Грибы и магия

 

На дорогах в наше время небезопасно. И если ты путешествуешь, водишь караваны, или еще по каким причинам топчешь дороги от точки до точки на карте, ты всегда готов встретить огра или толпу гоблинов. Хотя одно дело, быть готовым на словах. А совсем другое дело увидеть, как топор раскрывает череп парню, который только что стрельнул у тебя сигарету. А потом почувствовать собственным лбом рукоять такого же топора, выпущенного из менее мастерской руки.

Пару орков мы бы отогнали. Обычные разбойники сами не сунутся. Но если идет орда – войско, собранное из целого поселения нелюди, лучше просто уносить ноги. Все равно никто уже не расскажет о твоем позорном бегстве, ты и сам вряд ли спасешься.

А если тебе бежать мешает грудь третьего с половиной размера, да и вообще то, что ты девушка – шансы падают почти до нуля. Но почти ноль еще не ноль, и она все-таки бросилась через лес, рассчитывая, прежде всего, что орда не будет гнаться за одиноким мечником – все равно с нее поиметь нечего. Кроме ее самой, конечно.

Надежды оказались пусты. Казалось, уже достаточно далеко девушку унесли ее длинные ноги, как улюлюканье и звериный рык как будто со всех сторон сомкнулся вокруг нее. Тяжелый меч давно сброшен, руки сжимают только охотничьи ножи. И то скорее для того, чтобы в нужный момент рубануть себя по шее — всяко лучше чем заживо жариться на вертеле, после того как тебя отжарила пара десятков орков.

Уже просвистел первый камень над ухом – что только доказывает, что ее не собираются убивать сразу. И вроде все совсем плохо, но всегда может быть еще хуже. Наступив в ворох листьев в корнях дерева, она потеряла баланс и рухнула прямо на свой третий с половиной – руками не смягчишь падение, можно на собственные ножи напороться.

Уже понятно, что в ворохе листьев что-то было. Что, конечно, понять не успела, но это что-то громко выматерилось и встало со своего ночлега. Прозвучал свист, с которым лезвие рассекает воздух. Девушка подумала, что разбуженный ею незнакомец поймал головой топор, но когда осмотрелась, обнаружила, что незнакомец не только сам здоров и невредим, но еще и зарубил двух троллей.

Не успела она встать, как незнакомец метательными ножами убил еще троих. По лесу пронесся испуганный клич, и впервые она увидела, как отступает орда. Хотя вообще орду видела впервые, но все же редко эти ребята показывают спины, по слухам.

Незнакомец сладко потянулся, будто вовсе не убил только что пять нелюдей.

— Вот такое паршивое утро.

Сая стояла с ножами в руках, еще не очень поняв, что произошло.

— Эм, ну, извините.

Незнакомец повернулся, наконец, к ней лицом – но в темноте под капюшоном его не рассмотреть.

— Отработаешь.

Тон у незнакомца низкий и хриплый, но не как у орков, а приятный, мягкий.

Она может и не против отработать, лицо бы только рассмотреть у спасителя. Но ругаться со спасителем точно не стоит.

— Меня Сая зовут.

— А? Ну, называй меня, скажем, Май.

Многие скрывают свои имена, но не все сами это демонстрируют. Сая не знала, о чем нужно говорить со спасителями. Сама она пару раз жизни спасала, а вот ее ни разу никто не спасал.

Май стал складывать свое одеяло, так искусно маскировавшее его под ворох листьев. Скоро уже должно начать светать, и он не стал ложиться спать дальше.

— Может помочь? – девушка чувствовала себя неуютно, если можно так сказать о человеке, над которым только что стояла костлявая с косой. – Наверно, нам быстрее отсюда уходить надо. Здесь недалеко караван грабят. – Симфония предсмертных криков и яростных воплей достигала ушей Саи, и это не галлюцинации от страха.

— У меня с ордой пакт о ненападении.

— Такое бывает?

— Да. Если они тебя боятся.

Кем же должен быть новый знакомый, чтобы его боялась бесстрашная орда? Тем более учитывая, что он спит в корнях дерева, накрывшись странным одеялом.

— Но все же, куда мы сейчас пойдем?

Она решила поставить нового знакомого перед фактом, что теперь идти будут вместе. Потому что ее одну поймают сразу, как она отойдет от Мая на десяток шагов.

— Мы? Ну, поможешь мне собрать грибы.

Умение удивляться у Саи временно барахлило.

— Грибы? Какие?

Май достал из-за пазухи сверток. Девушка подошла ближе к нему, чтобы рассмотреть содержимое. Наконец стало видно лицо спасителя, правда, только нижнюю часть – бледная кожа, узкие скулы, тонкий аккуратный нос. Хочется заглянуть в глаза, но нужно запомнить грибы – маленькие и сиреневые, с зелеными пятнами. И что самое интересное – светятся. А по форме – поганки как поганки.

— От меня далеко не отходи. Растут они на живых деревьях, на корнях. Найдешь грибницу, буду считать, что мы квиты.

Очевидно, нужны грибы для какого-то зелья, в этом Сая не сомневалась. Но все же удар по своей девичьей самооценке она получила, когда оказалось, что плата заключается не в том, в чем обычно берут от красивой девушки, а в грибах. Но все лучше, чем крутиться на вертеле.

Солнце уже подсветило верхушки деревьев, когда нашлись пара десятков растущих в корнях дуба грибов. Как только она об этом сообщила, Май мгновенно оказался около грибницы. Нашептывая что-то ласково-нежное, будто убаюкивая ребенка, он осторожно срезал все, даже самые маленькие сиреневые поганки, и сложил в сверток за пазуху. Хотя мог бы убрать в заплечную суму, где хранит чудесное одеяло и другие вещи.

— Они, наверно, очень дорогие? – предположила девушка.

— Для меня, да, – ответил Май. – Молодец, мне этого надолго хватит. Можешь гулять. — Казалось, что он ушел в свой волшебный мир мечты, как-то связанной с этими грибами.

— Может, ты меня до города проводишь? Я без тебя не дойду.

— В город не пойду, это не обсуждается. Даже близко подходить не буду.

Несложные вычисления привели к тому, что Май будет ее спутником, пока не подвернется кто-то другой, с кем можно дойти до города. Вот так из охранника каравана можно за день превратиться в лесного скитальца.

— А куда мы тогда идем?

— На север.

Сая вспомнила, почему она взялась охранять торговцев.

— Сейчас все, наоборот, с севера бегут. Говорят, объявился новый Великий Темный Властелин! И появился он совсем недалеко, захватил крепость в паре дней пути отсюда.

Май как будто и не удивился. Хотя, так наверно и есть.

— Крепость говоришь? Ну-ну. Есть хочешь?

Девушка почувствовала, что со вчерашнего вечера не было во рту ни крошки.

— А есть что предложить? Или пора охотиться?

В свойственной ему манере, Май не стал ничего объяснять, просто заставил ее собрать костер. Сам же достал из сумки две тушки кроликов и принялся их разделывать.

Трапеза обещала быть спартанской, но спаситель оказался искусным поваром. Дурманящие запахом травы сделали мясо сочным и при этом тающем во рту. Так же у Мая оказался и бурдюк со слабым вином, неслабо поднявший Сае дух.

Когда они поели, Май достал из кармана коробочку, в которой оказался плохо измельченный порошок знакомого сиреневого цвета. Он засыпал им большую старую трубку, выполненную в виде дышащего дымом дракона.

— Сейчас ты увидишь то, чего никто не должен видеть. Сядь ко мне за спину, и ни в коем случае не попадайся на глаза. Будь тихой, что бы ты ни увидела. Я говорю абсолютно серьезно, сиди так, будто ты статуя.

Девушка устала уже от странного поведения спутника, и страх перед его силой и загадочностью уже стал спадать.

— Так ты из этих грибов курево делаешь? Ну что я, не видела, что ли, как дурман траву и подобное употребляют? Да и сама…

— Дура, заткнись и сиди тихо. – Май сказал это беззлобно, как говорят кошке, залезшей на высокое дерево, и пытающейся спуститься. Но у него дрожали руки, она видела это отчетливо. Мелко-мелко, но вполне отчетливо. Солнце уже хорошо освещало сквозь осеннюю редкую листву. Видимо, это не просто план, которым коротают время путники и городские жители. Хотя зависимость от этих грибов объясняет многое в его поведении.

Сая, как ей и сказали, села за спиной своего друга-наркомана. И жутко, и интересно посмотреть на эффект. Вот и пошел первый дым из трубки – неожиданно переливающийся яркими насыщенными цветами – красным, зеленым, синим. Но это ее удивляло недолго. Вдруг вокруг нее стало так светло, будто бы они не в густом лесу – а в поле в самый разгар лета. Трава, жухлая и блеклая, в предчувствии зимы, вдруг начала наливаться цветом, расцветать цветками. Сая подумала, что дым попал в ее легкие, и эффект распространился и на нее. Но потом она вообще перестала думать, ей осталось только сидеть с раскрытым ртом и выпученными глазами.

Прямо в воздухе вдруг появились звезды – маленькие светящиеся точки. Не задерживаясь на месте, они собрались в огромную бабочку – мгновенно раскрасившуюся в самые прекрасные узоры. Бабочка сделала два взмаха, и рассыпалась на множество разноцветных кошек – не таких, какие сидят дома у камина, а как будто нарисованных кошечек с большими головами и милыми улыбками. Как только кошки достигли земли, они стали плавно, но, тем не менее, быстро превращаться в уже знакомые сиреневые грибы. Только огромные, раз в десять больше человека. Шляпки грибов отсоединились от ножек, и медузами стали взлетать в небо, оставляя за собой шлейф из разлетающихся пузырей, подобных мыльным. Ножки же грибов, как черви стали ползать вокруг, а затем зарываться в землю.

Когда последняя медуза скрылась за деревьями, а последний червяк спрятал хвост в почве, лес снова приобрел свой первозданный вид, как будто ничего и не происходило. Сая курила и даже пила некоторые галлюциногены, и могла поклясться, что это что-то совершенно иное.

Май отряхнул трубку в потухший костер и обернулся к спутнице, попутно поправляя капюшон, будто боясь, что его лицо стало видно.

— Молодец, я, честно говоря, сомневался, что ты будешь сидеть тихо.

— Что это **** было?! – у Саи наконец появился голос, и она смогла произнести то, что рвалось из нее, когда вокруг нее происходила феерия красок.

— Меньше знаешь…. меньше знаешь, словом.

— Ты маг? Волшебник?! – она в очередной раз подумала, что осознала великую истину.

— Ну, можно и так сказать. – Май сложил вещи в суму, и ясно дал понять, что уйдет с ней или без нее.

— Тогда, тебе точно надо бросать курить! Ты ведь все силы тратишь, ты хоть представляешь, кем бы ты мог быть, если бы избавился от этих грибов! – Сая поспешила идти плечо в плечо с магом, чтобы знать, что он точно ее слушает.

— Я то? Представляю. – Май сказал это жестким обрубающим тоном — стало ясно, что никакого диалога не выйдет.

Так они и шли до вечера, останавливаясь только по нужде и пообедать. Май сжалился над ней, и остановился на ночлег. Сая уже почти падала от усталости, но ее выбивало из себя, что этот наркоман-волшебник обращает на нее внимания не больше чем на прилипший к ботинку опавший кленовый листок.

— Я рада, что встретила тебя.

— Угу.

Первый блин комом.

— Если бы не ты, я бы наверняка уже была мертва. Или хуже.

— Пожалуй. – Май развел костер, чтобы зажарить пойманного по пути тетерева.

Пора наступать.

— В пути я не спала одна. Боюсь, что замерзну ночью. Жилет совсем не греет.

Май посмотрел на нее (хотя как может быть что-то видно из-под этого капюшона?) и подал одеяло. То самое, выглядящее как куча листьев.

— Это не простое одеяло. Не замерзнешь. Ты спи, с утра поешь.

Сая дважды обернулась одеялом, которое, кажется, не имело ни формы, ни размера. Второго такого у мага нет, и она решила дождаться, когда ему придется лечь рядом, и прижаться к ее полной упругой груди. Ни один мужчина не удержится, когда увидит, как ее волнистые волосы золотой рекой раскидываются по подушке. Пусть это и не подушка, а скрученная куртка. Нужно жилетку расстегнуть, якобы, чтобы дышать не мешала…

В этот момент она и уснула, и уже не увидела, как вокруг нее деревья стали улыбаться и петь матерные частушки, а в воздухе взрывались сверхновые, превращаясь в фениксов с головами в виде чайников, и много других чудес, вызванных сиреневым порошком.

***

Сая не успела проснуться, как почувствовала легкие, но сильные руки, прижимающие ее к широкой груди. Осторожно открыв глаза, она обнаружила, что даже сейчас Май не снял капюшона. Одна рука вдоль тела, другой обнимает мага за шею. К сожалению, они оба полностью в одежде, и она бревном проспала всю ночь. Но сейчас можно воспользоваться ситуацией, и, наконец, узнать, зачем он так скрывает лицо. Может, очень даже хорошо, что они в одежде.

Осторожно, боясь сделать неровный вздох, Сая стала сдвигать капюшон. Узкие изящные губы, слишком яркие для мужчины. Нос идеальной формы, тонкий и прямой. Глаза, естественно закрыты, но брови такие же изящные, как и другие черты лица. Не верится, что лежит рядом с таким прекрасным существом, пусть и неестественно бледным, худым. Хотелось посмотреть на волосы, она потянула капюшон еще и…

Май проснулся. Мгновенно натянув на лицо капюшон, он буквально выскочил из-под одеяла.

— Больше так не делай.

Кажется понятно, почему он носит капюшон. Он идеально держится на двух маленьких черных рожках на лбу мага.

— Хорошо, извини.

Этим утром курить Май не стал. Он стал как-то напряженней, и Сая винила в этом себя.

Охотиться было легко, зверь и птица мигрировали с севера, будто от лесного пожара. Напротив, по косвенным признакам можно определить, что нечисть идет на север, правда, избегая их двоих.

Сая так и не смогла узнать, куда они так торопятся, если уже не ищут грибы. Хотя, когда на них все же наткнулись, Май, так же как и в прошлый раз, бережно собрал все до единого.

Вечером, когда пришло время грибов, девушка опять сидела за спиной мага, готовясь морально наблюдать чудеса. Но вдруг маг отложил трубку и сверток с грибами.

— У нас гости. И, кажется, ты зря пошла со мной.

Она только успела спросить, что произошло, как рассмотрела в лесу неясные тени.

Они сидели на опушке, спиной к костру. К ним, нисколько не скрываясь, вышел огромный орк. В полном доспехе из кожи, он двигался бесшумно как волк. Седая борода и многие шрамы говорили о его редком для орды преклонном возрасте. За ним в темноте стояла Орда. Сая почувствовала, что отряд, напавший на нее на дороге, ничтожен, по сравнению со стоящим за спиной орка.

Но на лице мага нет страха. Голос его звучал раздраженно и твердо.

— Встречаешь? Я и сам бы дошел.

Орк замялся. Странно видеть мучительные сомнения на этой свирепой морде.

— Так велел Темный Властелин. – Орк подумал и добавил – извини.

— А если, я не пойду?

— На это у нас тоже есть приказ. – Орк напряженно сощурился. Ничего хорошего в этом приказе быть не могло.

— Тогда ты знаешь, на что пошел. Так что это ты меня извини. – Май договорил это и бросился вперед быстрее, чем Сая могла рассмотреть.

Орк еще пытался удержать фонтан крови, рвущийся из горла, а его убийца уже бросился на других воинов орды. Но девушка то по-прежнему сидела у костра, и ничего не смогла сделать, когда дротик со снотворным вонзился ей в бедро. Вот ведь козел, мог хотя бы попытаться защитить ее, подумала она, последним усилием засовывая сверток с грибами под жилетку.

***

Очнулась за решеткой. Наверно, в той самой крепости — обители нового Темного Властелина. Ее охраняли два мелких и противных тролля, рассматривающие ее как забавную зверушку.

Ножи у нее достали, но сверток остался при ней.

— Красивая. Я бы вдул.

— Ты бы и бычьей жабе вдул.

— Так я и вдул.

Противный звериный смех раскатился по подземелью.

Сая обнаружила, что находится не в камере, а в клетке, приспособленной для переноски. В такой даже встать невозможно – не влезешь.

— Неуютно красавица? Ничего, ножки отрежем, будешь нормально помещаться.

Саю передернуло. То, что пока с ней ничего не сделали, еще не значит, что будут беречь потом.

Вдруг раздался грохот. Показалось, что даже стены дрогнули.

Тролли прижали уши.

— Пришел. Как бы нам с тобой ножки не отрезали.

— Точно, будут сейчас…. Беседовать.

Тролли взяли в руки оружие, ожидая в любой момент встретить на входе врага. Грохот стал сильнее, стали доноситься крики. Жуткий рев пронесся по коридорам, перекрыв шум крошащегося камня и крики нечисти. Тролли, уже молча, встали, и приготовились охранять свой пост. Но гость не стал пользоваться парадным входом.

Абсолютно неожиданно для Саи потолок рухнул. И это не тонкие древесные дощечки, огромные каменные глыбу обрушились, навсегда упокоив троллей, и почти сжав клетку пленницы. Девушка снова услышала этот жуткий рык, но теперь в нем есть слова.

— Грибы…. Дай….

Перед ней на обломках каменных плит стоял он. Изящные черты лица сквозь пыль каменной крошки можно рассмотреть благодаря огню, окутывающему Мая. Багровые глаза впервые заглянули в глаза Саи. Она судорожно достала из-за пазухи сверток, который разорвав решетку на части вырвал из ее рук маг. Маг ли?

Девушка почувствовала приближение чего-то страшного, чего-то темнее самой глухой ночи. Май схватил ее и выскочил из подземелья до того, как на место, где они стояли, упала густая всепоглощающая тьма.

Они приземлились в месте, которое раньше было шикарной спальней. Май швырнул еще в полете Саю на чудом уцелевшую пышную постель. Остальное в огромной комнате разрушено, всюду оскаливались обломки разрушенных каменных глыб.

Друг напротив друга стояли двое. Окутанный пламенем, с раскаленными рогами и алыми налитыми кипящей кровью венами – Май. А напротив него, похожий на него как отражение покрытый непроглядным мраком Повелитель Тьмы. Сая не сомневалась, что это именно он, только от него может исходить такой густой и всеобъемлющий ужас. Май грозен, но противник, не смотря на сходство, пылает ярче – если это уместно по отношению к тьме. Его рога возвышались на пару локтей, за спиной развевались бесформенные, но огромные, как паруса, черные крылья.

— Я ждал тебя, брат – голос Повелителя Тьмы оказался тихим и вкрадчивым, но будто проникающим в самые глубины души.

— Я надеялся, что до этого не дойдет – Май ронял слова тяжело, будто пытаясь задавить ими противника.

— Все в твоих руках. Если мы пойдем бок обок, никто в этом мире не сможет нам противостоять!

— Не все так просто, младший. Ты еще не вырос, чтобы понять это.

— Обойдусь без твоего понимания! – сгусток тьмы ударил Мая в грудь. Он пролетал стены пока не вылетел из замка, но вдруг распахнулись красные огненные крылья, и он бросился на противника.

— Вот он, мой старший брат! Первый Властелин Тьмы, повелитель огня, пламенный бич эльфов! – Темный властелин расхохотался.

Май остановился прямо перед Темным Властелином, и отскочил обратно к стене.

— Ну же, выпусти свою злость! Я, твой любящий брат, приму ее, чтобы твое величие вновь расцвело пламенным цветком!

Уже огненно красное лицо улыбнулось, показав белоснежные клыки.

— Обойдешься.

И Май закинул в пасть сразу весь сверток грибов.

— Ты не можешь всю жизнь прятаться от своей сути! – Темный Властелин выбросил вперед крылья, языками черного пламени доставая до Мая.

Но вдруг, перед ними возникли огромные ножницы. Розовые ножницы безжалостно кромсали крылья черного ангела. Темный Властелин бросился на брата, но его поймал гигантский золотой сачек. Мая отказывалась верить своим глазам. Как только темный ангел прорвал сетку сачка, на него рухнул прямо с неба огромный кит кислотно-зеленого цвета. Черные лезвия разорвали его, но тут же скрутили Повелителя Тьмы огромные цветы, мгновенно выросшие на осколках разрушенного замка. Как только их разорвало густой непроглядной тьмой, множество глаз разных цветов и размеров стали влетать в Темного Властелина, будто с ума сошедшие мухи. Май, уже без окутывающего его пламени и других атрибутов демона, бросился к брату. Когда тот судорожно пытался схватить воздух, поглощенный гигантской медузой, Май прямо в глотку забросил несколько оставшихся грибов.

Дальше внимание Саи уже перестало успевать за переменой мира. Какое-то время младший брат еще пытался уничтожать наседающих летающих рыб и человечков из радуги, но все больше сквозь голос прорывался смех. И вот уже сливаясь в безумном танце, красочные фантазии двух демонов вместе создавали феерию красок и форм.

***

Они сидели высоко в горах. Недалеко, но на всякий случай вне поля зрения, их ждет уютный дом и горячий ужин.

— Вот ты понимаешь, зачем быть властелином тьмы? – младший брат затянулся трубкой

— Чтобы убивать, пытать и иметь девственниц, – старший тоже вдохнул цветного дыма.

— Столько усилий ради такой ерунды, — бывший Темный Властелин улыбнулся, вспоминая, каким был еще несколько дней назад.

— Вы как покурите, приходите есть – сказала Сая, прячась от глаз братьев. Все-таки лучше не попадать даже в самые добрые фантазии демонов.

 

читателей   545   сегодня 1
545 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...