Честь превыше всего

 

— Слава королю, слава! Да здравствует король Виены Тиор Второй! Слава королю!

Народ бесновался. Еще не закончился траур по прежнему королю, Тиору Второму Победителю, а на престол уже взошел его восемнадцатилетний сын. И люди ликовали в слепой радости, поднимая кубки за нового короля, присягая ему на верность и давая всевозможные обеты… Здравия королю, хвалы, славы!

А в главном зале замка шел пир. Гости – всевозможные герцоги, бароны, маркизы, больше похожие на стаю напыщенных фазанов, — один за другим произносили пышные, отрепетированные до последней буквы тосты, дарили подарки, пытались подластиться… а король внимал им словам. Я с удовольствием следил, как он вежливо, но отстраненно принимает всю эту мишуру, как он отвечает на приветствия и хвалебные песни, ни капли не переигрывая. Истинный Король, достойный преемник своего отца. Мой воспитанник.

Наконец подошла моя очередь. Заученные слова сами слетели с губ, не пришлось даже вспоминать.

— Пусть будет светел ваш день и безоблачна ночь, пусть звезды освещают вашу тропинку во мраке! Пусть луна откроет вам тропинку во тьме, коли такая придет сюда!

Тиор поклонился, принимая пожелания, улыбка чуть тронула его губы. Пышно разодетые вельможи возмущенно зашептались, то и дело кидая на меня яростные, разгоряченные медовухой взгляды. Какой мрак, какая ночь?! Лишь день, лишь солнце и свет! Но возмущаться открыто не посмел никто, да и другой речи от меня не ожидали. Кто я для них? Пришлый человек, выходец с соседнего материка, который прославился своей «Темностью», неизвестно зачем приближенный ко двору. Странно было бы, если бы я вдруг заговорил о Свете.

Глупцы, закрывающие глаза жалкими иллюзиями, философией и рассуждениями о Добре и Зле.

Внезапно встал молодой лорд, ровесник Тиора. Темно-карие глаза неестественно поблескивали, однако слова он выговаривал совершенно отчетливо, без малейшего признака нетрезвости.

— Каков же девиз великого короля?! – внешне почтительно спросил он, но на последнем слове проскользнула почти неприкрытая издевка. Я насторожился, кинул на него быстрый внимательный взгляд, но ничего подозрительного не заметил. Скорее всего, он просто завидует – ведь всем известно, что наследником должен был встать он, а не Тиор! Пусть это ясно лишь малой людей, но они точно знают, что династия Хиагов узурпировала трон более двухсот лет назад, свергнув старую династию! Разве этого не достаточно?

Тиор заколебался и кинул на меня быстрый взгляд. Я почти незаметно кивнул, внутренне сжавшись в комок. Мне девиз не слишком нравился, но для светлого короля Виены лучшего не придумаешь…

— «Честь превыше всего», лорд Маридиг.

Молодой лорд задумался, и насмешливо спросил:

— А как король будет доказывать это?

— Я еще не подумал об этом, — честно признался молодой король. – По правилам, тот, кто первый спросит меня об этом, может предложить свое испытание. И что же вы предлагаете?

— Пока – ничего, — уклончиво ответил тот и сел на свое место. Гости немного помолчали, обдумывая, каким же будет это испытание, и продолжили церемонию, так грубо прерванную молодым лордом. Я внимательно посмотрел в глаза Маридинга, но тот торопливо отвел взгляд. Молодец, знает, как легко советник короля читает мысли людей. Попозже мы обязательно побеседуем…

Слуги подали жемчужину всего пиршества – огромную фигуру гарцующего коня. Гости уже насытились, и на это чудо взирали только с восхищением – даже я, привычный к красоте империи, невольно залюбовался мастерской работой. По правде говоря, есть его было невозможно – белоснежный конь почти целиком состоял из твердого сахара, — но никто не собирался этого делать. Символ Виены простоит здесь полные сутки, и лишь потом его вынесут наружу и отдадут бедным детям на сладости. Но на столе было и без того достаточно кушаний и особенно питья, так что гости ничуть не страдали от такой несправедливой дележки.

— Ивран, чего же ты не пьешь? – окликнул меня уже изрядно захмелевший Его Величество. Я усмехнулся и послушно пригубил вино. Терпеть не могу эту дрянь, но положение вельможи требует…

За столом начали беседовать на самые различные темы – от обсуждения различных увеселительных домов, до уничтожения вампиров, упырей, драконов и прочих врагов людского рода. Старый барон, сидящий рядом, наглядно поведал и показал мне, как лично убил Горана, используя вместо меча баранью кость. Увидев в ответ язвительную улыбку, он прервал рассказ и обиженно поинтересовался:

— Вы чего, Серебряный лорд? Не верите?

— Верю, верю, — успокоил я его. – Но…

— Что?

— Не тот ли это дракон, что несколько лет назад смог прекратить войну между моей родиной — империей Харр и Виеной?

— Прекратил? – искренне удивился барон, жестом подозвал лакея, потребовал у него «чего-нибудь покрепче» и лишь потом соизволил продолжить разговор: – Да он пожег половину нашей армии! И вашей тоже, между прочим!

— Сейчас я – верный подданный Виены, — холодно напомнил я. – Но война, хотите вы того или нет, была остановлена…

— Тьфу на вас, темных! – в сердцах сплюнул барон. Похожий на вежливого павлина лакей невозмутимо стер плевок и, поклонившись, удалился. – Все наизнанку перевернете! Только через два года он…

Наш разговор прервал голос лорда Маридига:

— Ваше Величество! А вам доводилось убивать драконов?

— Нет еще, — немного смущенно признался Тиор, отставляя бокал с вином в сторону. Я с беспокойством покосился на него – сейчас молодой король мог совершить любую глупость…

— А как же вы докажете нам свой девиз? Ведь известно, что рыцарь, не прикончивший хотя бы одну крылатую тварь – не рыцарь! А какая же честь существует, кроме рыцарской?

— Да кто это вам сказал? – искренне возмутился я, но слова чужака никто не слушал…

— Я… я обязательно убью дракона! – пообещал Его Величество, подогретый великолепным (для него) вином.

— Да?.. — лорд искусно выразил сомнение. Я с беспокойством заметил мрачную и расчетливую усмешку в его глазах. – А не хочет ли Его Величество сделать убийство дракона своим заданием?

При этих словах гости заинтересованно подняли головы и одобрительно зашептались. Да… Убийца

— Хочет! – запальчиво подтвердил Тиор, но тут же смутился: — Только… какого же дракона? В Виене их отродясь не было!

— Как насчет Циарра Мрачного?

Упоминание самого великого дракона, жившего в Ничейных землях, было подобно ушату ледяной воды. Воцарилась тишина… и тут же сменилась оглушающим шумом. В голосах вельмож зазвучало искреннее осуждение – на такого дракона боялись выйти даже профессионалы Харрской империи, что говорить о рыцарях Виены! Пожалуй, никто не осудил бы Его Величество, если бы он отказался. Но Тиор не привык отступать и даже сейчас, загнав себя в ловушку, он рвался вперед…

— Завтра же с малым отрядом выйду к Ничейным землям! И, чтобы доказать свое доверие к своему народу, назначаю своим наместником тебя, лорд Маридинг!

У меня все оборвалось внутри. Мальчишка. Глупый мальчишка, делящий мир на черное и белое, и не замечающий оттенков. Неужели он не видит злого торжества в глазах молодого лорда? Как вообще можно быть таким слепым?!

Но вмешивать нельзя. Мое положение советника и так очень шаткое, меня и так преследуют по всей Виене ее доблестные жители в надежде «не дать этому темному окончательно сгубить короля». Если я сейчас предложу свою кандидатуру в качестве заместителя… лучше не думать, что со мной сделают подвыпившие гости. Даже Его Величество не сможет защитить меня… Да и захочет ли?

Но что же задумал этот лорд?!

Словно последний звон погребального колокола, прозвучало:

— Честь превыше всего. Да будет так.

***

Конь с трудом преодолел последний отрог и замер на самой вершине перевала. Я задумчиво окинул взглядом лежавшую впереди равнину… хотя нет. Равниной эти кучи беспорядочно наваленных камней назвал бы лишь слепой. И где-то среди этих беспорядочно сваленных осколков скал прятался Циорр Мрачный… если прятался, конечно.

— У меня плохое предчувствие, Иврит… — тихо произнес Тиор, также разглядывающий лежавшую впереди местность. – Я неправильно поступил…

— Наконец-то вы это сообразили, Ваше Величество.

— Не надо сарказма! – он поморщился. – Я и так все это знаю. Но… ты можешь узнать, что там, в Виене? Мы в пути уже больше трех седмиц… Думаю, Маридинг не терял зря времени.

Точно. Не терял…

— Я постараюсь узнать, как там дела на следующем же привале. Все равно нам еще больше трех дней спускаться…

— Вот и хорошо, — просиял Тиор и внезапно произнес: — Иврит… извини.

— За что?

— Ты и сам знаешь… я не слишком доверял тебе после неожиданной гибели отца. Поговаривали, что ты приложил к этому руку… ты ведь был наемником, там, в своей империи?..

Я не ответил и молча пустил коня шагом. Да, это так. Лишь наемники и рыцари покидают империю Харр. Я не исключение. И ясно, что после неожиданной гибели короля все подозрения пали на меня. Кто-то проболтался, что советник короля был в коридоре той ночью. Ну и что, что он первый сразился с убийцами и не давал прикончить молодого короля до тех пор, пока не подоспела охрана? Ведь и слепому ясно, что это подстроено! Советник просто хотел произвести впечатление на Тиора Второго!

— Я не убивал вашего отца.

— Я верю, – грустно улыбнулся король. – Я-то знаю…

— Оставим этот разговор. Как вы собираетесь убивать дракона? Мечом, чтобы не говорили легенды, его не прикончить.

Король хмыкнул и коснулся рукояти меча. Хорошая игрушка, красивая и в бою неплоха. Против человека.

— А я глупец, Иврит. Честь превыше всего… но только в бою с равным. Увы, но бой с драконом – не бой с равным. Небольшой артефакт вполне сравняет наши шансы.

— А что за артефакт?

— «Меч богов». Помнишь?

Помню, конечно. Ведь я и показал его тогда еще Его Высочеству. Меч, от которого осталось лишь лезвие, но который еще вполне можно прикрепить к рукояти. В бою режет почти все, но силы для этого забирает у своего владельца. Нужно быть очень выносливым человеком, чтобы нанести несколько ударов и не потерять сознание. Если же активировать его на полную мощь… тогда произойдет сильнейший взрыв, который может уничтожить любое порождение тьмы, но в качестве платы возьмет жизнь хозяина. Я взмолился, чтобы этого не произошло, чтобы не пришлось применять столь страшное оружие на самом деле!

— Вы очень рискуете, Ваше Величство.

— Все мы рискуем, — пожал плечами Тиор. – Ничего. Я уничтожу это порождение тьмы!

— Мир делится не только на черное и белое.

— Политика вашей империи, — небрежно отмахнулся он, вновь больше напоминая мальчишку, чем правителя не самг маленького государства. – «Честь превыше всего» — мой девиз. И пусть будет так!

— Когда честь, а когда глупость… — тихо проворчал я.

— Что ты сказал?..

— Ничего, Ваше Величество.

***

Тиор настоял, чтобы мы остановились на привал необычно рано. Ему, да и мне, не терпелось узнать, что же происходит дома. Едва соскочив с коня, я начал приготовления к ритуалу.

Чистая родниковая вода. Чаша с платиновым покрытием – совсем крохотная, но сойдет. Серебряный нож. Небольшой медальон с гербом Виены – белоснежным конем, вставшим на дыбы. Все было доставлено в мгновение ока.

— Отойдите все и не мешайте мне, — скомандовал я сопровождающим нас воинам. Король взял с собой лишь десяток воинов, которые во время поединка будут ждать неподалеку, а потом помогут вывезти сокровища. – Потом поможете… Ну, Виарк знает что.

Старый целитель покосился на меня, пожал плечами и послушно отступил на несколько метров. За ним попятились и все остальные… Почти все.

— Я могу остаться, Иврит?

Я окинул его оценивающим взглядом и медленно кивнул.

— Да. Если не испугаетесь…

— Я не испугаюсь! – с обидой произнес он.

— Тогда все в порядке. – Я выдавил из себя слабую улыбку.

Начертить серебряным ножом небольшой круг, в центре которого поставить чашу, до краев наполненную водой. На дно чаши бросит медальон с гербом. Я повторял этот ритуал, как повторял его сотни раз до этого.

— Сосредоточьтесь на Виене, Ваше Величество. Представьте замок, словно видите его вблизи.

Осталось самое неприятное, самое рискованное. Что поделаешь, магия бесталанного не будет работать без Силы. Которую может дать лишь…

Нож резко, не давая испугаться, полоснул по одному запястью, потом по другому. Кровь хлынула с чашу, пролилась на землю. Я невольно поморщился. Среди воинов раздался боязливый шепоток, но никто не сдвинулся с места, боясь нарушить тонкое колдовство.

— Asdert… okierteu olpretm derwea! Viena!

Все тело пронзила резкая боль. Сознание в пугающей медлительностью начало погружаться в багровый водоворот, то и дело норовя погаснуть. Я стиснул зубы, чтобы не закричать, и закрыл глаза. Багровый водоворот боли вспыхнул ярким алым цветом и погас, оставив после себя лишь мрак, пустоту и бесконечный, всепожирающий ужас…

Но то, что оказалось на другой стороне, было еще хуже.

…Над Виеной не горело солнце. Черные тучи сгустились над несчастной страной, не пропуская ни малейшего лучика. Лишь дворец блестел от частых вспышек молний, каждая из которых выбирала себ жертву. Дикие крики вздымались к небесам… и гасли, резко обрывались и сменялись утробным ворчанием и чавканьем…

Я не имел тела. Я видел все. И темные фигуры, бродившие по всей стране, и трупы людей, валяющиеся прямо на дорогах, и человеческий силуэт на крыше самой высокой башни.

— Я отдаю эту страну и всех ее жителей Темной Изнанке!

А я так и не побеседовал с ним. Жаль, жаль… а еще более жаль, что не могу убить его прямо сейчас. На месте. Любой ценой.

— Плата принята. Что ты хочешь взамен, хозяин?

Лорд Маридинг усмехнулся и произнес:

— Магическую силу! Бессмертие! Вашу службу!

Глупец… Сколько могущественных магов уже ошиблись на этих внешне простых и правильных словах, и сколько еще ошибется… А ведь он даже не маг…

— Пусть будет так.

Демон оскалился и коснулся Маридинга когтем. Начертал на лбу сложный знак и… резко провел рукой по горлу юноши. В очередной вспышке молнии его когти заблестели от темной жидкости…

Маридинг дико закричал и медленно рухнул за черепицу. Не удержался, полумертвое тело заскользило к краю и — уже молча, — скрылось во тьме.

Думаю, он тысячи проклянет эти слова, когда станет демоном.

…Меня выдернуло из Виены и резко вернуло в свое тело. Кровь из перерезанных вен продолжала течь, но уже слабо и неуверенно. Земля под коленями промокла, ткань камзола пропиталась алым.

Рядом подал голос Тиор. А я совсем забыл про него. Для короля все должно было пройти гораздо легче… но разрушенную Виену, отданную демонам, он видел.

— Честь превыше всего… — прошептал он, невидяще уставившись в чашу. — Честь…

Я грустно усмехнулся и закрыл глаза. Сознание охотно, даже слишком охотно, уплыло в другой мир, изменчивый и непонятный…

***

— Иврит? Серебряный?!

— Старик? Как ты…

— Позже, позже. Вы здесь, как я понимаю, дабы усекновить мерзкую тварь, драконом именуемую?

— Не надо язвить. Но по сути дела верно.

— И чего мне с вами делать? Сам понимаешь, я не хочу, чтобы вы завершили задание, но и убивать старого приятеля неохота…

— Думаю, нам сейчас будет не до этого. Слушай, ты не мог бы сделать нам одолжение?

— Какое? Неужто расшибиться о скалу? Нет, приятель, я не сумасшедший, и на такое не пойду даже ради старого… не друга, но что-то близкое.

— Нет, не это. Ты был в Виене?

— Да. Один молодой идиот, совсем еще змееныш, умудрился призвать демонов Темной Изнанки. Думаю, через пару седмиц там не останется никого и ничего.

— Нам нужно попасть туда. Быстро.

— Слушай, Иврит, ты, случаем, не рехнулся?! Разумеется, все наемники и рыцари в некоторой степени лишены разума, но не настолько же!

— Нам нужно. Прошу… Все, что захочешь! Ты же знаешь, что значит верность присяге! Вы все это знаете!

Молчание, затянувшееся на бесконечно долгие секунды.

— Мне ничего не надо, Иврит. Это я должен тебе за дельный совет. Я отплачу свой долг. Ждите.

***

Я открыл глаза и осмотрелся. То же место, даже место проведения обряда еще не убрано. Видимо, я был без сознания совсем недолго – как раз, чтобы успеть провести короткий разговор. Тем не менее, на руках уже мягко пульсировали исцеляющие заклинания, а воины уже поспешно собирались, уже не помышляя о драконе. А зря, ведь он как раз…

Небо закрыли темные крылья. Даже молодой король, что-то втолковавший целителю, испуганно попятился, глядя на крылатого исполина…

Циарр Мрачный был, наверное, самым крупным драконом не только империи и Виены, но и всего мира. В холке он достигал метров тридцати, в длину – все пятьдесят, не считая длинного хвоста и гибкой змеиной шеи. В зубастой пасти вполне могло удобно устроиться человек семь, а то и добрая дюжина. Светло-голубые глаза с вертикальным зрачком кровожадно поблескивали, раздвоенный язык то и дело высовывался из пасти, а крылья с нежной бархатистой перепонкой шумно хлопали, складываясь. Ноздри то и дело выдыхали небольшие дымные облачка, который в любой миг мог смениться бушующим и неукротимым пламенем. Затея Тиора убить его казалась откровенно глупой – как можно победить такого исполина, пусть и с помощью артефакта?!

Вдоволь насладившись произведенным эффектом, дракон буркнул какое-то длинное труднопроизносимое слово… и на скалу вступил уже человек – крупный, мощный, но все же человек. Лишь глаза остались прежними – льдисто-голубыми, с узкими расщелинами зрачков. Без церемоний он подошел ко мне, и посмотрел на стянувшие порезы заклинания.

— Дилетантство, — сердито буркнул он и начертил в воздухе простенькую руну. – Кто только учил вашего целителя? Да я драконышем колдовал лучше!

— Спасибо, Циарр, — поблагодарил я, чувствуя, как драконья магия мгновенно заживляет раны. – Все-таки собрался?

— Да куда уж я денусь?

Первым из ступора вышел Тиор.

— Иврит?! Ты… знаком… с этим чудищем?!

— Эй, повежливей, драконыш! – обиделся Мрачный. – Я же не говорю, что люди – мягкотелые и уродливые? Нет, говорю, конечно, но не прямо в глаза!

Но молодой король, видимо, даже не слышал его. Его взгляд остановился на мне. Ни тепла, ни даже намека на дружбу на них не было. Рука короля поползла к рукояти меча…

— Тебе придется объясниться, Иврит Серебряный! Почему ты знаком с отвратительнейшим порождением тьмы?! Небось, и моего отца вы вместе убили?!

А кто недавно извинялся передо мной? Быстро же ты, мальчишка, забываешь о своих словах. Слишком быстро, даже если учитывать потрясения при виде твоего королевства. И пусть твоим девизом стало «Честь превыше всего», но эти слова никак не делают тебе чести…

Циарр искренне возмутился, щелчком пальцев очерчивая границу между нами и солдатами. Юнец, неосторожно ее преступивший, с испуганным воплем отскочил назад. Кончик его башмака точно срезало невидимым лезвием.

— Слушай, драконыш, тебе что, скала на голову рухнула? Когда это я кого-то убивал? То есть когда это я убил твоего отца?! На кой он мне сдался?

— Не знаю. Но я уничтожу и тебя, и этого предателя! – взгляд короля бичом хлестнул меня. Медлить было нельзя…

— Тиор, успокойся. – Я наконец-то встал и подошел к молодому королю. Тот пытался было отшатнуться, но не смог, крепко стиснутый за плечи. – Вспомни наконец – ты король! И твое королевство в опасности! Может, ты об этом подумаешь, мальчишка? Или так и будешь пребывать в растерянности и обвинять во всем всех и каждого?! Что дальше – покинешь свой народ именно тогда, когда он действительно нуждается в тебе? Или казнишь меня, а сам кинешься в Виеру и придешь в конце концов на пепелище?!

Это было как пощечина. Но, по крайней мере, он действительно пришел в себя. Пусть дружелюбия в его взгляде не прибавилось, но Тиор хотя бы не стал приканчивать меня на месте. А на все остальное мне было наплевать. Главное – спасти страну, которой я давал присягу верности…

— И что же ты предлагаешь?

— Он – ничего, — вмешался Циарр. – Но я могу вас отвезти до Виены.

— Ты?! С чего бы такая милость? – с холодной издевкой спросил король.

— А с того, драконыш, — Мрачный заставил его посмотреть себе в глаза и растянул губы в зловещей улыбке-оскале. – С того, что я, в отличие от тебя, знаю, что такое долг и умею его возвращать. А вот ты – нет. Как твой девиз? «Честь превыше всего»? Пока ты его недостоин, и этому не поможет и сотня убитых драконов…

— Хватит, Циарр! – одернул я его и встал рядом с приятелем. – Ну что, Тиор Второй, ты принимаешь наше предложение?

Взгляд короля заскользил между нами. С меня на Циарра. С черного дракона на беловолосого человека. И обратно.

Наконец он кивнул.

— Принимаю.

***

Заставить солдат влезть Циарру на спину оказалось отнюдь не легким делом. Бывалые воины, ветераны нескольких воин, элитные гвардейцы боялись громадного дракона. Честно говоря, их вины в этом не было – Мрачный специально издевался над несчастными людьми, рассматривая их с гастрономическим интересом, то и дело плотоядно облизывался, а один раз даже ткнул когтем самого крупного.

— Не, жилы да кости, — с разочарованием заключил он. – Да еще из железяк этих выковыривать… живите! Пока…

— Ты не смейся, дракон! – искренне возмутился воин, его глаза загорелись фанатичным огнем. – Коли хочешь, выйдем в поле, я тебя… побежу… победю… ну, убью!

Несколько секунд Циарр недоуменно разглядывал дерзкого человечка. А потом оглушительно захохотал. От смеха исполинского дракона затряслись горы, горные реки на мгновение остановились, а потом ринулись вниз с удвоенной скоростью.

— Ох… не могу… — фыркнул он, отсмеявшись. – Человечек, неужели ты и в самом деле думаешь, что можешь победить меня в честном бою? Извини, но мы в слишком разных весовых категориях. Да и подготовка у тебя – тьфу. Вы в своей безопасной Виене слишком расслабились. Вот у нас, в империи… — ностальгически вздохнул дракон. – Да… там воины хорошие, мне оттуда даже бежать пришлось… ну, да это когда было. Я тогда еще и третьей сотни лет не разменял…

— Хватит воспоминаний, Циарр, — оборвал я его. – Мы торопимся. Если тебе не сложно, опустись на живот.

Черный дракон недовольно покосился на меня, но все-таки улегся и даже подставил хвост, чтобы было удобнее залезать. Первым, как ни странно, восхождение на дракона начал Тиор. Молодой кроль упрямо сжал губы и полез вверх, цепляясь за крупные шероховатые чешуйки размером с небольшой щит. Я начал свое восхождение, лишь когда король оказался на спине Циарра и расположился там.

— Не трудись, не надо уж… — Мрачный с язвительной усмешкой толкнул меня хвостом. Я уцепился за длинные шипы хвостового гребня, и земля под ногами резко пошла вниз. Уже через несколько секунд я скатился на спину приятеля и едва не узнал все прелести свободного падения. Лишь в последний момент меня удержала чья-то рука.

— Спасибо! – выдохнул я и благодарно поклонился. Король, стоявший рядом (места на драконьей спине вполне хватило бы, чтобы устроить небольшую танцплощадку), ответил кивком и отвернулся. – Циорр, ты что, меня прикончить хотел?

— Ну… такой вариант рассматривался, — признал дракон. – Сам понимаешь, таким уж великим другом я тебя назвать не могу никак. А когда вы с отрядом пришли по мою душу, что я должен был подумать? А вот сталкивать тебя не хотел… А вы своим ходом добирайтесь! – ехидно посоветовал он солдатам и, положив огромную голову на землю, с нескрываемым наслаждением начал взирать на них. – Драконыш, который король, будь добр, не топчись по мне. Это не слишком удобно…

Как бы король не торопился, но лишь через пятнадцать, а то и больше минут мы были готовы к полету. Усесться на дракона как на лошадь, понятное дело, нельзя – все равно, что попытаться оседлать землю. Зато между гребнями и всевозможными шипами, усеивающими хребет Циоара, было очень удобно прятаться от ветра. Лишь убедившись, что все относительно удобно устроились, Мрачный оскалился, присел на задние лапы и с силой оттолкнулся от земли. Перепончатые крылья зашуршали, расправляясь, и сделали мощный взмах. За ним еще и еще один… Горный склон с неправдоподобной скоростью ушел вниз, но облака не спешили приближаться.

«Будем лететь низко, — телепатически пояснил Циарр. В полете он почти не пользовался голосом, да и дышать огнем предпочитал с земли – слишком велика скорость, слишком силен ветер. – Я был в Виене совсем недавно… но мне совсем не понравилось, что там произошло. Как назло, там столько магических созданий обитало… теперь их можно просто вычеркнуть. В любом случае, к облакам нам лучше не приближаться. Эх, селяне-то как испугаются, а я даже полюбоваться на это не смогу…»

Пейзажи сменяли друг друга с умопомрачительной скоростью. Тот путь, что кони проделали за три седмицы, Циарр преодолел за три часа. Но в первый момент я даже пожалел об этом.

Границу Виены мы разглядели издалека. Нет, не из-за четкости самой границы – полоски распаханной земли. Из-за непонятного черного марева, повисшего сразу за ней и непроницаемым куполом накрывшего землю.

Циарр опустился у самой границы.

— Дальше я не полечу, — пояснил он, бесцеремонно скидывая людей со спины. Лишь меня и Тиора дракон спустил со всей возможной осторожностью. – Извини, Иврит, но я не самоубийца.

— Хорошо. – Я не стал настаивать. Запас терпения Мрачного не слишком велик, да и долг он уже отплатил. – Только…

— Что?

— Не мог бы ты дохнуть туда? – я указал на черное марево. – Нам неплохо бы войти туда…

— Ну… — задумался черный дракон. – Можно, разумеется. Отойдите… Драконыш, это тебя тоже касается!

Тиор не ответил. Молодой король – да король ли? – остановившимся взглядом смотрел на черную завесу, и я знал, что он видит – то же, что и я. Убийства. Демонов, высасывающих души людей. Охваченную пожарами и тьмой страну…

— Ваше Величество, советую вам уйти, — посоветовал я, хватая его за руку. Возможно, потом меня казнят за все… но, боюсь, этого «потом» уже не будет.

— Вот и ладненько, — прорычал Циарр, раздувая горло. Шшшшш-аххх! Огромный сгусток чистого огня с ревом врезался в черную завесу и… погас. Черное облако даже не шелохнулось.

Да, ты хорошо потрудился, молодой лорд… Ты тщательно связал эту страну и Темную Изнанку…

— Не получилось, — озадаченно прогудел исполин. – Странно… попробуем по-другому…

Еще одна попытка. На этот раз не одиночный огненный шар – целая река пламени, при соприкосновении с тьмой разбрызгивающаяся во все стороны. На этот раз завеса чуть заколебалась, немного отступила…

«Вперед! – мысленно рявкнул Циарр. – Я не могу долго выдыхать такой огонь, а завеса отвердеет сразу после того, как пламя погаснет!»

Рассуждать было некогда, как и звать растерявшихся гвардейцев. Я схватил короля за руку, и, благо мы стояли совсем рядом с завесой, ринулся вперед. Меня обожгло огнем, потом холодом… и мы повалились на землю под черными небесами, какие не бывают и в самую беззвездную ночь.

Граница была пройдена.

***

— Надо двигаться к дворцу, Ваше Величество, — тихо произнес я, стараясь не глядеть на картину опустошенной деревни. – Может…

— Что? – горько спросил Тиор. – Что мы можем сделать?

— Надеяться.

Честно говоря, я и сам был близок к отчаянию. Да и как не отчаяться? Любой, кто взглянул бы на эти разоренные дома, на искореженные агонией трупы, наверняка понял бы нас. Я держался лишь из-за ответственности, но и эта довольно-таки хрупкая опора грозила вскоре рухнуть…

Демоны не тронули нас ни сейчас, ни раньше, когда мы только-только прошли границу. Интересно, почему? Напрашивался лишь один вывод: здесь им больше нечего искать. А это плохо, очень плохо…

— Иврит?

— Что?

— А я действительно недостоин звания короля? И своего девиза? – Тиор опустил голову, внимательно вглядываясь в мелкую пыль под ногами. Дорога полностью опустела, но расслабляться под этими угольными небесами не стал бы и самый бесшабашный ротозей.

Я внимательно всмотрелся в лицо королю. Ввалившиеся щеки, лихорадочно горящие глаза, свалявшиеся, измазанные в земле и пепле волосы… Нет, не так люди представляют королей. Король должен быть великим, он должен являться воплощением всех мыслимых и немыслимых достоинств… С другой стороны, кого волнует внешность? Да и всегда ли короли отвечают представлениям о них?..

— Не мне судить вас, Ваше Величество.

— Честь превыше всего… — Тиор горько усмехнулся. – Да… вот она, честь… вот до чего она довела…

— Не честь. Глупость.

— Ладно, оставим этот разговор, — махнул рукой Его Величество. – Скажи лучше, что нам делать во дворце? Ты ведь что-то знаешь!

Он сильно изменился за те несколько часов, которые мы провели здесь. Постарел, осунулся, но вот выражение глаз… да, правду говорят, что ничто не изменяет человека так, как пережитые страдания…

— Не слишком много. Но логичнее всего предположить, что нить, связавшая Темную Изнанку с Виеной, находится именно там. Если ее перерубить, демоны будут вынуждены вернуться туда.

— А как ее можно перерубить?

— Не знаю, — честно сказал я. – Обладающий магическими способностями просто вошел бы в Изнанку и прервал связь там… но ни я, ни вы не обладаем таковыми. Единственное, что нам остается…

— Берегись! – рявкнул Тиор, толкая меня в сторону. Я покатился по земле, сильно ударившись о какой-то камень, но тут же вскочил… попытался вскочить. Позвоночник пронзила резкая боль, спутав все мысли, и заставила бессильно скорчиться на земле. Если бы нападавших было двое, у меня не было шансов.

К счастью, он был один. Непонятная помесь паука, птицы и змеи спикировала на беспечно бредущих по дороге людей, выбрав целью более старого из них. Не преуспев в первой атаке, она решила докончить дело, тяжело приземлилась на покрытую пеплом дорогу и яростно ощерилась на молодого короля. Тиор не ограничился тем, чтобы уйти от удара. Он быстрым плавным движением вытащил меч и резко рубанул по шее твари. Клинок бесславно скользнул по твердому панцирю, но удар каким-то образом причинил твари немалую боль. Она издала нечто среднее между шипением змеи и клекотом крупной птицы и вся подобралась, превратившись в практически непробиваемый шар. Тиор на мгновение остановился, выбирая цель. Ясно, что лупить по этим пластинам – пустое дело. Но что же тогда делать?

Решение пришло неожиданно, всплыв в сознании вместе с необходимой формулой. Я быстро провел ножом по предплечью, кровь медленно закапала на землю. А я с трудом встал на колени и зашептал формулу подчинения:

-Teuh kpasd retnike awrneq…

Кровь зашипела, испаряясь. Лицо обожгло красноватым паром, но своей цели я достиг. Тварь расслабилась, в непробиваемой прежде защите появились крупные щели.

— Не надо… Ваше Величество! – остановил я уже приготовившегося к атаке короля. – Кажется, мы раздобыли транспорт!

— Это? – Тиор с сомнением оглядел «коня». Выглядел он уродливо, ничего не скажешь, но на спине костяные пластины образовывали нечто, отдаленно напоминающее седло… очень отдаленно, но все же. – Ты уверен?

— Где-то на восемьдесят процентов. – Я все-таки умудрился встать и тяжело оперся на бок твари. Та покосилась без восторга, но заклинание пока действовало. – Да нам ведь не надо далеко… часов пять магия выдержит, а что будет потом – не мое дело.

— А как им управлять?

Хороший вопрос… управлять монстром, как лошадью нельзя – нет уздечки, да и вряд ли это порождение Темной Изнанки соизволит хотя бы заметить ее. Но как ей тогда управляют? Не магией – не все демоны ею владеют, а тем, которые владеют, транспорт не нужен. Должно быть что-то вроде этой самой уздечки, возможно, природное… Кстати, а если использовать вот эти длинные перья около клюва твари? Для пробы я дернул за одно из них. Тварь заклекотала от боли и повернула ко мне голову. Значит, чувствует.

— Вот поводья, Ваше Величество.

— Ну ладно… — Изловчившись, Тиор запрыгнул на тварь и тут же намотал «поводья» на сжатые кулаки. Я попытался было последовать за ним, но поврежденная спина дала о себе знать.

— Иврит, ты чего?

— Нет, ничего, — буркнул я, с трудом выпрямляясь. Боль немного притихла, но не давала забыть о себе, подкалывая мелкими разрядами.

— Нет уж… — король оценивающе посмотрел на меня… и внезапно нанес резкий удар под дых. Я упал на землю, а Тиор резко ударил тварь по бокам. Та вопросительно и с какой-то непонятной иронией повернула голову, но крылья расправила. Взмах, другой… и она уже кружит на высоте десятка метров.

— Извини, Иврит… — тихо пробормотал король, глядя на судорожно скорчившегося советника. – Но я хочу сделать это в одиночку. Хватит уже смертей по моей вине… К тому же кто-то должен будет возглавить страну…

Крылатая тварь повернула к замку. Когда я пришел в себя, ее уже и след простыл.

Честь превыше всего… да, ты наконец-то понял, что это значит – платить за свои поступки сполна, но при этом делать все на благо государству… не та привычная честь, которая не позволяет напасть на противника втроем, обмануть, красться в тени… Нет, другая – гораздо выше, гораздо важнее. Честь короля. Ибо распоряжаться тысячами судеб, не преступив эту рыцарскую честь, невозможно – ты и сам видишь это, глядя на разоренную и обезлюдевшую страну. Но только здесь и теперь ты понял, что на самом деле значит твой девиз… Что ж, ты станешь настоящим королем, хоть и после смерти…

Я знал, что он собирается делать. И совсем не удивился, когда через несколько часов вдали прогремел взрыв, и во все стороны от его источника хлынул обжигающий белый свет.

***

Тварь оказалась на диво быстра. Уже через три часа Тиор второй ступил на крышу башни и быстро осмотрелся. Да, здесь. Вот и сложная фигура, отдаленно напоминающая чей-то сжатый кулак. Но стоит посмотреть под другим углом зрения, и ты увидишь стилизованное изображение распахнутых крыльев. А с другой стороны… бесконечная черная воронка. Молодой король осторожно обошел фигуру, рассматривая ее со всех сторон. Каждые три-четыре шага она менялась. Словно это не один, хоть и очень сложный, рисунок, а множество различных изображений, непонятным образом наложенных друг на друга. От взгляда на них начинала кружиться голова, подтачивалась решимость. Закончив круг, молодой король с облегчением отвел взгляд.

Сверкнула молния, оглушительный гром сотряс башню. Тиор пошатнулся от неожиданности и огляделся. В округе никого не было, даже его «скакун» уже успел улепетнуть. Странно. Но правильно. Ему никто не помешает…

Король аккуратно перешагнул выжженные в черепице («интересно, как ему это удалось?» — мелькнула мысль) линии и встал точно в центр. Достал из ножен меч, который медленно засветился – сначала тускло, но с каждым мигом набирая силу, — и поставил его перед собой. Нужная формула, та, которую его заставили заучить намертво, но заказали пользоваться, сама всплыла в памяти, засветилась ярким светом. Не давая себе одуматься, король громко и ясно проговорил:

— Viena sdert laante!

Меч в его руках задрожал, вспыхнул… и взорвался, разбрызгивая во все стороны потоки слепящего огня. Тиору показалось, что он держит в руках солнце. Так оно и было – ведь лишь солнечный свет может изгнать демонов…

И они уходили. Отчаянно цеплялись за тонкую ткань реального мира, старались задержаться хотя бы на несколько минут или утащить его за собой… но уже не могли, лишенные власти. Твари, появившиеся уже здесь, падали мертвыми, а их господа растворялись по ветру прозрачными клочьями тумана.

Все темное, нечистое, неправильное, что было в захваченной стране, исчезло под светом этого огня. Черное марево раскололось и начало медленно исчезать. Неправильно-черные тучи наконец-то разошлись, открыв небо. Капли утренней росы брильянтами засветились под яркими лучами, и робкие пичужки радостно и изумленно защебетали свой гимн жизни. Загнанные звери, уже приготовившиеся к смерти, осторожно вглядывались в яркий лазурит небес, не в силах поверить в него…

И точно так же медленно и неуверенно выбирались из убежищ чудом уцелевшие люди, глядя на очищенную страну, каждый миг ожидая возвращения кошмара. Их осталось немного – демоны вволю порезвились здесь. Да и те, уцелевшие, всю жизнь не смогут оправиться после атаки Изнанки, после гибели короля… И неизвестно, что будет потом – начнется ли братоубийственная война, или на престол воссядет бывший наемник, или люди вовсе покинут полуразрушенную страну…

Но сейчас это никого не волновало. Слабым колокольчиком, слышным за много миль, разнесся первый смех радости и счастья.

Над Виеной воссияло солнце.

 

читателей   776   сегодня 1
776 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...