Голубая Роза

Ее пальцы нежно скользили по лепесткам розы. Она только вернулась с мороза домой, и тело начало наполняться живительным теплом, а кончики пальцев чуть-чуть покалывало. Роза тоже начала оттаивать и по комнате распространился тонкий, еле уловимый аромат. Она сидела, забравшись в кресло с ногами, и рассматривала цветок. Ярко красная, алая к средине – роза была идеальна. Она понюхала бутон, пробежалась губами по мягким лепесткам. Чем больше она смотрела на цветок, тем больше ее накрывало иллюзией, что хаотическое соединение лепестков медленно кружится. Она так увлеклась созерцанием, что утеряла связь с реальностью, когда лепестки начали кружиться, приближаясь все ближе и ближе. Она просто не могла оторваться от этого зрелища, а лепестки все приближались и приближались, ускоряя свой бег, пока не заполнили собой весь обзор. А потом резко стало темно… Сколько это продолжалось, она не могла сказать — все это время она не в состоянии была пошевелить ни пальцем, ни просто моргнуть. Внезапно все закончилось, и в глаза ей ударил свет. Когда зрение вернулось, она замерла, восхищенно вздохнув. Девушка стояла посреди большого круглого зала с куполом в виде полусферы. Она не могла понять, откуда идет свет, потому как конструкция выглядела цельной, без окон — казалось, что свет идет отовсюду. В самом низу стены были алого цвета и светлели по мере подъема к куполу. По всем стенам был какой-то светлый рисунок, но с ее места рассмотреть его было невозможно. Материал, из которого было сделано помещение, казался странным и полупрозрачным. Она медленно подошла к стене. Вся ее поверхность была покрыта нарисованными розами – красными, розовыми, белыми. А промежутки между бутонами были белыми, с вырезанными умелой рукой мастера сплетениями стеблей. Сами бутоны были непрозрачными. А именно белая поверхность вокруг них и пропускала свет в помещение, поэтому оно и освещалось так ровно. Она протянула руку к стене, чтобы потрогать рисунок бутона и заметила, как он начал наливаться цветом — стебель позеленел, а еще через мгновение ей в ладонь толкнулся мягкий душистый бутон. Рука дрогнула, но она не отстранилась. Страха не было, только любопытство. А еще полная уверенность, что тут ей не причинят вреда. Она медленно пошла вдоль стены, ведя рукой по ней. А в ладонь легко бились новые бутоны. Стоило ей отойти, и стена опять становилась гладкой. И только медленно уходящий из стеблей зеленый цвет напоминал о том, что стена только что оживала. Но и он быстро угасал. Осмотревшись по сторонам, девушка заметила небольшую дверь из светлого материала, похожего на дерево, украшенное резьбой в виде роз.

Дверь легко открылась, стоило ей только коснуться ручки. И опять она замерла, затаив дыхание и не веря своим глазам. Перед нею была галерея, ведущая в другой корпус здания, с которой открывался вид на огромный сад. Вернее правильно было бы сказать – розарий. Огромное пространство было засажено разноцветными цветами и казалось, что тут есть все сорта роз, которые только существуют: от миниатюрных диких, до мрачных и редких черных. Все это великолепие складывалось в яркий замысловатый рисунок, уловить или осознать смысл которого ей казалось просто невозможным.

Насладившись этим зрелищем, она двинулась дальше по галерее в основную часть строения. Тут ее встретили комнаты разных тонов и оттенков, каких только бывают розы. Казалось, что череде комнат просто не будет конца. Это была и желто-кремовая столовая, с изумительной мебелью и невозможно красивым фарфором. И белая просторная библиотека, занимавшая огромный двухэтажный зал с окнами в потолке и большим мягким диваном цвета слоновой кости посередине. И везде, на всех деталях, всегда были розы! Она думала, что эти комнаты не закончатся никогда, все дальше и дальше уводя ее в свой цветной вихрь, пока она не замерла возле последней двери на этаже. Темное, почти черное дерево двери было украшено коваными розами. Она легко толкнула дверь и замерла на пороге, не решаясь войти. Она поняла, что это ее комната, все здесь было сделано для нее и так, как она любила. Синие с голубым стены светились, пропуская слегка мутный свет. На полу лежал густой и мягкий ковер, по которому так приятно ходить босиком. В дальнем углу располагалась огромная кровать под балдахином, а в противоположной от нее стене было сделано огромное окно во всю её высоту, с видом на сад. Возле окна стоял небольшой столик и мягкое кресло с высокой спинкой. Спинка и подлокотники были сделаны из непонятного материала – такого же, как и стены круглого купольного зала. Только розы были синие.

Вдоль стен стояли шкафы и полки с книгами, а возле кровати располагалось большое зеркало и столик с пуфиком. Но все это она заметила мельком. Ее взгляд был прикован к высокой подставке у окна. На ней стояла изумительной красоты ваза, в которой покоилась голубая роза. Она переливалась на свету всеми оттенками голубого – казалось, свет пульсирует у нее внутри, как удары сердца. А может так оно и было. Покой красавицы охранял, ограждая ее от окружающего мира, прозрачный хрустальный колпак. Нереальность увиденного ошеломила, сразу же вспомнился диснеевский мультик «Красавица и чудовище», а потом и «Маленький принц». Поэтому, когда в ее голове зазвучал тихий, нежный голос, она почти не удивилась. Скорее она ждала этого.

-Здравствуй, добро пожаловать. Я уже заждалась. Как тебе твои новые владения? Я думаю, что ты еще не все видела, но у тебя будет еще море времени.

— Здравствуй. Да, тут прекрасно, но что ты имеешь в виду под новыми владениями? Что я здесь делаю, что тут происходит?

-О, да я знаю, у тебя куча вопросов, я на все их отвечу. Ты, наверное, устала. Присаживайся и поговорим.

Девушка опустилась в кресло, и оно сразу же ожило, помогая устроится ей поудобнее, обнимая ее. О щеку потерлась синяя роза, еще одна об руку, она нежно потрогала их гладкие стебли без шипов.

— Не бойся, они без шипов, чтобы не повредить тебе. Ты удобно устроилась? Может ты голодна? Угощайся.

На столик опустился поднос с чайником и сладостями.

— Если захочешь еще что-то – просто скажи, и все будет. Место, где ты сейчас находишься – это мой дом. Я давно наблюдала за тобой и очень давно хотела пригласить тебя к себе. Я живу бесконечно долго и мне скучно, мне нужна компаньонка, подруга, партнерша. За многие годы ты была первой, ради кого я решила рискнуть своим миром и взять сюда. Первая, кому я предлагаю бесконечность. Ты ведь хочешь этого, всегда хотела. С первого момента как я тебя увидела, я стала перестраивать мой дом, чтобы он понравился тебе. Я ведь могу быть любого цвета! (в доказательство своих слов она начала менять цвета, но потом стала опять сине-голубой). Но стала такой, по тому, что тебе нравятся именно такие розы. Как тебе твоя комната?

— Она прекрасна. Но я до сих пор не понимаю, чего ты от меня хочешь.

— Все просто, я предлагаю тебе остаться здесь со мной. Тут нет войн, нет зимы. Тут тепло и солнечно. В шкафах ты найдешь все, что тебе может понадобиться – одежду, книги, а также много всего интересного. Я открою тебе некоторые секреты вещей. Ты не будешь ни в чем нуждаться. А самое главное — я подарю тебе бесконечность, вечную красоту и молодость. Я поделюсь с тобой своей мудростью. Я не прошу ответа сейчас. Поживи тут, осмотрись, а потом будешь решать.

Уверяю тебя, если ты согласишься, или просто немного побудешь тут, никто из родных не будет страдать оттого, что ты пропала. Для твоего мира ты никуда не исчезала.

И девушка поверила. Сразу на сердце стало легче, потому что беспокойство за родных не покидало ее с самого первого момента, как она оказалась тут. А вот перспектива пожить в этом прекрасном месте обещала быть уникальным приключением.

За окном стало смеркаться, и девушка потихоньку начала клевать носом.

— У тебя сегодня было много впечатлений, в дальнем углу ты найдешь дверь в ванну, она уже приготовлена и ждет тебя. Ложись спать, а завтра поговорим.

Девушка не спорила, зашла в ванну и обомлела. Огромная ванна два на два метра исходила паром, а в воздухе парил тонкий, нежный аромат, на поверхности воды плавали лепестки роз. Такое она видела только в кино. Быстро сбросив вещи, она скользнула в воду. Выбралась девушка из ванны примерно через час, глаза просто слипались. На вешалке висела ажурная ночная рубашка, в которую она уже на полном автомате оделась, зашла в комнату и скользнула в постель. Заснула она сразу и без сновидений.

Утром ее разбудили солнечные лучи, упавшие на лицо. Она не сразу поняла, где находится, но потом события прошедшего дня всплыли в ее памяти.

— Значит это все не сон – сказала она, откидываясь на подушку.

— Доброе утро, я решила тебя побаловать, на тумбочке рядом с кроватью ты найдешь поднос с завтраком. Завтрак в постель – хорошее начало такого прекрасного дня как сегодня.

Девушка потянулась к подносу — пряный аромат свежих булочек, меда и кофе ударил в нос, а желудок ответил радостным урчанием. Она с аппетитом вкусно позавтракала и отправилась проводить ревизию содержимого шкафов с одеждой. Глаза разбегались от многообразия цветов и фасонов, по большей части это были красивые платья. Обувь была вся на высоких шпильках, но, примерив одну пару, она поняла, что в них ее ноги никогда не устанут. И где же эти волшебные сапожных дел мастера только берутся, и почему дома она всегда мучалась от боли в уставших ногах, набегавшись за день на каблуках.

Пока она собиралась и прихорашивалась, Роза рассказывала ей про это место, где что находится, где она найдет что-то интересное для себя. Первым делом девушка отправилась в башню, чтобы посмотреть на ее новые владения с высоты птичьего полета. Роза подтвердила подозрения девушки, что сад складывается в какой-то рисунок, но отказалась говорить какой. Так что теперь любопытство гнало ее на самый верх немаленького строения. Увиденное зрелище стоило длительного подъема. Безумный садовник создал этот шедевр. Розарий был сделан в форме круга, в центре которого был этот замок-дом. Цветы же были посажены цветными восьмерками, образуя рисунок в виде знаков бесконечности, вращающихся по кругу. Зрелище было неповторимое. Она долго стояла, нежась на солнце и любуясь видом. Вся местность за пределами круга сада терялась в дымке и казалось, что там ничего нет, а может так оно и было.

Так началось ее пребывание в этом месте. Казалось, что дом каждый день чуть-чуть меняется, потому что девушка почти каждый день находила какие-то, не виденные раньше комнаты. Она днями пропадала в библиотеке, листая книги и фолианты, глотая их одну за другой. Ей нравилась особенность этих книг. Казалось бы, знакомая обложка, которую она видела или на сайте издательства, или в магазине, но если к ней присмотреться, то на поверхности начинает проступать рисунок из роз, а поверхность становится рельефной.

Вечерами они болтали с Розой и та, как и обещала, делилась с девушкой своей мудростью и знаниями. Казалось, она знает все сказки, мифы и легенды, быль и ложь. Но даже не эти знания были главными, они лишь удовлетворяли ее жажду знаний – она передавала ей знания житейской мудрости. Девушка рассказывала ей свои сердечные истории – грустные, радостные, часто непонятные ей самой, а Роза говорила ей, в чем та была неправа и что было на самом деле. Причем было понятно, что это не домыслы, а правда. Ей бы эти знания тогда! Может, все бы сложилось по-другому.

Как-то ночью девушка выяснила, что ее компаньонка тоже спит, или у нее существует какой-то похожий вид отдыха. Ей не спалось, и она хотела продолжить начатую еще днем беседу. Когда она подошла к подставке с хрустальным колпаком, то увидела, что цветок почти не светится – это насторожило девушку. Она долго стояла и любовалась Розой, но дозваться так ее и не смогла. Заснула она в кресле, рядом с подставкой.

Роза казалось, делала все, чтобы ее гостья не заскучала. Через какое-то время у девушки появилось новое развлечение. Роза открыла ей секрет зеркала — в нем можно было увидеть кого захочешь или представишь, если с ним рядом, или в том же помещении находятся розы. Такое условие давало массу ограничений, но и этому она радовалась как ребенок. И поначалу часами не отходила от зеркала, пытаясь увидеть кого-то из родных или друзей. Она очень тосковала по дому, и часами просиживала у зеркала, глядя на то, как спит мама — по старой привычке все подаренные цветы она, как правило, ставила на столике возле постели.

Потом была новая игра — девушка подсматривала за звездами через цветы, которые им дарили поклонники. Иногда просила зеркало показывать ей в случайном порядке всех людей, кого она знает, и кого можно сейчас увидеть. Таким образом, у нее была маленькая связь с домом, она могла видеть родных и подруг. Но с друзьями ситуация была намного сложнее, ведь мужчинам почти не дарят цветы.

Неизвестно сколько прошло времени, календаря тут не было, а рассветы и закаты, которые они с Розой встречали у окна, она не считала. Несколько раз девушка пыталась поговорить о возвращении домой, но Роза неизменно переводила разговор в другое русло, увлекая ее очередным спором или историей. Сначала она не обращала внимания на это, но тоска все чаще и чаще сжимала ее сердце, хотелось домой.

Вечером, когда они в очередной раз созерцали закат в окно комнаты, девушка решила поговорить и поставить вопрос ребром. Но слова Розы тяжелыми камнями падали на ее сердце, причиняя сумасшедшую боль.

— Прости меня за ложь, я не хотела, чтобы этот разговор состоялся, я надеялась, что ты забудешь и решишь остаться. Моих сил хватило только чтобы забрать тебя сюда, но я не могу тебя вернуть. Прости, что не оставила тебе выбора. Но я не жалею, с тобой мое существование стало жизнью.

Девушка долго молчала, глядя в пустоту.

— Как ты могла так поступить со мной?

— Прости.

— Ты же понимаешь, что я не смирюсь. Я найду путь!

Девушка хотела встать, но громкий окрик «НЕТ» остановил ее, а пришедшая следом боль заставила вскрикнуть. Обычно нежно обнимающие розы кресла, внезапно выпустили шипы и впились в кожу, проткнув ткань платья, и не давая ей пошевелится. Капельки крови проступили из ранок на плечах и руках.

— Ты делаешь мне больно, прекрати.

— Прости, я забылась, я не хотела

Шипы испарились, а о происшедшем напоминали лишь темные пятнышки крови и мелкие ранки на плечах и руках. Небесно голубое платье из нежного шелка было безнадежно испорчено, как и весь вечер.

— Я прошу тебя — смирись, пути домой нет, во всяком случае, я его не знаю.

— Я найду.

Девушка встала и ушла к зеркалу.

Ей повезло — в эту ночь возле маминой постели опять стояли розы, и почти до утра она наблюдала, как они с отцом спят, всматривалась в родные черты. Она уже знала выход, знала, что завтра так или иначе все закончится. Девушка не могла оставить все как есть. Видеть любимые лица и не иметь возможности к ним прикоснутся, рассказать как они тебе дороги и как ты их любишь, просто обнять и прижаться головой к груди, втягивая родной запах любимых духов или одеколона. Как бы ни был прекрасен этот мир, какой бы хорошей подругой ни была Роза, но она не была ее семьей, и это не был ее дом.

Рассвет она встретила в кресле с чашкой кофе. Весь день они с Розой не разговаривали. Девушка увлеченно занималась новым для себя занятием – пыталась сделать аппликацию на ткани. Рисовала эскизы и вырезала лоскутки ткани. Пыталась отвлечься и не выдать себя.

Закат она встретила опять в кресле, девушка прощалась с этим миром, ставшим ненадолго ее приютом. Роза переживала, но молчала.

Девушка легла в постель и, сделав вид, что спит, наблюдала за Розой из-под приоткрытых век, ждала, когда ее сияние померкнет.

Тихо встала и, взяв ножницы со стола, подошла к подставке. Решение было очевидно, но для этого ей придется предать подругу. Она сняла колпак и прикоснулась к цветку, нежно, едва касаясь. По щекам текли слезы, одна из слезинок скатилась по щеке и упала на лепестки. В розу начало медленно возвращаться сияние, больше терять времени нельзя было. Единственный путь, который она видела — это уничтожить Розу. Но она понимала, что ей это может не удастся и только окончательно испортит их отношения, понимала, чтопогубив Розу, может погубить и себя вместе с ее миром, или же вернуться домой. А также понимала, что может как в старых сказках – убив дракона, ты сам станешь драконом – занять ее место, узнать ее одиночество, уж слишком человечной и женской душой обладал этот цветок. Она это все понимала. Понимала, когда брала цветок в руки, коля пальцы о шипы, понимала, когда в последний момент холодный метал ножниц сомкнулся на стебле цветка у бутона, и он уже отрезанный, медленно, как в замедленной съемке, падал на пол, понимала, когда шпилька ее туфли прокалывала его, разрывая и калеча нежные лепестки, раскидывая их по полу. Понимала.

Тишину ночи разорвал душераздирающий крик, и пространство с хлопком сжалось – девушка провалилась в темноту.

Она не знала, сколько прошло времени, прежде чем она смогла открыть глаза и осмотреться. Она сидела, забравшись с ногами в своем любимом кресле, она была дома, в своей комнате. А на полу валялась изломанная роза с искалеченным бутоном, ее лепестки выцвели – ярко красный снизу бутон плавно переходил в белый цвет на краях – как стены зала с куполом. Она смотрела на розу и прокручивала в голове все, что ей приснилось. Поднялась с кресла, чтобы убрать розу с пола и ощутила легкое саднение на руках и плечах, отдернула ворот рубашки – плечи и руки были покрыты маленькими, уже подживающими ранками – ранками от шипов.

— Значит не сон, значит получилось. Значит, со всей этой историей ей предстоит жить дальше.

Она подняла изломанную розу, прижала бутон к губам:

— Прости меня… Я не могла смириться, я должна была пройти до конца, я не умею по-другому…

В коридоре хлопнула входная дверь, и раздался до боли знакомый голос:

«Доця, я дома».

 

читателей   686   сегодня 1
686 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...