными драконами. И что-то в них было от вертолетов. Изящный хвост с крестообразным оперением. Полупрозрачные не то лопасти, не то крылья, вытянутые вверх. Плавные обводы корпуса – стильные, хищные, как у исторического МИ-24. Непонятно только, зачем люди таскают дрова из поленницы? Не паровые же машины поднимают в небо механических драконов?

— Рома! Следи за целями. Я попробую опуститься ниже.

— Понял! Следить за целями. Командир! Отсчет! Осталась двадцать одна!

Маленькие фигурки посматривали на зависший вертолет и продолжали кидать дрова в топки металлических драконов. Теперь отчетливо было видно, как там бушует пламя.

Наконец, топки закрылись, а люди отбежали под стены. Шесть лопастей над каждой машиной начали медленно двигаться. Постепенно пускались. Они не совершали полный оборот, как у вертолета, и не махали вверх-вниз. Расходясь на встречных курсах, описывали сложные кривые. Каждая тройка двигалась со своей стороны. Ниже, вдоль хвоста вырвались две короткие струи пламени, словно из реактивных двигателей на форсаже. Лопасти исчезли, слились в прозрачные сектора и три металлических дракона прыгнули вверх, едва не зацепив вертолет.

Сергей отвел машину за башни.

Драконы прекратили жечь город и кинулись на появившегося над стенами противника. Файрболы летели в сторону замка и затухали, встреченные струями пара. Три машины кружили у башен, отбиваясь от шести драконов. Одна из них пропустила огненный шар. Взорвалась. Вниз из облака пара полетели клочья металла и горящие поленья. Покореженный хвост, кувыркаясь, рухнул во двор.

Повинуясь внезапно возникшему желанию помочь братьям-пилотам, Сергей бросил вертолет вверх, зашел на одного из противников и сдул седока с чешуйчатой спины. Парашют раскрылся возле самой земли, но погонщик неудачно попал ногами на ограду, и его накрыло куполом. Тут же рядом приземлился дракон. Положил крылья на крыши домов. Сергей поднялся выше, выбирая новую мишень. И увидел, как один из защитников города спикировал на беспомощного дракона. Выпустил струю пара и вернулся на позицию. Перепонки крыла расползлись от жара. Одним противником в воздухе стало меньше. Дракон махал хвостом, сметая ограды и ломая каменные стены.

— Командир! Отсчет! Осталось пятнадцать!

— Сейчас, я еще одного сдую – и домой. Не могу я смотреть, как наших бьют.

— Где тут наши?

— Наши – за штурвалом! – пояснил пилот и снова бросил в бой безоружную машину.

За следующим драконом пришлось погоняться. Крылатая ящерица удачно маневрировала, спасая седока от мощного порыва ветра из-под винта. И случайно привела К-76 к другому дракону, увлеченному перестрелкой. Вот его погонщика Сергей и сдул со спины. А когда два дракона кинулись защищать беспомощного на земле товарища, повторил трюк еще с одним седоком. Отлетел назад. Дождался, когда пилоты металлических драконов расправятся с врагами, и занял место в строю защитников города.

— Уходят! – сообщил Роман.

Два дракона, прижавшись к земле, улепетывали в сторону солнца. Еще четыре корчились между домами. Погонщиков вязали появившиеся неизвестно откуда жители.

Один из металлических летательных аппаратов приблизился. В открытой кабине виднелась голова в чем-то, напоминающем бейсболку. На глазах – большие круглые очки. От погонщика крылатых тварей пилота отличали только длинный козырек да рыжие волосы, прижатые к плечам ветром из-под крыльев.

Тонкая струя пара вырвалась из носа металлического дракона. Сергей подумал, что не стоит провоцировать аборигенов, и медленно повел вертолет к прыжковой зоне. Рядом летел механический дракон. Крылья уже не сливались в прозрачные сектора. На малой скорости можно было заметить, как они поворачивают в крайних точках траектории. Клепаный корпус отливал серо-стальным блеском. Клубы пара вырывались из-под хвоста и тут же растворялись в воздухе. Где-то там, в металлическом чреве работала паровая машина.

Приближалась прыжковая зона. Оператор напомнил:

— Отсчет! Осталось десять. Глиссада входа – двадцать. Вправо. Высота в норме.

Сергей подправил курс. Стараясь держать постоянную скорость, нырнул в радугу. На блистере привычно заиграли разноцветные кляксы. Роман меланхолично считал:

— … четыре, три, два, один!

В глазах, как всегда при возвращении, полыхнуло красным. Голубым куполом раскрылось родное небо. Сергей посадил вертолет на бетон, вздохнул и облегченно проговорил:

— Приехали.

— Командир! – ворвался в шлем крик оператора. – Сзади, …!

Подать мощность на еще вращающиеся винты и крутануть машину вокруг передней посадочной опоры – две секунды. Сергей увидел, как из радужного веера прыжковой зоны выныривает механический дракон. Садится рядом с К-76 и, выпустив облако пара, складывает крылья.

Из кабины выпрыгнул на бетон человек, одетый по моде полярных летчиков в меховые унты, толстые стеганые штаны и кожаную куртку. Лицо закрывал длинный козырек шлема. Пилот механического дракона сдвинул очки под подбородок и устало потер глаза ладонью.

Сергей подошел к нему раньше, чем примчавшееся на машине начальство. Посмотрел в глаза чужому пилоту и поразился. Перед ним стояла девушка. Рыжеволосая, зеленоглазая и улыбающаяся. Сергей повернулся к ней боком. Со всей галантностью, на какую оказался способен, повел рукой в сторону К-76. Контакт надо налаживать, а что может вызвать большее доверие пилота, чем приглашение осмотреть неизвестную машину?

 

 

1.2

 

Когда чужой птер направился к радужному порталу, Ланг связалась с Раатом Тонг. Старый мехинж долго сопел, что-то ворчал неразборчиво, а потом решительно произнес:

— Девочка! Ты же собралась нырнуть в этот портал. Тем более, ты теперь глава рода и можешь не спрашивать у меня разрешения.

— Мне нужен совет.

— Совет… совет… — задумчиво пробормотал Раат Тонг. – Все, что я могу тебе посоветовать – обратно иди своим порталом.

— А?

— Неизвестно, куда тебя выведет чужой. И почаще там улыбайся.

Ланг зажмурилась. Она не представляла, как теперь вообще сможет улыбнуться! Когда взорвался параптер сестры, в груди вспыхнула ярость. Хотелось броситься на проклятых генинжей и сварить их вместе с драконами. Чтобы почувствовали, каково это – погибать в клубах перегретого пара. Но Раат Тонг скомандовал: «Держать строй!», и сработал инстинкт, вбитый за годы тренировок. А потом на драконов свалился чужой птер. Быстрый, маневренный.

Ланг открыла глаза и посмотрела на летящего рядом чужака. Очки услужливо приблизили незнакомый механизм. Не понятно, из какого металла он сделан. Зеленые пятна, незнакомые белые руны на боку, дымчатый колпак на месте пилота. Изображение посветлело, как будто за чужим птером зажглось солнце. Очки перестроились, помогая заглянуть под темное стекло, и Ланг разглядела пилотов. Шарообразные шлемы без козырьков. У того, что сидит ближе, губы плотно сжаты. Мужчина повернулся, бросил взгляд на параптер. Ланг увидела голубые глаза. Веселые, добрые. Улыбнулась в ответ и мысленно попросила прощения у сестры.

Приближалась радуга портала. На индикаторном поле руна Даль горела слишком ярко. Похоже, чужаки попали сюда издалека. Ланг подтолкнула разорванное кольцо автосопровождения к отметке пятнистого птера. Замкнула его. Ручки управления ожили. Теперь можно расслабиться. Параптер пойдет следом, как привязанный.

Нырнув в портал, Ланг восхищенно смотрела по сторонам. Излишняя мощность разливалась разноцветными полосами миров, сквозь которые проходил тоннель. Такую красоту она, ходившая порталами много раз, еще не встречала. Последнее кольцо полыхнуло красным.

«Вот как! – подумала Ланг. – Не из этого ли мира явились к нам генинжи? Чужак, едва завидел драконов – кинулся в атаку. Значит, знаком с их подлым племенем».

Ланг выскочила в солнечный прохладный день. Посадила машину на площадку из огромных плит серого камня рядом с пятнистым птером. Огляделась. Кроме толстой башни, ни одного высокого строения не наблюдалось.

«Значит, в этом мире не опасаются драконов! – восхитилась Ланг. – Или прогнали их так давно, что защитные башни не строят».

По краю площадки стояли птеры. Один – похожий на тот, что помогал сражаться с драконами, и несколько больших. Их узкие крылья торчали в стороны.

Выпрыгнув из кабины, Ланг привычно сдвинула очки на подбородок, потерла глаза ладонью. Она только вчера подновила управляющие руны и сегодня чувствовалась усталость от излишней резкости изображения. Подняла голову и увидела перед собой чужого пилота. Его глаза отражали голубое небо этого мира. Ланг улыбнулась. Мужчина отступил в сторону, повел рукой в направлении своего птера – приглашал осмотреть машину. Из-под откинутого колпака выбрался второй пилот.

От башни донесся вой. Пилоты перекинулись фразами. Ланг с удивлением обнаружила, что не понимает языка. Значит, генинжи не из этого мира. Пришлось вытащить из-за голенища грифель, снять шлем и начертать на нем руну Толмач. Одела и услышала, как голубоглазый пилот говорит товарищу:

— Рома! Сейчас начальство примчится, так ты его попридержи. Видишь, девушка прилетела. Надо с ней аккуратно. А то я Лескова знаю! Он сюда спецназ нагонит и все испортит. Контакт стволами не налаживают.

— Понял, командир! Постараюсь!

Голубоглазый повернулся и еще раз повел рукой, явно стараясь выглядеть дружелюбно. Ланг показала на руну над ухом и на шаровидный шлем у него в руках. После недолгого раздумья пилот осторожно подал его. Она быстро начертала руну. Сказала, дождавшись, когда шлем устроится на голове:

— Теперь мы будем понимать друг друга.

— Еп! Извините, девушка! Не знаю, как вас зовут, — снова улыбнулся парень. – Я – Сергей, а тот оболтус, что ушел – Роман.

Пилот пятнистого птера понравился Ланг. Толмач вместе с переводом транслировал эмоции, и в интонациях не слышались нотки фальши. Улыбка в сочетании с добрыми голубыми глазами вызывали симпатию. Привлекало и то, что пилот не испугался. Ланг видела в других мирах людей, но никогда еще не встречала такого спокойного отношения к магии. Прислушиваясь к собственным ощущениям, заметила, что ведет себя неразумно. Стоило задуматься, не слишком ли она доверяет незнакомому человеку? Оглянулась и увидела, как Роман что-то объясняет людям, приехавшим на четырехколесном механизме.

— Надеюсь, они нам не помешают, — обнадежил Сергей. – Спрашивай, если тебе что-то интересно.

А вот сейчас в его голосе проскользнуло сомнение. Ланг попыталась понять, к чему это относится, но тут из затухающей радуги портала вынырнул дракон. Следом еще один! И еще!

— Еп! –опять непонятно вскрикнул Сергей.

Ланг увидела, как бросился к своей машине Роман и повернулась к параптеру. За спиной что-то взвыло, но оглядываться она не решилась. Надела очки. Прыгнула. Ухватилась за спинку сидения и привычно поджала ноги, пронося их над закраиной кабины. Пристегиваясь, глянула на информационное поле. Давление котел держал исправно. Топлива и воды хватит на хороший бой. Руны, отвечающие за работу механизмов, горят ровным белым светом. А вот крылья после второго форсажного старта придется менять.

Стараясь ничего не пропустить, Ланг готовила параптер к взлету. Опустила крылья. Открыла кран паровой магистрали. Внизу зашипел пар. Котел за спиной затрещал, но вовремя включенный дутьевой вентилятор раздул тлеющие поленья. Упавшее давление поднималось к норме. Ланг потянула на себя рукоятку размаха. Над головой загудели крылья. По козырьку хлестнул порыв ветра, и параптер взлетел. Рядом поднялась в воздух пятнистая машина Сергея. И тут она услышала: «Отходи к лесу!» Помотала головой. Спросила:

— Сергей? Это ты?

Уж очень хорошо работал Толмач.

— Да! Лети к лесу! Извини, так и не знаю, как тебя зовут.

— Ланг!

— Очень приятно! Не набирай высоту, Ланг, а то ребята и тебя собьют.

— Чем?

— Иглой! – непонятно объяснил Сергей.

Ланг повернула параптер боком и увидела, что пятнистая машина летит вообще хвостом вперед. Драконы расходились в стороны, набирая высоту. Птеры, стоявшие на краю посадочной площадки уже горели. Один из драконов преследовал колесный механизм с людьми. Остальные атаковали башню. К ним от большого приземистого здания потянулись дымные следы. Первый дракон разлетелся в клочья, стоило белой дорожке дотянуться до нежного брюха. Второй увернулся, сделав переворот, но потерял седока. Ланг не заметила, успел ли тот раскрыть купол. Пожелала ему разбиться и увидела, как третий дракон плюнул в дымную струю файрболом. Раскрылся огненный цветок. Опалил перепонки крыльев. Толстопузый монстр рухнул на землю.

По ушам ударил крик Сергея:

— Знай наших!

А рядом с двумя тонкими штангами, между которыми только что сияла радуга, открывался красный портал генинжей. Ланг развернула параптер и сказала:

— Сергей! Сейчас они сюда толпой повалят.

— Не суйся! – крикнул пилот. – Там без нас народу хватает. Только помешаем.

И действительно, не успевал очередной дракон вылететь из красного облака, как его разрывало на куски дымной «иглой». Ланг уже не считала, сколько врагов лишилось жизни. Радовалась, что генинжи теряют дракона за драконом. После такой бойни они не скоро восстановят поголовье. Вот если бы еще как-то надавить на магов, чтобы не торговали с врагами…

Она так и не поняла, что случилось. То ли местным магинжам удалось закрыть чужой портал, то ли у генинжей закончились драконы. Красное пятно сжалось в точку и исчезло. В голубом небе осталось только приветливое солнышко. Странный желтый лес горел в его лучах золотом. Яркими кострами пылали деревья с красной листвой.

— Вот и все! – с явным облегчением сказал Сергей. — Можно возвращаться и спокойно поговорить.

— Нет, мне пора. Надо срочно связаться с Тооранг. Сообщить, что генинжи потеряли много драконов. Кажется, она сможет, наконец, пробиться к инкубаторам. И спасибо вам!

— Не улетай! Мы ведь толком и не познакомились …

Ланг, уловив в голосе пилота сожаление, поняла, что ей бы тоже хотелось познакомиться поближе. Безопасность родного города, возможные союзники и благодарность за помощь были тут не при чем.

— А ты к нам прилетай, — предложила она.

— Вряд ли теперь меня к вам пустят… — тихо сказал Сергей.

— Почему?

— Не знаешь ты нашего начальства! Теперь допросами замучают. Пока не выяснят, что произошло, полетов не будет. Так что встретиться нам предстоит не скоро. Если вообще удастся.

Опять голос пилота принес сожаление. И еще малую толику страха. Ланг задумалась. Если она правильно поняла, то Сергей — мехинж и сам не сможет вырваться на Фоуронг. Портал ему открывали другие. Значит местная магия намного сложнее.

В голове сложилась мозаика. Встали на места разрозненные факты, и картина приобрела стройность.

Маги пришли из какого-то далекого мира. Их не интересуют путешествия. Их вообще ничего не интересует, кроме странных разговоров. Свои знания они продают, чтобы заработать на еду и вермуну. Ланг не слышала, чтобы кто-то встречал магов в других мирах. Похоже, местные магинжи создали свои руны портала. И, наверное, не всякий может их использовать.

Пока она размышляла, машины подлетели к каменной площадке. Ланг, удивляясь самой себе, приняла решение и бросила параптер к земле. А когда птер Сергея сел рядом, позвала:

— Подойди!

Пилот откинул колпак и, пригибаясь, подбежал. Ланг запуталась в застежках, но все же подцепила амулет пальцами. Аккуратно, чтобы не порвать цепочку, вытянула его из-под куртки. Подала Сергею.

— Одень и не снимай! Я тебя найду! Обязательно найду!

Пилот бросил взгляд на крестик, покрытый вязью рун, и стал благодарить. Ланг его прервала:

— Потом! Только скоро не жди! Мне, видимо, придется… нет, наверняка придется воевать. Ты только не снимай амулет! Пока он у тебя, со мной ничего не случится. До встречи, мехинж Сергей! Мне пора! Дрова скоро прогорят.

 

Над механическим драконом сгустилось зеленое облачко. Снизу зашипел пар. Засвистели крылья над головой. Сергей пригнулся и не увидел, как исчезла машина. Когда ветер стих, посмотрел вверх и заметил только быстро тающую дымку зеленого цвета. Цвета глаз самой прекрасной девушки во всех мирах необъятной Вселенной.

 

 

2.1

 

Над далеким горизонтом вставало солнце. Внизу проплывали окраины Ноурданта. Два десятка параптеров шли сзади, перестраиваясь в колонну по одному. Ланг вывела заранее подготовленные руны координат на средину индикаторного поля. Подтолкнула к ним руну Даль. Хлестнула по глазам зеленая вспышка и Ланг выскочила в темноту ночи. Огляделась. Сквозь шуршащие на малом размахе крылья просвечивали звезды. По сторонам угадывались горные склоны. Прижимаясь к ним, выходили из-за хвоста параптеры, перестраивались для атаки. Один, скользя вплотную к невидимой реке, проскочил снизу. Пилоты торопились. Держать долго открытый портал нельзя. Драконы чуют активную магию даже во сне.

Последним в ночь проскочил тяжелый параптер, загруженный металлическими табличками. Обмазанные глиной, чтобы руны Крио не заморозили котел и пилота, они ждали своего часа в пузатом корпусе. Ланг сжала ладони на рукоятках. Вчера, выводя снежный узор, она задумалась и чуть не поморозила руки. Хорошо, Тооранг вовремя заметила скрюченные пальцы и приказала идти отдыхать. Сказала вслед: «Здесь и без тебя магинжей хватает! Ты мне понадобишься завтра». А утром, всмотревшись в осунувшееся лицо, спросила: «И о чем только думаешь?» Скорее, надо было спросить: «о ком»? Амулет, оставшийся у Сергея, доносил из чужого мира волны теплоты, нежности и грусти. Ланг никогда о таком не слышала. Вспоминая руны, выведенные на серебряном крестике, пыталась составить цепочку, способную соединить ее с голубоглазым пилотом. И не могла! Знаний не хватало, а идти к магам было некогда.

На краю индикаторного поля появилась жирная точка. Приближалась цель ночного налета. Ланг вынырнула из воспоминаний. Повернула обоймы очков. Открылись руны, позволяющие смотреть в темноте. Словно зеленое солнце осветило ущелье, выходящее к морю, и бараки инкубаторов на берегу. В них дозревали яйца драконов – злобных порождений генинжей. Подняв машину выше, чтобы обеспечить обзор, Ланг послала вызов на общей волне. Теперь очки передавали остальным пилотам то, что видела она.

Почуяв приближение магии, проснулись сидевшие на скалах драконы. Захлопали крыльями, торопя седоков. Но после той бойни их осталось мало. Очень мало!

Параптеры слаженно прошли вдоль ступенчатых стен. Казалось, ярко-зеленые струи пара сдувают монстров со скал. Лишенные крыльев драконы падали в реку. На уступах оставались только оцепеневшие от внезапной атаки погонщики. Тем временем, грузовик вывалил таблички на инкубаторы. Устье реки заволокло туманом. Очки с трудом смогли показать, что там творится. Ланг разглядела, как вздыбились торосы на реке, и замерли ледяными грядами волны прибоя. Даже на высоте ощущался сильный мороз. Параптеры превратились в зеленые кометы. За каждой машиной тянулся хвост кристалликов льда, в которые превращался пар. Ланг поспешила вслед за ними. Не хватало еще рухнуть, заморозив котел.

Издалека долетел голос Тооранг: «Уходим!» Один за другим исчезали в портале параптеры. Проводив последнего, нырнула в зеленую дымку и Ланг. Третий и последний известный Тооранг инкубатор перестал существовать.

Вышли они у Ноурданта. Утреннее солнце освещало сиреневые башни столицы. Параптеры перестраивались в походный строй. Тооранг направилась к городу, на ходу приказав:

— Первый! Седьмой! Сопровождать Ланг! Головой за нее отвечаете!

Две машины отделились от эскорта. Ланг открыла рот, чтобы отказаться, но Тооранг опередила:

— И не возражай! Мне очень не хочется терять хорошего магинжа.

«И пилота», — добавила про себя Ланг. Только теперь она поняла, почему Тооранг берет ее во все рейды. Хороших пилотов в Ноурданте хватает. А вот магинжей, умеющих управлять параптером – ни одного!

 

Повернув в сторону Роунта, Ланг задумалась. Она собиралась, когда закончатся налеты на инкубаторы, слетать в мир Сергея. Вздохнула. Теперь добавлялась проблема: как стряхнуть с хвоста неожиданную помеху? Ланг знала въедливость пилотов личной охраны Тооранг. Они будут выполнять свой долг, даже умирая. Обхитрить их – та еще задачка. «Хотя, все равно надо будет заправиться и поменять крылья. А там — разберемся!»

Башни Ноурданта давно уползли за край индикаторного поля, а Ланг думала о голубоглазом пилоте. Амулет доносил тихую грусть, за которой пряталась нежность. Видимо, Сергею так и не удалось пока придумать, как вырваться на Фоуронг.

Вспомнив, что пора домой, Ланг подтащила руну Даль к гербу Роунта. Дважды стукнула по ней пальцем. Впереди расплылось облачко зеленого дыма. Мигнуло разорванное кольцо автосопровождения, подтверждая захват – это пилоты эскорта уцепились за хвост ее машины. Ланг опять вздохнула. Подумала, что избавиться от назойливой охраны будет не просто.

За зеленой дымкой открылись родные башни Роунта и драконы над городом. Еще четыре твари подкрадывались из-за реки и случайно оказались рядом с порталом. Их-то Ланг и атаковала в первую очередь. Используя преимущество в высоте, пронеслась над строем. Успела ошпарить одного, увернуться от файрбола и уйти на разворот с набором высоты. Пилоты эскорта не подвели. После молниеносной атаки выжили два дракона. Они быстро набирали высоту, но явно не успевали. Скороподъемность параптера намного выше, чем у тяжелого дракона. Да и погонщики оказались неопытными, раз шли над самой землей сомкнутым строем. Видимо, генинжи бросали в бой учеников.

Ланг поднырнула под цепочку огненных шаров и, не стараясь особо целиться, перечеркнула крыло струей пара. Заметила, как погасла метка второго монстра. Подумала, что права была Тооранг, выделяя ей эскорт, и рванула к городу, над которым летали шесть тварей.

Среди башен метался одинокий параптер. Раат Тонг защищал свои кузни, но все файрболы погасить ему не удавалось. Со двора поднимались клубы дыма. Некоторые дома в городе тоже горели.

На подлете Ланг скомандовала:

— Первый! Обходи справа!

Она надеялась, что у пилота хватит сообразительности не пасти ее, а заняться делом. Ведь можно защищать, уничтожая противника на дальних подступах.

Драконы не ожидали стремительной атаки. Пока они разворачивались. Ланг свалила двоих. Пилот эскорта – одного. Дым не давал разглядеть, что творилось по ту сторону замка, но Ланг надеялась, что и второй пилот не подвел.

Драконы развернулись в сторону новой опасности. Тут-то старый мехинж показал, что умеет не только строить параптеры. Раат Тонг смело вылетел из-под прикрытия башен, и на землю упал еще один дракон. Последний, плюясь файрболами, отлетел в сторону. Ланг бросила взгляд на информационное поле и обомлела. От пустоши подходили двенадцать драконов. Приближалась смерть! Пусть это опять будут неопытные новички. Столько им не одолеть! Просто не хватит полетного времени. Вода в баках не бесконечна.

Проскочив между башнями, они присоединились к Раату Тонг. Рассредоточились над стеной и убавили размах до минимума – лишь бы птеры держались в воздухе. Во дворе прислуга готовила две резервные машины, но не успевала до прилета драконов.

Закрутилась вокруг стен карусель. Ланг отбивалась, как могла. Гасила паром файрболы, пыталась достать пролетающих мимо тварей. Кажется, даже сбила одного. Но драконы все так же мелькали перед глазами.

Она не заметила, как свалился, подставившись под летящий в нее файрбол, один из параптеров эскорта. Не слышала, как Раат Тонг кричал, чтобы она поменяла машину. Не смотрела на указатель уровня воды, мигавший красным. Не чувствовала тревоги, что приносил из далекого мира амулет. Не видела открывшийся за спиной разноцветный портал. И только когда дымные «иглы» стали одного за другим выбивать драконов, рванула в погоню за струсившими тварями.

Над головой проскочил пятнистый птер. Драконы оглядывались, плевались огнем. Маневренная машина уворачивалась от огненных шаров и продолжала уничтожать крылатых тварей. Над пустошью раскрылся красный портал, и Ланг подумала, что не осталось ни сил, ни воды. Но никто оттуда не выскочил. Последний беглец нырнул в красную дымку. Пятнистый птер красиво ушел вверх. Развернулся над закрывающимся порталом.

Ланг ощутила радость ожидания скорой встречи и не поняла – ее это чувства или Сергея. И тут закончилась вода в баках. На информационном поле загорелись аварийные руны. Взвыл и заглох насос. Резко упал размах крыльев. Ланг почувствовала, как просела машина. Перекрыла до минимума подачу пара – экономила воду, что еще оставалась в котле. Перед самой землей рванула кран, подавая остатки пара в магистраль. Параптер подпрыгнул, поднимая тучи пыли. Завалился на хвост и обрушился вниз. Ланг на мгновение захлестнула волна отчаянья. И накрыла тьма.

 

2.2

 

После вчерашнего ливня лес представлял собой жалкое зрелище. Еще недавно он горел красными и желтыми кострами осенней листвы. А сегодня это великолепие лежало на земле, и над пестрым ковром торчали голые деревья. Серая бетонка поблескивала зеркалами луж. Вертолеты грустно свесили лопасти. Низкие облака почти касались эмиттеров прыжковой зоны.

Погода нелетная, но начальство никак не могло понять, что в других мирах и погода другая. Ладно, вчера с неба хлестало беспросветно. Но сегодня ветер стих, и с утра не упало ни капельки. Вылет на полигон все же отменили «до особого указания». Сергей ждал этого указания, сидя на подоконнике в тактическом классе. Смотрел на игравших в нарды пилотов и прислушивался к крестику, подаренному Ланг. Покрытый вязью незнакомых букв, он иногда доносил из чужого мира тревогу или нежность. А вчера утром руки прихватило морозом. Сергей забеспокоился и ощутил в ответ успокаивающую волну. Весь день он отрабатывал на тренажере стрельбу по драконам. В перерывах вспоминал беседы с начальником Службы безопасности.

После бойни Сергей написал подробную объяснительную. Выдержал натиск ученых, требовавших пояснения к каждому кадру. Заработал выговор за то, что не включил вовремя связь. В результате разговоры с Ланг на запись не прошли. А потом на него насел полковник Лесков. Расспрашивал, о чем они говорили. Намекал, что контакт с цивилизацией, у которой даже паровозы летают, очень важен. Что нужно опередить американцев и японцев, также активно исследующих чужие миры. Что он должен продолжить знакомство с девушкой из мира драконов.

Сергей прекрасно понимал, на что намекает полковник. Желание вновь увидеть Ланг совпадало с устремлениями Службы безопасности. Но, как и всякий русский, Сергей не доверял «чекистам».

За такими раздумьями его и застало чувство тревоги, идущее из амулета. Через пару минут он уже не находил себе места. Ерзал на подоконнике. Теребил новый шлем, выданный взамен конфискованного учеными. Вышел в коридор. Взялся, было, за ручку двери кабинета Лескова, но передумал и вернулся. Подошел к окну. Рома оторвался от зачитанного детектива. Спросил:

— Случилось что?

— Не знаю! – отмахнулся Сергей. К тревоге примешивалась обреченность. Он опять вышел в коридор. Открыл дверь в кабинет начальника СБ.

Полковник, увидев глаза Сергея, тут же нажал кнопку селектора:

— Это Лесков! Готовьте прыжок в последний мир. Срочно! – и, поднимая голову, спросил: — Ты что-то почувствовал?

Ответа он не дождался. Сергей, как только услышал команду на открытие зоны, выскочил в коридор. На бегу крикнул:

— Рома! На взлет! Бегом!

Амулет уже не доносил тревогу. Обжигал яростью, затмившей все чувства.

 

Холодные турбины тянули плохо, но Сергей рванул к еще только раскрывающимся веерам. Оператор выкрикнул:

— Нет контакта! Напряженность мала…

— Отставить! – оборвал его Сергей. – Готовь ракеты!

Он чувствовал, что генераторы успеют открыть канал.

По блистеру расплескались краски. Сергей держал курс, краем глаза контролируя действия Ромы. Не забыл бы чего! Стреляли-то они последний раз очень давно. И на полигон сегодня так и не слетали.

Кассеты с неуправляемыми снарядами подвесили на вертолеты сразу после нападения драконов. Всех загнали на тренажеры – восстанавливать боевые навыки. Работали с удовольствием – лишь бы не смотреть, как сгребают в кучи и вывозят самосвалами то, что осталось от крылатых рептилий. А вчера приезжие ребята установили новую программу. Там, словно в фэнтезийной игре, летали драконы с тактико-техническими характеристиками, соответствующими оригиналу. По погоде должны были начаться стрельбы на полигоне, но обстоятельства все поменяли.

Хлестнула по глазам долгожданная зеленая вспышка, и вертолет выскочил под темно-синее небо. У замка шел бой. Файрболы расплескивали огонь по каменным стенам. Из-за башен вырывались струи пара. Сергей почувствовал, что ярость уходит из крестика, и все заполняет решимость умереть, но выполнить долг.

Он прошел над кольцом драконов. Ракеты рвали пузатые тела. Во все стороны летели кровавые ошметки. Погонщики сначала не поняли, откуда приходит смерть, и Сергею удалось сбить пять тварей. Остальные рванули в пустошь. За ними погнались два механических дракона. Крестик отозвался волной торжества.

Сергей добивал беглецов, пока последний не исчез, оставив после себя облако красного дыма. Развернул машину и увидел, как один из механических драконов заваливается на хвост. Над ним кружил второй. По глазам ударила темнота. От амулета повеяло холодом. Сергей заорал: «Ла-а-анг!!!» и бросил вертолет к земле.

Девушка висела в ремнях, склонив голову на грудь. Матерясь, Сергей разобрался с замками и поднял Ланг на руки. Рядом сел механический дракон. Из него выскочил парень в черном кожаном комбинезоне с каким-то свертком в руках. Сергей осторожно положил девушку на землю.

Парень развернул сверток, в отдельных кармашках которого лежали блестящие таблички. Пробежался пальцами, словно не мог решиться, какую выбрать. Наконец, вытащил две. Приложил к вискам девушки. Она застонала и открыла глаза. Сергей облегченно выдохнул. Ощутил что-то большое, всепоглощающее. Его затягивало, как в нисходящий поток. Не было желания сопротивляться. Сергей окунулся в водоворот чувств с головой и понял, что там его ждет зеленоглазая любовь.

 

Эпилог

 

В камине потрескивали дрова. Ланг сидела, забившись с ногами в кресло. Зябко куталась в меховую куртку. Подошла Тооранг, устроилась рядом на низком пуфике. Протянула руки к огню. Спросила:

— А где Сергей?

— В кузнях. Раат Тонг затеял устанавливать ракеты на параптер. Они там второй день что-то мастерят.

— Получается?

— Не знаю! Даже не спрашиваю.

Тооранг посмотрела на задумчивое лицо девушки. Незаметно покачала головой.

— Тебя что-то гнетет? Ты боишься?

— Нет! Не боюсь! Я нарушила долг. Привела на Фоуронг чужака.

Язычки пламени перебегали по поленьям, потрескивали на капельках смолы. Ветер хлопал плохо прикрытой ставней. Звук проносился по длинному залу и затихал под высоким потолком. Там горел волшебный шар, заставляя темноту прятаться по углам.

Ланг молча смотрела на огонь в камине. В зеленых глазах отражались желтые блики. Тооранг еще раз покачала головой:

— Не бери в голову, девочка. Кто знает, в чем твой долг? Может быть, ты исполнила его, найдя союзников в другом мире.

— А может быть, я нашла новых врагов? – Ланг даже не повернулась, продолжая смотреть на огонь.

— Кто знает? – пожала плечами Тооранг.

Где-то далеко послышались шаги. Ланг вздрогнула, повернулась в сторону лестницы. Тооранг улыбнулась:

— Беги, девочка. Встречай своего мехинжа. Теперь твой долг – сделать все, чтобы он никогда не стал нашим врагом.

Ланг медленно поднялась из кресла. Так же медленно сделала пару шагов. Сбросила накинутую на плечи куртку и побежала через огромный гулкий зал. Навстречу шел Сергей. Ее любимый пилот механических драконов.

 

читателей   421   сегодня 1
421 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...