На крыльях любви

 


Когда твоя личность погибла, когда гордости не осталось, когда в душе – один лишь холод, достаточно ли этого? Когда твоё сердце ломается тысячу раз, в каждое мгновение, неужели этого мало?
Лосев Максим, романтичный философ современности

 

ГЛАВА 1 – СВЕТ ПУТЕВОДНОЙ ЗВЕЗДЫ

Так уж заведено, что в канун Нового Года, даже тихие провинциальные городки превращаются в гигантский муравейник, в котором очень сложно что-то понять. Люди как будто аккумулируют всю свою нерастраченную за год энергию и спешат выплеснуть ее в окружающий мир. Длинные бесконечные очереди в магазинах, суета на тесных улицах и колонны машин, медленно тянущиеся по загруженным дорогам, вам ведь это знакомо, правда?

По крайне мере, в городке, в котором родилась и выросла Ольга, все было именно так. И каждый год все повторялось вновь. Ольга любила свой родной город, но в подобные дни была готова возненавидеть его. Не зря же говорят, что от любви до ненависти один шаг.

Не поймите неправильно, Ольга любила праздники, но тяжело было не замечать толкающихся и снующихся повсюду людей, похожих на настоящие караваны с огромными пакетами, наравне с автомобилями, летающими по улицам города с сумасшедшей скоростью.

Вот и сейчас, когда промчавшаяся мимо машина обрызгала талым снегом шедшую по тротуару Ольгу, она готова была всех возненавидеть. Чтобы скрыться с глаз снующих вокруг людей девушка свернула в один из дворов. Прислонившись спиной к стене дома, она подняла голову к небу, на котором, как по волшебству, загорались звезды.

Одиночество… то чувство, к которому она давно привыкла, и с которым с легкостью рассталась, когда повстречала Олега. Он был как будто глотком чистого горного воздуха среди городского смрада и зловония, дурманящим газом, который иссяк так же неожиданно, как и появился. Какого это, чувствовать, как тебе перекрывают кислород, ощущать, как жизнь покидает твое тело, а мир выцветает и навсегда теряет яркие краски? Но при всем при этом ты продолжаешь улыбаться окружающим, будто у тебя все хорошо. Больнее всего врать самой себе. Наверное, было бы легче по-настоящему задохнуться в тот момент, когда из телефонной трубки донеслось всего несколько скупых слов. Таким голосом судьи выносят смертный приговор заключенному, судьба которого им полностью безразлична.

“Я сожалею, но мы не можем быть вместе. Дело не в тебе. Одна девушка ждет от меня ребенка. Мне жаль. Прощай и не звони мне больше”.

Он не дал ей ничего сказать. Ему уже было все равно. Он не слышал той гробовой тишины, что воцарилась в комнате сразу после того, как повесил трубку. Тишины, за которой последовал приступ истерики.

Ольга встряхнула головой, отгоняя воспоминания. Неожиданно на небе, там, куда она только что смотрела, вдруг вспыхнула ослепительно яркая звезда, и будто кто-то прочертил неведомым мечом четкий, светло-голубой след на черном покрывале – источник света устремился к земле. Зрелище было поистине завораживающим и поражающим воображение.

По щеке скатилась слеза, и только теперь девушка поняла, насколько невыносимой была резь в глазах. Ольга моргнула, смахивая предательскую влагу с ресниц, а когда вновь подняла взгляд к небу, то еле устояла на ногах – среди привычных звезд не было ничего необычного. Ничто даже отдаленно не напоминало о былом неописуемом зрелище.

Девушка усмехнулась своим невеселым мыслям и, тяжело вздохнув, не оглядываясь, направилась домой, гулко вышагивая по очищенному от снега тротуару.

Возможно, если бы Ольга все же обернулась, то смогла бы разобрать темный силуэт, отделившийся от стены дома и теперь неторопливо следовавший за ней.

***

Сутки спустя

Количество людей на главной площади города поражало воображение. Народ отдыхал, на время забыв о вездесущих проблемах, которых с лихвой хватало в повседневной жизни. Веселье было бесплатным для всех и каждого, надо было только окунуться в этот бурлящий котел.

Что ж, возможно именно желания веселиться и не было у одиноко сидящей на лавочке Ольги, которая с завистью наблюдала за всей этой шумной толпой.

“Зачем я вообще сюда пошла? Ведь знала же, что не смогу вести себя как все!“ – Ольга зло сжала кулаки, да так сильно, что аккуратные, ухоженные ногти впились в ладони, царапая кожу.

Так и ни разу не встав на лед, девушка переобулась и направилась к небольшому вагончику. Сейчас она сдаст коньки и наконец вернется домой. Окоченевшими пальцами наберет на домофоне осточертевший код, зайдет в холодный подъезд, стены которого сплошь исписаны матами, поднимется на свой этаж, не обращая внимания на загаженный лифт, и, зайдя в квартиру и побросав свои вещи, усядется за стол вместе с родителями. Дождется Нового года, выпьет шампанского и наконец сможет пойти спать.

Ольга встала в очередь, скопившуюся перед вагончиком, стараясь не обращать внимания на толкающихся детей. Девушка безразличным взглядом осмотрелась вокруг, вглядываясь в счастливые лица людей. До нее никому не было дела, как собственной и ей самой до окружающих.

Вдруг Ольга вздрогнула и непроизвольно сделала шаг вперед, вглядываясь в лица нескольких человек, стоящих чуть в стороне. Один из мужчин, тот самый, что и привлек ее внимание, как будто почувствовав на себе взгляд, оглянулся по сторонам и направился куда-то вглубь оживленной толпы. У Ольги перехватило. Ошибки быть не могло, это был он.

“Олег! Это невозможно! Но он здесь!” – в голове девушки мелькали тысячи мыслей, от прежней невозмутимости и безразличия не осталось и следа.

Времени на раздумья не было, Ольга все еще видела Олега в толпе, но ей казалось, что через пару секунд она потеряет его. Навсегда.

“Господи, ты сошла с ума!” – мысленно прокричала девушка, расталкивая очередь и кидая коньки на прилавок. Стараясь не обращать внимания на вопросительные взгляды наравне с оскорбительными репликами, Ольга кинулась к единственному, кто был ей дорого.

Она как будто сошла с ума, стала одержимой одной единственной мыслью и целью, которая, казалось, сопоставима с ценой ее собственной жизни. Ольга понимала, что поступает неправильно, продолжая бежать вперед и боясь только одного – окончательно потерять из виду его нечеткий силуэт среди тысячи ничего незначащих теней на своем пути.

Опомнилась девушка лишь тогда, когда из колонок, развешанных по всей площади, до нее донесся звук боя Курантов. Вместе с этим пришло понимание того, что она все же его потеряла. Вокруг Ольги сновали люди, но она была одинока, все ликовали, а по ее щекам бежали холодные слезы, всем хотелось побыстрее очутиться в будущем и заглянуть в новый год, а она мечтала навсегда остаться в своем прошлом.

“Господи, пожалуйста! Он здесь, я чувствую это! Сделай так, чтобы мы встретились! Молю, помоги! Я заклинаю тебя!”

Люди, окружающие Ольгу, взорвались ликованием. В воздух взлетело тысячи фейерверков, разрывая ночное небо на миллионы светящихся островков. Новый год наступил.

А Ольга плакала, не пытаясь сдерживать слез. Ей было плевать, что о ней подумают окружающие.

Не разбирая дороги, девушка брела куда-то в сторону, туда, где было поменьше людей. Ольга даже не сразу осознала, что она уже давно бежит сквозь толпу, как вдруг почувствовала резкий удар и упала, не удержав равновесие. Только теперь, подняв глаза и смахнув с лица слезы, она поняла, что не заметила перед собой мужчины, и чуть было не сбила его с ног. За те несколько секунд, что девушка рассматривала парня, не видя его лица, в ее душе сменилась целая буря эмоций, от легкого беспокойства, до трепета и испуга. У нее перехватило дыхание, когда она узнала в этом мужчине того, за кем так отчаянно гналась.

— Олег, — выдохнула девушка, задыхаясь от слез, — я так ждала!

Парень повернулся и настороженно посмотрел на девушку. В этот момент в душе Ольги как будто взорвалась бомба, разрывая ее изнутри, разбивая надежды и вернувшиеся было чувства.

Найти и потерять. Обрести, но не суметь сохранить. Вновь почувствовать себя брошенной и пережить давно забытую боль.

Ольга не помнила, как поднялась, опираясь на сильную руку этого незнакомого парня, как побрела куда-то прочь, не слыша обращенные к ней вопросы. Лишь когда кто-то ухватил ее за плечи и сильно встряхнули, ощущение жестокой реальности вновь вернулось.

— Вам плохо? – произнес парень, с беспокойством заглядывая ей в глаза. – Может…

— Ничего ты не можешь! – Ольга попыталась вырваться из крепких, но в тоже время осторожно касающихся ее рук. – Оставь меня в покое!

Девушке, наконец, удалось вырваться, и она вновь попыталась уйти. Ей это почти удалось, когда сквозь шум толпы она расслышала голос парня:

— Оля, подожди!

— Как… Откуда ты знаешь мое имя?

— Меня зовут Артур. Может, прогуляемся? А после я провожу тебя, — парень густо покраснел, расслышав издевательские смешки, доносящиеся из толпы зевак.

Ольга окинула Артура презрительным взглядом… по крайней мере попыталась, чтобы в ее взгляде читалось именно презрения. Она ненавидела всех окружающей ее людей, но сейчас, стоя и смотря в глаза этого незнакомого парня, не могла сказать тоже самое о нем. Он казался ей другим, словно ослепительно-яркий силуэт, выделяющийся на фоне той серой массы, что называла себя людьми.

— Пойдем, — произнесла Ольга, стараясь скрыть дрожь в голосе.

ГЛАВА 2 – ПЛЕННИЦА ИЛЛЮЗИЙ

Многие люди утверждают, что все в мире относительно, ничто не появляется из ниоткуда и не исчезает без следа.

Что ж, в жизни Ольги громадная черная полоса, наконец, сменилась долгожданным просветом. Со дня их первого с Артуром знакомства прошел уже почти месяц, но для Ольги это был лишь сказочный сон, в существование которого она боялась поверить.

— Нет!

— Что? — Артур остановился посреди улицы и взволнованно посмотрел на Ольгу. — Ты что-то сказала?

— Скажи, ты ведь не бросишь меня?

— Глупенькая, — Артур нежно поцеловал Ольгу в губы. — Я всегда буду рядом.

Артур замолчал, а Ольга не могла произнести ни слова. То, что он только что сказал… это не могло быть ложью, никто на свете не может лгать настолько искренне.

— Знаешь, раньше мне часто гадала бабушка. Однажды она назвала мне имена двух мужчин, которые очень сильно повлияют на мою судьбу. Моя с ними духовная и… Только не смейся! И астральная связь настолько сильна, что никто не сможет ничего изменить.

— То есть, эти двое твои потенциальные мужья?

— Ну, может быть, — Ольга лукаво улыбнулась. — Ты хочешь знать их имена?

— Да.

Ольга засмеялась, еще сильнее прижавшись к груди Артура. Сказка. Иллюзия. Миф. Что угодно, но только не реальность, ведь все, что сейчас происходило, было настоящим чудом, которому не было места в ее повседневной жизни.

— Так как звали тех счастливчиков? — наконец отважился спросить Артур.

— Я люблю тебя. – произнесла Ольга смахнув с глаз выступившие слезы. — Его звали Артур.

— А как же второй твой избранник?

— Забудь о нем. У меня есть ты.

— Послушай, — сбивчиво начал Артур и вдруг покраснел. — Так как звали второго?

— Ну хорошо, если угадаешь, то я скажу, — девушка усмехнулась. — Это имя состоит из восьми букв и первый слог точно такой же, как и в твоем. Есть мысли? Подожди, — из сумочки девушки донеслась мелодия и Ольга второпях достала телефон. — Да Я помню. Он свободен. Нет, он рядом. Когда? Хорошо. Спасибо. — Ольга убрала телефон и только после этого позволила себе облегченно вздохнуть.

— На тебе лица нет! Кто это был?

— Всего лишь мой шеф. Через полчаса тебе надо быть на собеседовании в моем офисе, в кабинете директора. Я объяснила ему возникшую щекотливую ситуацию в связи с утратой документов, и, к моему удивлению, он все понял. Хотя, более вероятно то, что он решил устроить тебя неофициально и сэкономить на налогах и страховых отчислениях. Но это неважно. Главное, у тебя будет работа! Но тебе стоит поторопиться. Мне еще надо заехать в банк и уладить кое-какие дела. А после я буду ждать тебя в нашем кафе.

Крепко обнявшись, они поймали такси, которое согласилось подвезти Артура. Подождав, пока автомобиль скроется за поворотом, Ольга направилась в сторону банка. Хотя она и понимала, что время их расставания зависит не от нее одной, девушке не терпелось поскорее покончить с делами.

Вывернувший из-за угла человек направился следом за девушкой, тихо напевая мотив какой-то песни.

***

Скучающая Ольга, сидела в одиночестве за столиком в кафе. Все дела были сделаны, а значит, оставшееся время она проведет с тем единственным, который раскрасил ее черно-белую жизнь в яркие, порой слепящие, но от этого не менее радостные цвета.

Девушка услышала за спиной чьи-то шаги, а в следующую секунду подошедший сзади человек закрыл ей глаза ладонями.

— Артур, ты решил поиграть? — произнесла девушка, улыбаясь и не спеша поворачиваться,

Ольга осторожно дотронулась до закрывающих ей глаза ладоней и тут же отдернула руки. По коже пробежали мурашки. Она буквально физически почувствовала, как от рук незнакомца веет обжигающим холодом. Это был совсем не Артур. Девушка вскочила со стула, опрокинув со стола посуду, и обернулась, встречаясь взглядом с человеком. Послышался звон стекла — это опрокинутый бокал с коктейлем, наконец, достиг пола, разбиваясь на тысячи мелких осколков. Слова, произнесенные человеком, донеслись до девушки, словно через ватную пелену:

— Странно, Оленька, а раньше ты редко ошибалась.

***

Черный «Мерседес», покинув черту города, смог, наконец, показать свой истинный потенциал. Скорость уже давно зашкаливала за сотню, но водителя это нисколько не беспокоило. Чего не скажешь о сидящей на заднем сиденье девушки. Когда она в очередной раз скользнула по мужчине взглядом, тот не выдержал и спросил:

— Оля, что-то не так?

— Нет, все нормально, — глухо отозвалась девушка, продолжая разглядывать дорожную пыль и мусор. — Ол… кхм… куда мы едем?

— Ты забыла мое имя?

— Нет.

— Ну и?

— Что?

— Оля я хочу, чтобы ты назвала меня по имени..

— Хорошо, Олег! — с вызовом произнесла Ольга, уже не пряча глаз, и с ненавистью посмотрела в глаза мужчине, которого раньше любила и ради которого когда-то была готова умереть. — Ты доволен?

— Раньше ты произносила мое имя с большей любовью.

— Раньше я любила тебя!

В салоне автомобиля повисла тишина. Олег продолжал то и дело окидывать девушку взглядом, будто хотел что-то спросить, но не решался. Наконец, Ольга не выдержала:

— Как там твоя Ирина?

— Марина, — буркнув, поправил мужчина, — нормально. Совсем скоро у нас должен родиться ребенок. Знаешь…

— Я рада за тебя.

— Я решил, что если у нас будет девочка…

— Мне это неинтересно.

— То мы назовем ее Ольгой.

Хватит! У всего есть свой предел. Ольга знала, что Олег откровенно издевается над ней, но не могла понять, зачем ему это нужно. Почему?

— Останови! — девушка взялась за дверную ручку, чувствуя, как ее начинает трясти от ненависти к Олегу.

— Что?

— Останови, черт бы тебя побрал! Слышишь?

Олег никак не отреагировал на реплику Ольги, продолжая сосредоточенно наблюдать за дорогой.

— Олег, ради чего все это? Тебе мало меня унизить? Знаешь, а я ведь почти перестала оглядываться и видеть в каждом проходящем мужчине тебя, я перестала каждую ночь плакать в подушку и горстями есть снотворное. Уже месяц, выходя на балкон, меня не помещают мысли о суициде! Но тут опять появляешься ты, и я зачем-то еду с тобой неизвестно куда.

— Я… просто хотел поговорить, — произнес мужчина, пораженный той злобой и ненавистью, что слышались в голосе девушки.

— Поговорить? А обязательно было увозить меня куда-то загород? Или у тебя на меня какие-то планы?

— Господи, как ты могла подумать такое! Оля, послушай… Мы уже почти приехали. Нам надо просто кое о чем поговорить.

Больше Олег не произнес ни слова.

Когда машина остановилась около одного из особняков, Ольга резко открыла дверь и ступила на дорожку, выложенную декоративной плиткой. Дом поражал воображение. Статуи, фонтаны, бассейн, огромный сад с самыми разыми цветами и деревьями… в этой красоте казались чуждыми натыканные повсюду видеокамеры, датчики и прочая электроника.

— Ты привез меня к себе?

— Марины здесь нет, если ты об этом. Я не позволю ей беспокоиться по поводу несуществующих проблем, — Олег обошел автомобиль и попытался взять Ольгу под локоть, но, наткнувшись на холодный взгляд, хмыкнул и указал в сторону дома.

— Значит, я несуществующая проблема? — спросила девушка, когда они уже подошли к дому и Олег открыл дверь, пропуская девушку вперед.

— Не передергивай. У меня к тебе есть деловое предложение. После я навсегда исчезну из твоей жизни. Если ты этого захочешь.

— Жду с нетерпением, — кинула Ольга через плечо, переступая порог и внимательно оглядываясь по сторонам. Если уж сад поражал воображение, то внутреннее убранство помещений просто шокировало. Пройдя по коридору, они попали в гостиную, в которую выходило множество дверей, ведущих в остальные комнаты. Вся мебель была явно не из дешевых, о стоимости развешанных на стенах картин можно было только догадываться, а огромный шикарный камин в центре был явным изыском даже для этой богатой обстановки. Пол, стены, потолок, да что там, абсолютно все в этом доме было доведено до уровня “произведения искусства».

— Это твой дом? — спросила Ольга, все еще оглядываясь по сторонам.

— Ты меня переоцениваешь. Здесь живет один мой друг.

— Кто он?

— Узнаешь совсем скоро. Нам сюда, — Олег указал на ближайший от Ольги дверной проем. — Дверь в конце коридора. Моего друга сейчас нет дома, так что нам придется подождать. Пойдем.

Олег немного подтолкнул замершую в нерешительности Ольгу. Это было все довольно странно, и девушка никак не могла объяснить то чувство тяжести, что вдруг возникло у нее где-то там, внутри, у самого сердца. Ей не хотелось идти, но прикосновение Олега словно придало ей сил. «Чепуха» – промелькнуло в голове у девушки. Ольга уже достигла нужной двери, когда вдруг обернулась и не увидела за спиной Олега. Девушка замерла, силясь понять, что происходит, но в этот момент дверь распахнулась. На пороге стоял высокий худощавый парень, одетый в строгий черный деловой костюм с искусно повязанным красным галстуком, и удивленно взирал на Ольгу. Он был молод, ему было чуть-чуть за двадцать, но аккуратно уложенные черные волосы, гладко выбритое лицо, ухоженная и отглаженная одежда и общая напыщенность, несвойственная молодому поколению его возраста, несколько удивляла.

— Э… я могу вам чем-нибудь помочь? — молодой человек явно не ожидал встретить здесь незнакомую девушку, которая каким-то чудом попала в его дом, — А вы что здесь делаете?

— Я? — Ольга вновь оглянулась, проклиная Олега.

— Подождите, вы Ольга? Подруга Олега?

— Нет! Я приехала с ним по его просьбе, но я ему не подруга!

— Ладно-ладно, меня не интересуют ваши личные отношения. Где сам Олег?

— Где-то здесь…

— Довольно необычно знакомиться с девушкой в своем собственном доме, не подозревая о том, что она уже на протяжении какого-то времени находится у тебя в гостях. Господи, где же мое воспитание? — парень усмехнулся, делая шаг назад и отходя вглубь комнаты, — прошу, входите.

Ольга осторожно переступила порог, уже приготовившись с интересом разглядывать внутреннюю обстановку помещения, но к ее разочарованию, по сравнению со всем домом, здесь не было ничего интересного – в центре стоял огромный деревянный стол, на котором вольготно расположился ноутбук; всю правую стену занимал книжный шкаф; напротив него стояли парочка кожаных кресел и небольшой журнальный столик, на котором лежала коробка сигар. Вот, собственно, и все, если не считать задернутого черными шторами окна и нескольких светильников, выполненных в виде подсвечников и висящих вдоль стен.

— Ну, и как вам? — поинтересовался мужчина, наблюдая за тем, как Ольга изучает помещение.

— Как то слишком мрачно. Зайдя сюда, кажется, как будто попадаешь совершенно в другой мир, – Ольга встряхнула головой и заставила себя улыбнуться, — Бред. Вы извините, просто я немного не в себе из-за внезапного появления Олега.

— Все нормально. Вы правы, то же самое чувствую и я, когда нахожусь здесь. Пройдемте, — парень подошел к окну и отодвинул штору, впуская в помещение солнечный свет. — За окном моего кабинета сад, клумбы и цветы… Прекрасное зрелище. Знали бы вы, какая красота здесь происходит ранней весной, когда вся природа оживает. Божественно. Глядя на эту красоту, хочется наслаждаться жизнью, прочувствовать каждую секунду утекающего времени. Когда за твоей спиной такая красота, совсем не хочется работать и думать о делах. Словно душа раскрывается навстречу… — парень недоговорил, резко задернув штору. — Когда в твоих руках судьбы многих людей, опасно забывать о работе и предаваться наслаждению красотой окружающего тебя мира.

— Кем вы работаете?

— Вот мы и подошли к теме нашего разговора. Я предприниматель. Скупаю товар у нуждающихся, но плачу им за это хорошую цену.

— Что-то я не верю в Робин Гудов современности.

— Мое ремесло не современно, оно существует уже довольно давно.

— Может быть, хватит говорить загадками?

— С удовольствием. Но я не знаю с чего начать. Скажи, твой новый парень Артур… ты его хорошо знаешь?

— Это Олег попросил вас со мной поговорить?

— Олег?! Дурочка, ты так ничего не поняла. Причем тут какой-то Олег, мне плевать на него, как собственно и на тебя, если бы ты не была знакома с тем, кого привыкла называть Артуром.

— Да как вы…Я ухожу! Катитесь к черту со своим Олегом! — Ольга резко развернулась и направилась к двери.

— К черту? Слишком мелкая для меня персона. Милая, ты никуда не уйдешь. Я тебе этого не позволю.

Ольга старалась не слушать весь тот бред, что нес этот сумасшедший. Она кинулась к выходу, проклиная себя за то, что села в машину к Олегу. Ни к чему хорошему это не могло привести!

Оказавшись около двери, Ольга дернула дверную ручку, но та не поддалась. Девушка в спешке стала шарить рукой в поисках защелки или чего-то еще, но ничего подобного не было. Даже замочной скважины!

— Оленька, милая, обернись! — донесся до девушки такой знакомый и любимый голос.

Ольга обернулась, боясь поверить в происходящее. Там, где секунду назад находился незнакомец, сейчас стоял ее Артур.

— Любимая, что с тобой? — Артур сделал шаг навстречу.

— Но… это невозможно! Тебя здесь не было! — девушка кинулась назад к выходу, в ужасе вцепившись в дверную ручку. Но даже под градом ударов дверь не шелохнулась, будто дерево превратилось в камень.

— Что с тобой, Оленька? Иди ко мне!

Артур подошел достаточно близко, чтобы девушка смогла рассмотреть его в мельчайших подробностях, почувствовать его дыхание, расслышать удары его сердца… Это был он, сомнений не оставалось! Не понимая, что делает, Ольга кинулась на шею Артуру и, уткнувшись в его плечо, расплакалась, утирая руками слезы.

— Успокойся, все хорошо, я уже рядом, — Артур осторожно гладил ее по волосам, продолжая при этом говорить что-то утешающее.

Ольга посмотрела в глаза парня и вдруг оттолкнула его, закричав:

— Уйди от меня! Ты не он! Вот, слышишь?!

Трясущимися пальцами девушка нажала несколько кнопок на своем мобильном и включила громкую связь. Из динамика тут же донесся любимый и родной голос Артура:

— Оля! Оля, что-то случилось? Я в кафе. Ты где?

— Артур! — закричала Ольга в трубку, не в силах сдержать слезы, ручьем бегущие по щекам.

— Что происходит? Оля? Не молчи, ответь! Где ты?! Оля! — доносился голос Артура из телефона, но девушка, казалось, уже не слышала его.

Внешность лжеАртура медленно изменялась, он прямо на глазах преобразовывался в другого человека. Со стоящего перед Ольгой мужчины как будто слетали маленькие, еле заметные глазу песчинки, которые тут же растворялись в воздухе, обнажая новое лицо. Теперь перед ней стоял улыбающийся Олег.

— Нет! — прокричала девушка, отступив назад и забившись в самый дальний угол, будто намериваясь просочиться сквозь стену. Сев на корточки, она обхватила колени руками, пытаясь унять колотившую ее дрожь.

Подошедший Олег сел рядом и, продолжая улыбаться, протянул руку, касаясь Ольгиной щеки.

— Пожалуйста… Кто ты? – больше всего на свете Ольга хотела оттолкнуть от себя это чудовище и убежать как можно дальше, к Артуру, который непременно защитит ее. Но она не могла даже пошевелиться – тело как будто налилось свинцом, перед глазами все поплыло, и ей показалось, что перед ней сидит уже ни Олег, и даже ни Артур, а тот самый незнакомец, что предложил войти ей в эту проклятую комнату. Последние слова, что разобрала девушка перед тем, как потерять сознание, были ответом на заданный ею вопрос:

— Я твой ночной кошмар.

ГЛАВА 3 — ЦЕНА ЛЮБВИ

Артур вскочил из-за стола и чуть было не опрокинул его. За одну секунду все изменилось – умиротворение и спокойствие улетучились без следа, оставив место страху и злобе. Адреналин бурлил в крови подобно бегущему по венам раскаленному металлу, он выжигал все изнутри, не оставляя места человеческим слабостям, вроде сострадания и жалости к тому, кто посмел сделать больно той, которая была для него дороже всего этого мира.

Парень выскочил на улицу, не понимая, что происходит, не зная, куда бежать и что делать. Кровь пульсировала в висках, Артур чувствовал, как боль, зародившаяся в сердце, распространяется по всему телу словно смертельный яд, название которому было бессилие и беспомощность. Парень остановил уже несколько машин, но на безобидный вопрос водителя о том, куда следовало ехать, он не знал, что ответить. Кажется, он начинал сходить с ума.

Сев на одну из лавочек в небольшом сквере, он раз за разом набирал Ольгин номер телефона, но она не отвечала.

— В чем телефон-то виноват, а, молодой человек?

Артур поднял голову, непонимающе посмотрев на подошедшего и севшего рядом на лавочку молодого парня. Улыбнувшись, незнакомец кивнул на ладонь Артура, в которой тот сжимал мобильный телефон. Проследив за его взглядом, парень, не замечавший до этого ничего вокруг, наконец почувствовал, с какой силой он сжал в кулаке жалкую электронику. Еще чуть-чуть и телефон просто сломается, рассыпавшись на мелкие детали.

— Ты что-то хотел? — грубо спросил Артур у незнакомца, всем своим видом показывая, что он не настроен на общение.

— Да нет, просто проходил мимо и увидел вас. Вы намного не в себе. Я могу чем-нибудь помочь?

— Я сам справлюсь, — Артур отвернулся от незнакомца, давая понять, что разговор окончен.

— По-моему, вам надо выговориться.

Артур закрыл глаза и сделал парочку глубоких вдохов. Подобная процедура нисколько не помогла успокоиться, но, по крайне мере, он устоял перед соблазном выплеснуть весь свой негатив на этого случайно подвернувшегося под руку человека. Артур поднялся и, не оборачиваясь, направился к выходу с территории сквера. Он еще не решил, куда идти, но если и стоило посидеть где-то и собраться с мыслями, то это должно быть безлюдное место, где не было бы никаких навязчивых прохожих.

Артур осмотрелся по сторонам, решая, в какую сторону идти, как вдруг вздрогнул, почувствовав, как завибрировал в руке мобильный телефон. Взглянув на дисплей, он почувствовал, как по коже пробегают мурашки, а сердце начинает гулко стучать, с каждым ударом ускоряя свой бег — звонила Ольга. Трясущимися пальцами, нажав всего одну кнопку, Артур поднес телефон к уху, чувствуя, как будто держит в руке не легкий кусок пластика, а слиток металла.

— Меня, кстати, Аристархом зовут, — донесся странно знакомый голос из мобильника, — А ты, кажется, Артур?

— Кто ты? — процедил парень сквозь зубы, — Где Ольга? Если ты хоть пальцем ее тронул…

— Успокойся, с ней все в порядке, она ждет тебя в безопасном месте. Хочешь с ней встретиться — садись в машину.

Связь прервалась, и в следующую же секунду рядом с Артуром остановился автомобиль. Незнакомец, еще минуту назад сидевший рядом с ним на лавочке, теперь находился за рулем «Мерседеса» и с широкой ухмылкой на лице кивал на соседнее пустующее кресло. Стоило только Артуру сесть в автомобиль, как тот тут же взревел и, выкидывая из под колес талый снег, скрылся за поворотом.

***

— Где она? — прокричал Артур, врываясь в дом и пробегая по коридору, ведущему в гостиную. – Оля!

— Успокойся. Признаться честно, твоя молчаливость в дороге меня удивляла, — Аристарх проследовал за Артуром и вольготно расположился в одном из кресел. — Теперь же ты ведешь себя как мальчишка.

— Заткнись, ублюдок! Я еще не разобрался, какова твоя роль во всем этом!

— Главная. Если я скажу, что это все моих рук дело, ты мне поверишь?

— Да, и тут же убью тебя, — Артур замер в нерешительности посреди комнаты, оглядываясь по сторонам и решая, откуда стоит начать поиски.

— Что же тебе мешало разобраться со мной еще там, в парке или в автомобиле?

— Я не знал, где вы держите Ольгу.

— А что изменилось теперь? Ты уверен, что она здесь? А даже если и так, как ты думаешь, насколько безопасно ее длительное пребывание в этом доме? Ты готов рискнуть ее жизнью и воздать мне по заслугам? — Аристарх ехидно усмехнулся, кивая на кресло, расположенное напротив, — Садись, нам есть о чем с тобой поговорить.

— Где Ольга?

— Сядь, иначе я не гарантирую ее безопасность!

Артур смерил своего собеседника испепеляющим взглядом, но все же сел в кресло.

— Вот видишь, как это просто выполнять чужие приказы. Тебе ведь знакомо это чувство? Ты ведь долгое время выполнял чужие указания. Был на посылках. Но потом все вдруг изменилось. Ты ослушался и возомнил себя творцом чужой судьбы.

— У меня нет времени слушать весь этот высокопарный бред. Чего ты хочешь?

— Ты знаешь, кто я? — спросил Аристарх внимательно посмотрев в глаза Артура, как будто намереваясь прочесть в них ответ на свой вопрос.

— Ты псих, возомнивший себя Господом Богом.

— Знаешь, а раньше я завидовал чужому умению вот так вот нагло врать, глядя в глаза своего собеседника. Нет, правда, завидовал, до тех пор, пока сам не научился. Ты ведь не веришь, что я могу быть высшей божественной Сущностью, первичной материей и прародителем всего живого на этой земле? Не знаю уж, что заставляет тебя врать, но ты неискренен. Я могу лишь догадываться, о чем ты ведаешь на мой счет, но я знаю о тебе все. Скажи, — Аристарх на секунду задумался, будто подбирая нужные слова, — а это больно? Что чувствуешь после того, как добровольно отказываешься от своей истинной сущности?

Артур не ответил, продолжая молча взирать на своего собеседника. Казалось, это может длиться вечность – два совершенно разных взрослых мужчины, сидящие в противоположных креслах и не отрывающие друг от друга взгляда. Глаза в глаза. Черное и белое. Инь и Ян. Огонь и лед. Казалось, само время остановилось, дабы лично пронаблюдать за исходом этого поединка.

Вдруг, на втором этаже дома что-то упало, послышался звук бьющегося стекла. Артур дернул головой в сторону звука, и на лице Аристарха же появилась еле заметная усмешка.

— Падший Ангел. Какая лирика, — Аристарх сделал вид, как будто умиленно вытирает выступившие слезы. — Отказаться от всех и вся, объявить себя добровольным изгнанником, и ради чего? Кто она такая? Неужели какая-то простая земная девушка способна дать тебе больше, чем твой благородный Бог? Может быть, Рай и вправду не настолько сладостен, как о нем поют лжепророки? Раз даже апостолы великой веры готовы променять его на землю, где правит балом первородный грех.

— Ты ошибаешься, я отказался от своих сил лишь на время.

— Что, всего лишь на время снял свои бархатные крылья? Не знал, что такое возможно. Скажи, а раны на твоей спине уже зажили? Рубцов не осталось? Мне казалось, тепло, идущее от огня, в котором сгорели твои крылья, было вполне реальным.

— Чего ты хочешь?

— Для начала понять, ради чего ты пошел на подобные жертвы. Скажи, ты долго наблюдал за Ольгой, прежде чем кинуться вниз, в бездну, у которой нет дна?

— Давно. Но тебе не понять.

— Куда уж мне. Отказаться от силы и бессмертия ради человека? Нет, ты прав, мне чуждо то, что вы называете любовью. Но зато твоя Ольга умеет прекрасно любить. Уж поверь мне, проверено на личном опыте…

Аристарх не успел договорить, потому что в следующую секунду Артур вскочил со своего места и, ухватив хозяина дома за грудки, дернул его вверх с такой силой, что затрещал материал пиджака.

— А теперь послушай меня, ты, инфернальный ублюдок! Если я узнаю, что ты сделал ей больно, то будь уверен, я достану тебя из самой глубокой норы Ада и заставлю пожалеть о содеянном! Ты понял?!

— Можешь не беспокоиться, я не причинил Ольге вреда. Наоборот, ей было хорошо со мной!

Аристарх пытался добавить что-то еще, но Артур жестоко прервал все его попытки, ударив кулаком в лицо. Хозяин дома засмеялся, запрокинул голову, и тут же получил коленом в живот, после чего на него посыпался настоящий град ударов. Аристарх упал, на дорогой ковер брызнула кровь. Артур же, как будто увидев себя со стороны и осознав то, что он делает, в ужасе отшатнулся от избиваемого им человека и вдруг кинулся наверх, туда, где раньше был слышен звук разбитого стекла.

— Не так быстро! — раздался хрип за спиной Артура, и в этот же самый момент он налетел на невидимую преграду, только что возникшую на его пути. Парень обернулся, глядя в горящие злобой глаза Аристарха. Его собеседник выглядел неважно – разбитый нос, рассеченные и сильно кровоточащие бровь и нижняя губа, вкупе со множеством ссадин и ушибов, покрывающих лицо Аристарха и придававших ему еще более жуткий вид.

— Что ж, я видел достаточно, — усмехнулся хозяин, демонстративно сложив руки на груди. – Сейчас к нам спустится Ольга. Только стой там, где стоишь, иначе она за это поплатится.

Не дожидаясь ответа Артура, Аристарх закрыл глаза и, кажется, даже перестал дышать, лишь изредка вздрагивая всем телом. Дверь на втором этаже распахнулась, и на лестнице показалась Ольга – она ничуть не изменилась, лишь сильно побледнела, отчего на лице стали отчетливо заметны несколько ссадин и небольшой кровоподтек. Артур глухо зарычал, но не двинулся с места. Возможно, ему показалось, но в его голове отчетливо всплыла фраза, брошенная Аристархом: “Стой там, где стоишь!”. Тем временем девушка осторожно спустилась по лестнице и медленно подошла к своему возлюбленному. Теперь у Артура был отличный шанс во всех деталях разглядеть ее бледное лицо и красные заплаканные глаза.

“Я убью тебя! Я убью тебя, ублюдок, чего бы мне этого не стоило!” – безмолвно прокричал Артур.

“Убьешь. Но и она умрет на твоих глазах. Готов заплатить такую цену?” – прозвучал насмешливый голос Аристарха в голове у парня, но тот нисколько этому не удивился.

— Оля, что с тобой? – прошептал Артур, не в силах больше стоять рядом с любимой и в тоже время бояться прикоснуться к ней. Это было невыносимо. Сделав шаг навстречу к Ольге, Артур обнял ее, заключив в объятия, прижав к груди и почувствовав, как глаза наполняются слезами. Но в следующую секунду Ольга оттолкнула его. Не понимая, что происходит, Артур обхватил ее плечи, встряхнул, как будто это могло помочь, и только потом догадался посмотреть в ее глаза… заглянуть и отшатнуться – на него смотрела не Ольга, нет, в ее глазах не было и намека на прежние чувства, там был лишь холод, пустота и безразличие.

Девушка медленно обошла вокруг своего возлюблено и остановилась около Аристарха, осторожно обняв его. Это стало последней каплей, чаша терпения Артура была переполнена. Парень со сжатыми кулаками кинулся на стоящего перед ним Аристарха, но стоило тому лишь вскинуть руку, как парень остановился. Артур почувствовал, как что-то незримое изменилось в комнате, как по окружающему пространству будто прошла морская волна, сметая все вокруг, но при этом, не трогая находящихся в помещении людей. Казалось, изменились даже краски окружающего мира – они потускнели, смешавшись в какую-то безликую однородную гамму. Артур не сразу понял, что ему стало трудно дышать, как будто что-то невидимым прессом давило на него, прижимая к земле, отчего сам воздух стал каким-то тяжелым. А посреди комнаты стоял улыбающийся Аристарх – черты его лица стали грубее и резче, цвет кожи изменился на пепельно-серый, и единственным ярким пятном во всем его облике оставались лишь его красные глаза, в которых, казалось, отражались языки невидимого пламени.

— Люцифер, — выдохнул Артур, чувствуя, как из-за недостатка кислорода легкие начинает ощутимо жечь.

— Ты прав! Belzebub, Astaroth, Leviathan, Elimi…1 Все! Они все незримо присутствуют здесь и полностью одобряют мой выбор! Пришло время принимать решения и отвечать за свои поступки. Ты готов спасти свою Ольгу? – Аристарх кивнул за спину, где едва различимо угадывался силуэт девушки, — Тогда, заключим договор! Ты отдашь мне душу и отречешься от своего Бога. Но взамен получишь ту, ради которой отказался от своей истиной сущности. Если ты не согласишься… что ж, она нам больше не нужна. Думай, падший Ангел, думай, но помни, что время подобно песку, что сыплется сквозь сжатые ладони, и ты не в силах ничего изменить.

Артур молчал. Сейчас он смотрел сквозь Аристарха на ту безликую тень, что стояла за его спиной. Он не замечал ничего, весь окружающий мир словно сжался до размера одного неясного силуэта, ради которого он был готов умереть.

— У меня будет несколько условий, — наконец произнес охрипшим голосом Артур, и ему показалось, что это сказал не он, а кто-то другой, тот, кто уже сдался и готов был сделать последний шаг… шаг в адскую бездну, из которой не было возврата.

— Не бойся, говори, — Аристарх еле заметно кивнул, как будто принимая к сведенью чьи-то, лишь ему одному слышимые, слова.

— Я хочу, чтобы она была свободна. Вы должны отпустить ее… навсегда. Ни ты, ни твои прихвостни больше никогда не должны появляться в ее жизни. Ее душа должна быть вам неподвластна!

— Хорошо, но мы не будем избегать ее, в конце концов, она может случайно столкнуться с кем-то из нас или же сама целенаправленно искать этой встречи. Но я обещаю тебе, что ее душа будет нам неподвластна, и мы не сможем воздействовать на нее. Она будет свободна. Мы включим твое условие в текст договора, и, нарушив его, мы потеряем любую власть над тобой. Кроме того, ты всегда сможешь незримо наблюдать за своей возлюбленной. Тебя это устраивает?

Артур утвердительно кивнул. А после, встав на колени, онемевшими непослушными губами произнес:

— Я в твоей власти. Я готов дать клятву на совете Дьяволов.

— Да будет так! – произнес Аристарх и засмеялся, наблюдая за обреченным Артуром. Его смех наполнил комнату, вытесняя любые другие звуки, заставляя зажмуриться и заткнуть уши.

Ольга, до этого стоявшая в оцепенении за спиной Аристарха, вдруг сделала шаг назад и растворилась в царящем вокруг мраке, будто последний источник света в этом темном царстве.

— Артур, ты можешь начинать.

Парень кивнул и, закрыв глаза, начал медленно произносить текст, всплывающий перед его глазами ослепительно яркими строчками:

Domine magigisterque Lucifer to deum et principem agnosco, et polliceor tibi servire et obedire quandiu potero vivere. Et renuncio alterum Deum et Jesum Christum et alios sanctos alquue sanctas et Ecclesiam Apostolicam et Romanam et omnia ipsius scramenta et omnes orationes et rogationes quibus fideles possint intercedere pro me…2

В комнате царила тишина, и лишь непонятно откуда взявшееся эхо вторило голосу Артура, как будто повторяя за ним неизвестно кем придуманные и проклятые слова, истинный смысл которых был непонятен простым смертным.

ГЛАВА 4 – У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

Торопливо снующие люди не замечали, или по крайне мере старались не замечать бредущую, заплаканную девушку. Им было плевать на нее, им хватало своих проблем.

А вправду, зачем жалеть очередную жертву наркомании, которую мучает ломка? Что? Она не наркоманка? Тогда явно больна алкоголизмом или еще каким-нибудь людским пороком. Все равно. В этом мире нет места сильным, каждый должен следить только за тем, чтобы кто-нибудь не надумал занять его места под солнцем. И плевать, что у этой девушки в голове одни суицидальные мысли, выживают сильнейшие, слабым нет места среди победителей.

Ольга свернула в очередной темный переулок, совсем не понимая, куда идет. Ей было все равно. Зачем трепыхаться, искать выхода там, где его просто нет по определению? У нее было почти все, о чем она только мечтала, но в одну секунду это “все” разрушилось словно песчаный замок, смытый волной. И стихии плевать, с какой любовью и фанатизмом ты строил свое творение искусства, вода вмиг уничтожит все и тут же, как ни в чем не бывало, вернется обратно в море.

Девушка вспомнила Артура, его улыбку, завораживающие голубые глаза… И тут же перед ее взором появилась злорадная ухмылка Аристарха. Его красные, светящиеся злобой глаза подчиняли и пленяли, но не любовью и теплом, а злобой, ненавистью и… силой. Той, которую Ольга никак не могла понять и объяснить, но отлично помнила. Она вообще все прекрасно помнила с самого начала и до того момента, как Артур преклонил колени перед Аристархом. Падший Ангел. Демон. Это было невероятно.

Ольга упала на холодный асфальт, чувствуя, как остатки сил покидают ее. Она больше не встанет… хватит!

Девушка медленно расстегнула сумочку и, достав из нее складной нож, приложила холодящее кожу лезвие к запястью.

— Погоди, милая, — раздалось за спиной у Ольги, и она не успела ничего подумать, как чья-то рука ухватила ее за запястье, больно сжав его и вынуждая выронить нож. В следующую секунду девушка была грубо поднята и прижата к стене.

Двое мужчин обступили ее, и пока один зажимал девушке рот, другой пожирал ее взглядом.

— Симпатичная куколка, — подвел итог тот, что внимательно разглядывал Ольгу. – Что решила на тот свет отправиться? Ну, так мы тебя надолго не задержим. Ты как, Лелик?

Ольга попыталась ударить одного из обидчиков, но увернувшись, тот лишь захохотал, ударив ее по лицу.

Из глаз девушки брызнули слезы. Ее тело скрутило судорогой, а в памяти вспыхнули воспоминания о том, как Аристарх точно также издевался над ней. Как он подчинил ее, лишив возможности контролировать собственное тело, но при этом не тронув разум. Она все прекрасно помнила. Эти воспоминания, словно рабское клеймо, навсегда останутся в ее памяти.

— Хватит! – раздался знакомый голос, и Ольга вздрогнула, словно от удара. – Польши вон!

Девушка не знала, что именно так напугало двоих насильников, но стоило только появиться незваному гостю, как эти двое тут же кинулись бежать. В следующую секунду над Ольгой навис ее спаситель.

— С тобой все нормально? – холодно поинтересовался Аристарх.

— Оставь меня! Ты обещал Артуру, что больше не появишься в моей жизни!

— Обещал и сдержу слово. Он сам попросил меня вмешаться.

— А что ты попросил взамен? Или ты хочешь и мою душу?

— Артур пообещал оказать мне услугу. А теперь извини, мне надо идти.

Кивнув головой, Аристарх развернулся и направился к выходу из переулка. Ольга размышляла всего секунду – нагнувшись и подняв с земли свою сумочку, она кинулась следом за парнем.

— Стой! Я хочу быть с Артуром.

— Это невозможно.

— Я поступлю так же, как и он, — Ольга встала на колени. — Возьми мою душу!

— Ты с ума сошла! – Аристарх взмахнул рукой, и те прохожие, что стали с интересом поглядывать на них, как ни в чем не бывало направились по своим делам. Более того, теперь люди несознательно огибали Ольгу с Аристархом и небольшое пространство вокруг них. – Ты знаешь – условие Артура исключает твою просьбу! Уж извини, но он для нас важнее!

— Зачем он вам?

— Ты все слышала, об остальном могла догадаться и сама. Он отказался от своей силы, но в нем есть исток, часть первородной материи. Сила отличная от нашей. Это все слишком сложно. Тебе достаточно знать, что наделив его своей силой, мы получим приспешника, которого еще не видел этот жалкий мир!

— Ты мне отказываешь? – тихо спросила Ольга, опустив голову.

— Я не привык повторять, — Аристарх обошел девушку, намериваясь выйти из под невидимого купола и раствориться в людском потоке.

Но стоило ему только повернуться к Ольге спиной, как та резко встала и попыталась ударить Аристарха в спину. Выпад был выполнен настолько молниеносно, что заметить нож, который девушка сжимала в ладони, было почти невозможно.

Аристарх будто что-то почувствовал и, обернувшись, он перехватил руку девушки, уходя из-под удара. Все произошло за секунду. С металлическим звоном окровавленный нож упал на заснеженный асфальт.

Аристарх подхватил Ольгу, осторожно опуская ее на землю. Тонкая куртка девушки с легкостью пропустила через себя металл, не создав на его пути почти никакой преграды. Парень склонился над девушкой, обоими руками зажимая кровоточащую рану на ее груди. Несколько секунд он сидел около недвижимого тела, потом медленно поднялся и, вытерев руки о пиджак, отступил назад.

— Помоги ей! – раздалось совсем рядом, и Аристарх обернулся, встречаясь глазами с Артуром, который только что ступил под невидимый купол заклинания.

— Откуда ты здесь?

— Помоги ей! – произнес Артур, склоняясь над Ольгой.

— Я не могу.

— Ты обещал, что она будет жить! Ты говорил, что больше не вмешаешься в ее жизнь!

— Я обещал, и я сдержал свое слово. Она сама себя зарезала! Ей суждено было умереть! Если бы я не вмешался, ее бы сначала изнасиловали, а потом все рано убили! Ты видел ее судьбу! Это твой Бог так распорядился! Ты сам во всем виноват.

— Ты говорил, что она будет жить!

— Она и жил. Ты сам подписал ей смертный приговор, запретив заключать со мною контракт. Она потеряла тебя, и никогда бы не смирилась с этим.

— Так покажи же свою силу! Верни ей жизнь.

— Не могу. Ты сам запретил мне вмешиваться в ее жизнь. Ты навсегда закрыл книгу ее судьбы для меня.

— Так нарушь договор! Я разрешаю… я прошу!

— Зачем мне рисковать? Перераспределение сил в этом мире ничтожно мало, а значит, затраты будут несопоставимо высокими. Здесь нет моей вины, лишь твоя прихоть. Ты сам так решил. Меня все устраивает.

Артур неотрывно следил за Ольгой, за тем, как с каждой секундой ее дыхание становилось все реже и тяжелее, как медленно подрагивали ее веки, как порой шевелились ее губы, будто она пыталась что-то сказать. Парня как будто пробило током, когда девушка вдруг сжала его ладонь и, на секунду открыв глаза, что-то прошептала, чтобы потом замолчать… навсегда.

Кажется, в этот самый момент мир перевернулся перед глазами, а там, где-то внутри, что-то оборвалось и провалилось в бездну. Что-то очень важное. А потом пришла боль, адская, раздирающая изнутри, но при этом несущая спасение, потому что она заставляла забыть обо всем на свете.

Артур встал, глядя на Аристарха. Одна мысль о том, что он будет и дальше продолжать жить, сводила с ума.

— Я не понимаю, — Аристарх сделал шаг назад, внимательно вглядываясь в Артура, как будто видел его впервые. Он вскинул руку, но ничего не произошло. – Это невозможно!

Артур не ответил, вместо этого он ударил Аристарха в лицо с такой силой, что тот не устоял на ногах и, упав на землю, прокатился спиной по мокрому снегу. Ангела это не остановило. Приблизившись, он занес руку для очередной удар. Аристарх выставил ладонь, словно пытаясь закрыться и спастись. В тот момент, когда их руку соприкоснулись, яркая ослепительная вспышка поглотила обоих, а в следующую секунду одно из тел выкинуло из ореола пламени, отшвырнув назад.

Человек упал в снег, после чего медленно поднялся, осматриваясь по сторонам. Узнать в этом покрытом ожогами мужчине Артура было крайне сложно. Эту задачу также усложняли огромные белоснежные крылья, что располагались у него за спиной.

Ангел осмотрел пустующую улицу, на которой не было видно ни единого человека – неведомая сила разогнала всех людей по домам. Что ж, это и к лучшему. Артур в очередной раз взглянул на то место, где всего пару минут назад находился Аристарх, а сейчас был лишь почерневший асфальт. На негнущихся ногах, подойдя к телу Ольги, Ангел осторожно склонился над той, которую любил и все же не смог уберечь.

Осторожно подняв девушку на руки, он резко взмахнул крыльями. Ангел поднимался все выше и выше, устремляясь в ночное небо города, на котором медленно, как будто с неохотой, загорались первые звезды.

читателей   337   сегодня 1

<hr>

  1. (латынь) Вельзевул, Астарот, Лефиан, Элими…
  2. (латынь) Мой хозяин и господин Люцифер, я признаю тебя, как моего Господа и князя и обещаю служить и подчиняться тебе в течение всей моей жизни. И я отрекаюсь от другого Господа, от Иисуса Христа, всех святых, апостольской и католической церкви, всех святых таинств, молитв и обращений, благодаря которым правоверные могут повлиять на меня…
337 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...