Колдовство ненавидит любовь

Стояла ночь. Луна давно скрылась из виду и лишь миллиарды звезд освещали улицу бледным серебристым светом. Одинокая деревня тихо и мирно спала, окруженная густым высоким лесом. Несколько грязных улиц тянулись через все селение, переплетаясь и создавая необычайной красоты узоры. Деревянные низкие дома плотно стояли вдоль них, тихо играя с завывающим между ними ветром. Казалось, деревня дремала непроглядным сном.

Вскоре тишину, стоявшую здесь, нарушил неприятный скрип открывающейся двери. На окраине селения, из дома, вышел не высокий широкоплечий мужчина. Его одежда была потрепанна, но выглядела достаточно прилично. Длинный походный плащ с капюшоном свисал до пят, развеваясь по ветру. Лицо было скрыто в тени накидной ткани. На поясе свисали ножны с вложенным мечом, лишь красивая узорчатая ручка выглядывала из них. Через плечо на спину был свешен круглый прочный металлический щит.

Мужчина сошел со ступенек и, отперев калитку забора, вышел на длинную улицу. Двинувшись вдоль тянувшегося ряда домов, он вскоре исчез за поворотом. Улица снова стала пустынна и тиха. Ветер подул сильнее, а черные облака стали прикрывать звезды, принося сюда черноту настоящей ночи.

***

Ночь уже сошла с деревни, уступая место раннему прохладному утру. Где-то за лесом солнце медленно, но верно поднималось из-за горизонта, освещая верхушки деревьев теплыми ласковыми лучами. Облака на небе окрасились в белый цвет. Селение оживало, мужчины и женщины просыпались, выходя из домов и заполняя пустынные улицы. Ожив, деревня приняла иной облик, чем ночью. Теперь здесь кипела жизнь.

Высокие и низкие, толстые и худые, черно- и беловолосые. Все разные, но в то же время все одинаково красивые и гордые. Эльфы.

 

***

Проснувшись утром, женщина как обычно, застелив кровать старой потертой тканью, вышла на улицу подышать свежим воздухом утра. Соседи давно проснулись и теперь здоровались с, вышедшей на крыльцо, соседкой. Кто-то проходил по улице, соблюдая свои маршруты. Впервые за долгое время эльфийку встретило позднее утро. Эльфийку звали Люси.

Женщина чувствовала, какую то смену в округе и в самой себе, но не могла понять причин этого. Что-то ее настораживало. Люси вошла в дом и достала из старого проведшего шкафчика две металлические кружки с бутылкой неизвестного напитка. Эльфийка налила два полных бокала, поставив их на стол, и выкрикнула имя мужа: «Дори!» Громко повторив фразу несколько раз, Люси встала и хотела уже пойти в комнату к мужчине, как заметила на печи серый квадратный конверт. Подойдя ближе, женщина разглядела письмо. На конверте было написано: «Для Люси от Дората»

Это было письмо от мужа. Дрожащей рукой эльфийка взяла конверт и неосторожно открыла его. Внутри лежал пергамент с коротким текстом. Почерк был коряв, весь текст писался видимо наспех. «Дорат спешил, когда выводил каждое слово из этого письма, но зачем?»-подумала Люси и начала читать, опасаясь худшего.

«Дорогая Люси! Мы с тобой давно живем вместе, три года это не маленький срок. Срок? Да, наверно это срок. Срок, который мы провели вместе, был не самым счастливым в твоей жизни. Наши ссоры и скандалы…

Извини любимая, но я думаю, ты уже поняла. Поняла, что так больше продолжаться не может. Мы не сможем спокойно жить вместе, даже если ты решишь принять мои взгляды на жизнь…

Кем я был до того, как мы поженились? Путником, искателем приключений, странником. Может, все это было лишь моими фантазиями о жизни героя. Может, я просто хотел убежать от всего, что творилось в мире и остаться один на один с собой? Может быть…

Странно то, что я сам не знаю, что я хотел получить от такой жизни. Но я знаю одно. Эта жизнь мне нравилась. Ты пойми и извини, я не тот человек, который может спокойно прожить жизнь, ведя хозяйство. Я не приспособлен к этому, моя участь приключения и опасности. Я не смог отказаться от этого и теперь. Я снова отправляюсь в путь, чтобы убежать от проблем. Да, я слаб. Но ничего поделать не могу.

Моя любовь к тебе до сих пор осталась сильна как раньше, но моя натура сильней этого. Прощай и прости.»

Смяв пергамент, Люси бросила его в угол комнаты. Слезы покатились по гладким щекам, падая на деревянный пол.

Все шло к этому. Все должно было так произойти. Это было неизбежно. Эльфийка уже давно все знала, но боялась поверить в свои догадки. А теперь… теперь все изменилось. Теперь жизнь будет прежней. Ни лучше, ни хуже, а просто прежней и исправить это не в силах никто.

***

Прошло полгода

Стоял холодный зимний вечер. Было темно, солнце давно зашло за горизонт, уступив место круглой серебряной луне. На небе загорались и потухали звезды, скрываясь за невидимыми облаками. Тусклый свет освещал одинокую деревню, окруженную плотным, покрытым снегом, лесом. Село преобразилось и окрасилось в белый цвет. Крыши домов, улицы, заборы. Все было покрыто блестящим белоснежным одеялом.

Говор и крики эльфов все еще слышались с разных сторон. Запахи свежести вечера переплетались с запахами гари и спиртных напитков. Слух о победе над людьми восточного королевства дошел и до маленькой деревни, которая, казалось, стояла на краю мира. Праздник уже подошел к концу, эльфы расходились по домам, но кое-кто все еще продолжал банкет, выкрикивая дружные тосты.

Все веселились и радовались хорошим известиям. Лишь одна женщина сидела на крыльце своего дома, не обращая внимания на всеобщее настроение. Она уже пол года жила своей жизнью, жизнью от которой бежала в свое время. Знакомые не узнавали ее, кто-то говорил, что она больна. Все знали причины такого состояния Люси, но никто не осмеливался заговорить об этом с ней лично.

«Оставьте меня в покое!»- повторяла эльфийка каждый раз, когда кто-то пытался развеселить или расшевелить ее. Женщине хотелось лишь одного. Того, о чем мечтать теперь было бы глупо. О возвращении мужа, Дората.

Вечера проходили перед камином, а каждое утро Люси ожидала увидеть письмо, завернутое в конверт. Уйдя в себя, женщина не обращала внимания на окружающих и не говорила ни с кем. Лишь кто-то неодушевленный всегда присутствовал с ней. Кто-то, кто поглощал ее душу все больше и больше…

Сегодняшний зимний вечер показался для Люси особенным. Казалось, что внутренний голос, сулил ей какие то перемены в жизни, страшные перемены. Люси подсознательно знала, что это заденет всю ее деревню, но молчала и ждала…

 

***

Народ разошелся. Уже не было слышно криков и говора. Тишина медленно и тягостно окутывала всю деревню. Кто-то тушил догоравшие костры. Луна полностью скрылась за чернотой неба, а звезды не осмеливались показаться. Будто даже небесные светила ожидали что то и ушли, чтобы не видеть вершившееся. Запах гари стал стремительно заполонять пространство, скрывая свежесть зимней ночи.

Люси все так же сидела на крыльце, погруженная в свои мысли. Эльфы, зайдя домой, тут же засыпали, под действием крепкого эля, а женщина все так же ждала, ждала…

Темнота окутала улицу, но женщина вскоре разглядела чуть заметный силуэт. Эльфийскоподобное существо медленно приближалось, и вскоре высокая стройная фигура стояла перед запертой калиткой дома.

-Позвольте войти,- проговорил четкий низкий голос. Женщина подошла к дверце забора и открыла ее узорчатым резным ключом. Мужчина прошел внутрь дворика и вошел в дом. Люси, не удивляясь, прошла за ним.

-Чем могу быть обязана?- спросила эльфийка и зажгла свечу. Она осмотрела мужчину и увидела на нем довольно богатую, сшитую из дорогой ткани, одежду. Походный плащ свисал до пояса, а капюшон был накинут на голову. Длинная сабля свисала с пояса, готовая в любой момент удобно устроиться в руке хозяина.

-Вы знаете,- ответил мужчина и откинул капюшон. Это был человек. Ненавистное существо для любого эльфа стояло перед женщиной. Но на лице Люси не дрогнул ни один мускул. Ее глаза были спокойны и излучали лишь надежду и любопытство.- Вы уже знаете, кто я и зачем пришел. Вы должны знать это, ведь вы…

-Довольно!- перебила Люси.- Я знаю кто вы, я так же знаю, что вы не один. Вы бы не рискнули,- чуть насмешливо произнесла она. Эльфийка знала для чего пришли сюда люди. Но ей уже было все равно. Она потеряла главное, свою жизнь и теперь ее гнев страшней гнева любого короля или императора.

-Вы знаете, зачем мы здесь. Вы эльфы, жалкий народ. А магия, которую вы используете против нас, скоро будет уничтожена. Мы будем уничтожать колдуна за колдуном, чтобы наши дети не боялись того, чего боимся мы. Темного колдовства.

-Кто из нас тогда жалок? Вы или мы. Вы могли бы познать магию и использовать ее против нас. Но вы боитесь. Вам страшно того, что кто-то будет обладать силой в разы превосходящей силу любого человека. Вы боитесь, а мы нет. Кто же из нас жалок?

-Не будем говорить об этом. Ведь ни один из нас все равно не сможет доказать свою точку зрения,- остановил дисскусию человек. Он достал из кармана пергамент и положил на стол.- Думаю, вам надо будет почитать это. А теперь я уйду.

Мужчина развернулся и вышел на улицу, заперев за собой дверь. Взгляд Люси перешел с исчезнувшего человека на завернутый пергамент. Он был желтоватого оттенка и не внушал спокойствия. Там было что то страшное и ужасное. Эльфийка знала это и боялась раскрыть бумагу. Но понимание того, что теперь ее жизнь жалка, заставило руки взять и открыть пергамент.

Знакомый почерк и слова прокололи сердце женщины насквозь. Она села от бессилия и заплакала, заливая свою одежду солеными слезами. Взяв дрожащими руками пергамент покрепче, эльфийка принялась читать.

«Для Люси, от Дората.

Здравствуй любимая. Сколько месяцев прошло с того времени, как мы виделись в последний раз… Сколько? Впрочем это не важно. Извини, что совсем не писал… Я собирался, но… но не мог найти подходящих слов. Я просто не знал о чем тебе писать.

Теперь мое письмо продиктовано несчастием, которое стремится к тебе. Это люди… я не знаю, как они узнали. Но они идут к тебе, за твоей жизнью. Я… Я попытаюсь помочь тебе и задержать их отряд на границе. Не знаю, что я буду делать, но я их задержу…

Если у меня все получится, я приеду. Я очень сильно соскучился по тебе. Не знаю, как передать словами, но только теперь я понял, насколько ты мне нужна. Насколько я тебя люблю. Может быть, я был не прав тогда, когда ушел. Наверно я ошибался. Да, видимо так оно и есть. Но настоящая любовь не бывает без испытаний. Именно они теперь укрепят нашу жизнь…

Переедем в другое место. Заведем детей, и будем жить как обычные люди. Что нам мешало сделать все это раньше? Наши характеры? Нет. Наше убеждение, что наши жизни невозможно изменить. Наше убеждение, что перемены не пойдут нам на пользу. И что теперь? Мы вернулись на несколько месяцев к своей прошлой жизни и не смогли вновь наслаждаться ей как раньше. Этого мы не учли. Мы не учли того, что на самом деле мы просто испугались ответственности. Ответственности не только за себя, но и друг за друга. Теперь все будет по-другому. Мы изменимся и попытаемся снова. Снова начать жить.

Я люблю тебя. Дорат.»

«Ты всегда понимал меня. Дорат.»- подумала Люси, и свернула аккуратно пергамент. Положив его на стол, она вдруг обратила внимание, что на другой стороне письма написано еще что то, но другим, корявым почерком. Эльфийка вновь принялась за чтение, в надежде на хорошие вести. Намокшие от слез глаза еле разбирали буквы, но Люси продолжала бегать глазами по строчкам.

«Госпожа колдунья. Я приветствую вас от всей расы людей. Мы рады знакомству с вами и готовы приветствовать вас… О чем это я? Перейду сразу к делу.

Ваш муж мертв…»

-КАК?!- вскрикнула Люси. Ее сердце сжалось и сильно заколотилось, прося о помощи. Эльфийке казалось, что кто-то мгновенно выпил часть ее мыслей, чувств, сознания. Пустота, образовавшаяся внутри, тут же стала расти и заполонять все тело и душу. Люси не могла говорить, даже мысли замерли, разрывая сердце пополам. Весь мир стал в момент ока враждебным и злым для женщины. Люси хотелось уничтожить все вокруг, лишь бы убежать от тех мыслей, которые нахлынули на нее.

«Это не может быть правдой. Он обещал вернуться. Он еще вернется, я уверена в этом»,- подумала женщина и осознание того, что это чушь, стало больно сдавливать чувства эльфийки, выжимая все соки из Люси. Жажда мести охватила колдунью. Жажда убивать за смерть любимого. Жажда мстить.

Читать письмо дальше было бессмысленно. Эльфийка поняла это и медленно тяжело поднялась со стула, направляясь к выходу. Отперев дверь, женщина вдохнула полной грудью задымленный, пахнущий гарью, воздух улицы. Люси стало понятно, что произошло.

Она спустилась по ступеням, и, отперев калитку, пошла по улице на встречу горевшему лесу. Огонь переходил от дерева к дереву, перебрасываясь на дома селения. Половина деревни уже горела. Эльфы бежали куда то в противоположную сторону направления движения Люси. Она шла вперед и, не оглядываясь на окружающий ее хаос, видела только скопление войска людей. Люди убивали и насиловали, но это было неважно сейчас для колдуньи. Она лишь желала убивать и уничтожать.

Выйдя на главную площадь, она остановилась и села на колени, закрыв глаза. Из ее уст послышалось еле слышимое пение, которое набирало громкость. Что то стало меняться в окружающем воздухе, подул слабый ветер, набирающий силу. Земля стала чуть-чуть дрожать, переходя в слабое землетрясение. Голос эльфийки становился все больше похож на отчаянный крик пронзительно поющей птицы. Пение становилось все громче, а тело колдуньи стало медленно приподниматься над землей.

Люди и эльфы стали отвлекаться от своих дел и недоуменно оглядываться вокруг себя. Никто не знал в чем причина творящегося вокруг, но вскоре кто-то заметил Люси и среди толпы стали выкрикивать: «КОЛДУНЬЯ!» На этот крик среагировали все. Попытавшись убежать, люди и эльфы стали разбегаться в разные стороны, не обращая внимания друг на друга. Но было поздно.

Поднялся ураган, земля тряслась от подземных толчков, а на небе стали сверкать молнии, перекликаясь с грозными раскатами грома. Огонь с деревьев и домов вознесся к верху и стал принимать непонятные очертания. Образуя огромный переливающийся шар, огонь стал расползаться по небу, покрывая весь верх ярко красным полотном.

Полуобгоревшие лес и дома тихо стояли на месте, огня не было нигде, кроме неба. Крики и вопли людей и эльфов заглохли в постоянных раскатах грома. Кто-то пытался убить колдунью, протыкая ее мечами и саблями, но это не могло остановить происходящего сейчас вокруг. Эльфийка полностью ушла в иной мир, творя заклинание. Лишь тело теперь находилось здесь, в потухшей деревне.

Вскоре все небо горело ярким пламенем и обжигало жаром кожу разбегавшимся солдатам людей и жителей деревни. Колдунья уже вознеслась над землей метра на три, и вдруг ее обмякшее тело рухнуло на грязную землю. Гром перестал громыхать, ветер тут же исчез, а землятресение успокоилось. Целое небо рухнуло на землю, поливая все огненным дождем. Люди и эльфы сгорали на месте, не успев произнести ни слова. Ад упал с неба на землю и захватил в свои цепкие лапы все жизни, до которых дотянулся.

Все тут же исчезло, образовав огромную выжженную долину. Лишь один дом остался целым. Один дом с запертой калиткой, и парой ступенек к входной двери. Лишь один…

Через месяц

***

По широкому полю шел невысокий широкоплечий эльф. Его одежда была сильно потрепанна и порвана в нескольких местах. Походный плащ свисал до пяток, а капюшон был откинут на металлический круглый щит, свисающий через плечо на спину. На поясе висели ножны, в которых лениво лежал длинный меч с красивой узорчатой ручкой.

Путник шел по полю, пытаясь узнать в окружающем его пейзаже что то родное. Частые обгоревшие пеньки встречались вокруг. Кое-где сквозь снег проглядывалась почерневшая, от черного угля, земля. Эльфу казалось, что он пришел не туда куда хотел. Это не было похоже на края его деревни, деревни, в которой его ждала жена.

«Может, я не правильно прочитал карту? Нет, вроде все правильно.»- сверившись с пергаментом подумал мужчина. Эльф продолжил свой путь дальше, ожидая увидеть худшее. Ему тут же стало не по себе. «Что если войско все таки дошло до сюда?»- насторожился путник. Ему стало не по себе от того, какой бой мог быть тут. Ведь только с помощью колдовства можно сделать то, что сейчас наблюдал эльф. Догадавшись об этом, мужчина ринулся бегом вперед. Вперед, по направлению к дому.

***

Вскоре на горизонте путник увидел одиноко стоящее одноэтажное деревянное здание. Что-то екнуло внутри эльфа, и какие-то нитки души запели от радости. Мысли потекли нескончаемым потоком, призывая к вере в надежду. Но даже это не могло успокоить эльфа. Он все равно готовил себя к худшему, ведь только это он мог делать сейчас.

Подойдя, путник открыл калитку и, не спеша, взошел по ступенькам к входной двери. Осторожно отперев ее, эльф вошел внутрь.

Здесь было все как прежде. Так же посередине стоял стол, в углу камин и две дверцы в разные комнаты. Здесь было пусто. Лишь два пергамента лежали на столе. Один из них путник узнал сразу. Это было его письмо жене, Люси. Но одного взгляда хватило, чтобы понять, что почерк на бумаге был не известен эльфу. Взяв пергамент, он принялся читать.

«Госпожа колдунья. Я приветствую вас от всей расы людей. Мы рады знакомству с вами и готовы приветствовать вас… О чем это я? Перейду сразу к делу.

Ваш муж мертв. Да, я знаю это неожиданно и довольно неприятно. Вы наверно уже сходите с ума, но прошу вас дочитать это письмо до конца, ведь то, что я только что написал, шутка.

Думаю, вы оценили мой юмор, и теперь можно перейти к делу. Ваш муж очень сильно нам мешал, пока мы добирались до вас. Он сообщил ближайшим герцогствам о нашем войске, но удачно использованные отвлекающие маневры помогли быстрей дойти до вас. Думаю, теперь вы захотите поговорить с нами на равных.

Гарантирую вам, что ваш муж будет жить, если вы сдадитесь нам без оказания сопротивления. Заранее спасибо. Герцог Викрент.»

-Все таки добрались…- проговорил вслух эльф.- Не уберег.

Путник сел на стул и взглянул на второй пергамент. Его он не узнал. Пожелтевший листок лежал в открытом положении и ждал, пока его прочитают. Слова и предложения из написанных чернилами букв манили взгляд эльфа. Манили, потому что он знал эти закорючки и этот стиль. Этот неподражаемый стиль, который был присущ лишь одному существу,- Люси.

Сердце вновь стало биться в бешеном ритме, и Дорат чувствовал это всем телом. В голове происходило нечто невообразимое. Что-то необычное согревало эльфа изнутри. Странное чувство не давало Дорату взять пергамент и прочитать столь родное и столь чужое письмо. Ведь именно в нем могут быть все ответы, которые либо обрадуют, либо огорчат его.

Пересилив себя, эльф быстро схватил пергамент и его глаза забегали по множеству длинных строчек.

«Здравствуй, любовь моя.

Пол года назад ты ушел, оставив лишь записку. Прощальную записку. Ты убежал, не задумавшись о моих чувствах. Ты хотел вернуться к прошлой жизни и вскоре сам понял, что это невозможно.

Муки стали тебе наказанием, наказанием за не обдуманный поступок. А я все ждала, когда ты поймешь, что неспособен жить как раньше. Жить, не задумываясь о прошлом и будущем. Жить сегодняшним днем.

Эти простые выводы вскоре пришли и к тебе. Пришли и снова разрушили твою жизнь. Разрушили так же, как и мою. Тебе казалось, что теперь все будет хорошо. Что теперь мы сможем лучше понимать друг друга и жить в любви и согласии. Но боги решили иначе.

Им захотелось напомнить мне о моей сущности и проверить мою сдержанность. Они посчитали, что нам нужно испытание, которое должна пройти я. Я давала клятву, что не совершу злодеяния во имя своих инстинктов, но я не имела право на это. Не имела право думать и надеяться на свой холодный характер. Ведь только из-за него я решилась на любовь.

Я думала, что смогу сдерживать силы, хранящиеся во мне. Я думала, что смогу скрыть их, и убрать подальше, как старую не нужную вещь. Но оказалось, что это не так. Стена, которую я построила между собой и силой была разрушена и разбита на сотни мелких кусков.

И что же в этом виновато? Моя не сдержанность? Моя горячность? Нет. В этом виновата любовь, которую я питаю к тебе, Дорат.

Шутка, которая привела к гибели десятков и сотен людей и эльфов. Всего лишь шутка. Одна случайная шутка направила мою силу в не нужное русло. Что же будет, если кто то захочет воспользоваться мной намеренно… Нет, не бывать этому.

Я до сих пор не научилась управлять колдовством в такие моменты. До сих пор не смогла полностью подчинить его себе. И именно поэтому я говорю тебе: «Прощай»

Предо мной не раз вставал вопрос. Имею ли я право на любовь? Ответа я не нашла до сих пор, ведь я уже люблю. Я не могу здраво размышлять над этим, ведь вся моя сущность вопит о том, что без любви жизнь невозможна. Но и с ней мне жить нельзя.

Что же делать? Остается только одно. То, чего я так боялась. Разлука с тобой, разлука навсегда. Я продолжаю любить, хоть и не имею права. Но это чувство необходимо уничтожить, во имя моего и твоего спокойствия.

Вспомни слова, которые я говорила тебе когда то. Слова, которые оправдали свое значение теперь. Я знала, но боялась оказаться правой. Но теперь исход известен, и выводы сделаны. Я прощаюсь с тобой любовь моя. Надеюсь любовь не навсегда…

«Прощай и прости»- писал ты. «Прощай и прости»- пишу и я.»

Дорат отложил пергамент и уставился в пол. Его глаза не видели ничего, кроме картин скандалов и мирных любовных сцен совместной жизни с Люси. Ему стало жалко… Жалко себя и Люси, ведь ей пришлось принять не легкий выбор. Выбор, который положил конец совместной жизни, жизни счастья и радости.

Все было теперь потеряно. Потеряно навсегда, и из-за чего? Из-за глупости, совершенной им семь месяцев назад. Ведь только он виноват теперь в том, что слова Люси подтвердили свою правоту. И эти слова звучали так:

«Колдовство ненавидит любовь».

 

   

читателей   378   сегодня 1
378 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...