Наследие Предтеч

 

Этот кусок камня отличался от остальных. Его форма, цвет, даже запах был необычным для Грумлока. В горах, где тролль жил до своего изгнания, не было таких камней, тем более странно было найти его здесь, в лесу, рядом с тремя невесть откуда взявшимися среди деревьев огромными валунами, лежащими у небольшого родничка. Делая себе некое подобие пещеры из этих валунов, Грум’лок даже не предполагал, что под одним из них найдёт такое – чёрный каменный круг с обточенной до блеска поверхностью. Но что было самым странным и оттого пугающим для тролля — это то, что в центре этого камня ярко горел другой круг — поменьше. Он был похож на тот, что встаёт из-за далёких гор, когда светлеет, долго летит по небу, а потом, словно пугаясь наступающей темноты, опускается за деревья. И горит он настолько ярко, что смотреть на него тролль не мог. Лишь в дни, когда вода начинала капать с неба, Грум’лок иногда мог разглядеть его бледный диск сквозь тучи. А сейчас такой же круг, хоть он и был не таким большим, горел настолько же ярко, почти ослепляя глаза. Забыв о страхе, тролль поднёс лапу к источнику света. Приятное тепло окутало его. Он замер, но любопытство взяло верх над страхом, и Грум’лок дотронулся до него пальцем.

 

***

 

На освещённую Солнцем опушку вышли двое. Молодой паренёк, увидев полянку с сочной травой, остановился и снял с плеча дорожную сумку. Его кожаные штаны, как и куртка, были мокрыми и грязными, он с облегчением снял куртку и прилёг на траву. Опушка напоминала островок посреди опутанного корнями и ветками деревьев леса, через который они шли уже добрую половину суток. Особенно тяжело приходилось мужчине постарше, который шёл вслед за пареньком. Он давно уже снял с себя кожаный жилет, оставшись в ярко красной холщовой рубашке. Его поножи были полностью покрыты грязью, да и обувь была в не менее плачевном состоянии. Длинный нож, который он держал в руке, почернел от остатков гниющих веток, через заросли которых они с таким трудом продирались. Левой руки у него не было по локоть, поэтому и рукав у рубашки был укорочен. Увидев, что его молодой спутник уже устроил себе привал, подложив себе под голову свёрнутую куртку, мужчина последовал его примеру. В отдыхе они нуждались уже давно, но подходящего места для стоянки не было.

— Отдыхаем пятнадцать минут, – сказал он своему спутнику, и устало опустился рядом.

— Тридцать, – ответил тот, пожёвывая травинку и провожая взглядом быстро плывущие в небе облака.

Мужчина нахмурил брови:

— Керсадор! Не спорь!..

Молодой человек при этих словах улыбнулся и поудобнее вытянулся на траве.

— Ладно, двадцать, — после некоторой паузы буркнул мужчина.

Он развязал походную сумку, достал из неё карту и флягу с водой. Сделав большой глоток, раскрыл карту, долго водил по ней пальцем, недовольно бурчал что-то, пытаясь понять, в какой точке они сейчас находятся, но после нескольких безуспешных попыток закинул карту обратно в сумку.

— Наставник, а как мы найдём её в такой растительности? – спросил его Керсадор. – Мы, кажется, сами уже здесь потерялись.

— Найдём… Есть простое правило — «следуй за необычным».

— Необычным… — тихо повторил Керсадор. – Посмотри вокруг – тут всё необычное! Деревья в этом лесу, которые шуршат и потрескивают, словно переговариваясь между собой. Листок, который рос на дереве несколько месяцев, а потом вдруг пожелтел и оторвался от ветки. И теперь кружится вместе с остальными, пока не упадёт на землю к сотне или тысяче таких же путешественников.

— Романтик… — скривился мужчина.- Листок, оторвавшийся осенью от ветки и упавший на землю – явление нормальное. Но если он упал, а потом подлетел к ветке и прикрепился к ней заново – это и есть необычность.

— Ты уже видел такое, Халани? – паренёк перевернулся на живот и с любопытством смотрел на своего наставника.

— Вроде того… — отмахнулся тот.

— Расскажи! – Керсадор тут же достал из походной сумки перо и табличку, с прикреплённым к ней листом бумаги.

Халани улыбнулся тому, как шустро вооружился его ученик:

— Ладно… Пишешь? Её обнаружил фермер. Да. Перекапывая огород, он случайно попал лопатой по зарытой в земле реликвии. В следующую секунду, по его словам, старое древко лопаты выпустило корни и ветки, на которых тут же появились почки…

— Ух ты! – выдохнул Керсадор, быстро-быстро водя пером по бумаге.

— Ушлый фермер быстро оправился от удивления и припрятал «Росток», как мы позднее назвали эту реликвию, к себе в сарай. Наверное, так бы и пользовался ей по сей день, если бы его огромные плоды груши не привлекли внимание нашей Лиги. Сам посуди – откуда груше, размером с лошадиную голову взяться посреди зимы? Огромная груша, лежащая на снегу — вот необычность. Тут же нашей Поисковой Лигой была организована группа, которая нашла и сарай, и семечки, из которых фермер выращивал эти груши, прикладывая их к символу посреди реликвии.

— Интересно! – ученик дописал последнюю фразу и обмакнул перо в тюбик с чернилами. – А где она сейчас?

— В хранилище северной башни, рядом с «Родничком» и «Лучиком».

Керсадор улыбнулся:

— «Родничок», «Лучик»… вот почему такая серьёзная Лига, занимающаяся поиском таких ценных реликвий, называет их… детскими названиями?

Халани хлопнул ладонью по колену:

— Тебе должны были об этом рассказать! Чтоб не задавал мне таких детских вопросов!

— Ну, мне много чего рассказывали, – не моргнув, ответил тот, — но от тебя я эту историю ещё не слышал.

— Ладно, — смягчился Халани, скрывая в бороде улыбку. – Это потому… Записывай! Это потому, что самую первую реликвию Предтеч нашёл именно ребёнок – Фаллери — его портрет ты мог видеть в главном зале над креслом главы Лиги.

— Видел, видел! – не отрываясь от письма, закивал головой Керсадор.

— Вот. В один прекрасный день, значит, прибежал этот Фаллери к отцу и закричал: «Лучик! Там лучик!» И так громко малец кричал, что отец побросал все свои дела и пошёл за ребёнком к озеру. Глянул, а там и правда — из озера в небо, именно так, а никак не наоборот, светил луч света!

— Вот это да! – не сдержался от восклицания Керсадор, глаза его горели. Халани продолжал:

— Удивлённый отец привёл посмотреть на это всю деревню. Нашлись и смельчаки, которые нырнули туда и скоро вытащили на берег круглый камень с символом посередине, похожий на размах крыльев птицы. Из символа и лился этот луч света. А Фаллери бегал вокруг камня и кричал: «Лучик! Лучик!» А через три месяца и двенадцать дней после этой находки королевским указом и была образована наша Поисковая Лига. С тех пор прошло уже… ой-йо, сколько ж… сто двенадцать лет! За это время мы нашли пятьдесят восемь реликвий, и — по традиции — всем даем такие имена, какими бы назвал их ребёнок.

Халани перевёл дух и отхлебнул из фляги.

— А как Лига узнала, что это Предтечи оставили после себя эти реликвии с символами?

— Тебя вообще хоть чему-то учили? – мужчина нахмурился, рывком сорвал пучок травы и бросил по ветру. – Это ж… банальщина! – любой деревенский малыш сейчас это знает.

Керсадор опустил голову, спрятав ухмылку от раздражённого взгляда наставника, и начал старательно приглаживать загнувшийся уголок листика.

Халани остановил взгляд на его занятии. Потом махнул рукой.

-А! Что толку на тебя кричать. Пиши… ты про Статуи Предтеч хоть слышал?

Ученик кивнул.

— Слышал. А видел? – молодой человек замотал головой. – Не видел. На этих статуях, да почти на всех, что нам известны, среди причудливых узоров и резьбы можно разглядеть в камне похожие символы, многие из которых мы сейчас обнаруживаем на реликвиях. Не нужно быть Виродусом, чтобы увидеть в этом взаимосвязь. Хоть он и был первым, кто про эту связь открыто заявил… Сейчас мудрец сидит в библиотеке и старательно списывает те знаки, которые появляются в центре «Значка» — единственной известной реликвии, которая не имеет сама своего символа, зато через разные промежутки времени показывает различные знаки.

— А что означают эти знаки на… «Значке»? – Керсадор прикусил кончик пера.

Халани уже готов был привычно поругать нерадивого ученика, но потом передумал и развёл руками:

— Да мы сами только об этом узнали несколько месяцев назад, когда в центре реликвии вдруг появился символ «Гудочка» — знаешь её?

— Да, она гудит, когда к ней прикасаешься.

— Верно — абсолютно бесполезная штука! Так вот, Виродус и выдвинул идею, что в центре «Значка» появляются не просто знаки, а все символы из оставшихся после Предтеч реликвий. Но… — он запнулся и вздохнул, – старик уже записал более четырёх сотен знаков! Мы знаем всего около шести десятков реликвий, и при этом совпал у нас всего один символ… А «Значок» показывает всё новые и новые. Получается – работы у нашей Поисковой Лиги по горло! А мы сидим! – добавил он, тряхнув головой. – Хватит отдыхать, в путь пора.

Они поднялись с земли. Керсадор перечитал последнюю записанную строчку и, глубоко вздохнув, убрал табличку с листиком в походную сумку. Затем перекинул её через плечо и пошёл вслед за наставником в чащу леса.

 

***

Грум’лок очнулся. Было уже темно. Он лежал на траве возле своей пещеры. Рядом с ним — камень, в центре которого по-прежнему горел свет. Тролль привстал и взглянул на свои пальцы. Большой палец слегка жгло и покалывало, но никаких следов ожога на коже Грум’лок не видел. И вроде бы и не случилось ничего, но куда делась целая половина дня, ведь светящийся диск уже спрятался за лесом, и, судя по всему, давно? Тролль посмотрел на камень и зарычал. Нехорошо воровать дни. Он был голодным и очень сердился на камень. Захотел унести его подальше от пещеры, но прикасаться к нему уже боялся. Желудок требовал своего, и этим требованиям Грум’лок должен был подчиниться. Потоптавшись на месте, он наконец-то решился и отправился в гущу леса в поисках еды.

 

***

 

Стемнело, и Халани с беспокойством поглядывал на своего спутника. Как он перенесёт ночёвку в лесу? Не испугается ли ночных звуков и шорохов. Сам-то он давно уже огрубел и закалился в долгих походах. И на камнях спал под открытым небом, и от хищников ножом отбивался – много всего у него за плечами, много сил и времени отдал он поиску и сбору этих реликвий, многие из которых были бесполезны, а некоторые даже опасны. «Уголёк», например, прожигал всё, до чего только прикасалась его поверхность – перенести его с горы в библиотеку Лиги было настоящей проблемой, как и его хранение теперь… Но эта работа не была напрасной. Кто знает, что могло случиться, попади «Уголёк» к злому человеку. Ведь столько плохого может натворить эта сила в злых руках.

А Керсадор шёл, тихонько насвистывая какую-то одному ему известную мелодию, и его нисколько не пугала перспектива ночёвки в лесу. Наоборот, для него это было захватывающим приключением! Он шёл по пятам за своим наставником, но не пропускал ничего – вот стая Холаков с ярко красным оперением пролетела над их головами, вот старое дерево необычно раскинуло свои ветки, вот ручеёк между корней деревьев, неизвестно откуда взявшийся и непонятно куда бежавший. Всё это было интересно Керсадору. Ради этого он и стал учеником Поисковой Лиги. Но он даже представить себе не мог, что будет, когда он найдет настоящую реликвию! Это была его мечта. С какой настойчивостью он расспрашивал опытного и знающего Халани про реликвии, про историю мира, про Предтеч; с какой жадностью впитывал в себя всю информацию.

«Что может быть лучше, чем найти полезную реликвию. Рассказать об обнаруженных свойствах. Это… «Лекарёк»! Он залечивает раны, а переломы срастаются в течение дня. Это… «Холодок» — он создает приятную прохладу и отлично охлаждает кружки с напитками». Керсадор улыбнулся собственным мыслям. Настроение у него было отличное, и он засвистел свою мелодию ещё громче.

— Тише! – тут же прикрикнул на него Халани.

Он остановился и прислушался. Неизвестно, какой хищник бродил вокруг, и лишний раз привлекать внимание не стоило. Дальше двигаться в темноте было сложно, к тому же – опасно, поэтому Халани быстро нарубил веток, сложил их под огромным стволом дерева вокруг больших разросшихся над землёй корней и засыпал их листьями. Вопрос с шалашом, таким образом, решился, да и с дровами проблем не было – сухих веток вокруг хватало с избытком.

Путники присели у разгоревшегося костра. Керсадор протянул к нему руки и, почувствовав тепло на озябших пальцах, хмыкнул от удовольствия.

— Скажи, а есть ли реликвия, которая греет, как костёр? – спросил он у своего наставника.

— Наверно… — ответил тот, доставая заготовленное заранее мясо из сумки.- Реликвий много, у каждой свои особенности и возможности. Никто не знает, чего от них ждать.

В это время он насаживал на палки куски мяса, готовясь их пожарить. Одной рукой это делать неудобно, поэтому он зажимал палку между коленями, а потом аккуратно рассаживал кусочки мяса по всей её длине.

— Эти куски мяса сидят, как красные Холаки на ветке, — улыбнулся Керсадор, предвкушая вкусный ужин.

— Кстати, — Халани повернулся к нему, — знаешь ли ты, почему так много Холаков летает над южной башней замка Лиги?

Ученик приподнял брови.

— Да потому что на самом верху этой башни лежит «Птичка» — реликвия, которая привлекает этих птиц. Понимаешь? Она больше ничего не умеет, но там, где она лежит – всегда стая этих красных птиц. Из-за этого запрещено их убивать – считается, что они важны, раз Предтечи создали целую реликвию для их привлечения… А на самом деле – «Птичка» — бесполезный кусок камня!

Халани плюнул в огонь.

— Вот скажи, стоило ли за ней идти к Северным горам и подниматься на высоту облаков? Тогда мы потеряли двоих. Один сорвался, другой замёрз… Стоила она того?

Предавшись горьким воспоминаниям, он отвернулся, забыв о мясе над костром.

— Наверное, эти птицы действительно непросты, — осторожно сказал Керсадор, потихоньку переворачивая ветку с пригорающим ужином.

— Наверное…

— Но ведь есть не только бесполезные реликвии… есть ещё и опасные, и их много, — тихо сказал Керсадор и посмотрел на укороченный рукав рубашки наставника, на то место, где должна была быть левая рука.

Халани поймал его взгляд:

— Да… Из-за «Уголька» я потерял часть левой руки… Но об этом я не жалею. Зато мы контролируем эту реликвию, и я теперь уверен, что она не попадёт в руки плохого человека. А вот погибнуть ради «Гудочка» или «Ветерка»… всё-таки глупо.

— А почему реликвию назвали «Ветерок»? – оживился ученик.

— Того, кто её нашёл, унесло в море порывом ветра, — хмуро произнёс Халани. – На некоторое время его тело стало легче пёрышка, а когда он снова обрёл свой вес, то был уже далеко от берега…

Халани умолк. Керсадор снял с костра приготовленное мясо и разложил его на листах. Но едва он успел это сделать, как где-то совсем рядом раздалось рычание, и оба путника сразу насторожились. Кто-то большой и неуклюжий ходил недалеко от шалаша, ломая ветки и громко рыча. Халани поудобнее перехватил нож и махнул ученику залезть в шалаш. Но Керсадор присел рядом и внимательно всматривался в темноту. Ни тени страха не было в его глазах. «От любопытный» — пробурчал про себя Халани.

— Ану полезай внутрь! – тихо прошептал он.

И в этот же момент раздался треск ломающейся ветки прямо за деревом, где они находились. Керсадор тут же выхватил из огня большую ветку и выскочил из шалаша.

— Стой!! – закричал Халани, но его ученик уже мчался туда, откуда исходило рычание, быстро размахивая горящей палкой и громко крича. Наставник поспешил за ним. Хищник и не думал убегать. Он вышел из-за дерева и сделал шаг навстречу бегущим людям. Горящая ветка в руках Керсадора осветила его – это был большой, раз в пять больше человека, зелёный тролль из Северных гор. На короткой широкой шее держалась похожая на котёл голова, где отражали свет от горящей ветки два больших чёрных глаза. Длинные лапы заканчивались тремя пальцами. Вид у него был довольно грозный, но что самое страшное – он был голоден. Что это чудище делало здесь в лесу, так далеко от гор, да ещё и ночью, когда они обычно спят в своих пещерах, для Халани было непонятно, но времени на раздумья не было. Керсадор уже подбегал к противнику и, подпрыгнув, ударил его горящей палкой по морде. Вонь от сгоревшей шерсти смешалась с запахом гниющих листьев. Тролль взвыл на весь лес, отшатнулся, но не стал убегать. Сложив свои три пальца в огромный кулак, он попытался ударить Керсадора, но тот отпрыгнул в сторону и тут же вскочил на ноги, выставив факел перед собой. «А малыш-то не промах» — подумал Халани, подбегая между тем к лапе тролля. Тот не видел нового противника, а, щурясь, смотрел на своего обидчика с факелом.

— А вот тебе, тварь! – прошептал Халани и полоснул тролля ножом по ноге.

Тролль завыл, попытался отступить в сторону, но боль в ноге его подкосила, и он упал на колени, повернув перекошенную от злобы морду к новому противнику. Керсадор воспользовался тем, что чудище отвлеклось от него, и побежал вперёд. Тролль учуял опасность. Отворачиваться от человека с острым предметом в руках было опасно, подпускать к себе другого человека с горящей веткой было ещё опаснее. Он зарычал, вскочил на ноги, не обращая внимания на боль от раны, и выставил лапы перед собой, словно пытаясь оградиться от нападавших. И вдруг его ладони засветились, и из них вырвались похожие на маленькое Солнце светящиеся сферы, одна из которых попала в Керсадора. Тот отлетел в сторону, и, ударившись головой о дерево, потерял сознание. Халани, увидев это, застыл на месте и перевёл взгляд с лежащего ученика на тролля. Чудище стояло, не двигаясь, с удивлением разглядывая свои ладони. Потом оно перевёло взгляд на Халани. Некоторое время человек и тролль стояли и, замерев, смотрели друг на друга. Первым очнулся тролль. Прихрамывая, он кинулся в чащу и скрылся в темноте.

 

***

 

Грум’лок бежал и бежал без передышки. Левая нога болела и кровоточила. Он спотыкался, падал, поднимался и снова бежал. Ему было страшно. Причём он сам не понимал, чего именно он боится. Людей? Острого предмета в руке человека? Горящей палки, которая обожгла ему морду? Или, может, самого себя? Остановился он только тогда, когда добежал до своей пещеры. Кусок камня лежал на том же месте и светился, но уже чуть ярче. Тролль тяжело дышал, на теле были царапины от веток, через которые он продирался с такой поспешностью, по ноге текла кровь, морда была обожжена, но он словно и не чувствовал этого. Он стоял и смотрел на свои ладони. Ничего необычного, только палец, которым он прикоснулся тогда к камню, по-прежнему пощипывал. И это ощущение перекрывало для Грум’лока боль от всех полученных ран. Он стоял так довольно долго. Начало светать. Наконец-то Грум’лок очнулся. Он вспоминал, как из его ладони вышел шар света и сбил с ног человека с палкой. Он поднял лапу и направил ладонь на ближайшее дерево. Ничего не произошло. Но ведь тогда он был разъярён и напуган… Тролль оскалил зубы. Потом снова направил ладонь на дерево, вдохнул полную грудь воздуха и громко зарычал. Почувствовал тепло в ладонях. Это испугало его, но от этого он зарычал ещё яростнее. И в этот момент, как и тогда во время битвы, шар света вылетел из его ладони, и ударил в дерево. Удар оказался настолько сильным, что дерево затрясло, и вся листва, которая ещё держалась на ветках, моментально осыпалась. Грум’лок посмотрел на свои ладони, потом на дерево, перевёл взгляд на чёрный камень, потом снова на ладони. Затем выставил обе лапы перед собой, направил их на один из валунов, из которых состояла его пещера, и громко яростно зарычал…

 

***

 

— Он ушёл? – спросил Керсадор, едва придя в сознание.

Солнце было уже высоко. Его лучи пробивались сквозь увядшую листву на деревьях и освещали место, где путники остановились на ночь.

— Ушёл, ушёл, — как только его ученик открыл глаза, Халани облегчённо выдохнул и вытер со лба мокрый пот.

Керсадор слабо привстал и опёрся на локоть, оглядываясь. Костёр потушен, на листках по-прежнему лежало так и не тронутое мясо, а рядом на коленях стоял Халани, рядом с которым лежала баночка из-под мази, разорванная на кусочки рубашка и фляга с водой. Увидев флягу, Керсадор протянул к ней руку, но, не дотянувшись, упал.

— Сейчас, сейчас, — вскочил Халани, подавая ему флягу. – Пей!

Керсадор приложился к горлышку.

— А сильно он меня стукнул… — ученик протянул опустевшую флягу наставнику. – Чем это так кидается?

— Боюсь, это полуразумное существо нашло реликвию раньше нас… — вздохнул Халани. – Нужно следовать за ним, к счастью, кровавый след и поломанные ветки он нам оставил.

— Но ведь невозможно, чтобы полуразумный разгадал секрет найденной реликвии! – воскликнул Керсадор. – Это же… тролль! Они глупы!

— Знаешь, было похоже, что он изумился своим умениям ещё больше, чем я. Он смотрел на меня с таким удивлением и страхом… а потом бросился бежать. Мне кажется, он ещё мало что понял.

— Но ведь может понять! Халани, представь, что может натворить полуразумный, обладая такой силой! Нужно остановить его! Как можно скорее!

Керсадор попытался подняться, опираясь на плечо наставника, сделал попытку выпрямиться и застонал.

— Верно, малыш, — заботливо поддерживая его целой рукой, сказал Халани, — но тебе нужно полежать, окрепнуть.

— Не хочу лежать и крепнуть! – вскричал Керсадор, — бежим! Бежим за ним. След есть. Найдём его – найдём и реликвию! Тролль, выпускающий из лап свет – необычно – следуем за необычным!

Он кричал, размахивая свободной рукой, но быстро ослаб и сел на землю, прислонившись к дереву.

— Верно, малыш, всё верно, – бормотал Халани. — Восстановишься, тут же пойдём за ним. А сейчас — отдохни.

Глаза ученика медленно закрылись, и он провалился в сон. Халани положил его на охапку листьев и задумался. Тролль нашёл реликвию, в этом не могло быть сомнений. Смог ей воспользоваться. Да, пока он ещё не знает всей своей силы, но ведь может и понять! И тогда их задача усложнится в разы. Он перевёл взгляд на спящего ученика. Малец, конечно, храбрый, но безрассудный. Вести его дальше за собой к троллю опасно… Халани уже потерял много своих друзей во время поисков реликвий, если он потеряет и Керсадора… Нет! Он тряхнул головой, словно выбрасывая из неё плохие мысли. Наконец он принял решение, переложил Керсадора в шалаш, зажёг костёр, чтобы отпугнуть хищников, наполнил флягу водой и положил рядом мясо, чтобы паренёк поел, когда проснётся. А сам, подточив нож, перекинул через плечо свою сумку и пошёл за троллем по следу.

 

***

 

Последний валун его пещеры разлетелся на тучу маленьких осколков. Грохот от распавшегося камня затих, и пыль осела. Грум’лок стоял с вытянутыми лапами, весь покрытый щепками, листьями и мелкими камешками. Отдышавшись, он оглянулся в поисках новой цели, но ничего подходящего уже не было. Деревья, вырванные с корнем, лежали вокруг его бывшего жилища, от которого осталась лишь пыль. Уцелел только камень со светящимся центром. Грум’лок поднял его и приложил палец к центру, но ничего не почувствовал. Камень, ярко горевший ещё во время рассвета, теперь потускнел, а слабое свечение едва можно было разглядеть при дневном свете. Увидев, что его усилия безрезультатны, тролль рассвирепел и с силой отшвырнул его от себя. Камень отлетел далеко в заросли.

 

***

 

«А мне бы сейчас не помешал «Ветерок», сделать тролля невесомым и всё – проблема решена, жаль, что выносить реликвии из замка Лиги запрещено», — думал Халани, пробираясь по сломанным троллем веткам. Какой-то необычный звук привлёк его внимание. Он услышал глухой удар, как будто где-то далеко произошёл обвал. Халани остановился и прислушался. Звук повторился. «Обвал? В лесу? Необычность… мне туда», — решил Халани и ускорил шаг.

Уже стемнело, когда он пришёл к месту, откуда и раздавались эти звуки. Вот, с треском ломая о землю ветки, упало большое дерево. За ним ещё одно. То, что это были проделки тролля, у Халани не было никаких сомнений. «Может ломать деревья… какая ж у него сила!», — встревожено думал он, пробираясь поближе. И вот совсем близко раздался тяжелый удар, над деревьями взвилась туча пыли. А затем Халани увидел тролля. Тот стоял посреди разбитых камней и поваленных деревьев. Да, если б такой удар попал в Керсадора, то страшно подумать, какие бы были последствия для молодого ученика… Сейчас главное подойти к троллю поближе и не попасться на глаза. Халани решил подождать, когда совсем стемнеет. Тролли не ночные животные, плохо видят в темноте. Скорее всего, его потянет в сон. У Халани должно быть преимущество. Он залёг среди веток упавшего дерева и стал дожидаться полной темноты. Тролль сидел на земле, его голова потихоньку клонилась набок, он ещё вздрагивал несколько раз, но очень скоро дремота одолела его, и он уснул. «Пора!» — решил Халани и выбрался из своего убежища.

Отбросив в сторону мешавшую ему сумку, он сжал в руках нож и, прячась за сваленными деревьями, начал потихоньку приближаться к троллю. Подойдя к нему так, чтобы ветер не принёс его запах, он осторожно выглянул из-за веток. Тролль был совсем близко, Халани подошёл к нему со спины, и теперь оставалось только нанести один точный удар ножом. Халани вскарабкался на поваленное дерево, пригнулся и прыгнул вперёд. Тролль, почувствовав опасность, успел вскочить, но нож всё-таки достал его, оставив глубокую рану на плече левой лапы. Дико взревев от боли и ярости, чудовище попыталось поднять левую лапу, но не смогло. «Ну, теперь мы в равных условиях», — успел подумать Халани, прежде чем тролль направил на него здоровую лапу и, продолжая рычать, выпустил шар света. Его противник успел отпрыгнуть, а дерево, на котором он стоял, отлетело в сторону как соломинка. Ветки на земле загорелись, осветив всё поле битвы. Огонь ослепил Грум’лока, и он не успел подготовиться к следующему удару, а Халани уже был возле него. Взмахнув ножом, он порезал троллю лапу, тут же отскочил и побежал к ближайшему дереву. Добежать он не успел, но ему повезло. Тролль промахнулся по человеку, и сфера попала в дерево, от чего оно откатилось далеко в сторону. Ещё несколько шаров взрыли землю совсем рядом с человеком, но тот, ловко уворачиваясь от них, начал бегать зигзагами, медленно, но верно приближаясь. Ещё пара таких порезов, и чудовище просто истечёт кровью. Наконец-то Халани добежал до тролля и точным ударом оставил ножом ещё один порез, но уже на другой ноге. Увернувшись от удара огромного кулака, снова отскочил и спрятался за стволом дерева. В следующую секунду шар ударил в это дерево, но оно не откатилось, а лишь слегка повернулось.

— Ага! Слабеешь, дружок! – крикнул Халани и выбежал из-за укрытия.

Но добежать до тролля не успел, Грум’лок почувствовал, что его сила почти иссякла, перестал выпускать сферы и попытался поймать противника. Ему это удалось. Он крепко схватил Халани, прижал его к земле. Тот пытался освободиться, но его единственная здоровая рука с ножом оказалась плотно прижатой к телу огромными пальцами чудовища, и он ничего уже не мог сделать. Он лежал и смотрел, как Тролль заносит ногу над его головой, но в этот момент большой шар света ударил в тролля, и он, оставив Халани на земле, отлетел в сторону. Подняться он уже не успел, ещё две ярких сферы ударили в него. По телу тролля пробежала судорога, а из ноздрей потекли струйки крови.

Халани вскочил на ноги и с удивлением посмотрел на поверженного противника. Потом перевёл взгляд в сторону, откуда прилетели эти сферы, и увидел Керсадора, выходящего из-за ствола ближайшего дерева. Яркий свет исходил из его ладоней, в одной из которых он держал реликвию.

— Керсадор! Мальчик мой! – Халани бросился к нему.

Но тот ускользнул от объятий.

— Как я вовремя. Хотел оставить меня без приключений, наставник? Сам хотел найти реликвию? – криво улыбнулся Керсадор.

— Ты был слаб, тролль силён. Я не хотел тобой рисковать, мой мальчик.

— Ну теперь-то всё наоборот! – ухмылка не сходила с лица Керсадора.

— Как же ты нашёл её? – указывая на реликвию, спросил его Халани.

— Хм… я очнулся. Увидел, что тебя нет, пошёл по следу. Уже ночью я подошёл к этой поляне и даже разглядел тебя, сидящего за деревом, но тут недалеко в зарослях увидел яркий свет, и, конечно же, решил проверить его источник. Как я и ожидал, увидел эту реликвию, наполовину зарытую в опавшую листву. Только свет от символа был гораздо ярче, чем сейчас…

— Сила тролля иссякла… Я не видел, чтобы он дотрагивался до реликвии. Наверное, каждую ночь она заряжается своей силой заново, – задумчиво пробормотал Халани, разглядывая символ.

— Возможно, — согласился с ним Керсадор. – Так вот, я увидел реликвию, не удержался и прикоснулся к ней, но, почувствовав, что теряю сознание, быстро убрал руку. А потом попробовал выпустить сферу.

Керсадор улыбнулся при этих словах и перевёл взгляд на реликвию, которую по-прежнему сжимал в руке.

— У меня получилось! Затем я услышал шум боя, увидел тебя, ну и подоспел как раз в нужный момент. Кстати… он ещё жив.

Керсадор прикоснулся к тускнеющему символу на реликвии, потом направил ладонь на тролля. Тот лежал не в состоянии даже пошевелиться, а только испуганно смотрел на человека.

Керсадор выпустил шар света в голову тролля. Халани отвернулся.

— Ну вот, всё закончено, — глубоко вздохнув, сказал он, — теперь мы можем отнести реликвию в библиотеку, показать её Виродусу.

С этими словами он протянул руку, чтобы забрать у Керсадора реликвию, но тот отступил на шаг.

— Подумай, — тихо произнёс Керсадор, — ведь, отнеся реликвию в замок Лиги, мы не сможем пользоваться её силой. Подумай, какую пользу мы можем извлечь, если оставим её у себя! Сейчас я спас тебя от смерти с её помощью, так зачем же отдавать?

— Мальчик мой, — ласково проговорил Халани, — мы не имеем права утаивать от Лиги результаты наших поисков, мы должны отдать реликвию.

Керсадор задумался.

— Я хочу оставить её у себя, — наконец ответил он. И взгляд его поменялся. Таким его Халани ещё не видел.

– Я не хочу отдавать её в библиотеку, где она будет бесполезно пылиться, как какой-то кусок камня!

— Керсадор… Ты же видишь, что может случиться, если такая сила попадёт в руки полуразумного… И я даже боюсь представить, что произойдёт, если она достанется в руки разумному… Без контроля со стороны Лиги. Нет, мы должны принести её Виродусу! Мы должны оставить её в хранилище. Я не разрешаю оставлять её у себя.

Его ученик отступил на шаг.

— А я не прошу твоего разрешения!

С этими словами Керсадор вскинул руки, его ладони ярко загорелись. Халани удалось увернуться от двух летящих сфер — за его спиной фонтаном взлетели комья земли. Он быстро оглянулся и, увидев, что Керсадор снова направляет ладони прямо в него, перехватил поудобнее нож и прыгнул вперёд…

 

***

 

— К Виродусу!

— Да-да, проходи, Халани, — стражник поспешно открыл перед ним дверь.

В большом просторном зале замка Поисковой Лиги в самом центре за столом сидел Виродус – старец в красной, как оперение Холаков, робе. Рядом с ним лежала одна из реликвий. Он что-то чертил на листке. Увидев Халани, улыбнулся и отложил перо в сторону.

— Нашли! – Виродус с удовлетворением бросил взгляд на сверток в его руках.

— Нашли, — тихо подтвердил Халани, разворачивая свёрток. – Её особенность выявлена: эта реликвия заряжается светом с каждым заходом Солнца. И она может передавать всю накопленную силу в руки того, кто до неё дотронется.

— Замечательно! – Виродус потёр руки, — и как же мы назовём эту находку? «Светик»?.. мм… Может, «Солнышко»?

— «Керсадор», — громко и чётко ответил Халани.

— Но… — Виродус запнулся, встретив тяжёлый взгляд Халани, — название… мы же нарушим уже вековую традицию!

— Да, нарушим… — железным голосом ответил Халани. – Но сделай это ради меня.

По его щеке медленно бежала слеза.

 

читателей   388   сегодня 3
388 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...