Хранители истории: потерянное время

 

Пролог

 

В Андале после правления нескольких великих домов, общество пребывало в упадке. Сменив своего потомка Мантериса Альбаско Франа, который погиб три месяца назад при так называемом походе “чести”, ­– правил Канго Далого Франа; хотя этот человек и старался лавировать между различными классами общества, – у него это получалось не очень хорошо.

Так, одного из самых нейтральных правителей, дававшей надежду на выравнивание обстановки в обществе, сменил упомянутый Канго Далого Франа – человек чести, о котором можно сказать лишь то, что его правление продлилось всего год.

Некоторые советники говорили, что он похож на предшественника (только внешностью), но, то был Мантерис, носивший короткую прическу и небольшую щетину на подбородке, Мантерис уверенно и ловко лавировавший между классами, который мог бы восстановить спокойствие и мир в землях Андаля.

Канго был Андалийцем, родившийся в деревушке Вингор. Не привыкшей к здешней обстановке – он путался в переулках, улицах и мостовых столицы. Всё время его отыскивали дворцовые гвардейцы, находя, то в порту, то в какой-то хибаре или же и вовсе на окраине города. Словом, доставлял беспокойство своему дяде, который все время говорил ему, чтобы он никуда не отлучался из дворца.

– Не дело это, сыну Дома Франа разгуливать одному. – Говорил Мантерис, строго смотря на своего племянника. А тот шутливо смеялся и не принимал слова всерьез. Так повторялось изо дня в день, пока не пришло время занять место дяди.

Народ особо не знал Канго, было лишь известно, что этот человек – потомок Дома Франа. Однако, его привычек, характера и даже то, как он выглядел – не было явлено народу, за исключением горстки людей, встретившихся с ним во время его бесконечных блужданий по городу. Возможно, от них и пошел слух, о том, что нынешний “кандидат” – благородный и общительный человек, который все воспринимает с улыбкой.

– Это байки! – кричали в таверне.

– Это вымысел! – говорили на торговой площади.

– Этого просто не может быть! – спорили в академии.

А между тем, Канго рос один – без матери и отца, которых он потерял в неспокойные времена. О нем заботились гувернантка и дядя. У последнего не так было много времени, чтобы уделять достаточное внимание своему племяннику. Но, как только предоставлялась такая возможность, он непременно приезжал в небольшое поместье, находившееся около деревушки Вингор. Это было еще одно владение Дома Франа, в котором, проживала одна из ветвей семьи.

Само поместье представляло собой большой дом, выстроенный буквой “П”; перед ним располагался сад, в котором очень любила гулять мать Канго.

В глазах мальчика дом был просто огромным. Его буйное поведение в детстве всегда сопровождалось беготней по коридорам, игрой в прятки и различными шалостями, что доставляли проблемы слугам.

Поместье пребывало в почти полном одиночестве. В нём жила только постаревшая гувернантка, которая ждала возвращения своего воспитанника, но его она уже никогда не увидит. Её сердце дрогнуло, когда по землям разнеслась новость, о том, что Мантерис погиб, а его место должен занять молодой господин. В тот момент она лишь тяжело вздохнула, а ее глаза стали влажными; на лице же отразилась тень печали, упавшая на ее хрупкие плечи. Наверное, это было облегчением, – что она не дожила до абсолютного падения ее самого “важного” господина.

В момент коронации, на площади столицы собралось много людей, желавшие посмотреть на нового правителя. Они ждали этого момента ровно месяц. За это время прошло много бесед, заключено множество пари, возникло огромное количество ярых споров – все это могло разрешиться в один миг – миг, когда народ увидит своего нового господина.

Огромная площадь была вымощена камнем с небольшими вкраплениями, которые вырисовывали дивные узоры, напоминающие то солнце, то цветы, то ещё что-то – у каждого свое представление. На ней в парадной форме выстроились гвардейцы; за ними шла очередь конницы, цоканье которой тихо отозвалось в слухе собравшихся людей, расположившиеся полукругом на отведенной им второй половине площади.

Обошлись без особой помпезности – никаких салютов, никакого праздника или представления по поводу коронации. Главной причиной служили неодобрительные настроения в Андале.

Наконец, все расположились, послышался бой барабанов и на небольшое возвышение вышел новый правитель, облаченной в синею мантию с небольшими рисунками в виде солнца. На его соломенных коротких волосах величественно расположился символ Дома Франа – корона зеленоватого цвета в форме полумесяца, украшенная одним желтым и одним серым алмазами, а также мелкими бриллиантами разбросанных по всей ее поверхности.

Народ заликовал. Раздались радостные нотки, удалявшиеся на огромные расстояния и подхватывавшиеся теми, кто находился за пределами дворцовой площади.

Новый господин вступил в свои законные права. Он слегка поежился и немного отступился, покачнувшись назад от совершенно неожиданного восторга людей. Во всех его мыслях не предполагалось такого теплого приема народом. Какие б теории он не строил, чтобы не предполагал – всегда считал, что народ Андаля никогда не примет его в качестве короля. “Кто я такой?! – размышлял Канго за день до церемонии. – Они не примут меня!”

Сзади он почувствовал прикосновение чей-то руки, остановившее его “легкое” падение. Это была Мевия Лаурт – женщина, которая уже давно занимает должность советника. Одна из тех, кто слишком категорично высказывает свое мнение. Оказаться под ее давлением – значит выйти из политической игры.

– Ваше величество, будьте осторожны. Это важный день в вашей жизни. – На ее лице отразилась милая улыбка.

– Х-хорошо, мадам. – Чуть запинаясь, произнес Канго.

– О нет, можно обойтись без мадам. Просто, советник Мевия.

– Хорошо, советник Мевия.

Эту легкую неосторожность вряд ли кто заметил. Все были увлечены общей радостью.

Так началось правление последнего короля Андаля, который не смог выполнить тех задач, что стояли перед Его Величеством; но это не в коем мере не умоляет его достоинств, а наоборот – восхваляет его попытку. В таких случаях говорят: “Не повезло”.

 

***

 

На улице раздавались крики людей, горели дома, рушились стены. Все звуки создавали ужасную мелодию, пугающей своей тональностью.

Обычной походкой, но с поникшим видом, в тронный зал вошел молодой господин. Он подрос; его черты лица немного погрубели; волосы заметно удлинились: теперь они доходили до плеч, а челка слегка закрывала ярко зеленые глаза. На доспехах алый цвет перемешивался с бронзовым оттенком.

Канго прошел в середину зала и присел на нижнюю ступеньку, ведущую к трону. Сняв шлем и положив его рядом, он вытер пот с лица, что стекал ручьем и, уставился вдаль потемневшего тронного зала. Можно было понять, что Его Величество испытывает столько разных чувств: ярость, разочарование, беспомощность и усталость. Он был без сил. У него, больше не было желания сражаться.

– Всё потеряно, – шепотом проговорил он. На его глазах выступили слёзы, но с помощью силы воли сдержал их, чтобы не разрыдаться окончательно. Пропала улыбка, которая всегда сияла; исчезло то радостное чувство беззаботности, что руководило им во время блужданий по городу. “Ах, если бы дядя был жив, – думал он, – этого не случилось бы”.

Вполне естественно, что Канго ощущал свою вину за то, что не смог противостоять тем силам, которые пришли сюда. Были ли у него неправильные шаги? Может быть. Но, теперь все это не важно. Сейчас, он сидит с поникшей головой и лишь скорбит обо всём случившемся.

– Выходи, – грустным голосом произнес Канго. – Выходи, я давно знаю, что ты здесь. Эти три месяца войны научили меня многому.

Из пустоты появился человек среднего роста одетый в балахон. Его лицо слегка скрывал капюшон, позволяя ему небольшим, но пушистым пером что-то писать на пергаменте. Он молчал.

– Что ты делаешь? – грустно спросил Канго, который так и не поднял своей головы.

– Пишу, – коротко и ясно ответил незваный гость.

– Что именно?

– Это неважно.

– Кто ты?

– Не важно.

– Зачем ты здесь?

– И это тоже неважно.

Незнакомец повторял одну и ту же фразу как попугай, сохраняя полную невозмутимость и терпимость.

Канго почувствовал, что тот испытывает к нему небольшое раздражение. Видимо, его “раскрытие” было неприятным. Взгляд незнакомец так и не поднял, равно так же как и, ни на шаг не приблизился к Его Величеству.

– Скажи, что мне делать? – в нотках голоса, послышался чуть умоляющий звук молодого господина, который все также неподвижно сидел, словно не хотел спугнуть своего гостя.

– Не знаю. Делайте то, что считаете необходимым.

Незнакомец перестал писать. Он развернулся и собирался исчезнуть точно так же, как и появился.

– Я тебя еще увижу? – спросил Канго.

– Вряд ли, – ответил гость и исчез в тени тронного зала, оставив Канго в полном одиночестве.

Снаружи послышался грохот тарана, который приставили к воротам дворца. Через какое-то время они сломают их, а затем ворвутся сюда. А что будет дальше… уже… не важно…

 

Запись первая. Гость.

 

Лучи солнца ярко освещали парки, площади и жилые кварталы, расположившиеся в одном из самых красивейших мест – Капсии. И хотя гостей год от года становится всё больше – город готовился к новому туристическому сезону.

Природа одарила эти места потрясающими красотами, которыми могли любоваться местные жители. Они считали их своей гордостью, своим достижением (в том, что не погубили), своей особенностью. Кого не спроси, все говорили с придыханием о здешнем воздухе, земле, воде и прочем. Даже маленькие дети гордо поднимали свои головы, копируя взрослых, а затем просто смеялись – это было забавно.

Северная граница города защищена Агринскими горами, которые величественно возвышаются над темно-синими водами. Их вершины покрывает снежная корона, словно бархат накинутый кем-то сверху. Казалось, будто они касаются облаков, подгоняемые здешними ветрами.

От западной границы до восточной растет старинный лес, о котором ходят различные легенды. Недалеко от него разбиты просторные парки, где большую часть времени проводят влюбленные пары.

Сама же Капсия расположилась в центре всего этого “представления”. Её современные дома уходят ввысь, конкурируя с вершинами Агринских гор.

От многих других городов – Капсия отличается своей тишиной. Это вызвано тем, что здесь пользуются самыми современными технологиями. Стоит только появиться идеи, как она тут же воплощаться в жизнь, причем с полным успехом. В ней много непривычного для приезжего гражданина. Например, здесь используются движущиеся тротуары, мазвубусы (составлено из трёх слов: “магия”, “звук” и “автобус”), различные современные коммуникации. Это придает городу статус самого “технологичного”.

Ещё одной немаловажной достопримечательностью является Университет, находящийся рядом со старинным лесом. Его здание выстроено расплющенным полукругом в слегка искривленном виде. Также имеются несколько дополнительных корпусов, в которых располагаются спортивные, музыкальные и театральные секции.

Каждый год, Университет выпускает до пяти тысяч студентов в различных областях знаний.

По коридору шли два человека. Одного из них звали Арвил – студент исторического факультета. Профессор попросил его об одной услуге – сопроводить таинственного гостя от вокзала до Университета. Нельзя сказать, что Арвил был доволен. В его характере наблюдается склонность к ленивости и лишним вопросам, вроде “Зачем?”, “Почему?”, “Для чего?”. Студентом он был неплохим. Хорошо соображал и успел написать несколько научных статей в столь молодом возрасте. Всё что он по-настоящему любит, так это историю. Сам он высокого роста, достаточно худощавого телосложения с короткими темными волосами.

За пятнадцатиминутное знакомство, Арвил не успел или просто не смог (он и сам не понял) рассмотреть внешний облик гостя. То была девушка небольшого роста со стройным и худеньким телосложением. Её темно-синие волосы, сзади были собраны в два пучка по обеим сторонам головы, словно два яблока, а по бокам свисали два небольших распущенных хвостика. Чёлка же чуть-чуть прикрывала её тускло-желтые глаза.

Всю дорогу она молчала, только лишь иногда похихикивала, когда Арвил пытался обратиться к ней с каким-нибудь вопросом. Его охватывали странные чувства, будто бы её не было всю дорогу с ним, и, в то же время она была. Это так раздражало его, что, в конце концов, поднял гордо голову и сопроводил её до кабинета профессора Кената, решив ни о чём больше не расспрашивать гостя.

Пропустив девушку вперед, Арвил остался за дверью.

– О! Ан Танака, – вежливо проговорил профессор Кената, медленно привстав, следуя давнему этикету, который уже вряд ли кто помнит.

– Прошу вас, можно обойтись и без звания, господин Кената. – Тоненьким, почти детским голоском, произнесла девушка.

Профессор слегка поежился от небольшого неудобства. Танака это заметила и сразу вышла из пустоты.

– Спасибо, – проговорил Кената.

– Давайте перейдем к делу, профессор. Или лучше вас называть Хи?

– О нет, – забеспокоился Кената, – не стоит. Это будет чересчур. Зовите меня просто – Кен.

Он присел обратно в кресло и прошелся пальцами по панели.

– Что вас привело ко мне?

– Про… то есть Кен, видите ли, дело в том, что у меня не очень хорошие новости.

– Что же случилось?

– Дело в том, что объявились Тени.

Кената хотел было встать и уже начал движение, но во время удержался. Он был настолько ошарашен новостью, что еле сдержал свои чувства, но продолжил беседу как ни в чем не бывало.

– Вы уверены?

– Да, Кен.

– Тогда это очень плохо. Нам стоит предпринять меры.

– Да, Кен, но вы же знаете, почему появляются Тени.

– Знаю, но необходимо во всем удостовериться. Я этим займусь. Вы можете остановиться у нас? Поверьте, в Университете найдется для вас место. Позвольте предложить вам задержаться на несколько дней.

– Хорошо, я приму ваше предложение.

Она слегка поклонилась в знак благодарности.

В комнату вошел Арвил, и уже более подробно оглядел девушку. Теперь-то он точно мог её видеть!

– Арвил, обустрой госпожу Танака в гостиничном корпусе. Да получше. – Профессор говорил строгим почти угрожающим голосом.

– Хорошо, – произнес Арвил.

Они вместе вышли из здания, направившись в корпус для гостей.

Арвил продолжал хранить молчание. Его щёки слегка были вздуты, кому-то бы он на что-то или на кого-то злился. Скорее всего, причиной всему было то, что Арвил тратил свое драгоценное время на незнакомку. Кто она и зачем приехала? Вот те вопросы, которые мучили молодого человека.

Он небрежно взглянул на нее, стараясь как можно незаметнее рассмотреть ее лицо. Она опять хихикнула. “И что за странная манера у неё – хихикать?” – подумал Арвил.

Тем временем они свернули на аллею, украшенную красивыми деревьями. Их листья одаривали летним ароматом прохожих. В них была сокрыта какая-то свежесть.

Танака заметила, что цвет листьев одинаков, но их оттенки совершенно разные, что придавали им резкую контрастность.

Помимо деревьев, вдоль – вымощенной старинным камнем – дороги, росли кустарники, которые цвели каждый месяц. Это всё являлось чудесами магинерии (от слов “магия” и “инженерия”).

Они шли неторопливым шагом; хотя Арвил предпринимал попытки ускорить его, но дама настояла на своем.

Как ни странно, сегодня был довольно солнечный день. Лучи пробивались сквозь густую листву, которая накрывала дорогу словно занавес. Из-за этого, на лицах Арвила и Танаки играли небольшие солнечные зайчики.

Молчание все так же было нерушимо, словно Андальские горы. Арвил решил предпринять ещё одну попытку – задать вопрос девушке. Он поровнял с нею шаг, а затем как ни в чем не бывало, смотря вперед, спросил:

– Как вас зовут?

Девушка вновь хихикнула, но в этот раз дело на этом не закончилось. Она чуть-чуть повернула голову в сторону Арвила и, немного прищурив глаза а, также натянув улыбку, произнесла:

– Меня зовут Танака. А вы, видимо, студент профессора Кената?

– Это так заметно, да?

Девушка рассмеялась, поэтому ответ был ясен. Арвил не стал подтверждать свою догадку.

– Скажите, – произнес он, почти не размыкая губ, подавляя тем самым звонкие буквы, а кое-где даже приглушая, словно обиженный ребёнок, – зачем вы здесь?

– Ай-яй-яй-яй, – проговорила девушка и, остановив Арвила, уставилась прямо ему в лицо.

Они очутились друг к другу настолько близко, что парню стало не по себе. Перед его носом и глазами (за одно) сантиметров этак в пять, стоит лик ужасно издевающейся улыбки и тускло-желтых глаз, которые стали ещё сильнее прищурены, чем были. Она махала перед ним своим тоненьким указательным пальчиком, стоя при этом на носках, отчего Арвил вынужден был немного отклониться назад. Прохожие с удивлением смотрели на них, правда, это была забава, нежели какое-то из ряда вон выходящее действо.

С молодого человека стал стекать пот, на его лице появились маленькие красные крапинки. Казалось, будто оно слегка вытянулось и стало более пугливым; хотя парень ощущал неловкость.

“Спокойно парень, – рассуждал Арвил, – спокойно. Это всего лишь девушка небольшого роста. Ха-ха-ха! Да она же почти карлик! Возьми себя в руки Арвил де Клуа!” Теперь он точно мог рассмотреть её лицо в самых мельчавших подробностях. Жаль только микроскоп забыл захватить.

В какой-то момент мелкая дрожь, – что ощущал парень с самого начала – прекратилась, сменившись на более глубокий и осмысленный взгляд. “У неё милое личико”, – вдруг заметил Арвил, и, даже попытался улыбнуться, но во время себя оборвал, – Стой! Что я делаю? Очнись Арвил, очнись”.

Собрав губы в трубочку и прищелкивая языком, Танака продолжала дразнить парня, пристально смотря на него. Но, её настрой резко переменился – она стала более серьезной. Это можно было прочитать по её взгляду.

Девушка опустилась назад, встав на полные ноги, и отвернувшись от Арвила, направилась к гостиничным корпусам.

– Хватит дурачиться. Пойдем, проводишь меня, если конечно не забыл просьбу профессора Кената. – Обратилась она к нему.

Арвил пребывая в небольшом шоке, который обуял его в последние секунды, не сразу сообразил, что делать. Отойдя от довольно таки необычной ситуации, он стал догонять девушку.

– Не забыл, – угрюмо произнес он, уже идя рядом с ней.

Вдали показались гостиничные корпуса. Они располагались в несколько рядов, в каждом из которых было по три строения.

Архитектура была причудливой: фасады зданий красиво украшены какими-то движущимися каменными фигурами. Очень напоминало рельефное украшение. По-видимому, они изображали какую-то сцену из пьесы. Фигуры настолько живые, что кажется, будто там не каменные изваяния, а люди.

Чуть выше, на уровне второго этажа, цвет здания менялся на более древесный. Никаких каменных фигур там не наблюдалось, только лишь пустоты с небольшими непонятными узорами.

Последний – третий этаж – украшен растениями, которые свисали с крыши, успешно закрывая проемы между окон. Некоторые ростки доходили до второго этажа.

Арвил и Танака приближались к входу одного из зданий. Только сейчас Арвил поймал себя на мысли, о том, что он действительно видит девушку во всей её красоте, подразумевая её одежду.

Темно-синее одеяние напоминало платье, которое было не очень широким, но и не очень узким. Со стороны казалось, будто её ноги укрыты слегка вздувшейся подушкой, которая была достаточно мягкой и нежной. Штаны доходили до голеней где, плотно прижимались к ногам, словно были закреплены резинкой. Парень не мог определить материал, из которого она сделана. Впрочем, это были всего лишь глупые и ненужные мысли, пробегавшие в голове.

Сверху была одета майка похожая на блузку, поверх которой развивалась белая накидка, крепившейся на плечах и на длинных красных кожаных перчатках, покрывавших только лицевую часть рук, с небольшим надрезом около локтя. Внутри них (перчаток) же виднелась ткань черного цвета, также схожая с перчаткой, однако сделанная из более тонкого материала. Белая накидка покрывала спину и внутреннюю часть рук; по бокам развиваясь на ветру, расходясь на два отдельных куска ткани, напоминавших крылья.

По сравнению с ней он выглядел не ахти. И в самом деле, что с него взять?! Обычная белая рубашка с расстегнутой верхней пуговицей и с закатанными рукавами до локтей. Серые брюки с белыми летними ботинками и с двумя косыми синими полосками по бокам. Но, ему было не до своей внешности. Его интересовало только одно дело – быстрее избавится от гостя, то есть от гостьи.

Она шла чуть впереди, постукивая деревянной обувью. Кажется, у них это называлось “гэта”; но неизвестно, откуда взялось такое название, с какого языка пришло. Он же шел впереди, ведя девушку к намеченной цели.

Аллея сменилась на узкую дорожку, которая поворачивала к зданиям. Декорации вновь поменялись. Теперь их окружали фонтаны, брызгающие своими водными струнами, переливаясь в лучах солнца. “Наконец-то, – подумал Арвил, подходя к входу в здание. – Осталось только её устроить, и я могу быть свободен. Ура!”

Парень чуть не воскликнул от нахлынувшей на него радости. Он как-то даже взбодрился, повеселел. Его лицо стало играть разными красками. До этого Танака не замечала этого. Она не понимала, откуда такая перемена в настроении.

Они поднялись по лестнице, и подошли к одной из комнат на втором этаже. Арвил сунул карточку в панель. Вход окрасился в зеленый цвет. Доступ был открыт.

– Прошу вас, – ехидно произнес Арвил, пропуская даму вперед.

Танака не обращая внимания на парня, прошла в помещение.

Комната выглядела просторной, даже чересчур просторной. В ней ничего не было! Ни кровати, ни стола, ни стула. Танака внимательно оглядела все пространство, на её лице возник явный знак вопроса. Арвил подошел к частотной панели, находящейся на небольшом выступе стены комнаты, нажал что-то и появились два стула и небольшой стол.

– Через панель происходит управление комнатой, – объяснил Арвил, слегка задрав голову вверх. – Если что-то нужно, вы всегда можете это получить, лишь отдав команду по терминалу. Кстати, курс для чайников тоже имеется.

“Курс для чайников! – подумала Танака, – для чайников! Я тебе покажу для чайников”. Она вновь заулыбалась и слегка поклонившись, проговорила:

– Большое спасибо вам за помощь.

Арвил оставил гостью наедине с собою.

 

 

Запись вторая. Профессор.

 

Комната Истории находилась в секретной части Университета. Обычные люди не знают о ней. Туда допускаются только Хранители Истории – кем и являлся профессор Кената. Он стал Хранителем давно. Никто не знает, сколько с тех пор прошло лет. Среди молодых Хранителей распространен слух о том, что Профессор живет не один век. Однако он ничем не подтвержден.

Кената – человек эмоций. Умудренный опытом, он научился их сдерживать. По мудрости и уму не уступает самым великим Хранителям. Порою к нему приставляют различные титулы вроде “Мудрейший” или “Великий”, от которых, естественно, отказывается, считая себя недостойным таких приставок к своему имени. Человек он неплохой, хорошо ладит с людьми. Его прямая осанка и широкие плечи всегда поражали учеников. В таком возрасте и сохранить такую “молодость”, статность. Лицо имело четкую форму овала с большими коричневыми глазами и широким носом. Его борода начиналась от висков и заканчивалась на подбородке. Был одет в слегка небрежный классический костюм: коричневые брюки с коричневой жилеткой поверх белой рубашки; на ногах блестели изящные коричневые туфли. Словом он был в одном цвете.

Рукой, которая была скрыта под перчаткой, он дотронулся до Истографа.

Истограф позволяет просмотреть всю историю, помечая самые важные даты. Также, его можно индивидуализировать под себя, оставив собственные пометки в виде закрашенных маленьких кружочков на частотном экране.

Экран выводил всю информацию в виде одного большого потока. Его называют Потоком Истории. В потоке можно разглядеть важные даты и события, а также получить наиболее полную информацию о них, нажав на закрашенную или помеченную точку.

Перед Профессором появился частотный экран, состоящий из мельчайших частиц. Они собирались в одну картину наподобие мозаики. Иными словами это были частицы воздуха закрепленные чем-то вроде клея. Они вырисовывали изображение Потока Истории.

Кената надел свои очки и подошел поближе, чтобы внимательно просмотреть прошлые события. Его складки на лбу сложились в гармошку, что говорило о мыслительном процессе. Профессор пытался понять, что они упустили из виду. Появление Теней явно означало, то, что Хранители пропустили самую важную точку в Потоке Истории.

Кената внимательно просматривал каждую важную точку, но ничего не находил. Он отклонился от экрана и приставил руку к подбородку. “Что же мы упустили – думал он, – мы что-то пропустили, не заметив этого… но что?!” Внезапно Профессор воскликнул: “Конечно!” – затем продолжил уже мысленно: “Я ведь просматривал только важные даты, а если просмотреть не такие значительные события…”

Кената снова принялся разглядывать Поток Истории.

– Профессор, – прозвучал голос.

Сердце Кената дрогнуло от небольшого испуга. Конечно, он узнал голос человека, но был весьма удивлен тому, что он находился здесь.

– Нактан, что ты здесь делаешь? – удивленно спросил Кената.

– Профессор, время моего обучения в Волмаге подошло к концу. Я решил повидаться с вами.

– Вот как. И, как, научился чему-нибудь? – уже более веселым голосом спросил Кената.

– Безусловно. Только вот знаете, это сложно, выполнять свою работу и одновременно учиться.

– Знаю мой мальчик, знаю. – С саркастической улыбкой проговорил профессор.

Кената так и не отрывался от Потока Истории, продолжая искать ошибку, но при этом ведя беседу с Нактаном.

– А что вы делаете, профессор? – парень подошел поближе, чтобы рассмотреть Истограф. Он видел их не раз. Различные модели и дизайны. Этот был намного современнее и моднее, хотя профессору это было явно невдомек. Его интересовала только сложившееся проблема.

– Ничего особенного. Подо… – Кената не успел договорить, как комната наполнилась крутящимся воздушным потоком в форме круга. Его внутренняя часть неожиданно стала выходить из образовавшегося кольца радиусом в один метр. Оно окунуло профессора в свои потоки, после чего тот исчез.

Реакция парня была незамедлительна. Он попытался хоть как-то помочь, но ветер его сносил, оставляя перед собою только профессора. Нактан ничего не смог предпринять.

В это время в комнату вошли несколько Хранителей – двое молодых парней и старик. Один из близнецов крикнул:

– Стой! Что ты сделал с профессором Кената?

Нактан стоял неподвижно, осматривая вошедших людей.

– Я с ним ничего не делал. Я не знаю, что тут произошло.

– Врёшь! – взорвался второй. Старик хотел было вставить свое слово, но не успел. Близнецы начали свою атаку. Один из них произнес:

– Стирание. – Его глаза наполнились зеленым цветом, а на щеках стали появляться непонятные полоски. Они расползались по всему лицу, пока не сформировали рисунок в виде пера. Оно засветилось, после чего парень прошелся по нему подушечками пальцев.

– Я готов.

Нактан наблюдал за всем происходящим. “Понятно, – подумал он. – Что-то мне не хочется начинать бой. Что ж…”

Близнец резко провёл рукой, с выпрямленными пальцами, по воздуху, после чего перед Нактаном появилась полоса длиной в один метр. Она молниеносно ударила по нему. Однако Нактан успел дотронуться до своего талисмана. Сделав так в последнюю секунду, он исчез из помещения.

Полоса прошлась по стене, вследствие чего, часть её исчезла.

– Не может быть! – прокричал второй близнец. – Ты это видел, Харин?!

– Да, Сарин. Он исчез. Только зря потратил силы. – Проговорил другой близнец.

 

 

Запись третья. Тень.

 

Нактан оказался за пределами Университета. Его взору предстал современный город.

По бокам улиц – удалявшиеся на многие километры вперед – были выстроены небольшие домики с причудливым видом. По форме они напоминали воронку: в основании лежал небольшой круг, который кверху становился шире. Между ними росли небольшие коротко подстриженные деревья.

Тротуар располагался чуть дальше от домов. Теперь он являлся проезжей частью. Несколько полос двигающиеся в одном направлении и несколько – в другом; были заполнены людьми.

Транспортная система города состояла из мазвубусов. Для них были отведены несколько полос между домами и двигающимися тротуарами.

Нактан не узнавал этот город. Прошло три года, с тех пор как он последний раз был здесь.

Архитектура зданий стала совершенно другой. К тому же они украшены различными звуковыми и световыми эффектами, вроде двигающихся фигур. Всюду расставлены частотные рекламные экраны.

Нактан встал на движущееся полотно. В голове происходил анализ всей сложившейся ситуации. Прежде всего, он не мог понять, “кому?” и “зачем?” понадобилось похищать профессора. Также беспокоило то, что во всём обвинили его. “Вот, не успел приехать, а уже нашёл приключения на свою голову, – думал Нактан. – Что мне делать дальше?”

Сойдя с полотна, Нактан завернул в небольшой переулок, очутившись в так называемой туземной части города.

Переулки перестали носить свой прежний смысл. Теперь к ним относились устаревшие районы. Нет, не те, которые предназначены для сноса вследствие вышедшего срока эксплуатации зданий, а те, которые стоят с давних времен. Их осталось не так много. Здесь он увидел домики, построенные из дерева, имевшие различные виды. Крыши особенно отличались. Они были, то плоскими, то чуть наклонными с загибающимися углами, то остроконечными, как колпак.

Пройдя чуть дальше, пейзаж поменялся. Нактан увидел вишнёвые и яблочные сады вместе со старыми усадьбами. Через канавки были переброшены мостики. Листья вишни находились в полном цветении. Их аромат распространялся по переулку.

Парень с интересом рассматривал старинный “город”, продолжая двигаться вперед.

Переулок заканчивался, поворачивая к центральному парку. Выйдя из раздумий, Нактан осмотрелся по сторонам. В пяти метрах от него стоял человек среднего роста. Он явно поджидал Нактана.

Его лицо было скрыто под тёмной маской: она была продолжением летней кофты, которая заканчивалась под глазами. Сама же кофта, расходилась на два тканевых куска, оставляя открытым центр торса и живота. Длинные рукава полностью покрывали ладонь и тыльную сторону руки, словно на кистях были надеты митенки. Хлопчатобумажные штаны начинались у низа живота, слегка оголяя бедра. На ногах были надеты сандалии, закрепленные ремешками. Волосы были недлинными, закрывающими лоб. Настрой был явно недоброжелательным.

Нактан обратил на него внимание, поняв, что просто так пройти не удастся. Он остановился, посмотрел на незнакомца и твёрдым голосом спросил:

– Кто ты?

– А как ты думаешь? – парировал гость.

– Не имею представления.

– Что же. Если так… – незнакомец мгновенно выставил правую руку вперед и чуть поднял вверх. – Забвение!

Над головой Нактана появилось небольшое чёрное облако, которое опускалась на него, окутывая территорию чёрным туманом. “Он использовал забвение? Значит… – подумал Нактан. – Чёрт! Надо что-то предпринять”. Нактан дотронулся до своего маленького треугольника. В этот раз от него стал исходить белый свет.

– Очищение! – произнес он.

– Это не поможет, – проговорил тот, оставаясь на своём месте.

– Значит ты… Тень? – спросил его Нактан.

– Догадался-таки. Восемь баллов из десяти за догадку. – Посмеялся незнакомец.

– Мне не до шуток.

Белый свет окутал Нактана, однако он не справлялся с тёмным туманом. Чёрные частицы всё равно проникали сквозь свет. Одна из них попала на одежду, вследствие чего на ней образовалась небольшая дырка. Нактан мигом отскочил.

– Не бегай. Тебе же легче станет. – Не унимался Тень.

Нактану начинало это надоедать. “Что ж, выбора нет”, – подумал он.

На лице парня проявились полоски, которые быстро вырисовывали перо, отсвечивающее синим цветом.

Из руки Нактана вырвался луч, который пронзил чёрное облако словно стрела. Тёмный дым стал рассеиваться, а облако мгновенно исчезло. Местность вроде не пострадала. Всё осталось так, как и было, если что-то и тронуто, то совсем немного.

– Что?! – удивленно смотря, воскликнул Тень. – Этого не может быть! Как?! Получается, что ты…

– Совершенно верно, – произнес Нактан. – А теперь, я тебе задам вопрос. Зачем ты пытаешься меня убить?

Тень, придя в себя, слегка усмехнулся.

– А ты не понимаешь?

– Чего?

– Всё это из-за тебя.

– Из-за меня?

– Да.

– Поясни.

– Разве ты не знаешь, почему появляемся мы?

Оба соперника оставались неподвижны, смотря друг на друга.

– Знаю. Это значит, что в Потоке Истории есть потерянное время.

– Десять баллов из десяти. Именно так.

– Но, я не до конца понимаю, – недоуменно проговорил Нактан.

– Ты – причина всего этого.

– Если я причина всего этого, значит, вы пытаетесь избавиться от меня, чтобы я ничего не смог изменить.

– Ещё одна десятка. – Тень слегка коснулся своего пояса и выпустил ещё один туман.

– Чёрт! Ещё?! – прокричал Нактан.

Это был отвлекающий маневр. Просто поддельный туман, чтобы Нактан не смог преследовать его.

“Что же это такое? – начал думать он, – неужели я являюсь причиной потерянного времени? Если так, то необходимо действовать”.

 

Запись четвертая. Временщик.

 

Погода довольно прохладная, где-то около пяти дуннов (сокращение от слова “дуновение”, примерно +5 С).

– Зачем мы прибыли в Рочию? Почему я должен был поехать именно с тобой и с этим типом? – проворчал Арвил и кинул взгляд в сторону Сарина.

– Это не тип, а один из главных Хранителей Истории.

– Кто? Что?

– Слушай внимательно. Повторять не буду.

Лицо Арвила нахмурилось.

– Хранители истории – это своего рода маги, но в их задачи входит хранение воспоминаний и событий прошлого, чтобы все могли их помнить и не забывать. – Пояснила Танака.

– Наше задание состоит в том, чтобы отправиться к воротам прошлого. Мы войдем в них и перенесемся примерно на триста лет назад в прошлое. Причиной тому – Тени. Они появляются тогда, когда существует потерянное время. Тени это служащие Забвения – самого главного врага Истории. – Добавил Сарин.

– Что такое потерянное время? – спросил Арвил.

– Потерянное время это, то событие, которое должно было произойти в прошлом, но по каким-то причинам не произошло. Не исключается возможность вмешательства. Однако, потерянное время опасно, поскольку в будущем может привести к открытому противостоянию между Тенями и Хранителями Истории. Это своего рода знак. Такое уже происходило в прошлом. Наша же задача это исправить, отправившись в место, откуда произошел сбой.

– Постойте, но это ведь изменит будущее! – повышенным тоном сказал Арвил.

– Не совсем, – парировал Сарин. – Хранители выделяют пять видов событий: коренные, значительные, незначительные, мелкие, невлияющие. Наш случай относится к значительному событию. Это означает, что могут поменяться названия городов, селений, улиц. Всё что касается наших воспоминаний, имён родственников, кличек домашних животных – они останутся неизменными. Все воспоминания, произошедшие с нами в прошлом, также останутся нетронутыми. Иными словами значительные события затрагивают только смену имен городов и некоторых названий, но не касаются имен людей и их событий в жизни. Просто будут небольшие корректировки. Так что не переживай. Все останется, так как есть.

– Понятно, – произнес Арвил. Задумавшись на минуту, он провернул все выше сказанное у себя в голове.

– И еще – мы бы не рассказали тебе обо всём так просто, не чувствуя, что у тебя есть определенные способности Хранителя Истории. – Проговорил Сарин.

Танака слегка поерзала, а затем от пояса отцепила небольшой немного толстоватый круг. Нажав на кнопочку, её одежда мигом изменилась на более теплую: на ней были надеты – легкая накидка, шапочка, перчатки и более подходящая обувь для данных погодных условий.

– О! У тебя есть сменитель? Сколько смен? – спросил Сарин, забыв про беседу с Арвилом.

– Около пятидесяти.

– Дашь им воспользоваться?

– Куда же я денусь, а то вы ещё простудитесь.

Арвилу так хотелось обо всем расспросить, но времени не было.

– О, вы, наконец, прибыли, – прозвучал тихий чуть шипящий голос. Это был настоятель Ирэ.

– Всё готово? – спросил Сарин.

– Да, – ответил Ирэ.

– Что же, тогда мы отдохнем, а завтра утром отправимся в путь.

– Хорошо.

Настоятель проводил гостей в их покои, а затем удалился.

На следующее утро все были готовы к отправлению.

В огромном зале, где находились врата в прошлое, первым появилась Танака. Ещё сонный взгляд зацепил фигуру незнакомого человека. Только спустя несколько секунд, она поняла, что это чужак.

– Стой, а то… – не успев договорить, её оборвал незнакомец.

– Не волнуйтесь я не враг. Я лишь, так же как и вы хочу попасть в прошлое.

– Но, как я вам могу верить?

Услышав голоса, Арвил и Сарин подбежали к Танаке.

– Кто я – не важно. Давайте так, я уверен, что вы не знаете, в какой именно момент вам следует отправиться в прошлое.

– Нет, знаем, – ответил Сарин. – В эпоху последнего Андальского короля.

– Ага! Но в какой именно момент, вы не знаете?! Я не говорил о периоде, я сказал о моменте. – Почти с улыбкой на лице проговорил Нактан.

Сарин осекся. “Черт! Он прав, но можем ли мы ему доверять?”

– Хорошо, но откуда мы знаем, что ты нам не врешь?

– Сами посудите. Здесь находятся один из Главных Хранителей, Ветриотка и возможно способный ученик. Так что мне некуда деться.

– Ты прав. Хорошо.

Наконец, они подошли к нему.

“Знакомое лицо, где я его видел раньше…” – подумал Сарин, но ответ так и не пришел.

– Отлично. Разрешите представиться. Меня зовут Нактан. Не будем терять времени.

Он подошел к какой-то небольшой стойке, на которой располагался заводной механизм.

– Итак, – начал он, – я выставляю круг именно на этот момент.

Все уставились на своеобразный таймер.

– Вы уверены?

– Да. Итак. Запускаем?

– Да.

Механизм заработал и перед очевидцами – сверху с грохотом – упали ворота. В них была пустота.

– Пошли! – произнес Нактан и направился внутрь ворот. Через некоторое время он просто исчез. Остальные последовали за ним.

Они очутились в каком-то непонятном белом пространстве.

– А вот и вы! – раздался голос и через секунду перед ними возник человек. Его внешность нельзя разглядеть. Скорее это всего лишь расплывчатый образ.

– Кто вы? – спросил Нактан.

– Стойте… Я узнаю этот голос. Не может быть! – восхищенно произнесла Танака.

– Совершенно верно Ан Танака. Однако, разрешите мне представиться. Я Временщик.

– Временщик? – спросил Арвил.

– Неужели вы собираетесь убить нас? – предположил Сарин.

– Нет, что вы. Я здесь совсем по другому поводу. – Он обратил свой взор на Нактана.

– Моя работа заключается в том, чтобы ликвидировать лишние коридоры времени, которые могут повлиять на поток истории.

– Лишние коридоры?

– Да. Начертим линию, – на белом фоне появилась небольшая черта. – Она будет являться потоком истории. А вот если от этой линии сделать ответвление и провести небольшой отрезок параллельно потоку истории, а затем вновь соединить их, то это будет ваш коридор времени.

– Так, это понятно, но все-таки, в чем суть вашей работы? – спросил Арвил.

– Она заключается в том, чтобы убирать вот эти самые ответвления. Но, я не могу их убрать, если они сами не закрылись.

– Сами не закрылись? – задал вопрос Сарин.

– Да. Видите ли, когда вы создаете коридор, то он исчезнет только тогда, когда вы пройдете по нему дважды, то есть в одну сторону (в прошлое), а затем в другую (в будущее). В этом случае проход сам ликвидируется, но если по нему прошли только в одну сторону, то он не исчезнет самостоятельно. Здесь и появляемся мы – Временщики.

– Мы, то есть вас больше? – спросил Нактан.

– Да, я не один. Но в данном случае пришел я. Естественно мы не можем просто взять и стереть проход. Поэтому Временщики находят другие естественные способы его закрыть. Иными словами вернуть того, кто прошел по коридору обратно. Это достигается посредством небольшого вмешательства в реальный мир. Например, как это произошло сейчас.

Временщик посмотрел на Танаку.

– Я связался с Ан Танакой и попросил её нанести визит в Университет Капсии, сказав о том, что появились Тени. Таким образом, Танака приехала в Университет, что спровоцировало некоторые события. Конечно, я не был уверен на все сто процентов, что задумка удастся, поскольку всегда есть шанс на то, что все пойдет не так.

– Постойте, – оживился Сарин. – Как вы смогли её уговорить, ведь не просто так она взялась за это дело?

– О да! – воскликнул Временщик. – Что уж скрывать. Всё равно все узнают. Ан Танака пожелала, чтобы она, наконец, нашла свою любовь.

– О-о-о! Вы и такое можете? – удивление последовало со стороны Арвила.

– Могу или не могу, но обещал.

– Простите, а можно ближе к сути. Зачем мы вам? – не удержался Нактан.

– Мне все не нужны. Разве вы Нактан не догадались, что я пришел только за вами?

Нактан задумался.

– Что? Почему именно за ним? – спросил Сарин.

– Потому что необходимо закрыть один коридор, а человек, который прошел по нему, но не вернулся назад – Нактан или лучше вас называть Его Величество Канго Далого Франа?

– Стоп, стоп, стоп! – воскликнула Танака. – Что эта за чушь такая?! Вы хотите, чтобы мы поверили, будто бы перед нами такой древний человек?! Не может быть!

– Это правда, – вставил Нактан.

– Что?! – спросили все хором.

– Это случилось перед тем, как к воротам приставили таран и начали выбивать двери. Тогда я заметил одного человека, он что-то писал. Я попытался у него узнать “кто он?”, и “что тут делает?”, но ответа не последовало. Затем он исчез. Тогда мое настроение было поникшим. Я захотел проверить куда ушел незваный гость, но ничего не нашел, кроме, небольшого яркого свечения. Я пошел на него и в итоге оказался в современном мире.

Я появился в историографической комнате. Как раз в это время там находился профессор Кената. В общем-то, он и обустроил мою здешнюю жизнь – обучил меня способностям Хранителя Истории. Собственно прошло время, и вот спустя пять лет я очутился здесь.

– Теперь я вспомнил, я дрался с тобой в той комнате! – повышенным голосом произнес Сарин. – Получается, что ты непричастен к исчезновению профессора.

– Конечно, непричастен! Как я мог навредить человеку, который меня обучил всему, что я знаю, а также помог мне освоиться в новом мире?!

– Подождите, – прервал их Арвил, – а что случилось с коридором? Почему вы Нак… то есть Канго, не отправились назад?

– Может потому что я просто испугался? Я не знал, что делать и как дальше быть. Но в любом случае проход исчез.

– Исчез? Ух, ты! Значит, сработало перенаправление. – Заключил Временщик.

– Что значит “перенаправление”? – спросил Сарин.

– Перенаправление – это когда кто-то создает проход и направляет его на конкретное время и в конкретное место. Когда кто-либо проходит через этот проход один раз, то обратно он вернуться уже не сможет, поскольку вход в проход перемещается в другое место. Это своеобразная ловушка. Однако на нее способны единицы магов.

– Тогда кто мог такое проделать? – спросила Танака.

– Не знаю. Мне и самому интересно.

– Ладно, с вопросами я думаю, закончили. Теперь, видимо, мне придется вернуться назад в свое время, так Временщик?

– Да, именно.

– Стойте! – вдруг закричал Арвил, – я хочу знать!

– Что именно?

– Кто такие именно Хранители Истории и зачем они нужны?

– О! Смышленый мальчуган. Хе-хе! Так уж и быть немного поведаю тебе о “сущности”. Многие задаются вопросами: “Что такое история?”, “Кто такие хранители?”, “Зачем они существуют?” – каждый находит ответ сам для себя. Каждый избирает путь Хранителя Истории по своим причинам. Но если вдуматься, то История хранит информацию о чем-то или о ком-то, будь это человек или, же простая ручка. Если подумать, то весь мир – это информация, сокрытая в ручке, листе, камне и во множестве других вещей. Из таких мелких единиц и создается мир. Информация храниться посредством истории. Если брать более широкий спектр, то история – это прошлое времени. Как только, что-то меняется, информация тут же оседает в истории. Если не будет прошлого, то и времени не будет.

– Почему? – спросил Арвил.

– Потому что время не может существовать без прошлого. Это самый важный её элемент. Время состоит из двух частей: прошлое и будущее. Если мы уберем прошлое, то исчезнет и будущее, поскольку исчезнут те предметы и та информация, которая посредством изменения создает будущее. Иными словами если нет предмета, то нет и его времени. А предмет это уже записанная информация, а, следовательно – прошлое. Если не будет будущего, то останется только прошлое. Предмет просто будет существовать. Поэтому, прошлое и является важным элементом. А то, что хранит прошлое, зовут историей. Хранители существуют для того, чтобы оберегать информацию, не дать ей исчезнуть. Ведь исчезновение – это конец. Конечно, мир велик и в нем есть вещи, которые могут разрушить его. В общем, Хранители Истории есть предохранитель этого мира. Правда у них есть и противники – это еще одна причина их существования. Вы, наверное, уже знаете о них. Надеюсь, вы поняли мою мысль. Подумайте над моими словами. А нам, – он перевел взгляд на Нактана, – пора.

– Стой, а как я вернусь в прошлое? Ведь я уже совсем другой. – Спросил Нактан.

– А, точно! Совсем забыл объяснить. Я провожу тебя в тот момент, когда ты остаешься один, после разговора с незнакомцем. Ты должен прикоснуться к своей прошлой личности. Достаточно касание рукой. Тогда произойдет резонанс и ваши сознания сольются. Иными словами твое сознание войдет в прошлое “я” и останется там. Соответственно ты не должен войти в проход. Тогда исчезнут оба прохода – тот и этот, который вы только что создали.

– То есть мое сознание останется, но в другом теле?

– Да, именно так. Этих событий не произойдет. Однако в памяти Хранителей Истории это сохранится, так как они обладают особыми способностями. Возможно, у Ветриотки тоже они останутся.

– Понятно.

– Ты готов Канго? – спросил Временщик.

– Пожалуйста, передайте профессору Кената, что я ему за все благодарен.

– Стой, а как же мое вознаграждение? – с почти умоляющим голосом спросила Танака.

– А ты разве не нашла свою любовь?

– Нет.

– А я думаю, нашла…

В этот момент Временщик и Нактан исчезли.

Нактан – или теперь уже Канго – очутился в тронном зале.

– Даже не вериться. Это – я. – Увидев самого себя, произнес Нактан.

– Готов?

– Я не знаю получиться ли? Я еще не нашел ответы на вопросы, но я обрел уверенность и осознал все то, что произошло. Я не знаю, погибну ли или все-таки выживу, но… я перестал бояться! – Он рванул с места, и рука дотронулась до прошлой личности.

 

Эпилог

 

В комнате историографии вновь возникла небольшая воронка. Из её недр выбросило профессора Кената. В это время, в кабинете находился Харин.

– Профессор Кената, с вами все в порядке? – удивленно смотря, спросил он.

– Да, все в порядке. Необходимо поговорить с советом.

Это была неформальная встреча – всего лишь дружеская беседа. Профессор Кената начал свой рассказ.

– Я не буду останавливаться на моих ощущениях и того, что со мной происходило, но похоже, легенда Енро существует на самом деле.

– Вы в этом уверены? – спросил Нарс.

– Да. До этого момента я бы не стал утверждать, правда ли это или вымысел, но у Хранителей Истории есть своя стихия. Это… Память…

 

***

 

В каком-то непонятном месте, находилось небольшое поместье. В нем проживал человек известный как Дальер.

– Простите меня, сэо Дальер. Я не смог убить Нактана.

Дальер приложил руку к подбородку.

– Не волнуйся Тень. Ничего страшного не произошло. Я и не предполагал, что ты с ним справишься. Просто необходимо было его слегка подтолкнуть.

– Подтолкнуть?

– Да, ведь это усилило его вину и решимость на возращение в прошлое. – Он немного усмехнулся.

– Но, тогда мы исчезнем, разве нет?

– А разве ты исчез?

– Что?!

– Именно, ты уже догадался, что Нактан возвратился назад.

– Значит… это…

– Да, возможно это не он, а может и он.

– Тот, кто решит судьбу этого мира… – немного понижено произнес Тень.

 

читателей   604   сегодня 2
604 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...