Божья работа

 

Вино лилось рекой. Молодые Боги веселились и пили земной напиток с такой скоростью, что летающие с кувшинами в руках Амуры просто не успевали заново наполнять чаши. Смех, шутки, песни и музыка слились в один единый звук, заливающий весь зал с гуляющими Богами. Иерарх, зайдя к ним, вынужден был даже закрыть уши руками и постоять некоторое время у дверей, привыкая к такому шуму. Через дым благовоний, горы подушек и образы летающих туда-сюда маленьких Амуров с огромными кувшинами, в которых, не заканчиваясь, плескалось вино – напиток, позаимствованный Криптами у людей, который пришелся по вкусу сначала небесной молодежи, а потом и всем без исключения жителям неба, Иерарх наконец-то нашел взглядом нужного ему Бога, и двинулся прямо к нему, стараясь не наступить на чаши с медом, блюда с виноградом, и подушки, хаотично разбросанные по всей зале. Промеус как раз заканчивал рассказывать новую историю о жизни людей на Земле, подслушанную недавно из разговора привратников Больших врат, и компания Богов взорвалась очередным взрывом хохота, заставив подошедшего Иерарха опять втянуть голову в плечи и прикрыть уши руками.

— Тише! – закричал он, но даже сам не услышал собственного голоса. Не услышали его и Боги, продолжающие хохотать над очередной забавной шуткой все о тех же людях. Всплеснув бессильно руками, он достал из рясы колокольчик и несколько раз позвонил. Шум моментально стих.

— Промеус!

Молодой Бог убрал кубок с вином в сторону и посмотрел на зовущего его Иерарха:

— Дэус?! Я что-то натворил? Нет, ну я подслушал пару разговоров из Большой залы, да и у Врат побывал… но зато знаю такие смешные истории! Вот послушай: собрался как-то крестьянин доить козу…

— Промеус!! Я здесь не за тем, чтобы слушать байки о людях. Тебя ждет Высший.

При этих словах по залу побежал шепот, несколько Богинь огорченно вздохнули, а в компании, где сидел Промеус, Крипты печально опустили головы. Молодой Бог оглядел поникших друзей и со вздохом поднялся:

— Ну раз зовет, видимо, пришло время.

— Пришло, пришло, — кивнул Дэус, — пора приниматься за дело.

Они вышли из залы. Молодой Крипт шел, понурив голову, и прислушивался к музыке, заново заигравшей из-за дверей только что покинутой комнаты. Меньше всего ему сейчас хотелось покидать привычную компанию друзей ради предстоящей встречи с Высшим, которая должна была полностью поменять его жизнь.

Огромные двери главного зала отворились. Промеус, никогда ранее не бывавший здесь, остановился на входе, с удивлением осматривая великолепный зал, забитый множеством статуй, картин, шкафов с рукописями, какими-то странными сооружениями разных размеров и форм. Среди всего этого он даже не сразу заметил возвышающееся по центру залы кресло, на котором сидел Высший Крипт, с увлечением листающий какую-то огромную книгу. Рядом с ним стоял один из Старших Богов.

Иерарх подошел к креслу и поклонился, Молодой Бог последовал его примеру. Высший с трудом оторвал взгляд от заинтересовавшей его страницы и закрыл книгу, взглянув на пришедших.

— Приветствую тебя, мой друг, — обратился он к Промеусу. Тот неловко кивнул и оглянулся на массивную дверь в залу, навсегда закрывшую его от прошлой жизни.

— Что, уже скучаешь по друзьям и беспечной жизни? – улыбнулся Высший. — Ну ничего, скоро скучать тебе не придется. Ты уже достаточно повзрослел, и пришло время тебе заменить одного из наших Старших на его посту.

Стоящий рядом с креслом Бог кивнул.

— Сегодня ты достиг зрелого возраста и вступаешь в должность Старшего Бога людей по Домашним Животным и Птице, заменив нашего уважаемого Троярда.

Старший снова кивнул Промеусу.

— Сегодня ты также отправляешься на своё первое задание, — продолжил Высший, — а Троярд, соответственно, на заслуженный отдых, но перед этим он проследит, чтобы ты справился и поможет, если у тебя, мой юный друг, возникнут трудности. Готов ли ты занять место Старшего и отправится на выполнение своего задания?

— Готов, — кивнул Промеус.

— Ну что ж, — Высший довольно потер руки и улыбнулся, — раз готов, вот твое первое задание: один фермер, ведущий праведный образ жизни, давно мечтает о своем коне, давно просит о нем Троярда в своих молитвах, но наш Старший великодушно оставил это дело тебе.

— Всегда рад помочь молодым, — поклонился Троярд.

— Или свалить на их плечи свои обязанности, тоже вариант, верно?!

— Верно, Высший, — снова поклонился Троярд.

— Так или иначе, а задание досталось тебе, юный друг. Ты и твой Старший наставник должны отправится на Землю и удовлетворить просьбу нашего верующего. Где находятся Врата, я полагаю, ты знаешь, да, Промеус? – весело подмигнул Высший.

Промеус покраснел и утвердительно кивнул. Двери в залу снова открылись и Молодой Бог со своим Старшим наставником направились к Вратам.

— Страшно идти на Землю, Промеус?

— Справлюсь…

На Земле ярко светило Солнце, освещая большой город, где и жил праведный фермер без коня. Город был занят своей жизнью. Торговая улица была забита палатками и снующими между ними людьми, отовсюду слышались уверения торговцев, расхваливающих свой товар, в воздух поднимались различные запахи: от навоза до парфюмерии. Невдалеке от торговой площади возвышалась золотым шпилем церквушка, на неё и указал Старший:

— Вот там наш праведный. Если прислушаешься, то сможешь даже отсюда услышать его мольбы. Не волнуйся, если ничего не получится, — тут же добавил он, увидев сосредоточенное лицо ученика, — это приходит с опытом, вот проработаешь триста тридцать три года, стоны, жалобы и мольбы верующих будешь даже у нас на небесах слышать.

Фермер был действительно там. В одиночестве засевший у иконы Бога Домашних животных, он жаловался на нелегкую жизнь, а эхо его стенаний разносило по всей церкви:

— Боже тварей Домашних, помоги мне слабому, но верующему, стою на коленях перед ликом твоим, ниже земли спадая ради благодати небесной, с руки твоей прикормленный раб земной. – при этом, почти при каждом слове, он умудрялся отвешивать поклоны до земли, касаясь её лбом, и уже даже набил небольшую шишку, но она, казалось, абсолютно не мешала ему продолжать уговаривать портрет, — ниспошли мне коняшку крепкую да сильную, дабы спина моя не ломилась от зерна товарного, данного мне за труды мои собратом Твоим Богом Плодородия, не дай товару сгнить в сарае затхлом, а донести запасы до рынка да продать их, восхваляя собрата Твоего Бога Торговцев.

— Видел, шишка какая? – обратился Промеус к Троярду, который, наблюдая за этой картиной молитвы, от души смеялся, — разве не знает он, верующий, что живут Боги-Крипты на небе, и обращаться надо не к картинке посредственного художника, а хотя бы поднять голову вверх?

— Та кто знает, что у него там на уме. Слышишь, речь какую толкает, за этим словарным мусором и не разберешь, чего ему надо. Пока он эту речь придумывал да пятьдесят пять раз её мне рассказывал, уже бы давно перенес свои зерна хоть в пригоршнях.

— Странный человек, — пожал плечами Молодой Бог. – Ну задание Высшего надо выполнять. Видел я тут табун пасущихся лошадей недалеко, сейчас буду.

Промеус оставил учителя и продолжавшего раскалывать землю лбом молящегося, и полетел на луг к лошадям. Среди всего табуна особенно выделялся один конь своими играющими под лоснящейся кожей мускулами. Именно на нем и остановил свой выбор Крипт и, ухватив коня в охапку, полетел обратно к церкви. «Легчайшее задание! — Промеус даже презрительно фыркнул не хуже, чем это делает его пассажир, — хочет фермер коня – на тебе коня; здорового, крепкого — такой весь твой сарай унесет вместе с зерном!» Подлетев к церкви, он поставил животное у ворот, крепко привязав его веревкой, и полетел внутрь. Фермер продолжал молиться и отбивать земные поклоны.

— Выполнил его просьбу? – улыбнулся Троярд.

— Выполнил, все как он и хотел, ему теперь осталось выйти и забрать мой подарок у ворот.

Однако, фермер не торопился. Либо ему нравился сам процесс, либо он надеялся, что количество произнесенных слов увеличивает качество будущего коня, но вставать и выходить он не спешил.

— Эдак мы до вечера тут сидеть будем!

Промеус подлетел к торговцу и прошептал ему на ухо:

— Услышаны мольбы твои. Выйди и забери мой подарок!

Фермер аж побелел, он упал на спину и начал быстро отползать от иконы, не закрывая расширенных до предела глаз. Потом резко стал на ноги и выскочил из церкви. И первое, что он увидел, был конь, беснующийся у ворот церкви. Фермер остановился как вкопанный и закрыл глаза, потом снова открыл их, убедившись, что конь на месте, вскричал от радости, и бросился к подарку.

— Как хорошо делать людям приятное, — улыбнулся Молодой Бог, — мне нравится моя работа!

В это время фермер пытался как-то успокоить свой буйный подарок. Ни сбруи, ни седла, ни хомута у него не было, попросить их у Бога он не догадался, и теперь изо всех сил сжимал веревку, к которой был привязан конь, стараясь не выпустить её из рук. Вокруг уже столпилась порядочная толпа людей, сбежавшихся на шум. Из неё вышел изумленный торговец с большим хомутом на плечах, видимо, забыв оставить свой товар на прилавке:

— Гнедой! – крикнул он, — это же мой Гнедой!

— Нет, — фермер все ещё пытался справиться с беснующимся конем, — это мой дар! Я просил Бога и Он услышал, это мой конь!

— Что?? Это мой табун за городом пасется, а моего Гнедого весь город знает. Вор! – закричал торговец, — бей вора!

Толпа оживилась и рванулась к оклеветанному фермеру. В это время Гнедой наконец-то вырвался из уставших рук нового хозяина и побежал, не разбирая дороги, прямо через людей, отбрасывая их в стороны. Обезумевшее животное бежало по торговой улице и мяло под себя все, что попадалось на пути. Люди разбегались в панике, оставляя копытам Гнедого решать судьбу их товара. А тот решал её очень быстро, оставляя после себя разбитые посудины из фарфоровой лавки, удушливый аромат парфюмов из парфюмерной, сбитую материю из лавки ткачей. Закончилось все плачевно: добежав до палатки торговца лампами, Гнедой разбил его товар, все масло из ламп вытекло, и эта лужа загорелась, моментально спалив палатку. Огонь перекинулся на соседнюю, и скоро пылала уже вся улица.

— Почему я не могу остановить его?? – кричал Промеус, бессильно призывая на помощь свою божественную силу.

— Ты Бог Домашних животных, — ответил учитель, — а этого коня иначе как Диким не назовешь…

— Что же я наделал… Молодой Бог в бессилии опустил руки и с ужасом смотрел на пылающую улицу, и убегающий с неё народ. – Выполнил задание, но какой ценой!

— Нет, мой юный друг, — проговорил вдруг Высший, Промеус огляделся и увидел, что они по-прежнему стоят в зале перед креслом Высшего Крипта. – подарок убежал от нового хозяина, которому, кстати, не слабо досталось от бывшего владельца коня. Нет, мой юный друг, ты не справился со своей работой.

Промеус был готов с неба под землю провалиться от огорчения и стыда.

— Ничего, — услышал он голос Старшего, — ни один еще не справился с заданием с первого раза.

Промеус поднял голову и увидел, что Троярд улыбается.

— Я виноват в том, что спалил целую улицу, по моей вине люди лишились товара, а фермер заработка и, возможно… здоровья.

— Не волнуйся, — Высший успокаивающе поднял руки, — с городом и фермером все в порядке. После своего первого задания, когда я утопил в океане почти всю Землю на пару месяцев, я не рискую давать новичкам задания с реальными действующими лицами. И опыт показывает, что этим я спас жизни миллионам наших бедных людей.

— Не понимаю…

— Мой юный друг, в этом вымышленном городе я собрал все ситуации, на которых должны тренироваться Молодые Крипты, приступающие к работе: Боги Земледелия найдут молящегося о неурожае, Бог Рыболовства должен решить проблему с постоянно рвущейся рыбацкой сетью, недавно люди освоили стрелковое оружие – пришлось доделывать испытание с мокрым порохом. К чести нового Бога Стрелков, он справился с заданием всего с четвертой попытки!

— Так город не настоящий? — пробормотал Промеус.

— Нет, мой дорогой, не настоящий, это… тренажер или пробник или мираж. Выбирай название сам.

— А зачем же людям столько Богов?

— А как же! – всплеснул руками Высший, — представляешь, сколько жалоб, просьб, молитв пришлось бы выслушивать мне одному, если бы не было вас! А так у каждой людской профессии есть свой покровитель, который и выполняет их желания и слышит их мольбы. Пока все довольны.

— А что же мне теперь делать? – пожал плечами Промеус.

— Возвращайся и выполни задание. Сообрази, как помочь торговцу, — Высший весело подмигнул растерявшемуся Молодому Богу.

— Идем, — Троярд повел его к Вратам. – Ничего, я сам с третьей попытки сообразил, интересно, побьешь ли моё достижение?

Ученик пожал плечами.

Город был занят своей жизнью. Торговая улица была забита палатками и снующими между ними людьми, всё как и было, нигде не видно следов пожара, а из церквушки до Промеуса долетело бормотание фермера о больной спине.

— Набираюсь опыта, — буркнул Молодой Бог, — уже слышу его отсюда.

Фермер продолжал наращивать шишку на своем многострадальном лбу. Промеус же задумчиво потирал свой. Как можно выполнить просьбу фермера, не забрав коня у другого владельца.

— Да он его не удержит, даже если я и придумаю, как вручить ему этого коня! – сердито сказал Промеус и взглянул на скучающего наставника.

— Думай. – коротко ответил тот.

Постепенно в вымышленном городе настал вечер, и фермер наконец-то вышел из церкви, и поплелся домой:

— Черти что! – бубнил он по дороге, — я целую неделю прошу этого Бога дать мне несчастного маленького коника, а ему лень мне помочь!

«Будто это так просто», — подумал идущий за ним Промеус. Фермер пришел в свой дом, хотел было помолиться на ночь, но в сердцах плюнул на пол и лег спать, не освятив свой сон молитвой, оставив Молодого Бога наедине со своими мыслями.

— Создать коня из ничего я не умею, я все-таки не Высший, — размышлял он, — дать ему уже готового коня я не могу, потому что у них уже есть свои хозяева., над дикими животными я власти не имею. И что делать?

Ночь прошла в размышлениях. Промеус даже не сразу заметил, что фермер встал довольно рано и, взвалив себе на спину мешок зерна, пошел на торговую улицу продавать его. Замешкавшись, Молодой Бог догнал своего подопечного недалеко от рынка и застал его в компании уже знакомого торговца с хомутом на плече. Промеус прислушался к разговору:

— Не могу я продать свои хомуты, не берет никто, а зерно надо! – убеждал торговец фермера.

— Но мне-то что делать, — пожимал плечами фермер, — мне деньги надо, продам мешок зерна, куплю себе коня. У Бога просить бесполезно, зря только шишку набил, — он потер лоб.

— Коня! – вскрикнул торговец, — что ж ты раньше не сказал! Идем!

Торговец потянул его за город к уже знакомому Промеусу лугу, на котором паслись не менее знакомые кони. Владелец табуна подошел к весьма невзрачному конику и, набросив на его шею хомут, подвел его к фермеру, сидящему на своем мешке, — вот он! Красавец какой! Забирай вместе с хомутом за мешок твоего зерна.

— Да зачем мне хилый такой, — вздохнул изнемогающий от усталости бедняга, обмахиваясь листиком, — мне бы вон того красавца, — он показал на Гнедого.

— Ха, — улыбнулся торговец, — тот красавец таких двадцать мешков стоит, да и зачем он тебе? Не удержишь, буйный он. Этот-то поспокойнее, а мешки таскать сможет не хуже Гнедого.

С этими словами он схватил мешок зерна и взвалил его на спину коню.

— Твоя правда, — фермер задумчиво чесал затылок и смотрел на возможный вариант обмена, конь без труда держал на себе мешок зерна, который так нелегко несется на человеческой спине. – Согласен! Забирай мешок, давай коня!

Они пожали друг другу руки и отправились в город, оставив Промеуса стоять с открытым ртом. В это время рядом появился Троярд.

— Поздравляю! – крикнул он и дружески хлопнул Молодого Бога по плечу.

— Я же не сделал ничего, — печально ответил тот.

— Ну фермер-то с конем, верно? Задание выполнено, домой пора!

И они оба опять оказались у кресла с довольным ухмыляющимся Высшим.

— Справился, мой юный друг! – вскрикнул он, — мои поздравления. Отправляем старичка Троярда на покой, заступай на должность!

— Да я же не сделал ничего! – воскликнул Промеус, я опять не справился!

— Сделал, дорогой мой. Опыта набрался и фермера с конем оставил. Это урок. Урок, на котором ты должен понять одну простую вещь: люди слишком неаккуратны в своих желаниях. Им бывает для счастья достаточно чего-то одного, а они из кожи вон лезут, чтобы получить что-то другое, а потом не знают, что с этим делать. В результате остаются без счастья и с кучей проблем. Иногда они хотят какую-нибудь глупость. Без которой им жить-то гораздо легче, а понимают это только промучившись пару лет, владея этой глупостью. Иногда они переоценивают свои силы и просят слишком много, а когда получают, уже не знают, что с этим делать: и не нужно вовсе столько, и выкинуть жалко. Человеческие желания – опасная вещь. Если бы они все исполнялись, было бы ужасно!

— А мы тогда зачем? – пожал плечами Промеус. – В чем наша работа?

— А наша работа, мой юный друг, просто быть. Мы — Боги. Вера в нас способна воодушевить людей, они верят в нас и горы могут голыми руками свернуть. Вера на многое способна. И пока мы есть, есть вера. Люди сами могут построить свое счастье, для этого им не нужны Боги, исполняющие все их желания. Им нужны символы веры, им легче жить, зная, что есть покровитель и священный символ их труда. Человек, свято верящий в свое дело, добьется счастья самостоятельно, а мы даем ему эту веру, в этом и есть наша работа.

— Просто быть… — задумчиво повторил Промеус. – А что же мне делать все триста тридцать три года?

— А ты скучал до того, как я тебя позвал на работу? – улыбнулся Высший. – Думаю, нет. Значит, ты знаешь, что делать и как не скучать, разве что компания у тебя теперь будет постарше.

 

читателей   308   сегодня 1
308 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...