Хранитель

Поздно ночью, когда все гости, наконец, разошлись по своим комнатам, и хозяин таверны отпустил Ненару, она позволила себе немного помечтать. Он появился сегодня около полудня. Высокий, сильный, красивый, он излучал собой уверенность и силу, и одновременно какой-то непреодолимый покой. Засыпая, Ненара представляла себе, что путник непременно окажется принцем одного из королевств, он обязательно влюбится в нее и увезет из этого места. Далее мысли унесли ее далеко из этой комнаты: в роскошь пустынных Оазисов, волшебство Небесных земель, красоту Островного государства – в те места, где она никогда не была.
Сколько себя помнила Ненара, она всегда жила с южанами, которые ее приютили у себя. Родителей своих она не знала и считала хозяина таверны, его сыновей и мать своей семьей. Хозяин был добр с ней, и относился как к дочери, которой у него никогда не было. Бабушка Кара, заменившая Ненаре маму, дарила ей всю свою ласку и тепло. Она научила ее всему, что знала сама. Благодаря бабушке, она умела читать и писать, что являлось большой редкостью среди жителей придорожных деревень, вроде этой. Именно из книг Ненара узнала, насколько огромен мир, что он полон чудес и приключений, и жаждала их. Но мечты, которым она могла предаваться только по ночам, так и оставались мечтами. С раннего утра, до поздней ночи она помогала управляться с таверной. Она вела все домашнее хозяйство, а вечером прислуживала в зале. В общем Ненара была довольна своей судьбой, но молодое девичье сердце желало большего.
Утром Ненара проснулась с замечательным настроением. Возможно, сегодня путник появится снова. Хотя он не остался ночевать, девушка была уверена, что еще увидит его. И оказалась права. Он появился ближе к вечеру. Как и вчера, на нем был длинный дорожный плащ с капюшоном, а из-за спины выглядывала рукоять меча. Войдя в таверну, он прямиком отправился к стойке. Ненара хотела непременно поговорить с ним, поэтому поспешила разнести кружки с пивом гостям и направилась обратно. Когда она подошла к хозяину, путник уже сделал заказ и теперь устраивался за одним из свободных столов в глубине зала. Но Ненара не расстроилась – относить путнику ужин будет все равно она. Пока жарились угри, которые заказал путник, она за ним тайком наблюдала. Присев, он первым делом снял меч и расположил его рядом с собой на столе. Затем он откинул с головы капюшон дорожного плаща. Длинные черные волосы, тонкие черты лица, серые глаза, песочного цвета кожа. «Не эльф» — отметила про себя Ненара, не разглядев заостренных ушей. Широкие плечи, сильные руки, все в нем говорило о том, что он воин. Воины часто бывали в таверне, но не один из них так не привлекал Ненару, как этот. Было в нем что-то такое, что отличало его от остальных. Наконец она поняла что.
Любой входящий в таверну воитель всегда вызывал реакцию у остальных посетителей. Одни восхищались, другие боялись, находились и такие, кто пробовал задираться и непременно оказывался вышвырнутым на улицу, на потеху остальным. Девицы вздыхали, смотрели томным взглядом, а мальчишки набивались в ученики. Однажды младший сын хозяина чуть не сбежал из дома, собираясь последовать за могучим воином из королевского замка, но был вовремя пойман отцом. Но на этого человека никто не обращал внимания. Ненаре даже начало казаться, что он всего лишь иллюзия, игра воображения. Да нет же, он настоящий. Вот мимо прошел деревенский забулдыга, и непременно задел бы его рукой, если бы тот вовремя не отклонился чуть в сторону. Вот вдова каменщика направилась в его сторону, но на полпути, будто что-то припомнив, повернула обратно. А вот трехлетний малыш, сын купца, застыл с пальцем во рту, рассматривая его.
— Бабушка Кара, ты видишь вон того человека в плаще? – решила спросить Ненара, чтобы окончательно развеять все свои сомнения.
Старая женщина сначала долго смотрела в сторону воина, затем медленно подняла свои мудрые глаза на свою воспитанницу.
— Вижу, детка, – подтвердила она, и через небольшую паузу продолжила. — Ненара, он тебе не пара. Забудь о нем.
От изумления Ненара отвлеклась от своего наблюдения и посмотрела на бабушку. Бабуля не поощряла ни дружбы с местными парнями, ни тем более ухаживаний проезжих путешественников. Она считала, что Ненара слишком молода и слишком хороша для кого-либо из них. Но никогда она не запрещала так открыто общения с кем-либо.
— Бабуля, я и не думала… — начала было оправдываться Ненара, но осеклась, когда увидела взгляд бабушки. В нем было одновременно и беспокойство и мольба, и решимость броситься в любую минуту на защиту своей подопечной. Ненара захотела сказать что-то еще, но бабушка Кара уже развернулась и отправилась на кухню.
Немного обеспокоенная поведением бабушки, девушка взяла тарелки и пошла к столу незнакомца.
— Какими судьбами в наши края? – решилась спросить она, расставляя тарелки на столе.
Путник ничего не ответил. Даже головы не повернул в ее сторону. За прошлую ночь Ненара успела не раз себе нарисовать их знакомство. Она представляла его раз за разом, мечтала о том, как будет расспрашивать о его путешествиях, о том, как он живет, видел ли эльфов, с кем сражался, и о многом другом. Но она никак не ожидала столкнуться с безразличием. Кровь прилила к ее лицу. Она одновременно и смущалась и злилась, но определенно не собиралась так просто сдаться.
— Красивый у Вас меч. Эти ножны ведь сделаны из кожи подземного змея?
Путник посмотрел на Ненару. На мгновение в его взгляде проскользнуло удивление. Лишь на мгновение. Затем его лицо приняло прежнее невозмутимое выражение.
— Да.
— Ненара, — позвал девушку трактирщик, — Бегом сюда.
— Иду! – крикнула в ответ девушка, и с возмущением отправилась по направлению к своему приемному отцу. – Ну что еще?
— Это нужно отнести в дом лекаря, — сказал он, указывая кивком головы на корзину с продуктами, которая стояла на стойке. — И передай господину Нестаду нашу благодарность за то, что вылечил Бору.
— Ну, так пусть Бора и сходит сам. Он ведь уже две недели, как здоров. Почему я должна идти? – продолжала возмущаться Ненара.
— Ненара, не спорь. Возьми корзину, будь добра, – спокойно настаивал трактирщик.
— Но это ведь на другом конце деревни, я вернусь не скоро. Как же вы управитесь без меня в зале?
— Гостей сегодня не много, управимся. Поспеши.
Ненаре ничего не оставалось делать, как взять корзину и отравиться в дом лекаря. Как она и думала, по возвращению обратно загадочного воина уже не оказалось.
— Бора, а путник в черном плаще, высокий такой, который вечером сидел вон за тем столом, не остался на ночь?– спросила она у сводного брата, указывая рукой на самый дальний стол зала.
— Я никого такого не видел, — буркнул Бора в ответ и продолжил подметать пол.
Ненара расстроилась. «Бабушка точно не ответит, отец тоже, а Бату наверное уже сказали мне ничего не говорить», — девушка побрела во двор. Она любила сидеть под деревом бука и смотреть на Красный лес, особенно во время заката. Красное солнце, красное небо, красная листва – все это придавало пейзажу особенную красоту. Казалось, горизонт полыхает, купаясь в языках огня. Бабушка рассказывала, что этот лес называется Красным из-за листвы, которая весь год сохраняет свой красно-желтый осенний цвет. Даже когда вокруг зеленеет весна, или зима накрывает деревья своим белым покрывалом, этот лес остается в цвете осени. А еще она говорит, что его охраняют эльфы. Они живут в нем, и следят за тем, чтобы люди не вредили лесу. Люди верят в это, хотя никто никогда не видел лесных жителей собственными глазами.
Старожилы деревни рассказывают, что только раз эльфы покинули свое укрытие и вышли из леса. Это случилось много лет назад, еще когда их деды сами были детьми. Король, который в то время правил людьми пожелал избавиться от нежелательного соседства и наслал на лес свое воинство. Они пришли с топорами и мечами, пришли погубить красоту и величие природы. Но эльфы оказались мудрее и сильнее глупого короля. Зачарованные эльфами, воины разбрелись кто куда и так никогда и не вернулись под знамена своего короля. Лишенный защиты, король был свергнут. А новый правитель издал указ, который запрещал приближаться к лесу. Несколько десятков лет в Красный лес не ступала нога человека, но потом постепенно люди возобновили свои походы в него: сначала по грибы, по ягоды, а потом и на охоту. Бед не случалось, все вошедшие в лес всегда возвращались, но рубить деревья по-прежнему никто не осмеливался.

***
На следующий день Ненара поднялась раньше обычного. Она всегда так делала, когда хотела прогуляться по лесу.
В лесу был особенный воздух. В нем витал запах листвы, который бывает только ранней осенью, когда листья еще не иссохли и не опали на землю, чтобы гнить. В нем чувствовался аромат спелых яблок и слив. В нем была такая свежесть, которая бывает только после дождя, когда трава и лесные цветы усиливают свой запах. Все это создавало тот самый неповторимый аромат, который так нравился Ненаре.
Сегодня она решила прогуляться до лесного озера. К нему редко кто приходил, потому что оно было расположено глубоко в лесу. Именно этим оно и нравилось Ненаре, здесь можно было отдохнуть от шума таверны, здесь она обретала тишину и покой.
Медленно приближаясь к своей цели, Ненара как всегда придавалась мечтам. Но внезапно резкий звук отвлек ее от этого занятия. И она поняла, что в лесу находится не одна.
Звук раздавался с берега озера. Этот звук не мог быть ни шелестом деревьев, ни щебетом птиц, ни ревом животных. Этот звук мог издавать только человек: звук от касания металла о камень.
Первое, что хотела сделать Ненара – это убежать. Но любопытство одержало верх, и она решила посмотреть, кто находится на берегу. Девушка очень тихо подошла к пышным кустам, притаилась за ними и осторожно выглянула, опустив ветви немного вниз.
На берегу, спиной к ней, сидел мужчина. Подставив нагие плечи под лучи летнего теплого солнца, он был занят чисткой меча. Спину и руки мужчины покрывали витые узоры. Похожие на нити, они брали свое начало от поясницы и тянулись вверх, будто ветви дерев, то переплетаясь меж собой, то расходясь в разные стороны и завиваясь на концах, образовывая неповторимый орнамент. Ничего подобного Ненара не видела ранее. Она видела рисунок на спине ее приемного отца, но он был совсем другим, намного меньше и черным. Рисунки на теле мужчины были цвета мокрого песка.
Закончив чистку, мужчина отложил меч в сторону, встал и подошел к воде. Сделав несколько легких движений руками, от озера отделилась часть воды и наполнила собой небольшую бочку, возникшую перед ним прямо из воздуха. Ненара ахнула, не поверив своим глазам – маг, здесь, в этом лесу! Не просто маг, а волшебник обладающий заклинаниями Природы. За всю жизнь волшебников она видела только два раза. Как маги творят свои заклинания, она не видела никогда.
Наблюдая, Ненара не заметила, как подалась вперед. Раздался хруст ветки, так неудачно оказавшейся под ногой. Маг тут же обернулся на звук, и Ненара впервые смогла разглядеть его лицо. Это был он, путник из таверны.
Девушка быстро отпустила ветки и отпрянула назад. Но все равно опоздала.
— Что ты тут делаешь? – раздался резкий мужской голос.
Вопреки ожиданиям, он раздался не со стороны озера, а из-за ее спины. От резкого разворота, Ненара потеряла равновесие и упала.
— Отвечай! — требовал обладатель голоса.
Ненара поборола головокружения и постаралась сфокусировать зрение на лице возвышающегося над ней человека. Тяжелый серый взгляд буравил ее насквозь. Брови сошлись на переносице, губы сжаты в тонкую полоску. Он был зол.
— Прости, я не хотела подсматривать, — пролепетала девушка.
— Тебе здесь не место, иди домой, — голос стал спокойнее, но не лишился угрозы. Маг направился к месту своей стоянки.
— Погоди, — Ненара быстро поднялась на ноги и последовала за ним. – Меня зовут Ненара, а тебя как? Я видела, как ты творил заклинание. Ты маг? А ты можешь научить меня? Я немного знаю эльфийский, меня бабушка Кара научила, я смогу читать магические кни…
— Твоя бабушка мудрая женщина, — маг прервал Ненару на полуслове, — И она уже дала тебе дельный совет – держись от меня подальше. Забудь, что видела.
Сказав это, путник начал сборы. Сначала он надел кожаную стеганую жилетку поверх белой рубахи, которая уже успела оказаться на нем, затем накинул на плечи свой черный дорожный плащ и только после этого, наискось, поперек груди, застегнул ремень, на котором висел меч. На этом сборы были закончены. Он взял под уздцы лошадь, и, не сказав более ни слова, и даже не посмотрев в сторону девушки, направился прочь от озера, в чащу леса.
Все это время Ненара молча наблюдала за ним. Мысли путались в голове, все это казалось таким не правильным, все должно быть не так. Сложив на груди руки, она, казалось, пребывала в каком-то оцепенении. Она не могла ни пошевелиться, ни вымолвить ни слова. Путник уже успел отойти более чем на двадцать шагов, а она так и осталась стоять на берегу озера без единого движения. Очнулась она от теплого касания.
— Ненара, пожалуйста, иди домой. Здесь скоро станет не безопасно, я не хочу, чтобы ты пострадала. К тому же твои родные уже волнуются, – говоря это, путник взял ее за плечи и склонился так, чтобы их лица были на одном уровне.
На этот раз взгляд серых глаз оказался теплым и заботливым, а голос спокойным и добрым. Как будто перед девушкой стоял не могущественный воин-маг, который старался отделаться от нее, как от назойливой мухи, а близкий и родной человек, которому нельзя не поверить.
Все что могла сделать Ненара в этот момент – это кивнуть головой в знак согласия.
— Ну, вот и хорошо, — ответил он, затем выпрямился и направился обратно к лошади, но через пару шагов обернулся вновь.
— Ненара, можешь звать меня Лис, — промолвил он и улыбнулся.
Ненара просияла в ответ. Кивнула еще раз, затем развернулась и со всех ног помчалась домой. «Он назвал мне свое имя» — радовалась она, — «А это значит, что я его еще увижу». Ни о чем другом она не могла и думать по дороге домой.

***
Родным она решила не рассказывать, кого встретила в лесу. Она намеревалась отправиться туда еще раз, и раскрой она свой секрет, рисковала оказаться запертой в своей комнате. С улыбкой на лице, она впорхнула в таверну. Бабушка уже вовсю трудилась на кухне, отец колол дрова на заднем дворе, Бату и Бору поблизости видно не было.
— Ненара, это ты? – раздался голос бабушки из кухни.
— Да, это я. Я в лесу гуляла, не заметила, как время пробежало, прости.
Бабушка Кара выглянула из кухни и с подозрением посмотрела на девушку. Она о чем-то явно догадывалась, но так и не решилась спросить. Вместо этого она сказала:
— Братья тебя не дождались, ушли на базар. Завтра праздник, возможно, будет много гостей, надо запастись. Ты набери пока воды в бадью из колодца, а потом приходи помогать мне на кухню.
— Хорошо, — согласилась девушка и сразу пошла на улицу, мысленно упрекая себя за забывчивость.
День пролетел довольно быстро. Когда Ненара была занята работой, времени она не замечала. Уже смекалось, когда она пошла во двор за дровами для очага. Ненара уже собралась идти в дом, как ее привлек шум и крик, которые раздавались со стороны леса. Она обернулась и то, что она увидела, заставило ее застыть на месте.
Из леса во весь опор неслась лошадь. На спине у нее сидел всадник, который издавал истошные крики. На скаку он все время оборачивался в сторону леса, будто опасаясь преследования. Ненара уже начала думать, что бедолага по незнанию захотел развести костерок, да и срубил пару веток, за что навлек на себя гнев эльфов, но в это время из леса показалась одинокая фигура человека в черном плаще. Лис шел медленно. Хотя он и был без лошади, не было похоже, что его беспокоит быстро удаляющийся от него всадник. Лис вытащил из ножен меч, который висел у него за спиной и поднял высоко над головой. Затем он опустил руки и начал водить ими в воздухе, создавая заклинание. Меч, который остался висеть у Лиса над головой начал менять очертания и материю. Теперь это был не острый металлический меч, а облако густого белого тумана.
Ненара в этот момент поняла, всадника уже ничто не спасет: ни сила, ни ловкость, ни резвые ноги его коня. Лис рукой направил заклинание в сторону удаляющегося человека. Туман с молниеносной скоростью нагнал беглеца и пронзил человека насквозь, словно больная белая стрела. Ненара, выронив дрова, тихонько вскрикнула. Лис, по-прежнему удерживая заклинание в своих руках, вырвал стрелу тумана из пронзенного тела и направил ее к себе. Казалось, острие стрелы еще удерживает на себе человека. Ненара даже видела его очертания, хотя лошадь по-прежнему несла беглеца на своей спине. Но вот, наконец, туман достиг руки своего хозяина и принял свои прежние очертания, очертания боевого меча. В тот же момент послышался всплеск воды. И лошадь продолжила свой бег в одиночестве. Лис тем временем развернулся к лесу и скрылся под сенью деревьев.
— Ненара, детка, зайди в дом, — бабушка Кара оказывается все это время стояла за ее спиной и также наблюдала за происходящим.
Бледная от ужаса, Ненара медленно повернулась к ней и послушно направилась к дверям. Старая женщина усадила воспитанницу возле очага и вложила в ладони кружку с горячим настоем из трав.
— Попей, это немного приведет тебя в чувства, — она присела напротив, — Попей, а я пока тебе расскажу, что знаю сама. А знаю, потому что видела своими глазами.
Ненара поднесла кружку с настоем ко рту и сделала глоток, а бабушка Кара, одобрительно кивнув головой, продолжила свой рассказ.
— Я уже раньше видела подобную магию. Появился в наших краях злой человек. Всюду, где бы он ни появлялся, он оставлял за собой только кровь и разруху. И вот он пришел к нам в дом, пришел грабить и убивать. Но на пороге появился человек. Он не спеша прошел во двор и остановился недалеко от злодея. На нем не было ни доспехов, ни богатых убранств. Простой путник в черном дорожном плаще. От простолюдинов его отличал только искусной отделки меч, который висел у него за спиной. Все произошло очень быстро. Не произнеся ни слова, незнакомец обнажил свой меч и поглотил душу черного человека. Затем он исчез, так же внезапно, как и появился. А во дворе остался стоять вековой бук. Только он говорил о том, что здесь только что творилась магия.
— Бабушка, — Ненара ахнула от изумления, — кто же они такие?
— Детка, ты не дослушала. Незнакомцем в черном плаще был тот же путник, что оказался вчера у нас в таверне, а мне в то время было лишь четыре года от роду.
— Бабушка, но как такое может быть? Я точно знаю, что он человек. А люди не живут так долго. Ты точно уверена, что это он же?
— Я говорю только о том, что я видела, а своим глазам я верю, — она протянула свои морщинистые ладони к Ненаре и взяла ее за руку, — Пообещай мне, что не будешь искать встречи с ним. Я верю, что он не причинит тебе вреда, твоя душа чиста и невинна. Но чует мое сердце, что неспроста ты так к нему потянулась, неспроста он с тобой заговорил сам. Пообещай мне это, Ненара.
Бабушка Кара продолжала держать ладонь Ненары в своих и смотрела прямо ей в глаза. Ненара знала, что она в них увидит: дать подобное обещание означало либо обман, либо сомнения до конца жизни. Менее всего сейчас Ненара желала дать обещание, которое точно не сможет сдержать и тем самым причинит боль самому близкому и родному для нее человеку.
— Бабушка, пожалуйста, — взмолилась она.
В ответ мудрая женщина только вздохнула, погладила девушку по щеке и вышла, оставив Ненару одну.

***
Ночью Ненаре так и не удалось сомкнуть глаз. Она поднялась с первыми лучами солнца и сейчас уже приближалась к заветному озеру. Лис по-прежнему был на берегу. Он сидел на том же бревне, что и вчера. Казалось, он ждал ее повеления.
— Я знала, что найду тебя здесь, — сказала Ненара, переводя дыхание от быстрого шага.
— Я знал, что ты захочешь меня найти, — ответил на ее приветствие Лис, и указал на седло, снятое с коня, которое он заботливо устроил рядом с бревном специально для нее.
— У меня к тебе много вопросов, — предупредила девушка, принимая приглашение присесть. Беседа обещала быть долгой.
— На какой из них ты хочешь услышать ответ в первую очередь, — как ни странно, Лис улыбался, от хмурого путника не осталось и следа.
— Кто ты?
— Ну конечно, какой же еще, — тихо, одними губами проговорил он, и уже более громко продолжил, — У меня много имен. У каждого из народов есть свои предания обо мне. От легенды к легенде, от пересказа к пересказу облик мой и мои деяния меняются, но суть остается одна – я прихожу, чтобы забрать черную душу. Я Хранитель.
Лис сделал небольшую паузу и наблюдал за реакцией Ненары на эти слова, но она, как и прежде, спокойно смотрела ему в лицо, ожидая продолжения рассказа.
— Я знаю, что ты вчера видела, как я именно это делаю. Мне не удалось удержать всех, и один сумел вырваться, — Лис опустил свой взгляд на землю, — Я не хотел, чтобы кто-либо увидел. Чтобы ты увидела.
— Расскажи, что стало с тем человеком? Он просто исчез, испарился.
— Точнее будет сказать, разлился. Он обернулся водой и вернулся туда, откуда пришел. Понимаешь, каждое живое существо в этом мире обладает душой и телом. Умирая, душа оставляет тело, но лишь для того, чтобы со временем возродиться вновь. Душа бессмертна, она всегда может возродиться. В этом и состоит жизнь. Но есть и такие души, которые всю свою человеческую жизнь отказываются от добра и принимают сторону тьмы. Покидая тело, такая душа противится перерождению, так как становится слишком жадной до людских бед и страданий. Целью ее становится приносить несчастья, а самой большой радостью является ужас в сердцах людей. Черная душа может принять любое обличие, но для этого ей все равно необходима материя. В данном случае это была вода.
— Как ты их находишь?
— Это просто, они зовут меня. Я все время слышу их шепот. Поэтому и не люблю людных мест.
— Твой меч, он волшебный? – Ненара перевела взгляд на оружие, которое покоилось рядом с Лисом на земле, — Что означают эти письмена?
— Он не волшебный, хотя сработан самыми искусными мастерами бессмертного народа. Здесь написано «I vegil annol i hîdh» , что означает «Меч, приносящий покой». Немного странное название для оружия, не так ли? Но, тем не менее, очень точное.
— Что становится с черной душой после того, как ты ее забираешь?
— Как я уже сказал, душа бессмертна. Она не может покинуть пределов этих земель. Все, что нужно сделать – это найти для нее подходящее вместилище, в котором душа может обрести покой и избавиться от тьмы. Душа не исчезает насовсем, она всегда оставляет след.
Произнеся это, Лис закатал по локоть рукав рубахи, и показал на узор, которым была покрыта его рука.
— О, их было много, — понимание того, что означали эти рисунки, давалось Ненаре с трудом. Вчера она видела гораздо больше, чем просто руку.
— Очень, — подтвердил маг.
— Но вчера линии были намного ярче, сегодня их еле видно. Не отличить от цвета кожи, — заметила девушка.
В очередной раз наблюдательность Ненары не подвела. Маг взял ее за руку и подвел к воде.
— Смотри внимательно, — улыбнулся он.
Маг еле заметно провел рукой по воздуху. Вода в озере пошла волнами, которые накатились на берег, слегка намочив песок. Затем Лис подошел ближе к воде и опустил в нее руку. Впитав в себя воду, линии стали ярче и приобрели тот же оттенок, что и намокший от озерной воды песок.
— Они из песка, — глаза Ненары расширились от удивления. Она подошла поближе к Лису, взяла его руку и начала рассматривать, — Не может быть!
— Вчера я был мокрым, — широко улыбаясь, подтвердил увиденное Ненарой Лис, — и приди ты вчера на пять минут раньше…
Лис не стал продолжать. Ненара и так поняла, что бы она увидела, приди она на пять минут раньше. Она покраснела от смущение и тут же выпустила руку Лиса из своих.
— Так вот почему ты так вчера на меня злился, я чуть тебя не застукала, — съехидничала Ненара в попытке перевести тему.
— Нет, я злился не поэтому, — маг нахмурился, — Я злился на себя.
Они вернулись на свои прежние места. Девушка молчала, обдумывая только что услышанные слова.
— Меня могут беспрепятственно видеть только дети и старики. Обычно люди меня сторонятся. Они не хотят видеть то, что им не нравится, чего они боятся. Поэтому и избегают. У стариков глаза раскрыты, потому что они уже покаялись и доживают в спокойствии свой век, дети же еще не успели запятнать своих душ. Поэтому они не страшатся меня и открыто смотрят в глаза. Такого человека как ты, я встречаю впервые за свою жизнь, а живу я давно. Ты как белый лист, не запятнанный чернилами. Твоя душа чиста и непорочна. Ты светлая.
Наша встреча – это дар судьбы. Мне было предсказано, что я обрету покой, только когда встречу истинный Свет на своем пути. Я искал тебя всю свою жизнь. А когда нашел, понял, что не хочу губить. Я попытался скрыться, как видишь не удачно. Выбрал в итоге единственное место во всем лесу, которое тебе приглянулось более всего. Грубить тебе и не обращать на тебя внимания я не хотел, потому что видел, как это ранит тебя.
— Ты мог просто уйти, исчезнуть без следа, — с грустью в голосе произнесла Ненара.
— Мог. Но это оказалось выше моих сил. Я впервые в жизни поддался зову сердца, и не решился оставить тебя просто так.
— Ненара, — неожиданно Лис подался вперед и пристально посмотрел девушке в глаза, — скажи, что ты помнишь из детства? Ты помнишь своих родителей?
Этот вопрос Ненара часто слышала. Белокожая и голубоглазая, она никак не походила на дитя южан, которые от природы были смуглыми и кареглазыми. Черные, цвета воронова крыла, прямые волосы были еще одним подтверждением. Волосы южан были хоть и темными, но все же светлее и вились. Поэтому девушка с легкостью приступила к ответу.
— Нет, не помню. Я всегда жила в семье Хакара, хозяина таверны. Они приютили меня совсем малышкой. Бабушка Кара иногда надо мной смеется и говорит, что нашла в капусте. Но я точно знаю, что она нашла меня у воды, может быть даже у этого озера. Может тебе покажется этот странным, но я это помню. Хотя как может младенец что-то о себе помнить, когда он так мал?
Лис опустил свои глаза вниз и закрыл ладонями лицо. Так он просидел какое-то время без единого движения, будто обдумывая что-то очень важное. Затем он вновь посмотрел на свою собеседницу и решительным голосом сказал:
— Ты должна кое-что сделать для меня.
— Хорошо. Скажи, что?
— Ты должна мне обещать, что никогда и ни при каких обстоятельствах не предложишь мне себя, особенно свою душу.
Ненара никак не могла понять, к чему он клонит, поэтому в ответ только кивнула головой.
— Ненара, скажи это! – потребовал Лис.
— Хорошо-хорошо. Но только скажи, почему?
— Потому что я не смогу отказаться, — зловеще ответил маг.
От этих слов по спине девушки пробежал холод. Маг умел быть убедительным, и в этот раз Ненаре даже не хотелось продолжать расспрос. Почему-то она была уверена, что не хочет знать, что могут означать его слова. Поэтому просто еще раз кивнула головой в знак согласия.
— Мне кажется, что тебе уже пора, — проговорил Лис, многозначительно поглядывая на Ненару, при этом указывая пальцем руки на небо. Солнце неминуемо клонилось на запад. Приближался вечер.
— Сегодня же праздник, в таверне наверняка полно людей. Как я могла про него забыть. Отец непременно меня накажет, а братья будут задирать неделю. Глупые мальчишки, старше меня, а потешаются как малые дети, — девушка вскочила на ноги и подобрав подол платья, заторопилась в сторону тропинки, ведущей прочь из леса и выходящей как раз к ее дому.
— Я провожу тебя до конца леса, если ты не против, — предложил маг.
— Я не против, — улыбнулась в ответ Ненара. И они поспешили в сторону таверны.

***
Они распрощались на опушке леса. Лис отправился обратно к озеру, а Ненара бегом побежала в таверну, заранее готовясь выслушать нотации приемного отца о том, какая она безответственная. Она быстро обогнула дом, намерено стараясь держаться левее, чтобы ее не было видно с главного входа. Пробравшись во двор, она уже была готова проскользнуть в дверь, но тут ее отвлекли два незнакомых мужских голоса, которые приближались. Отец обычно никого из гостей не пускал на задний двор, на голоса кого-то из деревенских они также не были похожи. Поэтому Ненара решила не рисковать. Едва она успела спрятаться, как первый из мужчин уже вышел на двор.
— Этот ваш Колос совсем озверел, — буркнул сквозь зубы первый, — Тяжелый какой.
— А ты помалкавай, да тащи, — тот, что вышел вторым, был ниже ростом, и старше по возрасту, но в силе явно не уступал молодому, — давай, подымай…Ээ-эх, вот так то, — что-то тяжелое упало на землю, издав глухой звук, — Пошли обратно. И смотри при Буром не буркни, а то лишишься башки, я те точно говорю.
Смачно сплюнув, он удалился обратно в дом, громко шаркая ногами. Тот, что был помоложе, последовал за ним.
Сердце Ненары было готово вырваться наружу. Банда Бурого Колоса, а это была именно она, уже несколько месяцев наводила ужас на любого, кто отваживался ступить на большак. Много купцов лишилось своего добра, и не меньше – жизни. И вот теперь бандиты пожаловали к ним. Только теперь она поняла, что в доме было очень тихо, хотя сейчас в таверне должна была собраться уже половина деревни. Страх сковал ноги и руки. Сидя в своем укрытии, она не могла пошевелиться. Дыхание участилось, от сильного напряжения кровь прилила к голове, отчего виски начали пульсировать, а перед глазами пошли черные круги. Но понимание, того, что в доме были ее родные, быстро привели чувства в порядок. Она решила, во что бы то ни стало, разузнать, что произошло и при необходимости позвать на помощь. Впрочем надежда на такой исход испарилась довольно быстро. Первым, что она наткнулась, выглянув из-за своего укрытия, был мертвый человек. Он-то и был видимо ношей тех двоих.
Закрыв рот обеими руками, чтобы заглушить свой собственный крик, Ненара поспешно отвернулась в стону и зажмурила глаза. «Скорей», — скомандовала она себе, — «Нужно быстрей попасть в дом, нужно увидеть все собственными глазами, нужно спешить, возможно, им еще можно помочь. Хоть кому-то из них». Стараясь передвигаться как можно тише, она прокралась в дом и через дверь кухни вошла в зал. То, что она там увидела, лишило ее всякой надежды. Столы и стулья были изломаны и разбросаны по всему залу вперемешку со стеклом от битой посуды. Повсюду была кровь: на стенах, на полу, на обломках мебели, на стойке и даже на потолке. А еще там были они, трупы людей. Их было около десяти. Только мужчины: ни детей, ни женщин, ни стариков среди них не было. Было видно, что они погибли в бою. Пытаясь защититься, они отбивались от напавших бандитов, и потерпели неудачу. Теперь их изувеченные тела лежали здесь, приняв неестественное живому человеку положение.
Ненара огляделась, среди мертвых людей она не нашла ни отца, ни братьев. Вокруг было по-прежнему тихо, как будто вовсю поживившись, бандиты просто ушли. Ненара решила посмотреть, что происходит в других комнатах. Возможно, в них она найдет кого-либо в живых. Она уже собиралась подняться по лестнице, которая вела в комнаты на втором этаже, как услышала шорох и глухой стон, который раздался из-за обломков стола в конце зала.
Там был кто-то живой. За доли секунды Ненара покрыла то расстояние, которое разделяло ее от выжившего.
— Бату! – воскликнула она, увидев старшего брата, — Бату, ты жив!
Девушка попыталась его усадить, прислонив его голову к стене. Бату был серьезно ранен. Руки и ноги были сплошь усеяны порезами, тонкая струйка крови стекала по лбу прямо на глаза.
— Не…Ненара…беги… — каждое слово давалось ему с большим трудом.
— Тихо, Бату, не шевелись, я сейчас позову кого-нибудь на помощь, — девушка оторвала кусок подола от своего платья и принялась вытирать кровь с лица брата, — ты только потерпи. Я сбегаю за господином Нестадом и приведу его сюда, он тебе поможет.
Юноша умудрился остановить руку Ненары, тем самым заставив ее посмотреть ему в лицо.
— Они все мертвы, все, — сказал он хриплым голосом и закашлялся. Из уголков рта пошла кровь. Стало ясно, что смертельная рана находится у него в груди.
— Что ты такое говоришь, Бату. Где отец, где бабушка, где все, что с ними? – требовательный голос становился все громче, а из глаз катились слезы, — Бату, ответь мне!
Юноша кашлянул еще несколько раз, и поборов нехватку воздуха, продолжил настаивать на своем.
— Сестра, беги…Они…Они ищут тебя…Бурый Колос…Он сказал…Сказал, что не успокоится, пока не найдет всех…Ненара, никому не спастись…Но ты можешь…
Бату не договорил. Изо рта кровь хлынула с новой силой. Слова потонули в булькающей хрипоте.
— Без тебя я никуда не пойду, — она замотала головой из стороны в сторону, смахивая рукой слезы с глаз, — Сейчас мы проберемся во двор, и я отведу тебя в безопасное место, а потом…
Приступ нового кашля прервал ее на полуслове. С трудом набрав воздуха, брат попытался еще раз образумить сестру:
— Уже слишком поздно, — подтверждением его слов послужили звуки приближающихся людей, которые раздались с улицы.
Ненара быстро оглянулась на входную дверь, потом посмотрела на брата и снова на дверь. Она как будто решала, что ей делать: бежать или попытаться увести брата.
— Ненара, оставь меня, спасайся,…прошу тебя, — прохрипел Бату.
Девушка, взглянув брату последний раз в лицо, уверенно кивнула головой. Она знала, кто может помочь и решила как можно быстрее отправиться к нему. К Лису.
— Бату, пожалуйста, дождись меня, я приведу помощь. Он спасет нас, ты только дождись.
Она скрылась за стойкой бара как раз в тот момент, когда все те же двое бандитов появились в проеме входных дверей. Остановившись посреди залы, они горячо спорили на незнакомом девушке языке, пытаясь друг друга перекричать. Ненара больше не могла ждать, ей нужно было выбраться из дома как можно скорее. Поэтому она медленно, ползком, направилась к дверям таверны, через которые только что вошли эти двое, искренне надеясь на то, что в пылу спора они не заметят ее присутствия. Ее затея почти удалась. Она была уже в дверях, когда высокий обернулся в ее сторону. Ненара рванула вперед, что есть мочи. Сбежав с крыльца, она увидела рядом с таверной оседланных лошадей. Это был ее шанс на спасение. Она быстро забралась в седло стоявшей ближе остальных серой лошади и направила ее в сторону Красного леса. Побег удался.
Она не знала, что ее преследователи замешкались лишь потому, что один отважный юноша встал на их пути. Она не знала, что Бату отдал свой последний вздох на ее защиту. Не знала, что на другом конце деревни уже занялся пожар, который очень скоро испепелит деревню вместе с ее жителями дотла. Не знала она и того, что Бурый Колос приказал прочесать хоть весь лес, но не оставлять ни не оставлять никого из деревни в живых. Она знала точно лишь то, что едет по направлению к единственному человеку, который сможет остановить это разбушевавшееся зло.

***
Серая лошадь изо всех сил рвалась вперед, быстро унося вглубь леса своего седока. Не успев подъехать к месту стоянки воина-мага, девушка начала звать его по имени, взывая о помощи. Едва въехав на берег, она соскочила с лошади, упала в объятия Лиса, и уже не скрывала рыданий. С трудом отдышавшись, Ненара рассказала обо всем, что видела. Теперь она стояла, дрожащими руками держа Лиса за края жилета.
— Лис, умоляю тебя, ты должен помочь. Они там умирают, мой брат умирает. Прошу, их еще можно спасти, — Ненара сквозь слезы смотрела магу в лицо в ожидании поддержки.
Вопреки ее ожиданиям, Лис осторожно убрал ее руки от своей одежды и отступил на пару шагов назад.
— Прости, я не могу, — очень тихо промолвил он.
— Как, — сказал она на выдохе, голос превратился в громкий шепот, — как не можешь?
— Не могу, — Лис отступил еще на шаг.
— Но почему?
— Я не убийца, Ненара. Я не могу лишать жизни человека. Прошу, пойми меня. В моей жизни есть определенная цель, и я следую только ей. Это мое предназначение. Вмешиваться в судьбы людей я не могу.
— Ты вмешался в мою жизнь! – Ненара закричала, и накинулась на Лиса с кулаками, которыми конечно не могла причинить никакого вреда. Не переставая колотить, она продолжала кричать на Лиса, — Ты ворвался в нее, а теперь хочешь оставить меня совсем одну? Зачем, зачем ты это сделал? До конца моих дней я буду жалеть о том, что не послушала Кару.
Пытаясь успокоить, Лис сжал ее в объятиях. Через несколько минут рыдания Ненары утихли, ее тело перестало сотрясаться в руках мага, дыхание стало почти ровным.
— Ты же сможешь, если захочешь. Ты же воин, ты великий волшебник. Так почему? — спросила девушка, все еще держа свою голову на плече мага.
— Их души не темны. Они все еще могут раскаяться и принять сторону света.
— Тогда поделись со мной частью своей силы. Я сама совершу правосудие, — ничего не выражающим голосом проговорила Ненара.
— И этого я сделать тоже не могу
Ожидая новой истерики, Лис взял Ненару за руки. Она казалась спокойной. Поэтому через некоторое время он отпустил ее и сделал пару шагов по направлению к воде.
— Тогда…
Девушка запнулась, мысли неслись быстро и приказывали сказать одно, а губы, будто не повинуясь, отказывались шевелиться.
— Тогда…
Воздух завибрировал от напряжения. Казалось, силы Природы решили вершить свою магию по собственной воле. Почувствовав это, Лис резко обернулся.
— Ненара, нет…
— Тогда забери меня,…
— НЕТ!
— …забери мою душу.
В тот же миг Ненару пронзила резкая острая боль. Последнее, что она видела, перед тем, как сознание покинуло ее, это рукоять меча, торчавшая прямо из груди. Затем в глазах потемнело.

***
Над озером уже сгустились сумерки, хотя над кронами деревьев все еще виднелась тонкая красная полоска света. Не было слышно ни звука. Ничто не нарушало тишину: ни шелест листвы, ни всплеск воды, ни пение птиц. Казалось, лес замер в ожидании. Единственный звук, который был слышен, это едва различимый шум в голове, больше похожий на шепот.
— Открой глаза.
Теперь шептание раздалось над самым ухом. На коже почувствовалось теплое дыхание. Тяжелые веки медленно разомкнулись. Сначала ничего, кроме темноты, не было видно. Но постепенно зрение начало привыкать к сумеркам. Озеро, лес вокруг него, небо, первые звезды. Правой руке было зажато что-то твердое и холодное, было неудобно. Но именно в эту минуту это не имело значения. Теплое дыхание по-прежнему согревало шею, а заботливые руки не давали упасть, крепко держа в объятиях.
С каждой минутой шепот в голове усиливался. «Забери. Забери меня».
— Тебе нужно сделать это. Нужно спешить, — вторил шепоту в голове нежный тихий голос.
— Что делает твой меч у меня в руке?
— Теперь он твой.
— Зачем он мне?
— Чтобы дарить покой. И теперь ты должна подарить покой мне.
— Я слышу шепот…
— Это зов темной души. Она зовет тебя.
— Твоя душа?
— Да, моя душа.
— Она стала темной.
— Я лишил жизни сам Свет. Иначе не могло и быть.
— Но я не хочу. Не уходи. Не оставляй меня одну.
— Тихо. Тихо. Не плачь. Ты не останешься одна. Это я тебе обещаю. Часть меня навсегда останется с тобой.
— Не уходи.
— Не печалься обо мне. Я, Лисион – сын Песка, прожил долгую жизнь. И теперь принимаю достойный конец. Твой путь только начинается. Отныне именем тебе будет Нэниэль – дочь Воды.
Меч в руке начал менять свои очертания и материю. Она не смотрела на белое облако тумана, она смотрела только на него, в его теплые серые глаза и видела в них только покой. Их губы потянулись друг к другу и сомкнулись в первом и последнем, самом желанном поцелуе.
Она почувствовала тот момент, когда все было кончено. Теплое дыхание пропало. Теперь призрачный туман медленно плыл к ее руке, с каждой секундой приближая неизбежное. В ту секунду, когда туман обратился в меч, его не стало. Сквозь пальцы рук Нэниэль сыпался песок. Налетевший внезапно ветер, подхватил его на свои крылья и развеял по берегу озера.
Зовущий шепот темной души тоже исчез. Но она по-прежнему слышала его голос: «Не плачь. Ты не останешься одна». Она упала на колени и оперлась руками в землю, позволяя бесшумным слезам беспрепятственно капать вниз. Тогда-то она и увидела, что внутреннюю сторону левой руки теперь украшал красивый завиток, который тонкой светящейся нитью бирюзы поднимался от запястья к сгибу локтя.

Вскоре появился первый из них. Он медленно приближался к ней со стороны леса. Затем появился второй, третий, и теперь на юную девушку смотрело уже более пятидесяти пар эльфийских глаз.
— Эльфы Красного леса приветствуют тебя, Леди Нэниэль, Хранитель Черных душ!
Нэниэль поднялась с колен и выпрямилась. Рука ее покрывала рукоять изящной отделки меча. Меча, приносящего покой. Возможно, этот меч когда-нибудь и ей принесет покой.
Но не теперь.
Со стороны ее бывшего дома послышался новый зов.

читателей   386   сегодня 1
386 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...