Странное агентство мистера Барма

 

Пройдя мимо вежливо отступившей секретарши, они переступили порог вместе, с удивленным интересом оглядывая мой кабинет. Что ж, надеюсь, увиденное их впечатлило – я стараюсь придерживаться классических традиций. Темное дерево стен и мебели, и темный же паркет на полу. Вот, правда, что нетипично – две двери, ведущие к моим сотрудникам; ну что поделать, предпочитаю всегда иметь возможность их позвать.

– Приветствую вас, – вежливо наклонил голову мужчина.

– Вы и есть мистер Барм? – уточнила женщина.

– Да, – кивнул я, – садитесь, пожалуйста.

Оба на голову выше меня, стройные, золотоволосые, в светлой одежде. Люди… наверное. Кто разберет? Чего никогда нельзя делать в нашем городе, обходящемся без имени, так это судить по внешности. Но они определенно привлекают внимание – спокойной, уверенной красотой. Похожи, но не как родственники, а скорее как уроженцы одной земли.

– Да, я Барм, – повторил я, – и это мое агентство.

– Где решают проблемы, – уточнил мужчина. – Любые?

– Ну, на всемогущество никто претендовать не может, – пожал плечами я. – Но в меру скромных сил, своих и моих сотрудников, мы стараемся помочь. А что у вас за проблема, мистер…?

Я сделал паузу и он ответил смущенно-вежливой улыбкой:

– Прошу прощения. Я Оберик, а это моя жена Тианея.

– Рада встрече, – прозвучал мягкий музыкальный голос женщины.

Я вновь кивнул и потратил еще несколько секунд, разглядывая их и получая чистой воды эстетическое удовольствие. Особенно по контрасту с самим собой – и волосы редеют, и очки на носу, и твидовый костюм вместо светлой свободной одежды… Впрочем, такие контрасты в нашем городе на каждом шагу.

Тиания с интересом посматривала на картину у меня за спиной – молодой рыцарь из последних сил отбивается от жуткого чудища. Оберик же бросил взгляд на правую стену – где темнела стойка с мечом в потертых ножнах.

– Я вижу, у вас не всегда было агентство, – произнес он.

– Да, – развел руками я. – В молодости я вел куда более активный образ жизни, влипал в разнообразнейшие переделки, несколько раз едва не потерял голову… Но хватит о прошлом, мистер Оберик. Я давно уже не тот Барм, что был раньше. Так что у вас за проблема?

– Мы с женой в городе недавно, – начал он, – но уже определились с занятием. Оно касается Волшебного Народа… у нас довольно широкие планы. Но есть препятствие.

– Великаны, – хрустальным звоном проронила Тианея.

– Великаны, – повторил Оберик. – Они не осмеливаются трогать тех, кто уже давно осел в городе, набрал силу, обзавелся авторитетом… Но вот более слабых из Волшебного Народа они запугивают. И угрожают этим подорвать наше будущее дело.

Я не стал спрашивать, чем конкретно они с женой намерены заниматься. Если он до сих пор не обмолвился – значит, в ответ на прямой вопрос сумеет слукавить. Да и не мое это дело. Тем более, что у меня есть пара подозрений.

Нет, спрашивать я ничего не стал. Вместо этого поднялся из-за стола, подошел к левой двери, открыл ее и позвал:

– Госпожа Квин!

– Да? – послышался недовольный голос.

– Как вы ранее решали проблемы с великанами?

– Отрубить им головы!

– Понятно, – пробормотал я, закрывая дверь. Клиенты смотрели с некоторым удивлением и я счел нужным пояснить: – Госпожа Квин – прекрасный специалист по отношениям на высоком уровне, но, увы, ее подход к решению вопросов крайне однообразен.

– Это случается, – согласился Оберик.

– Да, – признал я. – Скажите, вы не знаете, о каких именно великанах идет речь?

– Они не назывались, – пожал плечами Оберик. – Но у них на одежде знак – железный кулак с шипами.

– Грубо сделанный, – прибавила Тианея.

– Ясно.

В геральдике великанов я разбираюсь крайне слабо. К счастью, у меня хорошие помощники; так что я пересек комнату, открыл вторую дверь и наткнулся прямо на широкую улыбку нашего архивариуса.

Я даже зажмурился. Но тут же взял себя в руки, стянул очки и, протирая их платком, велел:

– Уточните, пожалуйста, какой клан великанов носит знаки в виде железного шипастого кулака.

– Сейчас, – отозвался мой улыбчивый сотрудник и пропал.

Правда, немедленно объявился вновь и сообщил:

– Такой знак – символ клана Громлеха.

– Благодарю.

– Не стоит, – улыбка засияла еще лучезарнее.

Я закрыл дверь архива.

– Дело, похоже, проще, чем ожидалось, господа. Громлех меня знает по старым временам. Думаю, я смогу его убедить найти себе иные цели.

– Вижу, вы действительно умеете решать проблемы, – с некоторым сомнением промолвил Оберик. – А когда вы собираетесь нанести ему визит?

– Пожалуй, прямо сейчас, – подумав, решил я. – В данный момент у меня нет никаких дел.

– Не возражаете, если мы к вам присоединимся? – поинтересовался Оберик.

Не то чтобы это мне было удобно, но повода для отказа я не нашел.

– Пожалуйста. Одну минуту, я только оденусь… Оплату по дороге и обсудим.

С вешалки в углу я снял длинное пальто и котелок; прихватил заодно массивную трость, стоявшую рядом у стены.

В приемную мы вышли вместе; я задержался у стола секретарши, с кем-то разговаривавшей по телефону (точнее, кого-то слушавшей).

– Элис, я ухожу по делам. Если кто-то придет – скажите, что буду часа через полтора-два.

– Хорошо, – сосредоточенно кивнула молодая светловолосая девушка; из трубки донесся панический вопль: «Опаздываю! Я опять опаздываю!» и она поморщилась.

 

На улицах Вечернего сектора мои клиенты смотрелись довольно странно – все же их тип внешности чаще встречается в Дневном. Но вместе с тем в вечные сумерки они достаточно вписывались, и шли сквозь вечер со спокойной уверенностью.

Похоже, им привычны закат или ночь. А здесь как раз закат – моя контора ближе к Ночному сектору.

Великаны, кстати, обитают в Дневном. Вот замечательный пример того, как время суток не соотносится с моральным уровнем.

– Нет, подождите, – остановил я Оберика, собравшегося было свернуть направо. – Есть куда более короткий путь, позвольте мне показать.

– Конечно, – кивнул он, и, следуя за мной, поинтересовался: – Вы давно живете в городе?

– Попал сюда где-то… – я постарался припомнить. – Да, века два назад. Был тогда еще, можно сказать, другим человеком, привыкшим к совершенно иной обстановке. Но прижился тут, как видите.

– Все приживаются, – промолвила Тианея.

Пожалуй, она права. Как ни странно, но почти все, кто сюда попадает, приживается; может потом найти себе летальные неприятности – но место находят все.

Странное это место – город вне всех миров, не имеющий имени, разделенный на четыре сектора, в каждом из которых – свое время суток… Впрочем, я не оригинален. Наверное, такие мысли приходили в голову всем, кто здесь живет.

Сам город их навевает, что ли?

Я свернул на более узкую улочку, спиной чувствуя заинтересованность Оберика и Тианеи – они здесь явно не бывали.

– Скоро выйдем к Дневному, – пояснил я. – Мимо Алых купален сейчас пройдем… а, вот и они.

И в самом деле, мы уже подходили к высокому каменному забору, за которым виднелись красные изогнутые крыши. Из-за забора раздавался разгневанный зычный голос: «Это что за грязь, я вас спрашиваю? Вы служите в купальнях или где, дети зеленого осла и фиолетовой жабы?!»

Ясно, опять господин Кин, начальник местной охраны, кого-то распекает. Думаю, за дело.

Тианея поморщилась и прошептала: «Опять ослы…»; Оберик едва заметно улыбнулся.

– Сюда, пожалуйста, – еще один поворот и мы оказались на прямой как стрела улице, уже не погруженной в сумерки, а залитой мягким солнечным светом.

Как раз навстречу неспешно двигалась пара – мужчина и женщина, обоим где-то лет за пятьдесят, хотя старость их явно даже и не коснулась.

– И что я могу сказать? – негромко говорил мужчина. – Он настолько упорствует, что… Добрый день, мистер Барм.

– Добрый день, мистер Кирк, миссис Кирк, – приподнял шляпу я, проходя мимо. Я его немного знал, пару раз консультировался по некоторым вопросам древностей.

– Так вот, милая, он настолько упорствует, что, клянусь Львом, я просто не знаю…

Они свернули за угол и голос затих. Интересно, о ком он говорил? Впрочем, мало ли оппонентов у профессора Кирка может быть… по крайней мере, сейчас он предпочитает слова, а не клинок.

Мы дошли до конца улицы и шаги у меня за спиной вдруг затихли. Я удивленно обернулся, не понимая, что могло привлечь моих клиентов.

Тианея стояла неподвижно, вытянув тонкую руку по направлению к одному из домов и прикрыв глаза, словно прислушиваясь к чему-то. Оберик, пару мгновений смотревший на жену тоже с изумлением, сощурился, а потом понимающе кивнул.

– Кто здесь жил? – прозвенел голос Тианеи.

Я покопался в памяти.

– Не помню точно, к сожалению, встречался с ним всего пару раз. Кажется, его звали Робин.

Тианея кивнула, словно и ожидала такого ответа.

– А что с ним случилось?

– Переехал, видимо, – пожал плечами я. – Не интересовался, уж простите – он не был среди моих клиентов.

Она только молча кивнула.

– Куда дальше? – поинтересовался Оберик.

Я задумался. Давненько не приходилось бывать в этих местах… Впрочем, чем хорош город – всегда есть те, кто могут помочь. Надо только внимательно осмотреться…

О, вот и помощь! Молодая рысь на краю крыши невысокого дома, лениво расположившаяся в лучах света.

– Вы не подскажете, как найти клан Громлеха?

Рысь, дернув ухом, посмотрела вниз.

– Да, я к вам обращаюсь, уважаемая из клана Ксаора.

Лесная… впрочем, нет, уже несколько поколений как городская кошка неспешно потянулась и спрыгнула вниз, бесшумно приземлившись на мостовую. Воззрилась на меня с совершенно недвусмысленным выражением: «а чем заплатишь?»

– Мое имя Барм, – представился я, – и мне уже доводилось оказывать клану услуги. Еще не все оплачены, кстати говоря.

Рысь чуть склонила голову набок, вновь дернула ухом и, развернувшись, неторопливо направилась налево. Я двинулся за ней, оглянувшись на клиентов и замечая сдержанно-веселые улыбки.

Наверное, они еще не сталкивались с городскими рысями. Ничего, каждому, кто занимается серьезным делом, рано или поздно приходится искать их помощи – лучшего источника сведений о городе и представить трудно. Конечно, для кошек нетипично действовать стаей… но, во-первых, это не обычные кошки, а во-вторых, у их предводителя Ксаора авторитет воистину железный, и он с легкостью направляет своих родичей по должному пути.

И они по нему следуют достаточно уверенно, за должную плату помогая жителям города.

Эта рысь исключением не оказалась, и быстро вывела нас к нужному месту. Собственно, еще до того, как показались массивные стены, окружавшие обиталище Громлеха, я понял, что мы пришли – по шуму и запаху.

Великаны – не самые тихие и опрятные существа во всех мирах, не так ли?

Рысь, посмотрев на меня и моих клиентов, фыркнула, кивнув в сторону распахнутых ворот громадного дома, и направилась в переулок, явно считая свою задачу выполненной.

– Что ж, мы пришли, – я снял очки и тщательно протер их. – Пожалуйста, останьтесь пока здесь – я договорюсь.

– Их там, похоже, много, – негромко заметил Оберик. – Вы собираетесь совладать с ними один?

Я пожал плечами.

– Как я уже говорил, Громлех меня знает. Будь это кто другой, то я бы обратился к Джеку, одному из моих сотрудников. Он специалист именно по великанам.

– С вами работают очень разнообразные существа, – со странной интонацией констатировал Оберик.

– Как и с нами некогда, – прибавила Тианея.

Я только кивнул и направился к воротам.

В обширном зале великанов действительно было много, не менее двух десятков. Каждый – ростом раза в четыре выше меня, разве что молодежь слегка пониже.

Сам Громлех, как и ожидалось, обнаружился в дальнем конце зала, в исполинском каменном кресле. В руке он сжимал кружку размером с бочонок, увенчанную пенной шапкой; вождь великанов оглушительно хохотал над чьей-то шуткой.

Я двинулся к нему, лавируя между бродящими туда-сюда гигантами. Неплохое упражнение на ловкость, должен заметить.

Громлех заметил меня раньше, чем я успел окликнуть. В отличие от многих своих сородичей, он отличается изрядной внимательностью.

– О, какие гости! – громыхнул великан, шумно отпив из кружки и забрызгав клочьями пены густую бороду. – С чем пожаловал, Барм?

– Да по делу, – я остановился перед ним, задрав голову.

Вокруг неожиданно стало тихо: великаны с интересом уставились на меня.

– И какое же дело? – осведомился Громлех, вновь сделав большой глоток.

Я пожал плечами.

– Оберик и Тианея. Мои клиенты желают вести дела с Волшебным Народом, а твои парни им мешают. Отозвал бы ты их.

Громлех со стуком поставил кружку на подлокотник; улыбка с лица сошла.

– А если не стану?

– Ну… сам знаешь, тогда мне придется помогать клиентам по-другому. Как раньше.

Несколько старших великанов нервно поежились. Вождь собой владел лучше, но через пару секунд и он кивнул:

– Ладно. В городе и других хватает.

– Э, Громлех! – раздался возмущенный голос; бросив взгляд через плечо, я увидел молодого великана с широкой черной бородой. – Это что, пришла какая-то мелочь, потребовала – и ты на попятный сразу?

Сверстники поддержали его одобрительным гулом.

– Глотку заткни, Рангар, – лениво посоветовал Громлех. – Сам не знаешь, о чем болтаешь.

И усмехнулся получившейся неуклюжей рифме.

– Знаю, – Рангар двинулся вперед. – Это вообще кто? Мышь серая! Да его мизинцем пришибить можно, а ты слушаешься! Что ты за вождь?

Я вздохнул. Ну что такое, вот великанов пивом не пои – дай повыяснять, кто авторитетнее.

– Слушай, ты, – разгневанный гигант начал подниматься с кресла. – Сейчас я т-те покажу, какой я вождь…

– Постойте! – я шагнул между ними. – Громлех, позволь, я объясню юному Рангару его заблуждение.

Вождь пару секунд подумал, а затем расхохотался и уселся обратно.

– Ну давай, – предложил он.

Рангар уставился на меня с явным удивлением. В голове молодого великана явно не укладывалось, что я могу ему что-то «объяснить».

Я снова вздохнул. Мне действительно не хотелось этого делать, но обстоятельства…

Оглядевшись, я заметил с собой знакомое лицо.

– Хагар, подержи, пожалуйста, – я положил на протянутую громадную ладонь шляпу, трость и очки, потом стянул пальто и присоединил к ним.

А затем двинулся навстречу Рангару; великаны расступились, давая нам место.

Мой оппонент хмыкнул, и решительно шагнул навстречу. Я закрыл глаза, ощущая…

…как испаряется одежда на теле…

…как кости начинают ныть, извещая о том, что тело стремительно увеличивается…

…как спина чешется, и из лопаток прорываются широкие перепончатые крылья…

…как меняется лицо, приобретая совершенно иную форму…

…как кончики пальцев пощипывает, когда из них прорастают когти…

И вновь подняв веки, глядя на Рангара сверху вниз, я увидел на его лице только искренний страх, смешанный с невероятным изумлением.

В своем настоящем облике я был довольно худым – но очень, очень сильным. Когтистые руки сцапали ворот рубахи великана, легко приподняли его и впечатали в стену; дом содрогнулся.

– Слушай меня, юноша, – сообщил я, выпуская несколько струек огня по обеим сторонам его головы. – Не надо возражать Громлеху – он вождь не только потому, что силен, но и потому, что думает, в отличие от тебя. И знает, с кем его народу не стоит вступать в конфликт. Ты меня понял?

Рангар часто закивал, не в силах оторвать взгляд от моего лица. Вполне его понимаю, иногда даже рыцари, ожидающие чего-то подобного, от этого зрелища бледнели.

– Умное решение, – согласился я и отпустил рубашку.

Рангар сполз по стене, по-прежнему глядя на меня. Я же одним шагом оказался рядом с Хагаром и вновь прикрыл глаза, возвращая себе человеческий облик.

Это всегда давалось труднее, но я привык. В первый раз, что ли?

– Спасибо, – поблагодарил я великана, снова надевая пальто и очки. Громлех с ухмылкой отсалютовал мне кружкой, и я вежливо поднял шляпу в ответ.

Оберик и Тианея ожидали на улице; грохот они наверняка слышали и при моем появлении лишь совершенно одинаково подняли брови.

– Я договорился, – сообщил я. – Клан Громлеха более не тронет Волшебный Народ.

– Благодарю вас, мистер Барм, – кивнул Оберик, а потом вдруг улыбнулся. – Просто ли Барм?

– Бармаглот, – со вздохом признал я. – Но я предпочитаю сокращать имя, чтобы не нервировать клиентов.

– У вас хорошо получается эта маска, – улыбнулся он. – Или же не маска?

– Такие маски носим мы все, – парировал я. – Не так ли, мистер Обе…

Я намеренно оборвал фразу. Он помедлил, а потом снова улыбнулся, но уже по-другому – как обычно милостиво улыбаются короли.

– Оберик. Пока что Оберик.

– Конечно, – спокойно кивнул я. – Не забудьте об оплате, жду в течение трех дней.

– Непременно. Я рад, что мы к вам обратились.

 

– Все в порядке, сэр? – поинтересовалась Элис, когда я вернулся в контору. – У вас чешуйка на щеке.

– О, спасибо, – я глянул в зеркало на ее столе и изъян исчез.

– Будьте осторожнее со своим обликом.

– Конечно, – пообещал я и прошел в кабинет, намереваясь слегка отдохнуть… увы, не вышло. Я успел только повесить пальто и шляпу, поставить трость, смахнуть пыль с рукояти трофейного меча… и тут же в дверь заглянула Элис:

– Сэр, к вам мистер Гэмджи-младший. По поводу ювелирных изделий.

Я вздохнул.

– Пусть войдет. Посмотрю, чем смогу помочь.

В конце концов, для этого и существует мое агентство, не так ли?

 

читателей   611   сегодня 2
611 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...