Немного о дружбе

 

Лаэран сидел, прислонившись спиной к теплому стволу дерева, что росло на берегу небольшой лесной речушки. Он сидел, поджав под себя ноги, выпрямившись и закрыв глаза. Спокойный и сосредоточенный, только излишняя бледность выдавала его усталость. Тихий шелест осиновых листьев помогал настроиться на нужный лад. Рядом потрескивал разведенный костерок. Магу нужно было выяснить, сколько сил он истратил в битве с демоном и по возможности восполнить утраченное.

Послышались торопливые шаги. Лаэран совсем не удивился, он знал, кому они принадлежали, более того, он уже знал все, что Бер хотел ему сказать. Его намерения были отчетно видны, друг просто извергал негодование и злость. Маг неохотно открыл глаза, пришлось отложить столь важное занятие на потом.

− А теперь соизволь мне все объяснить, − закричал Бер.

Лаэран неспешно поднялся и заглянул другу прямо в глаза, чувства того теперь стали еще более отчетливыми.

− Я не думаю, что нужны какие-либо объяснения, − тихо проговорил маг.

− Ах, ты не думаешь! Скажи, ведь ты специально меня туда заманил! Решил меня сделать приманкой! – Бер совсем вышел из себя, его еще больше злило, что друг был совершенно спокоен.

− Это был единственный шанс выманить демона в наш план бытия, по-другому, я бы его вызвать не смог, − Лаэран смотрел на Бера проницательным взглядом голубых как небо глаз.

− Неужели ты не мог меня предупредить! Я бы сумел тебе помочь и не стоял бы словно болван!

− Демон мог бы засечь твои мысли и обойти поставленную ловушку.

− Ты же не уверен. Ты сказал «мог», а это совсем не означает, что он действительно бы прочитал мои мысли.

− Но я не имел права рисковать, − твердо ответил Лаэран.

− Ах, ты не имел права рисковать этим чудищем, а мной рисковать – это пожалуйста.

− Ты все равно ничего не поймешь, и я не обязан тебе объяснять все тайны магии.

− Да мне не нужна твоя магия – гори она синим пламенем! Но я от тебя такого не ожидал! Для тебя друг уже ничего не значит. Больше я такого не потерплю, не позволю делать из меня подопытного кролика!

Бер сжал кулаки так, что костяшки побелели, он был готов в любой момент нанести удар. Лаэран это отчетливо чувствовал. Его глаза вдруг вспыхнули нешуточным пламенем.

− Бер, я тебе этого не советую. Я отвечу, и тогда можешь пенять на себя. Я тебя предупредил, − его голос был по-прежнему тихим и спокойным, но от этого становился еще более угрожающим.

− Что ж, ладно, наш чародей научился кусаться. Я-то стерплю, а вот дружбы – нет! Если для тебя еще это слово хоть что-то значит! – с этими словами Бер резко развернулся и зашагал в сторону лагеря, пиная по дороге еловые шишки.

На лице мага появилось некое подобие ухмылки, но в его глазах стояло торжество. Сегодня он вышел на новый уровень магического искусства: он смог полностью контролировать демона из нижнего мира, а это значит, он стал магом пятой ступени мастерства. И это главное. А остальное… Что ж, его сразу предупреждали, что магия требует жертв.

Лицо Лаэрана вновь стало бесстрастным, он опустился под дерево, поджав под себя ноги и сосредоточившись. Все четыре стихии были рядом: вода, воздух, земля и огонь – и они помогали ему восполнять истраченные силы, надо было только осторожно стягивать магические нити стихий к себе. Нельзя было упускать такого шанса.

Альмет сразу поняла, в чем дело, увидев посеревшее от гнева лицо Бера. Он несся, сметая все на своем пути. Отлетела в сторону, словно пылинка, их третья спутница- Йонно, Бер ее даже не заметил. Он быстро пересек лагерь и тут же скрылся в кустах шиповника, что бессильно цеплялся колючками за его одежду.

Альмет последовала за ним, не могла не последовать. Бер сидел на берегу речки и бросал в чистую воду еловые шишки. Девушка тихо опустилась рядом, причем ей показалось, что Бер издал какой-то шипящий звук, выражавший негодование тем, что ему не дают покоя. Но Альмет знала, что ему сейчас больше всего нужна поддержка и понимание.

− Ты говорил с Лаэраном? – тихо спросила она. – Что он тебе сказал?

− Ничего особенного. Просто открыл мне глаза на многие вещи.

− Что ты имеешь в виду?

− Зачем ты об этом спрашиваешь? – Бер недоверчиво посмотрел на собеседницу, что-то слишком много внимания она обращала на него в последнее время.

− Хочу помочь, − тихо ответила Альмет.

− Чем? Ты мне помочь не сможешь, − ответил Бер, вновь отворачиваясь от девушки и несколько отстраняясь от нее, однако он не мог не почувствовать, что его злость стала отступать.

− Я просто хочу поговорить с тобой, Йонно сказала, что часто людям не хватает общения, и многие проблемы пропадают, если есть тот человек, который просто может выслушать.

Бер пожал плечами, он безучастно уставился на свои пальцы, что беспокойно терзали очередную шишку, отщепляя от нее чешуйки. Он некоторое время молчал, но затем решил поделиться своими мыслями:

− Альмет, что для тебя дружба?

− Дружба? Ну…, это некое чувство, это отношения между двумя людьми, основанные на взаимном доверии, на уверенности, на взаимопонимании. Это привязанность…

− Ты права. Доверие, уверенность, понимание. А что делать, когда все это пропадает, и ты чувствуешь, что уже совсем не понимаешь своего друга и не доверяешь ему, потому что он уже тебя предал?

− Ты сейчас говоришь о Лаэране?

− О ком же еще! – с горечью в голосе воскликнул Бер. − Он так сильно изменился. Раньше я знал испуганного любопытного мальчика вот с такими голубыми глазищами. Беспомощный, тихий такой. А теперь? Угрюмый, немногословный, недоверчивый. Это уже совсем другой человек. Эта Серая Башня его совсем поменяла. Раньше я знал Джои, а теперь вместо него появился совсем чужой человек – маг Лаэран.

− Бер, одно из проявлений дружбы, без которого ее вообще быть не может, это понимание и стремление понять.

− Ты думаешь, я не пытаюсь его понять? Еще как. Но вот не получается, его поступки для меня загадка. Он другой. Словно мой друг уже давно умер.

− Не говори так! – какой-то внутренний порыв заставил Альмет приблизиться к Беру, она накрыла его огромную ладонь своими теплыми ладошками. Однако он этого словно не заметил. – Это все еще он, но он действительно изменился. Все дело в магии.

− Я это понимаю, но меня интересует другое: нужна ли ему моя дружба? – теперь Бер смотрел прямо в глаза своей собеседнице. – Раньше он был слаб, а теперь он силен. В этом все и дело – раньше он нуждался в защите, поэтому ластился ко мне, а теперь он мной пренебрегает, с легкостью готов мною пожертвовать.

Альмет некоторое время молчала, все мысли от прикосновения путались, она чувствовала, как лицо заливает румянец, благо были уже сумерки.

− Нет, я думаю, он никогда тебя не использовал, хотя я знаю его слишком мало. Все дело в магии, Бер. Она делает его другим человеком. Он однажды сделал свой выбор, теперь у него нет другого пути. Ему нужно идти все дальше и дальше, совершенствуя свое искусство. Теперь магия для него важнее всего.

− И дружбы в том числе, − грустно добавил Бер. – Что я вообще говорю. Какая к черту дружба! Все, ее больше нет. Он легко пожертвовал дружбой, так же как и узами братства, что нас с ним соединяли. Больше в его жизни нет ничего святого. Он чудовище, − и вдруг Бер запнулся.

− Ты говоришь, что Лаэран легко пожертвует тобой для достижения своих целей?

− А что, разве не так?

− Может, и так. Более того я уверена, что он легко пожертвует и всеми нами, если перед ним будет стоять поистине великая цель.

− Великая цель? Да, это про него – цель оправдывает средства. Только вот не думал, что от понимания этого будет так больно, − он совсем повесил голову.

− У него другой уровень, и что там происходит на самом деле, мы все равно никогда не узнаем. Хоть я мало знаю Лаэрана, но мне кажется, что в любой ситуации он, прежде всего, жертвует собой. Ведь в этой битве с демоном, он исчерпал все свои силы, в данный момент он беспомощен, хотя не хочет показывать этого другим.

− Откуда ты знаешь?

− Я никому никогда не говорила, что у меня тоже были раньше способности к магии. Вот только мои родители поспешили меня запрятать в Орден, чтобы там из меня поскорее вышибли эту дурь. Понимаешь, они предпочли видеть во мне воина, а не чародейку. Мои способности умерли, но я все равно могу чувствовать силу, хотя не могу ей пользоваться.

Бер кивнул, затем несмело сказал:

− Есть еще одно, я тоже никогда никому об этом не говорил. Но одна ведунья нагадала Джои будущее темного мага, по взмаху руки которого будет выжжен дотла целый город. Кто знает, один ли. Он может превратиться в этого зверя, да что там, он уже начал превращаться. И еще, ведунья приказала мне не допустить этого. Понимаешь?

− Понимаю, − Альмет тихо обняла его за плечи, чувствуя, как ее начинает бить озноб.

− Но я не смогу сделать этого. Я никогда не смогу убить его. Я всегда считал себя сильным, а его слабым человеком. На самом деле все получилось как раз наоборот. Он бы не сомневался. А ведь я вижу, как он меняется, одно пророчество из того предсказания сбылось, второе…

Беру не хватило воздуха договорить, он вдруг обернулся и крепко сжал Альмет в объятиях, пряча свое лицо в ее огненных, теплых, словно само солнце, волосах.

− Подожди пока, понаблюдай за ним. Если твои опасения подтвердятся, я помогу тебе, − тихо, почти шепотом проговорила она, нежно гладя его ладонью по заросшей трехдневной щетиной щеке.

Бер поднял голову с ее плеча, их лица оказались совсем близко. Альмет просто сгорала от этой близости, ей хотелось… А Бер наклонился и нежно, тихо поцеловал ее у губы. Девушка всегда видела в нем сильного отчаянного мужчину, охотника за приключениями, но он мог быть нежным и чутким. Хотя в данный момент она думать вообще не могла. Альмет обвила его шею руками, прижалась ближе, ей хотелось чувствовать теплоту его тела, счастье буквально захлестнуло все ее существо, заставило сердце радостно стучать.

Однако объятия продолжались недолго. Бер внезапно отстранился и как-то грубовато освободился от ее объятий. Быстро поднялся и собрался уйти, только сказал:

− Прости, Альмет, я… не могу.

− Бер, но…

− Прости, мне надо идти.

И Бер ушел, а она осталась сидеть на берегу лесной речушки, несчастная и совершенно разбитая. Она безучастно смотрела на догоравший закат. А он сегодня поистине был просто восхитительным: облака словно пылали огнем, а синь превратилась в сплошной алое марево. Но Альмет этого не видела, ее давили рыдания.

Вернулась в лагерь она уже по темноте, когда все спали. Медленно догорал костер. Тихо прошла к своей постели, села, взгляд невольно скользнул по вещам Бера – его заплечный мешок так и не был разобран, даже меч валялся рядом, а ведь с оружием он расставался очень редко. Вывод мог быть только один: Бер не возвращался в лагерь.

− Разговаривала с ним? – голос прозвучал совсем рядом, заставил ее вздрогнуть и схватиться за саблю, но в следующее мгновение, она поняла, кому он принадлежал. – Обо мне?

Лаэран подошел еще ближе, так что теперь можно было рассмотреть его лицо. Двигался он совершенно бесшумно, только слегка шелестел плащ.

− Ты меня напугал, − Альмет тоже пришлось встать, хотя она чувствовала страшную усталость. – А что в мире других тем нет, как только о тебе? – она сама испугалась того вызова, что прозвучал в ее голосе.

Тонкие губы мага тронуло некое подобие улыбки.

− Я и так все знаю.

− А раз знаешь, тогда зачем спрашиваешь?

− Просто хотел предупредить – не вмешивайся…

Альмет сделала над собой невозможное усилие и прервала его не терпящий возражения голос:

− А то что? Скормишь какому-нибудь демону на завтрак?

Лаэран пропустил это замечание мимо ушей.

− Мы с ним давно повязаны. Наши судьбы переплетены, так на нас повлиял древний обряд кровного братства. Слышала о таком? – Альмет только кивнула. – И мы обречены, не впутывай еще и себя.

− На что обречены, на смерть?

− На жизнь, и на смерть тоже, − тихо ответил маг, и от его голоса по спине Альмет поползли мурашки. Пронзительный взгляд проникал в самое сердце, заставил ее потупиться. – И не пытайся меня убить, из этого ничего не выйдет.

− Да зачем мне это надо? – Альмет постаралась, чтобы ее голос звучал уверенно, но она поняла, что получалось очень плохо. – Не мешай мне, я спать.

Лаэран вроде собрался уходить, но напоследок еще раз обернулся, его глаза сверкнули:

− Да и еще, он тебе все равно никогда не признается.

− Что? – сердце упало куда-то в пятки.

− Ваша любовь принесет вам только страдания. Обоим. Лучше уйди, так будет легче и тебе и ему.

− Да кто ты такой, чтобы говорить подобное? – Альмет подскочила к нему совсем близко, намереваясь накинуться и выцарапать эти ненавистные глаза, но под взглядом мага сразу остановилась, ее порыв сошел на нет.

− Мы с ним очень похожи: у меня в жизни только одна любовь – магия, она же проклятие, а у него – свобода.

− Что ты можешь об этом знать, твое сердце…

− Неспособно любить? Возможно. Но ты сама подумай, где сейчас Бер и главное с кем.

Альмет не заметила, как Лаэран отступил в темноту и скрылся, она стояла совершенно ошарашенная и разбитая. Затем Альмет осмотрелась, ненавидя этого мага всем сердцем, заметила, что постель Йонно тоже была пуста. И упала на свой плащ, заливаясь слезами. Она ненавидела Бера, а еще больше ненавидела себя. И этого мага, который знал слишком много.

 

читателей   590   сегодня 1
590 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...