Всего лишь игра

 

На оконечности Южного мыса издревле возвышалась Драконья Гора. Уже много веков там жил старый дракон с таким длинным именем, что и сам с трудом выговаривал: Тхирвингроухар. Как и полагается любому приличному дракону, он возлежал на груде сокровищ и примерно раз в неделю отправлялся на охоту за дикими козами.

Но однажды случилось небывалое: этот старый нахал утащил не кого-нибудь, а саму королевскую дочку, когда та купалась вместе со служанкой Леей. По рассказам Леи, жёлтые глаза горели кровожадным огнём, из ноздрей шёл дым, а похожий на змеиное шипение голос ледянил душу.

«Если найдётся герой, что рискнёт бросить мне вызов и спасти принцессу, — прошипел он, — я жду его у Драконьей Горы».

И герои нашлись. Король поручил спасение дочери прославленному отряду борцов с нечистью, что именовали себя Ведьмодавами. Занимались они тем, что за деньги уничтожали мешавшую людям нечисть – леших, баньши, оборотней и прочих. Руководила отрядом старая Диго-охотница, вдова Миктиона Гномовержца, известного тем, что избавил королевский дворец от Чёрных гномов. Эти гномы по ночам проникали во дворец, били и ломали там всё, что можно разбить и сломать, а потом брали в камине сажу и писали на стенах такое, от чего придворные дамы начинали краснеть и хихикать. Как именно Миктион справился с гномами, знала разве что его боевая подруга Диго, но, так или иначе, гномы королю больше не досаждали.

Главным помощником Диго был Рэйдан – красивый молодой охотник с длинными чёрными волосами, обычно заплетёнными в две косы. Юноша был самым метким стрелком во всём Серединном Королевстве. Недруги поговаривали, будто всё дело в луке, который он якобы получил от королевы эльфов, побывав в лесу Вечных Сумерек в полнолуние. Недругов у него было немало – Рэйдана не любили за едкие мрачноватые шуточки, за которыми он в карман не лез.

Главными весельчаками компании были близнецы Дерр и Вирр. Больше всего на свете они любили пить и петь, а если уж за первым следовало второе – держись, трактир! Однажды братья так напились и напелись, что решили сплясать на столе. Стол издевательства не вынес и сломался, а Диго пришлось оплачивать ущерб трактирщику.

Самыми младшими членами отряда были Сэрд и Лин. Обоим было лет по 13, оба были сиротами, бродили по дорогам, собирая милостыню. Однажды они помогли отряду поймать оборотня. После этого Диго взяла их к себе и не пожалела – мальчишки были ловкими, находчивыми и могли пробраться туда, куда не проберётся ни один взрослый.

У Диго была дочь Меллиана, которую все звали попросту Мелли. Если б не русая коса, её можно бы было принять за мальчишку – маленького роста, с неразвитой фигурой, она и дралась не хуже любого из Ведьмодавов. Весь отряд очень любил девушку, а мальчишки просто обожали. Один только Рэйдан и тут оставался верным себе – никогда не упускал случая подколоть Мелли и довести до бешенства. Мелли отвечала ему тем же.

 

Вместо интерлюдии

 

Знаменитая команда сидела на склоне ещё более знаменитой Драконьей Горы и курила «болотные палочки» — так на ролевой игре «Серединное королевство» прозвали сигареты.

— Ребят, по жизни, — спросил Дерр-Денис, — а сколько хитов1 у дракона?

— Двадцать будет, походу, — отозвался Вирр-Виталик.

— Больше, — сказала Диго-Диана. – А если хвостом долбанёт, сразу два тебе снимет.

— А если ещё кое-чем, то родишь драконёнка и умрёшь сразу, — сказал Рэйдан мрачно.

— Не смешно, Слава, — скривилась Мелли-Лена.

— Тебе не смешно, а они ржут. И не Слава, а Ярослав, сколько раз говорить.

— Не дорос до Ярослава, — фыркнула Ленка, — мудрости маловато. Ладно, не хочешь Славиком, буду звать Ясиком, как моего двоюродного братика. А может, хочешь быть Ясенем?

— Только если ты будешь Елью, Елена Васильевна, маленькая ёлочка нашла, — парень уколол Ленку в больное место: из-за маленького роста её так дразнили в школе. – А мы вокруг тебя будем хороводы водить и петь: Маааленькой ёёёлочке хоолодно зимой!

— Ты не Ясень, ты Дуб – так же туп! – обиженно сказала Ленка.

— Ага, «всех милей, для нас родней терновник, дуб и ясень!» — Денис напел довольно известную в ролевых кругах песню.

— Еловник, — усмехнулся Ярослав.

— Эй, народ, кончайте болтовню по жизни! – вмешалась Диана. – И хватит пререкаться, а то проснётся нехороший дядя дракон и надерёт нам…опу.

— И гнев его будет столь велик, что дубы с ёлками одним махом выворачивать будет, — добавил Виталик.

 

Дракон сладко спал в обнимку с золотой чашей – наследием прадедушки. Ему снилась молодость – озорная драконица Несси, его подружка, битвы с другими драконами, глупые рыцари, жаждавшие доставить его хвост на королевский пир. Эх, золотое время, как же весело тогда было, а теперь… даже просыпаться не хочется. Хоть бы один захудалый герой пришёл посражаться!

И вдруг – дракон ушам своим не поверил! – снаружи раздался звук боевого рога. Он высунулся из пещеры и увидел пятерых рыцарей в полном вооружении.

— Выходи сражаться! – потребовали они.

— Впятерром против одного! – прогудел дракон. – У, измельчали нынче герррои, измельчали! Ну что ж, я готов! Попррробуйте победить меня, жалкие людишки!

— Выползай из пещеры и спустись к нам! – потребовал главный рыцарь.

Тхирвингроухар решил было возмутиться, а потом подумал: уйдут ведь, и пропадай приключение! – и стал медленно выползать из пещеры.

— Ну, кто перрвый? – прорычал он.

— Я! – выступил вперёд самый низкий и слабый на вид рыцарь, ещё мальчишка.

— Тыыыы? Ну, хррабрец, подходи! – расхохотался дракон и ринулся на дерзкого парня. К его удивлению, когтистая лапа схватила пустоту, а мальчишка уже стоял за его спиной,грозя мечом.

 

***

 

А тем временем Сэрд и Лин проникли в пещеру. Никакой принцессой там и не пахло. Собственно, в пещере вообще не пахло – драконы очень чистоплотны и справляют естественные потребности где-нибудь в отдалённых местах. Для верности мальчишки даже обстукали стенки, но никакого тайника не обнаружили.

По плану они должны били незаметно похитить принцессу и бежать в лес, где к ним потом присоединится остальная компания. Естественно, героически погибать в битве с драконом никто не собирался, да и старого ящера убивать не хотелось – тот давно уже стал достопримечательностью, частью местной культуры. У Диго был флакончик с зельем, от которого все принимались жутко чихать, кашлять и ничего не видели от слёз. Охотница собиралась улучить момент и брызнуть зелье ящеру в лицо, а потом улизнуть в лес, пока тот протирает глаза. У отряда же имелись специальные защитные маски из листьев дерева Акраавы, чьи поры не пропускали вредоносное вещество, но давали возможность дышать.

— Что же делать? – спросил Сэрд. – Принцессы-то нет.

— Надо предупредить Диго! – Лин кинулся к выходу.

— Ты что, спятил? – Сэрд ухватил торопливого приятеля за рубаху. Ткань затрещала. – Чтоб они отвлеклись на нас и дракон их угробил? Вот вечно сначала делаешь, а потом за тебя другие думают, как бы исправить то, что ты сделал!

— Пусти, дурак, ты мне рубашку порвал! Думаешь, самый умный?

— Не пущу! Сам дурак!

— Ах, ты…

 

***

 

Дракон, пытаясь поймать Мелли, вконец запыхался – всё-таки годы уже не те. Это злило его.А если попробовать с воздуха? Подняться, спикировать, схватить этого вертлявого юнца и зашвырнуть прямо в море?

Дракон уже собрался осуществить план, взмахнул крыльями, как вдруг…

Из пещеры послышались вопли, с горы посыпались камни и покатился какой-то странный рычащий клубок. Пока ящер пытался понять, что это, клубок докатился до его лап и оказался двумя мальчишками, немилосердно тузящими друг друга.

— Это ещё что за явление? – растерянно прорычал ящер. – Выше, господа ррыцари?

— Наше, — подтвердила не менее обескураженная Диго. Близнецы ухватили мальчишек за шиворот и оттащили друг от друга. – Эй, парни, что это такое?

— Он первым начал! – шмыгнул разбитым носом Сэрд.

— А чего он из себя самого умного строит?

— А ну тихо! – прикрикнула Диго. – Я вас за чем отправляла,а? Как вам доверять ответственные поручения?

— Там не было принцессы!

— То есть…как не было?

— Какой ещё прринцессы? – вмешался дракон.- Мне кто-нибудь объяснит, в чём дело?

— А это у тебя надо объяснения спрашивать! Где принцесса?

— Какая ещё прринцесса, гномы вас забодай?!

— Та, которую ты похитил!

— Я?! – дракон задохнулся от возмущения. – Да никого я не похищал! Я не ем человечину, она невкусная!

Ведьмодавы переглянулись.

— Ты унёс королевскую дочку, — сказала Мелли, — и потребовал, чтоб к тебе пришли за неё сражаться. Ну так мы твоё требование выполнили. К чему ты запираешься?

— Говорю тебе, глупый мальчишка! – раздражённо сказал Тхирвингроухар. – Не тррогал я никакую прринцессу!

— Сам ты мальчишка! – обиженно сказала Мелли, снимая шлем и встряхивая головой.

— Гномья бабушка! – восторженно выругался ящер, вытаращив глаза. – Если б я вдрруг захотел кого похищать, то тебя, а не прринцессу, если она хоть немного похожа на своего папашу… Знавал я его ещё прринцем, тоже срражаться прриезжал, кхе… Лысый, нос карртошкой, глаза маленькие, ножки крривые… тьфу! — дракон зевнул, показав ряд больших, но уже притупленных зубов. – Зачем мне его дочка, сами посудите? Ни поесть, ни полюбоваться…

— Ну и кто ж, по-твоему, спёр тогда принцессу? –спросил Рэйдан.

— Да не знаю я, чёррного гнома тебе в гости! – вспылил дракон. – С чего вы все взяли, что это я, если её кто-то укррал!

— Но служанка говорила… – Мелли пересказала дракону рассказ Леи. Старый ящер поскрёб лапой затылок и уверенно заявил: «Вррёт девка!»

— Почему? – спросила Мелли. Она негласно взяла на себя роль парламентёра: было заметно, что дракон проникся к ней наибольшей симпатией.

— Да она дрраконов в жизни не видела! Да будет вам известно, красавица, что у нашей породы никогда не бывает жёлтых глаз! – Тхирвингроухар выразительно мигнул своим фиолетовым глазом. – И крровожадным огнём они у меня не горрят даже на охоте. А дым из ноздррей я вообще не выпускаю, потому что не огнедышащий я… Вот бабка моя была очень даже огнедышащей, точнее, дымодышащей, — он прикрыл глаза чешуйчатыми веками. – Такие кррасивые и рромантичные колечки и серрдечки из дыма выпускала, дед тогда в неё за это и влюбился. В воздухе они перреплетались в крружева, ррисунки…

— Да ты романтик, дракоша, — улыбнулась Мелли.

— Дррракоша, — проурчал ящер. – Меня так бабка когда-то называла. А ещё Тхиррвингрроухарроша…

— Но зачем же служанке было врать? – задумчиво проговорила Мелли. – Предположимм, она сама убила принцессу и решила всё свалить на дракона – но если она хотела убить её – почему не сделала этого раньше?

— Не думаю, что она хотела её убить, — сказала Диго. – Пару лет назад я была в королевском дворце и видела принцессу с Леей. Так вот служанка её на самом деле любит, я слишком долго живу, чтобы ошибиться в этом. Девушку могли заставить сказать про дракона.

— Кто? – спросила Мелли.

— Кто-то, кому хотелось насолить и дракону, и королю, да ещё и рассорить их, натравить друг на друга. Либо пустить слуг короля по ложному следу, чтоб выгадать время. Поговорить бы с этой Леей, да я во дворце не сообразила.

— Я с вами! – заявил дракон.

— Куда это с нами?

— Поговоррить со служанкой, которая клевещет на дрраконов.

— Но… – возразила было Мелли.

— Никаких «но», кррасавица! – дракон решительно шлёпнул хвостом.– Вам надо, чтобы она рраскололась и помогла принцессу найти? Надо! Побыстррее попасть во дворрец надо? Надо, на мне полетите. Ну и мне попрриключаться хочется, косточки рразмять. Так что ждите меня здесь, – с этими словами дракон взмахнул широкими крыльями и поднялся в воздух.

— А неплохо излагает ящерица! – воскликнул Рэйдан. – Представляю, как испугается врушка служанка и наш царственный лысик, когда это чудище приземлится с нами на спине прямо на королевский двор. Будем ждать?

— Подождём, — согласилась Диго, и ведьмодавы уселись на траву.

— А дракон-то, кажется, на нашу Мелли запал, — Рэйдана тянуло поболтать. – Ишь, заладил: красавица, красавица. И сам признался, что не прочь такую похитить. Наверное, ты ему бабушку напомнила, — Рэйдан достал мешочек с болотными палочками, вынул одну и раскурил.

— Скорей уж ты на драконью бабушку похож, курильщик, — фыркнула Мелли. – Пускаешь тут романтичные струйки дыма… Может, ещё и кружева из них сплетёшь?

— А это привелегия драконьих бабушек. Попробуй, у тебя получится, и дракон будет очарован окончательно.

— Но-но, не порти мою дочь, — вмешалась Диго, — Она у нас единственная некурящая, не считая мальчишек.

— Это я-то порчу? Да её трудно испортить больше! Что у неё за странное влечение к драконам противоположного пола? Тоже мне, дрракоша, дрракоша… Ты б за ней следила, Охотница, а то будет, как в сказке: родила девица в ночь не то сына, не то дочь, не мышонка, не лягушку, а крылату драконюшку…

— Да ну тебя! – отмахнулась Мелли.

— Не, ну правда, — Рэйдан не унимался. – Вот представь, помесь дракона и человека. Обладает супер-силой. Быстро становится супер-героем, живёт лет пятьсот, плодит кучу крылатых человечков, которые, в свою очередь, могул плодиться и разможаться как между собой, так и с людьми и драконами. Таким образом, лет через тысячу человеческая раса…

Закончить умозаключения Рэйдану не дал прилетевший дракон. Судя по его довольному виду, он успел подзакусить. Ведьмодавы залезли на его широкую спину, и они полетели в сторону королевского дворца.

 

Вместо интерлюдии

 

— Дядя Саша, — сказал Сэрд-Серёжа, — а вам не жарко в драконьей маске?

— Жарко,- отзовался из-под маски дядя Саша.

— Так снимите, пока идём, — посоветовал Лин-Лёша.

— Не хочу, в роль вжиться помогает. Да и лень копаться, хайратник искать. Если я маску сниму, а хайратник2 не надену – то тогда я и не дракон, и не дядя Саша, и вообще балрог разберёт кто.

— Балрог? — спросила Лена. – А вы фанат «Властелина колец»?

— Ну так я в ролевухе лет двадцать, тогда все толкинутыми были. Я, кстати, один раз как раз балрога отыгрывал, а «огненный» бич свой куда-то дел. А тут нолдор прут, впереди бежит как бы типа Феанор – лучший фехтовальщик на всей игре, и меч у него дико крутой, на несколько хитов. А у балрогов вся сила в хлыстах, мечи – самые обыкновенные, и один балрог день назад напился так, что не встать, так что балрогов вышло всего три, и один без хлыста. Насилу тогда Феанора одолели…

Толкинутые Лена и Ярослав слушали с интересом, а остальные заскучали. До локации «Королевский дворец» было идти минут десять, полигон был немаленький. По игре они летели на драконе, по жизни оседлать дядю Сашу было бы, как минимум, немилосердно.

— Лююди, ну договаривались же – минимум разговоров по жизни, играть мешает! – попросил Денис.

— Да с толкинутыми всегда так – только дай поговорить про всяких там Феаноров, любую игру испортят, — пожаловался Виталик.

— Да всё, всё, молчим уже, — сказала Лена.

 

***

 

Во дворце поднялась паника. Визжали придворные дамы, спешно точили мечи рыцари, а король пытался мучительно вспомнить, куда же засунул шлем и кольчугу. Младшие братья похищенной принцессы (один как раз в отцовском шлеме, а другой в кольчуге) бежали вместе с рыцарями на дворцовую площадь, куда приземлился дракон.

Каково же было всеобщее изумление, когда с драконьей спины соскочила Охотница со всей своей бандой.

— Как это всё понимать? – закричал король, обретя дар речи. – И где, гномов вам к чаю, моя дочь?

Выслушав рассказ,монарх потребовал привести Лею. Привели служанку, красивую темноволосую девушку. Увидев дракона, она задрожала.

— Смотри мне в глаза! – потребовал дракон. Она подчинилась. — Ну разве они жёлтые?

Служанка замотала головой.

— Говори, где моя дочь! – потребовал король, но бедняжка только затрясла головой ещё отчаяннее и заплакала.

— Отрубить ей голову! – потребовал король.

— Подождите, ваше величество! – вмешала Диго. – Этак вы никогда дочь не вернёте! – она подошла к Лее, взяла её за руку и приподняла рукав.

— Как я и думала! – воскликнула она,подводя девушку к королю и показав руку. Выше запястья алело клеймо с молотом и наковальней. – Таким знаком Чёрные гномы метят хранителей своих тайн, чтобы не болтали. Если они выдают тайну, клеймо начинает их немилосердно жечь.

— Проклятье! – монарх с досадой сорвал с себя корону и швырнул на землю При этом парик съехал набок. – Кто же мне теперь вернёт дочь?

— Мы и вернём, за ещё 50 золотых, — невозмутимо сказала Охотница.

— 50?! Ты хочешь разорить мою казну! Десять!

— А вы хотите остаться без дочери? – Диго скрестила руки на груди. – Так и быть, уступлю во имя казны: сорок пять!

— Ты издеваешься? – король взвыл. – Двадцать, больше не дам!

— Один ваш пир обходится в двадцать золотых. Неужели вы цените дочь ниже пира?

— Миктион взял за труды тридцать золотых!

— Миктиону не надо было тащиться через всё королевство минотавру на рога, и принцесса будет подороже стен замка! Сорок золотых и ни медяком меньше! Неужто вы хотите,чтобы подданные говорили: «Король жалеет денег на спасение дочери?»

Король скрипнул зубами.

– Хорошо, будь по-твоему. Деньги получишь, если приведёшь мою дочь! Кто-нибудь, выдайте ей расписку…

 

***

 

На следующий день с рассветом банда отправилась в путь. Дракон попросился было с ними, но Мелли напомнила ему о сокровищах, которые нужно охранять, и ящер полетел к Драконьей Горе.

Идти надо было через лес Вечных Сумерек. Можно было пойти и на север, в обход, но это заняло бы неделю. В лесу Вечных Сумерек жили эльфы – существа чудные. Люди им не доверяли и опасались.

Рэйдан был непривычно серьёзен и всю дорогу молчал.

— Он грезит о королеве эльфов, той, что подарила ему лук, — поддела Мелли.

— Если королева дала ему лук, это ещё не значит, что она ему дала, — глубокомысленно заметил Дерр. Все засмеялись.

— Да ну вас, достали своими пошлыми шуточками! – вдруг вспылил Рэйдан.

— Кто бы говорил о пошлости! – присвистнул Вирр.

— Вы не понимаете! – воскликнул охотник. – Да, я пошляк, пошляк редкий, но эльфы – это то, что выше! Это… – он не сумел подобрать слов и махнул рукой.

Мелли вдруг почувствовала укол совести: она ненавидела подобные шуточки, а тут сама… Какие же они, эти эльфы, если даже Рэйдан так к ним относится?

Дальше шли молча. День клонился к закату, хотя, казалось бы, была ещё середина дня. Начинался лес Вечный Сумерек. Лучи солнца, играя в листьях, делали их золотыми. Ветви переплетались наверху, образуя золотисто-зелёный шатёр и создавая ощущение нереальности и…эльфийскости.

 

Вместо интерлюдии

 

«Лориэн, настоящий Лориэн3!» — с трепетом подумала Ленка. Серебристые берёзовые стволы казались ей стволами меллорнов, а листья, отливавшие золотом – никогда не вянущими. Да и то сказать – мастера игры били толкинутыми, поэтому и эльфы были почти толкиновскими: прекрасными, бессмертными и наделёнными кучей других достоинств. Чтобы не заморачиваться, эльфийским языком на игре мастера прописали квенья – язык, придуманный Толкином.

 

Солнце закатилось. Выплыла полная луна, делая лес ещё более нереальным. Путники, посовещавшись, решили остановиться на ночлег. Костёр делать не стали – не посмели рубить эльфийские деревья. Все сидели молча и снова ждали чего-то.

— Рэй, — почему-то шёпотом спросила Диго, — полнолуние. Эльфы появятся?

— Эльфы появляются или не появляются вне зависимости от фаз луны, — ответил Рэйдан. –Как сами захотят…

Он распустил косы и сам стал похож на эльфа – по крайней мере, именно так представляла эльфов Мелли.

Вдалеке послышалось пение и смех, замелькали огоньки. Рэйдан вскочил и что-то воскликнул по-эльфийски. Глаза его сверкали.

— Рэйдан, друг эльфов, добро пожаловать, — высокая эльфийская женщина подошла так незаметно, что все вздрогнули. На ней было светло-голубое платье с серебряным ремешком, а распущенные светлые волосы украшал венок из белых цветов.

— Elen sila lumenn omentielvo4, Королева! – поклонился Рэйдан.

— О, смотрю, ты ещё не забыл нашу речь, — рассмеялась эльфийка. – Сегодня ночью праздник, время песен и смеха, все серьёзные разговоры потом, а сейчас я приглашаю тебя и твоих друзей праздновать с нами!

Эльфийка привела их на больную поляну, где стояли столы с угощением. Эльфийская магия собрала здесь лунные лучи и причудливым узором оплела ими деревья, и те казались мерцающими колоннами. Играли арфы, лютни и флейты. Королева усадила их за стол и налила вина,а затем взяла арфу и запела. Другие эльфы подхватили песню, а вслед за ними и Рэйдан. Мелли подумалось: а человек ли он? Юноша сейчас был красив какой-то эльфийской красотой, от него было трудно отвести взгляд. Она внезапно осознала, что поёт и сама на незнакомом ей языке, вдруг ставшем на удивление понятным.

А потом музыка заиграла веселее, захотелось смеяться и танцевать, танцевать, танцевать… Рэйдан подхватил её за руки, и они понеслись в каком-то чудном хороводе, всё быстрее, быстрее. Казалось, сами звёзды танцуют и смеются вместе с ними. А потом они кружились вдвоём, и сердце Мелли выстукивало: быстрей, быстрей!.. рей… Рэй…Рэйдан…

— Melde…5

— Что?

— То есть…Мелли… – Рэйдан остановился, закусил губу и сказал вовсе не то, что хотелось. – Куда пропала Диго?

Они обернулись и увидели, что старая Охотница отплясывала на столе с каким-то эльфом, а лицо её было таким весёлым и счастливым, каким не бывало со смерти мужа. Сэрд и Лин строили глазки эльфийской девчонке, а близнецы пели,слегка захмелев, разудалые деревенские частушки в компании смеющихся эльфиек.

— А, вот она, — пробормотал Рэйдан. Чтобы сказать что-нибудь, он спросил: — Ты уже пробовала эльфийский хлеб?

— Нет.

— Попробуй, у него необычный вкус.

Хлеб и правда был волшебным на вкус, но обоим больше всего хотелось сейчас танцевать. Вместо этого они сидели за столом и ели хлеб, не решаясь в этом признаться.

 

***

 

Утро в эльфийском лесу было жемчужно-белым. Предрассветный туман был не молочно-густым, а словно перламутровым. Владычица эльфов подарила каждому по фляжке с вином. Двое эльфов проводили их до границы эльфийских владений, а дальше уже начинался обычный лес, в котором время текло обычно.

Рэй снова заплёл волосы в две косы, и взгляд у него был уже обычным, насмешливым.

— Красивая игра, — сказал он, встряхивая головой.

— Ты о чём? — осведомилась Диго.

— Об эльфах. Их жизнь вечна, они словно не живут, а играют. Их танец завораживает смертных, но это всего лишь игра.

— Мне показалось, ты любишь…эльфов, — сказала Мелли.

— А кто говорит, что не люблю? Я одно время жил среди них и знаю, что их жизнь нужно воспринимать как игру. Красивую игру.

Значит, вчерашний танец был только игрой для него? И для всех, кроме неё, Мелли?. Ночь прошла так быстро… Почему время нельзя вернуть назадчтобы рядом был Рэй — тот, вчерашний, ОСОБЕННЫЙ Рэй?..

 

Вместо интерлюдии

 

Локация «Пещеры Чёрных гномов» была на противоположном конце полигона от дворца,а если по игре, то идти до неё было три дня (Королевство-то небольшое). По договору с мастерами, команда шла туда три часа, лишнее время отсидев в хайратниках около палаток. Эльфийский праздник длился около двух часов. Теперь они подходили к «пещерам» — деревянному лабиринту без крыши с торчащей посреди белой палаткой, превращённой безграничной фантазией ролевиков в величественный подгорный дворец.

 

— Слушай, Охотница, у тебя вообще есть какой-нибудь план? – спросил Рэйдан. – Как мы попадём в этот замок?

— Очень просто — ногами.

— И что, просто припрёмся и потребуем принцессу?

— Именно.

— А если эти милые создания не согласятся?

— А ты знаешь, как мой покойный муж заслужил своё прозвище?

— Ну?

— Притаился точью во дворце в укромном месте, а когда гномы вылезли, выскочил и стал закидывать их тухлыми яйцами с чесноком, жутко вопя по-эльфийски. Гномы больше всего ненавидят эльфов, чеснок и яйца, а тройное сочетание их добило. Когда Миктион пригрозил им на следующую ночь повторить номер, они поклялись во дворец больше не соваться.

— Так вот что ты так бережно несёшь в своём огромном мешочище! – расхохотался Рэйдан. – Яйца! А эльфёнка с собой не прихватила? Как раз под размер мешка…

— Обойдёмся эльфийским вином.

— А яйца тухлые? – принюхиваясь, поинтересовалась Мелли.

— Да нет, не успели испортиться. Просто Миктион слегка пожадничал и выпросил яйца у короля, а всем известно, какой тот жлоб. Ну а я решила сама купить, чтоб хоть не нюхать, если вдруг разобьются, да и яичница в дороге вещь неплохая.

 

***

 

Принцесса, девочка лет десяти с белокурыми локонами, сидела на кровати в отведённых ей покоях. Ей было тоскливо и совсем не улыбалось идти замуж за гномьего принца. У короля гномов ей позволялось бродить где угодно, но принцесса не была настолько безрассудной, чтоб соваться в одиночку в подгорные лабиринты.

Но сидеть на месте хотелось ещё меньше. Вскочив с кровати, она пошла к дверям и столкнулась со входившим к ней гномом-слугой, который принёс поесть.

— Не хочу есть, — капризно протянула принцесса, — я пойду гулять.

— Мне приказано ваше высочество никуда не выпускать.

— Что значит – приказано? – девочка возмущённо топнула ногой. Теперь, когда её не разрешили выходить, ей позарез этого захотелось. – А я пойду!

— Не пойдёте! – гном бесцеремонно подхватил на руки визжащую принцессу и швырнул на постель – не больно, но обидно. Затем он быстро вкатил в комнату тележку с едой и запер за собой дверь.

— А ну выпусти меня, драконье отродье! – девочка замолотила кулаками по двери. – Выродок эльфийский, чтоб у тебе топор развалился! – исчерпав весь запас известных ей гномьих ругательств, принцесса задумалась. Если её тут закрыли – значит, назревает что-то интересненькое. А что, если…

Принцесса вынула из причёски шпильку и всунула в замок – такое она не раз проделывала дома, когда её запирали за проделки. Замок жалобно крякнул и открылся.

Сбегая по лестнице к большому залу, она услышала какой-то шум. Стараясь, чтобы её не заметили, девочка шмыгнула в боковой коридор, пробежала его насквозь и поднялась по лестнице на балкон. Там никого не было, можно было затаиться и наблюдать.

Король гномов сидел на троне посреди зала, вокруг толпились придворные и что-то ему кричали.

— Лорд-советник! – позвал король. – Объясните, что происходит!

— Там чужеземцы-цы, — проговорил советник, толстяк с ухоженной бородой до пояса. – Говорят, что от короля Серединного Королевства. Требуют отдать принцессу.

— Вот как… – проговорил король. – А я-то их не ждал раньше свадьбы моего сына. Что ж, надо принять.

Два гнома протрубили сигнал и распахнули дверь в зал. Принцесса наверху чуть не вскрикнула от восторга – вошла знаменитая банда Диго. Правда, мальчишек с ними раньше не было. Девочка надула губки – уж как она просила Диго взять её к себе, не взяла, а эти двое неужто лучше её, принцессы?

 

***

 

— И с чем же вы пожаловали, послы Серединного Королевства? – как-то по-семейному спросил Король Гномов, потирая руки.

— Мы требуем вернуть похищенную принцессу Серединного Королевства!

— Какую-такую принцессу? – натурально удивился гном. – Неужели бедную девочку кто-то похитил? Ай-ай-ай, как нехорошо.

— Мы имеем точные сведенья, что это сделали твои люди!

— Мои люди? Да кому из моих людей может понадобиться принцесса? Если хотите, я могу отправить лучших своих сыщиков на помощь моему доброму соседу-королю, чтоб нашли его дочурку. А вообще, может, никто её и не похищал? Сидит девочка где-нибудь в укромном месте и похихикивает над всеми…

— Например, у тебя на балконе! – принцесса всё-таки не утерпела. Король гномов оглянулся и…вмиг перестал быть похожим на добряка.

— Я же сказал, запереть её! – прорычал он. – Какого вы меня ослушались, чеснок вам в задницу! Взять её!

— Ни с места! – крикнула Диго и взяла в руку яйцо. – А то разобью! Лучник, чеснок на изготовку!

Рэйдан достал очищенную чесночину и самолично изготовленную вчера рогатку.

Принцесса на балконе уже хотела было рассмеяться, но тут почувствовала прикосновение металла к шее. Сзади стоял гном с мечом.

— А ну чеснок на пол! Яйца тоже! – скомандовал король. – Вы же не хотите доставить королю труп его дочери?

— Кладу на пол, — Диго медленно положила яйцо. При этом оно покатилось как раз по направлению к трону. Король вскрикнул и запрыгнул на трон. Тот покачнулся и стал медленно заваливаться как раз на успевшее докатиться до него яйцо. Яйцо треснуло и вытекло, испачкав королю костюм.

— На помощь! — завопил он, но придворные кинулись врасспыную. Воспользовавшись суматохой, Рэйдан выстрелил чесноком прямо в рот гному, держащему принцессу. Тот от испуга выронил меч. Принцесса, дав ему прощального пинка под зад, сбежала по лестнице и кинулась прочь по коридору. Когда она вбежала в большой зал, то пожалела, что многое пропустила. Кучка храбрецов со щитами прикрывали Его Королевское Величество, даже не пытаясь отстреливаться, а компания Охотницы закидывала их яйцами с чесноком — не смогли отказать себе в удовольствии.

— Ну-ка, Рэй, запой по-эльфийски! – задорно скомандовала Диго. Рэйдан повиновался, Мелли принялась подпевать, а с ними и принцесса – оказывается, хоть что-то из дворцовых уроков ленивая по натуре девчонка запомнила.

 

***

 

Чёрные гномы почти не разъезжали по стране, но для редких поездок по торговых делам использовали низкорослых пони, лошадок небыстроходных, но выносливых. Однако сейчас шестерым пони пришлось мчаться во весь опор – за их наездниками гналось всё разъярённое гномье войско, а яйца и чеснок те безрассудно израсходовали. Хорошо хоть, не пришлось удирать пешком – Сэрд и Лин нашли в пещерах конюшню.

Принцесса ехала вместе с Рэйданом, от души наслаждаясь скачкой и перепалкой Рэйдана с Мелли, которая назвала храброго лучника чесночником. На это он заявил, что Мелли так назвали оттого, что она мелкая и ехидно сказал Диго:

— А ведь Мелли совсем не похожа на отца. А молодые гномы, говорят, симпатичны, хоть и низкорослы – чем не соблазн для юной Охотницы?

Диго осталась невозмутимой – словом её задеть было сложно, а вот Мелли просто взбесилась:

— Ты, чесночник вонючий, не смей пачкать мою мать своими грязными намёками!

Рэйдан только неприятно ухмыльнулся. Мелли хотелось заплакать от злости и от обиды. Не из-за шуточек Рэйдана, а из-за того, что тот снова стал таким. Скорей бы эльфийский лес! Гномы туда не сунутся, усталые пони и люди смогут передохнуть и…там будет ТОТ Рэй, тот танец и волшебная музыка.

У границы леса гномы и впрямьостановились – ничто не могло заставить их войти в обитель извечных врагов-эльфов. Но в остальном надежды Мелли не оправдались. Эльфы не появились, на отдых Диго дала только час, а Рэйдан просто молчал всё время.

— Чего ты боишься? – спросил Вирр. – Гномы всё равно сюда не войдут, мы все в безопасности. Доставим принцессу к отцу, получим деньги – и два месяца можно жить безбедно.

— Если вы с братом в первую же неделю всё по кабакам не спустите, — съязвила Диго. – Гномы так просто нас не простят. Они обогнут лес с севера и пойдут на Белый Город. Настроены они слишком решительно, чтобы просто так оставить это дело. Кроме того, я знаю несколько фраз на их языке. Из того, что они кричали, мне удалось понять их намеренья. Нам надо спешить.

— Может, подождём вечера? – умоляюще попросила Мелли. – Можно попросить эльфов о помощи.

— Они не пойдут, — сказал доселе молчавший Рэйдан. – Едва ли они сочтут это важным делом, достойным их Игры. Последний раз они воевали лет пятьсот назад. Они… слишком дивный и прекрасный народ, — в голосе юноши прозвучала горечь. – Слишком возвышенный, чтоб со своих высот снизойти до людей с их бедами.

— Аристократы,тоже мне, — возмутилась Мелли. – Гордые какие.

— Сволочи, — презрительно сплюнул Дерр.

— Нет, это не гордость, — сказал Рэйдан задумчиво. – Просто они… другие. Их нельзя мерять человеческими мерками.

— Я не понимаю, за что ты их любишь, — буркнул Сэрд.

— А любят не за что-то. Может, ты поймёшь это…когда полюбишь, — голос его прозвучал странно. Мелли с удивлением взглянула на него. Охотник сидел, ни на кого не глядя и прикусив губу, словно чуть не сказал что-то лишнее.

— Ты в эльфийку влюбился, что ли? – вытаращил глаза Дерр, но Рэйдан так посмотрел на него, что тот замолчал.

— Нет, — с усилием сказал он.

Близнецы переглянулись и убеждённо шепнули друг другу: «Врёт!»

 

***

 

Белый город готовился к осаде, не успев даже порадоваться возвращению королевской дочери. Все, способные держать оружие, вооружались, потому что к стенам приблежалось гномье войско, численно втрое превышавшее количество мужчин Крепости. Приказом короля отовсюду доставлялись яйца и чеснок, но на нейтрализацию гномьего войска их бы всё равно не хватило. Там, в пещерах, отряд Диго справился с задачей благодаря внезапности, но теперь гномы знали, чего ожидать и несли с собой огромные щиты, чтобы заслоняться сверху.

Диго ушла на совет к королю. Рэйдан вместе с лучниками ушёл на стены, братья-силачи Дерр и Вирр таскали наверх камни, чтобы скидывать на головы врагу при штурме, с ними же увязались и мальчишки, а Мелли, к её огромному возмущению, поручили принцессу. Девчонка была в полнейшем восторге от «приключения». Где-то раздобыв лёгкую кольчугу и короткий меч, она потребовала у Мелли научить её фехтовальным приёмам. Меллиана надеялась, что девчонка, получив пару синяков, заплачет и угомонится, но жестоко ошиблась: та заявила, что пойдёт на стены сражаться.

Больше всего Мелли хотелось как раз на стены, к друзьям, но не брать же с собой было это малолетнее чудовище!

— Послушай, — сказалаона, стараясь говорить убедительнее, — война-не женское дело.

— Вот как? – насмешливо произнесла королевская дочь, довольно ловко отбивая удары Мелли, — почему же тогда ты в кольчуге и с мечом?

— Ну…мало ли что может случиться. К примеру, прорвётся-таки в крепость какой-нибудь гном, и именно я подвернусь ему под топор. Дзынь – а на мне кольчуга! А пока он приходит в себя, я угощу его мечом. А на стены я не иду, как видишь.

— А Диго? – надулась принцесса.

— Военный совет – это не сражение. Никто из женщин не идёт на стены, где будут не помощью, а помехой. Наше дело – ждать мужчин с войны.

«Интересно, выглядит хотя бы, что я сама верю в то, что говорю?» — подумала Мелли.

Принцесса слегка призадумалась, потом просияла и вдруг неожиданно спросила:

— А ты любишь кого-нибудь? – и тут же, не давая ответить, с воодушевлением продолжила: — Значит, я буду ждать с войны моего мужчиныу!

— Э… какого мужчину?

— Того, которого люблю, — значительно сказала девочка. – Это сын нашего садовника Вейлин, но только тсс – это я тебе как подруге по секрету говорю. Боюсь, мой отец будет против такого мезальянса, — скорбно добавила она.

Подавив улыбку, Мелли спросила:

— Сколько же ему лет?

— О, он немного старше меня, ему уже двенадцать. Знаешь, — принцесса кинула меч на пол, схватила Мелли за рукав и куда-то потащила, — я придумала чем скрасить долгое ожидание любимого.

— Чем же? И куда это ты меня тащишь?

— В свои покои, — они пришли из «битвенного» зала на третий этаж дворца, целиком принадлежавший королевским детям и их прислуге. Принцесса жила в шести комнатах – одна была для спанья, другая для игр, третья для занятий, четвёртая для еды (когда королевская семья не собиралась вместе за столом), пятая для туалета, а шестую целиком занимали роскошные наряды.

Королевская дочь притащила новоиспечённую подругу в комнату для игр. Здесь было всё, кроме порядка – принцесса запретила служанкам трогать вещи в этой комнате.

— Я собираюсь подарить ему вышитое знамя, когда он вернётся домой с победой, — сообщила девочка, роясь в ящике большого резного комода.

— Ты умеешь вышивать? – удивилась Мелли.

— Нет, но ты ведь научишь меня, правда?

— Ну… – Мелли попыталась вспомнить, когда она хоть что-нибудь вышивала и как это делается. Ну не говорить же, что не умеешь! – Э… послушай… извини за вопрос, но где тут у вас можно… эээ… сходить по нужде?

— Зира! – крикнула принцесса, — хлопнув в ладоши. Появилась служанка. – Покажи Меллиане гостевую комнату уединения. А я пока поищу иголку и нитки…

Служанка повела Мелли извилистым длинным коридором со множеством дверей.

— Послушай, — спросила Мелли, — а ты умеешь вышивать?

— Конечно, — удивлённо ответила Зира.

— Помоги мне, пожалуйста! – Мелли молитвенно сложила руки и вкратце объяснила ситуацию. Служанка пообещала помочь.

Вернувшись из комнаты уединения, Мелли обнаружила, что принцесса разложила на полу своё платье и стоит над ним с ножом.

— Как ты думаешь, какого размера ткань нам понадобится?

Ошарашенная Мелли не успела ответить, как в дверь постучали, и вошёл черноусый воин.

— Госпожу Меллиану срочно требуют на королевский совет! – хрипло сообщил он.

— Боюсь, принцесса, мне придётся идти, — сказала Мелли с деланым сожалением в голосе. – Это приказ самого короля. Думаю, вышивать тебя может научить и Зира.

— Слово короля – закон, — грустно сказала принцесса. – Ладно, иди. Но ты ведь заглянешь ко мне поболтать, когда мы победим?

— Загляну, — улыбнулась Мелли. Они обнялись на прощание, и черноусый воин (а на самом деле переодетая служанка Гинни, подруга Зиры и сестра оружейника) вывел её из дворца, объяснив, куда идти дальше.

— Спасибо! – от души поблагодарила девушка.

 

***

 

Гномье войско, выступив слишком поспешно, не взяло с собой стенобойных орудий. Гномы были вооружены луками, стрелами, топорами и мечами. Стрелы особого вреда защитникам не причиняли, стены Крепости были снабжены зубцами, за которыми можно было, укрываясь, вести стрельбу. Впрочем, укрытым широкими щитами гномам с такого растояния серьёзный вред нанести мог разве что такой мастер, как Рэйдан. Собственно, именно этим Рэйдан и занимался. Вместе с другими лучниками он стоял на стене неподалёку от ворот.

— Неплохо для начала, — сказал он сам себе, застрелив десятого врага. – Если у чернобородых ничего больше не припасено, я их в одиночку перестреляю, не успеют и до стен доползти.

В этот момент над его головой пролетела стрела, ударилась о стенку, и вдруг вспыхнула. Её потушили, но следом полетели другие стрелы. Их оперение было пропитано каким-то веществом, загорающимся при ударе. Гномы не даром слыли хорошими изобретателями. Стрелы перелетали через стены и падали на крыши деревянных построек, впыхивая и поджигая их. В Городе поднялась паника, а гномы, заслонясь от летящих стрел, яиц и камней щитами (задние прикрывали щитами головы передних, так что образовалась сплошная железная лавина), приблизились к стенам. Откуда ни возьмись, в руках у них оказались лестницы, которые тут же приставили к стенам. Защитники сбрасывали их, но тут же появлялись новые лестницы, и вот уже первые враги, поднявшись, оказались на стенах, где их встретили мечники.

Рэйдан решил пока поберечь стрелы и тоже вытащил меч. Гномы лезли с бесстрашием муравьёв, чей муравейник разорил человек. Человек сбрасывает их с себя, давит, а они всё равно ползут, чтобы кусать – за шиворот, за рукава, туда, где труднее достать. Если бы человек не мог убежать от разорённого муравейника, муравьи бы вполне могли его убить. Крепость, естественно, убежать не могла, её защитники тоже, а гномы всё лезли и лезли с муравьиным упорством, хотя люди обливали их со стен кипятком, смолой, закидывали камнями и яйцами (а их гномы боялись ещё больше камней).

Рэйдана охватил боевой азарт. Он колол, рубил, отскакивал, прогибался, уворачиваясь от ударов. Он видел чужие клинки, слышал рассекаемый ими воздух, каким-то шестым чувством предугадывая их движения и отражал их, и с каким-то странным восторгом ощущал свой меч продолжением собственной руки.

На него кинулось сразу трое гномов, двое с топорами, один с мечом. Одного из них он одолел быстро, второго прикончил кто-то, сражавшийся справа от него, а вот мечник был опытным воином. Рэйдану никак не удавалось достать его, зато враг уже слегка задел ему щёку, и во рту ощущался противный привкус крови.

Сделав обманное движение и уведя руку противника в сторону, Рэйдан сделал резкий выпад, целясь врагу в неприкрытую грудь и… вдруг почувствовал, что летит, подскользнувшись на разбитом яйце.

«Как-то глупо умирать из-за яйца» — подумал он, лёжа лицов вниз и ожидая удара. Однако удара не последовало. Поднявшись, он увидел, что враг с хрипом заваливается на землю, а Мелли выдёргивает из него меч.

— А ты здесь откуда? – спросил он слегка ошалело.

— Угу, и тебе спасибо за «спасибо» за спасённую жизнь, — насмешливо произнесла девушка. – Как всегда, не видишь дальше собственного носа и не замечаешь тех, кто доблестно прикрывает тебе тыл.

— Иди отсюда, — нахмурился Рэйдан. – Да, спасибо, но уйди. Тебе здесь не место.

— А не пойти ли тебе самому дракону в задницу? Никуда я не пойду!

— Пойдёшь, — Рэйдан, не долго думая, подхватил её на руки и понёс к лестнице, одной рукой отбиваясь от врагов, а другой – от неё.

— Да ты… – ругательства Мелли и шум битвы заглушил чудовищный грохот. Та часть стены, где они только что стояли, вздыбилась и стала медленно оседать в клубах чёрного дыма. Рэйдан, опустив девушку на землю, инстинктивно прижал её к себе. В освободившуюся пробоину ринулись враги. Город горел.

— Это… конец… – в ужасе прошептала Мелли, а потом подняла глаза на Рэйдана. – Рэй, а тебе не всё равно, где я умру, если через несколько минут мы умрём все?

— Умрём все… – повторил он, всё ещё не отпуская её, а потом криво улыбнулся. – Мэл, а ты не надаёшь мне пощёчин, если перед тем, как мы все умрём, я тебя поцелую?

— Нет, — прошептала она. – А ты не назовёшь меня романтичной дурой, если я скажу, что люблю тебя?

— Дура, — сказал он с горечью. – О Небо, какие же мы оба дураки… – он провёл рукой по её щеке, а потом наклонился и поцеловал, зная, что делает это первый и последний раз в жизни.

Мелли казалось, что можно вечно целовать эти горьковатые от дыма губы, но их заставил оторваться друг от друга протяжный звук. Он был чистым и звонким, и напоминал то ли звон колокола, то ли шум водопада, то ли рычание льва, то ли серебристый эльфийский смех, то ли всё вместе. У обоих вдруг возникло такое чувство, какое бывает, когда просыпаешься от кошмара, видишь бьющий в окно солнечный луч, слышишь пение птиц за окном и впридачу понимаешь, что сегодня – праздничный выходной.

— Эльфы, — не веря, прошептал Рэйдан. – Это эльфийский рог! Они всё-таки пришли на помощь.

Люди, почувствовав воодушевление и сбросив липкое чувство страха, с удвоенной силой и яростью бросились на врагов, вдруг растерявших весь свой пыл.

— Пойдём туда? – спросила Мелли, кивая вниз.

— Подожди, — Рэйдан поцеловал её ещё раз, а потом шепнул: — А вот теперь пойдём…

Эльфийским отрядам, окружившим гномов, даже не пришлось особо сражаться – те сдались в плен без боя. Люди и эльфы принялись тушить пожары, забрасывая огонь песком.

***

Диго, нахмурившись, шла по улице. Пожары уже были потушены, а эльфы помогали людям справиться с последствиями – их магия обладала исцеляющей, восстанавливающей силой. Диго искала друзей, боясь, что может не увидеть их живыми, ведь мёртвых воскрешать не умели даже эльфы.

Мальчишек она нашла быстро – те помогали разгребать пожарище. Близнецы тоже нашлись – они помогали пивовару выкатывать пивные бочки их повреждённого хранилища, а тот, щедрая душа, уже успел угостить их.

Наконец, после долгих поисков, она нашла и дочь с главным помощником. Те стояли, обнявшись, на городской стене и не сразу заметили Диго, а когда заметили и обернулись, по их лицам было всё понятно без слов.

— Наконец-то! – воскликнула Диго, к которой начало возвращаться её обычное бодрое настроение. – Думала уж, не дождусь, когда вам надоест ссориться и вы, наконец, поймёте…

Вместо ответа Мелли счастливо улыбнулась и уткнулась в плечо Рэйдану. Диго поняла, что сейчас лучше оставить их наедине.

 

Битва с Чёрными гномами вошла в историю как битва Долгого Мира-после неё не было воин триста лет. Вошла в историю и Диго со своей бандой.Её внучка, дочь Рэйдана и Меллианы, потом породнилась с королевским семейством, выйдя замуж за сына Принцессы – к слову, единственной из принцесс, которая вышла замуж за садовника. Старый Король, процарствовав ещё пятнадцать лет, скончался. После его смерти правление перенял старший сын, и при нём Королевство процветало – но, боюсь, это уже другая история…

 

Вместо интерлюдии и эпилога.

 

На полигон опускалась ночь – последняя ночь Игры. Ролевики собрались у большого костра. Искры летели вверх и, описав дугу, падали – остывшие и уже безопасные. Или не искры, а августовские метеориты? Звёзды этой ночью светились странно ярко – звёзды нашего мира или того, игрового, но оттого не менее реального?

У костра пели под гитару. Пелись известные ролевые песни, вроде немного грустных баллад Тэм Гринхилл и Йовин или задорных песенок Эльфища, Сауроныча и Дэна Назгула. Пелись подходящие (а иногда и не очень) по тематике песни русского рока. Некоторые исполняли и собственные песни – так уж повелось, что среди ролевиков много людей творческих. Кто-то уже успел сочинить посвящение этой игре и спешил поделиться.

Лене мучительно не хотелось, чтобы Игра заканчивалась. Снова возвращаться в привычный мир, к машинам, серым бетонным коробкам домов, интернету, запертости в четырёх и стенах и беспросветной пустоте одиночества?

Рядом кто-то разливал по стаканам водку. Никогда не пьющей Ленке захотелось взять стакан, выпить залпом до дна и просто забыть про всё. Кто-то немного пьяным голосом под гитару вопил о том, как дивно быть орком и рубить эльфов на котлеты.

Она встала и пошла к своей палатке. Диана догнала её и вместе с ней села у входа.

— Ленок, ну ты чего?

— Игра так быстро закончилась…

— Но ведь не последняя же игра в твоей жизни, — Диана обняла подругу за плечи.

— Не последняя… Но не в этом дело… Это… Всего лишь игра, понимаешь? Как пели согодня – «не моя победа, поединок не мой, примет смерть в сраженье не я, мой герой, не моя отвага, не моя любовь… Для чего тогда всё, если это игра?»

— Вот ты о чём… Но может, и для него это не просто игра?

Лена покачала головой.

— Нужна я ему больно… как ясеню ёлка…там, у костра, даже не посмотрел в мою сторону, сидел и водку глушил вместе с Денисом и Виталькой…

 

На следующий день, протрезвев от выпитого накануне алкоголя, игроки стали разъезжаться, обменявшись объятиями, рукопожатиями и номерами телефонов. Лена и Диана с братом Серёжкой и его другом Лёшкой ехали в один город, Виталик, Денис, и Ярослав – в другой.

— Ясь, не грузись, — хлопнул жруга по плечу Денис. Они стояли на перроне и смотрели вслед поезду, увезшему друзей. Скоро должен был прибыть и их поезд.

— Да я не гружусь, — нехотя ответил Ярослав. – Просто голова болит, выпил много…

 

***

 

«А Элберет Гилтониэль, силиврен пенна мириэль!» — голосом Айрэ и Сарумана6 выпевал Ленкин мобильник. Она даже не сразу поняла, что проснулась – во сне она снова танцевала с Рэйданом в эльфийском лесу, причём именно под эту песню.

На дисплее был до боли знакомый номер. Неужели…?

— Ленка?

— Да… это ты, Рэй? То есть…Ясь?

— Да… я просто хотел спросить… – голос замолчал.

— О чём?

— Ты ведь знаешь квенья?

— Ну… слегка…

— Тогда… – Ясь зажмурился и выпалил: — Ni tye mele7, — он бросил трубку и прижался горячим лбом к оконному стеклу. Серце бешено билось. Или она перезвонит, или… он постарается забыть её, если только это возможно, и никогда не поедет на ролевые игры.

Лена, не веря, сжимала в руке телефон. Она знала, что значит эта фраза и столько раз мысленно шептала её. Фраза, которая словно открывала двери в другой мир – светлый, прекрасный, ясный, как его имя… Ясь… или как имя его персонажа на игре (ray – луч по-английски). И она набрала номер, чтобы сказать ему то же самое.

А что было дальше? Дальше была игры, много игр, и главная Игра, которую зовут жизнью. Как известно, жизнь – Игра, и люди в ней – ролевики…

 

 

читателей   240   сегодня 2


  1. Хит – что-то вроде жизни в компьютерной игре. У более продвинутых игроков хитов больше, и они сами могут снять больше хитов противнику.
  2. Хайратник – белая повязка, которая надевается игроками вне игры – убитыми или имеющими необходимость срочно куда-то пойти не по игре.
  3. Лориэн – эльфийский лес во «Властелине колец» Дж.Р.Р.Толкиена. Оттуда же балроги, Феанор и прочие существа со странными именами и названиями…
  4. Elen sila lumenn omentielvo -Час нашей встречи осиян звездой!(эльфийский).
  5. Melde – любимая (эльфийский)
  6. Айрэ и Саруман – Они же Ирина и Антон Кругловы. Супружеская пара и творческий дуэт из Москвы, исполнители толкинистских песен.
  7. Ni tye mele – я тебя люблю (эльфийский).
240 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...