Дракон из Железной горы

Пустынный город

 

 


И рек Сфинкс: «Слушай же мою загадку, о смертный. Что в ночи блистает, на рассвете тускнеет, а днем углю подобно?»
 
И отвечал Гобар-колдун: «Се существо увидишь ты глазами своими, ибо заколбасит тебя не по-детски»

 

Посеревшие от копоти и городской грязи внутренние стены скрывали толкучку, гомон, вопли глашатаев, мастеровых, нищих.

Все эти звуки сливались в страшную какофонию; поднимались над улочками, водопадом падали на головы неискушенных путешественников.

Бродяга-Гобар видал и не такое — на торговых площадях городов Запада и шумных базарах Востока. Вот только в Пустынном Городе базаром служил весь город: все эти узкие лестницы, башни, балюстрады и ниши, загадочные, отталкивающие или манящие, всегда оказывались попросту очередным входом в лавку.

«Посетите наш Пустынный Город – самый людный пустынный город мира» было здешним девизом, и наверное не столько ужас перед драконом сколько толщина стен да зоркость стражи спасала «Защитника-Человечества» от жуткой участи — быть разобранным на сувениры.

 

– Так ты говоришь, в прошлом году? – прокричал Гобар своему провожатому, или гиду, как они предпочитали себя называть.

– Так и есть, Ваше Магейшество. Видать прослышал, что мы послали наших лучших воинов наемниками на юг, – прокричал в ответ гид.

– Вам, гостю, невдомек, но именно в нашем городе обучают самых сильных и выносливых воинов на всем севере. Спрос на наши дружины постоянно растет. И если подумать о качестве их доспехов, и о замечательных мечах из драконьей кости, огнеупорных, дешевых и долговечных амулетах ваше маге… – Гид поймал взгляд Гобара и понял, что пора менять тему, – Героические драконобойцы с помощью приезжих паладинов отбили атаку.

– Однако несмотря на этот героизм, дракону удалось поджечь два трактира, уйму лавок, да еще конюшни и амбары. При этом он умудрился побывать одновременно на всех четырех концах города. И по твоим словам он был, как всегда, один, так? – иронично заметил Гобар.

– Так–то оно так, Ваше Магейшество. Однако он долго кружил над городом… да и магия у него драконья… да и того… – тут гид запнулся – В общем, шустряки, которые, сами иногда лавки своих соперников поджигают. Мол дракон это все, а не я и хата с краю…

– И при всем при том, вы отстояли город?!

– Отстояли… – вновь вошел в привычную колею гид, пинком ноги отшвыривая нищего. – Однако с трудом. Кто его знает, может год еще всего простоим, а потом насмерть всех поест, а город пожжет, поганый змеище…

Гобар усмехнулся в бороду.

Много воды утекло с тех пор как «поганый змеище» поселился в Железной Горе. С тех пор, все жители пустынного города впали в состояние массовой истерии, пытаясь избежать страшного рока – быть съеденными и разоренными. В Пустынном городе все были на грани банкротства, и потому всё продавалось за бесценок – а на деле втридорога.

Но были и свои хорошие стороны. Так например Гобар впервые видел знаменитых Пустынных нищих, которые действительно (молва не лгала) размахивали плакатами, с корявыми, но все же надписями, на двух-трех языках, среди которых преобладал всеобщий.

Гобара привлекли выразительные надписи: «Помогите погорельцу, жертве дракона», «Подайте бывшему Драконоборцу»; с трудом он удержался чтобы не кинуть мелкую монету очередному калеке – обладателю жалкой физиономии и плаката «В борьбе со злом потерял самое главное».

– … чем в Горбурге, – продолжалось тем временем монотонное бормотание гида. – Памятник символизирует подвиг Защитника. Тридцать лет уж исполнилось, как ровно тридцать Защитников были разорваны в клочья, но не дали погибнуть ни одному гостю. Ни с одного гостя даже пылинки не упало! В этом вся душа города, Вашейшество. Гостеприимство – вот наше второе имя!

«Недаром на северном наречии «гость», сначала означало «жертва» – тоскливо думал Гобар.

– Когда ты сказал, мы доберемся до Железной Горы? – спросил он.

– В полдень Ваше Магейшество. В полдень на главной площади выступит Архисвященник Хомуса. Повезло вам Ваше Магейшество, событие редкое, он на площадь не более пары раз в год выходит. Быть может его святейшество еще и лично вас благословит, есть у него такая привычка…ох.

Гобар проехал мимо гида который лежал в луже, и признаков жизни не подавал.

– Не знаю как у вас, на севере… Но мы это называем каша в голове, – назидательно заметил колдун, подгоняя своего мула.

Через пару мгновений «погорелец, жертва дракона» на пару с «бывшим драконоборцем» уже аккуратно потрошили кошелек гида, заботливо втиснув его в небольшую нишу. Они еще занимались дележом, когда у гида что-то потекло из ушей, и аромат чуть подгорелой манки перешиб запах местных отбросов.

***
Говорят, что свято место пусто не бывает. Это утверждение абсолютно правдиво – но только в тех краях, где богов много, а верующих мало – то есть там, где царит здоровая рыночная конкуренция.

Гобар не успел проехать и пяти улиц, как его окликнули:

– Простите, не мог освободиться раньше. Так значит, вам нужен опытный проводник?

Гобар неопределенно пожал плечами и внимательно оглядел говорившего – высохшего, но еще крепкого мужчину, очень солидного на вид.

– Боюсь, Вы меня с кем то путаете,– вежливо ответил ему Гобар.

– Но ведь вам нужен именно проводник, – улыбнулся старик. – Вы только приехали, но отнюдь неглупы и не дадите себя надуть. Вы не воин, на купца не похожи, в услугах воров не нуждаетесь…

— Воров?? Ах да… – Гобар уже был наслышан про здешнюю Гильдию Воров, гордость города. Единственную и неповторимую гильдию, где воры непросто были ворами, но и гордились этим.

Слухи говорили, что ученички этой гильдии совершали более половины местных преступлений… впрочем все окупалось. Не могло не окупаться, потому как на сто съеденных драконом или сгнивших в застенках воров, находился счастливчик, которому удавалось-таки стибрить из чертогов Железной Горы что-то ценное, а при случае и разузнать что-то про её хозяина.

– Так вы все-таки нуждаетесь в ворах? – В глазах старика мелькнул огонек. – Я конечно не занимаюсь этим, о чужестранец, но могу свести вас с человеком, который будто бы знает где найти некого вора, легендарного «Недоноска», не просто поболтавшего с драконом, но даже выяснившего его единственное уязвимое место…

Гобару почудилось что огонек в глазах его собеседника медленно разрастается, превращаясь в пылающий луч, который проникая сквозь покровы, зрил прямо в содержимое кошелька.

– …могу свести и со стражником, который хранит черную, закаленную в крови мантикора стрелу, доставшуюся ему от предков… грустно конечно, но у бедняги никогда не хватало смелости спустится к Горе и испробовать свою удачу. Быть может более искусный и сведущий в стрельбе человек…

– полно, — прервал старика Гобар. – Вы же видите, что я колдун, а не лучник, и в услугах воров не нуждаюсь.

– Проводник, значит – покладисто кивнул старик. – И вам невероятно повезло, друг мой, ибо я состою в местной Гильдии проводников… ничего не имеющей с гидами, жалкими неумехами – любезно, но как-то очень уж быстро закончил старик.

Гобар задумался. Видимо проводника испугало выражения лица колдуна. От многословия и потока рекламы, у Гобара уже успел развиться тик.

– …поклажа, гарантия о доставке, забота о ваших вещах, пересылка останков родным и близким… – продолжал торопливо бубнить старик.

– Как быстро? – лаконично спросил Гобар.

– Сутки до подножия горы. Плата пять золотых, включая ночевку и завтрак в трактире.

Гобар приподнял бровь. Проводник покладисто прибавил:

– Конечно, при желании золотой можно бы и скостить, но я бы вам не советовал. Переночевать в трактире «Удачи в Бою!» – это добрая традиция. И некоторым она действительно принесла удачу. – Он задумчиво пожевал губами. – Во всяком случае, они в последний раз хорошо выспались и позавтракали.
Дорога к горе


— Иди по дороге из желтого кирпича, и придешь к цели, — сказала фея.

— Дальтоник я, — тоскливо сказал Гобар-колдун. Так он и не пришел к цели.

 

Проводник, или вернее Старший Дороги, как узнал позже Гобар, был прав: трактир «Удачи в Бою!» действительно того стоил. Цены были умеренными, хозяин ненавязчивым и в меру добродушным типом, а жена его прекрасно готовила.

Стоило ли удивляться, что до трактира вела удобная торная тропа, по обе стороны которой находились хижины, храмы всех мастей, и конечно же многочисленные ларьки. Все, что не помещалось в самом городе, будто бы вылилось-выплеснулось на эту дорогу, и комфортно расположилось по её краям.

Дальше располагались местные медовые угодья, в которых разводили Ветреных пчел (Crazius Melissantus, насекомое которое может всем роем перелететь в чужой улей, прельстившись красивой фигурой соседки). На склонах виднелись пастухи и их живописные стада. Время от времени ветром приносило их не менее живописный запах. Впрочем, и без него на дороге стояло амбре, и если бы не ветер, то путешественникам было бы несдобровать.

Примерно через полдня пути, Гобар заметил, что дорога заметно ухудшилась, а количество ларьков существенно уменьшилось. Как ему любезно объяснил его проводник, опасность быть проглоченным или сожженным была значительно выше вне города, чем в его стенах. Обозвав его идиотом, Гобар велел ему заткнуть свою пустую глотку. Остаток дня, проведенный в сравнительно безлюдной местности и в практически гробовой тишине, заметно пошел на пользу его тику.

Приземистого зданьица с гордой табличкой «Восстановлено владельцами из руин 19 раз», и вывеской на которой красовался Святой Василий Убегающий от Дракона, они достигли точно к исходу обещанного Старшим Дороги срока, когда тишина Гобару опостылела и он затосковал по комфортным трактирам «Пустынного Града» и тамошним постоялым дворам.

Сьев миску «драконьих ребрышек», выпив два объемистых кувшина пива, и заев их буханкой намазанной медом и сметаной, Гобар переменил свое мнение, решив, что не все в мире паршиво. И еще, дракон – это конечно важно, но северные менестрели чересчур уж увлеклись этой темой, не отдавая должное такой замечательной вещи как местная кухня.

Эта мысль повлекла за собою другую – нужно было подготовится к завтрашнему дню. Кинув пару монет на стол, он прихлопнул медяком назойливую муху, и покинул общую залу.

В своей комнате, предусмотрительно замкнув дверь на засов, Гобар зажег свечи, и достал из котомки свиток «Непредуманных Есторий», Б.В.Б Свифтера, где красочно описывалась Железная Гора, и неуемная злоба дракона.

Свиток был потрепан, засален, захватан за дыр. Он попался на глаза молодому Гобару из семьи Колдунов задолго до того, как он мог внятно выговорить «кадабра».

«Непредуманные Естории» стали любимой книжкой. Свиток истрепался, стал неудобочитаемым а затем и отреставрированным – когда у маленького Гобара появились карманные деньги. Потом прошло еще много-много лет, и вот наконец прославленный колдун Гобар решился совершить паломничество…

Развернув пергамент, он зачитал вслух помеченный чернилами параграф: «И поднялся Кровожадный дракон Аррахас…». Ниже шли пометки, которые составлял сам Гобар:

«Во–первых, дракон всегда атакует с воздуха. Во вторых, он всегда разговаривает со своими жертвами. В– третьих, его жертвы – самоуверенные идиоты. Следовательно…».

Гобар усмехнулся, и перечитал заключение. Завтра ему предстояла горячая встреча.
Явление Дракона

 


Я ужас летящий на крыльях ночи, я кровавый охотник, я вечно голодная пасть преисподней. А ты кто?— спросил демон.
 
А я костлявый и невкусный, – невнятно проворчал Гобар, взбираясь на следующую ветку.

 

Помимо ветра, Север славился своими Суицидальными Мухами. Точнее тем, что это вымершее ныне, несчастное насекомое, больше всего времени продержалось именно в тамошних горных поселениях. Дело в том что повинуясь инстинкту, Суицидальные Мухи сотнями тысяч мигрировали к Железной Горе, привлеченные диким ветром, сумасшедшим морозом, и отсутствием маломальской доступной для них пищи.

Ко времени повествования, однако, времена миграции были давно позади, и ныне одинокая Суицидальная муха мучалась сомнениями и скукой. Проторчав два дня на плато, славящимся среди Суицидальных Мух как модный курорт, бедняжка до сих пор была жива.

Её единственная приятельница улетела в ближайшую забегаловку, чтобы справится о причине необычного затишья, и вот уже день как не возвращалась.

Суицидальная муха успела прийти к определенному выводу, и проникшись ролью последнего представителя расы, кружилась над головой обреченного на смерть героя. Суицидальные мухи всегда отличались хорошей интуицией.

 

Гобар рано встал, и незаметно покинув трактир, он совершил последний переход в одиночестве, и пришел на плато, прямо перед пещерой дракона еще затемно. Ему надо было разведать местность, и подготовится к бою.

Наконец, рассвет озарил его неподвижную фигуру, стоящую в центре плато, прозванном «роковым».

Колдун был одет в традиционный, вышитый рунами шлафрок. В руках его был боевой посох. Когда он заговорил, губы его не шевелились. Голос исходил из амулета на груди:

– Я вызываю тебя на бой, о Истязатель людей, Дитя ада! – громогласно сказал Гобар.

Еще не затихло эхо, как колдун получил ответ. Земля задрожала. Из отверстия пещеры повалил густой дым. Затем послышался жуткий рёв, и гора изрыгнула громадную тушу дракона. Мощные крылья распахнулись, закрывая солнце. Хвост, покрытый острыми шипами, дракон нацелил на колдуна, как фехтовальщик рапиру.

Подумав, муха подлетела к неподвижному человеку и уселась на его посох.

И раздался голос с небес:

– ЧЕМ ПОРАДУЕШЬ МЕНЯ, О ВРАГ МОЙ?

– Я могу спеть пару комических куплетов… – зычно крикнул Гобар и подумав, добавил – Еще я могу сплясать.

– ЗАМЕЧАТЕЛЬНО, – похвалил его собеседник. – НО Я ХОТЕЛ БЫ ЧЕГО НИБУДЬ БОЛЕЕ РАЗРУШИТЕЛЬНОГО. КАК НАСЧЕТ ТОГО, ЧТОБЫ ЗАПУСТИТЬ В МЕНЯ МОЛНИЕЙ? ИЛИ ЗАПАЛИ ОГНЕННЫЙ СТОЛБ, ЭТО Я ЛЮБЛЮ БОЛЬШЕ ВСЕГО.

– Ну хорошо. Ты сам напросился. Умри же мерзкая тварь! – внушительно произнес Гобар. Он начал выговаривать какое-то длинное заковыристое заклинание.

Дракон изогнулся в воздухе вопросительным знаком, а затем дыхнул огнем оставив от Колдуна кучку пепла. На плато вновь воцарилась тишина. Затем…

– Раз, раз. Раз, два. Раз, два, три. Ураааа, он огнеупорный!

– ЧТО ТАКОЕ? – рявкнул дракон кружась над останками колдуна.

– Амулет-передатчик. Мне было бы жалко, если бы ты спалил его вместе с манекеном, – жизнерадостно произнесла кучка пепла.

– ИЗМЕЛЬЧАЛ НАРОД, – заметил дракон. – РАНЬШЕ СРАЖАЛИСЬ ЧЕСТНО. НУ, СРАВНИТЕЛЬНО ЧЕСТНО. НО МАНЕКЕНОВ НЕ ПОДСОВЫВАЛИ!

– Я люблю жить, – сказал голос Гобара, из кучки. – А это требует известной практичности.

– Я СПАЛЮ ВСЕ ЧЕРТОВО ПЛАТО

– Поздно, теперь моя очередь!

Точка в небе значительно увеличилась, по мере того как дракон приближался к земле, и тень дракона на земле тоже разрослась. Наконец они встретились –Великий Дракон, Исчадие Ада и прочее, рухнул на роковое плато. Облако пыли закружилось над громадной воронкой. С такой высоты, при подобном весе – у живого существа (даже защищенного драконьей чешуей) выжить шансов не было.

Гобар не стал кидаться молниями или вызывать демонов преисподней. Он следовал простому расчету. Драконья туша не могла держаться в небе на своих крыльях. Тем более, изящно маневрировать и танцевать в небе, как это описывал Свифтер. Ящер должен был полагаться на собственные чары, чтобы поддерживать себя в воздухе. Гобар ничего не создавал. Он просто отменил.

 

Поражение Колдуна


– Буль-Буль? Мух-Мух? Ниф-Ниф???
 
– Дурак… – усмехнулся атаман. – Ты никогда в жизни не отгадаешь Слово, которое открывает Пещеру Сокровищ…
 
– Это ты дурак! – досадливо поморщился Гобар. – Сразу после входа, я сменил пароль.

 

Пыль и сажа медленно оседали на землю. Гобар осторожно высунул голову из своего укрытия и посмотрел на поверженного врага. В близи, дракон был похож на огромный куль с картофелем. Многих чешуек недоставало, глаза, замененные пуговицами, потрескались, а из рта, ушей, и многочисленных дыр сыпались тонкими струйками песок вперемешку с гравием и соломой.

– Что???– В свою очередь спросил ошеломленный Гобар.

– РАЗ. РАЗ, ДВА. РАЗ, ДВА, ТРИ. – сказало нутро дракона, и замолкло.

– НЕ ОЖИДАЛ, А, ГОСПОДИН УМНИК? – спросило чучело.

– Не ожидал, – упавшим голосом прошептал Гобар.

– А ЕЩЕ РЕАЛИСТ. МОГ БЫ ЗНАТЬ, ЧТО СКАЛИСТЫЕ ДРАКОНЫ БОЛЬШЕ СТА ЛЕТ НЕ ЖИВУТ, А ВЕДЬ ГОРОД-ЗАЩИТНИК ПОСТРОИЛИ ТРИСТА ЛЕТ НАЗАД!

Находчивый, обычно, Гобар замялся.

– НУ ЧТО? – спросило чучело. – ТАК И БУДЕМ ИГРАТЬ В ПРЯТКИ? ИЛИ МОЖЕТ, ПОГОВОРИМ ПО– НОРМАЛЬНОМУ, КАК…МММ… ТЕПЛОКРОВНЫЙ С ЕДКОКРОВНЫМ?

Из терновника, обрамляющего роковое плато, раздался треск, затем кряхтение, и наконец, Гобар Колдун, одетый в камуфляжный костюм, запорошенный для маскировки землей и веточками, пошатываясь и притопывая затекшими ногами, выбрался на белый свет и подошел к громадному чучелу дракона. Еще мгновение, и из зияющей пасти пещеры появился дракон

– Ну что же, – сухо сказал Хозяин горы, глядя на Гобара снизу вверх, и прибавил:

– Можешь смеяться, Колдун, если тебе этого хочется.

«Уж лучше б меня огнем сожгло», – думал чародей, делая вид, что кашляет. Наконец, приведя себя в чувство, он спросил слегка дрожащим голосом:

– Аррахас?

– Яаррах-Угррах-Аррр, Двенадцатый Великий Дракон, Хозяин Горы, –высокомерно представился дракон, высотою в два фута. – Но ты можешь называть меня просто Яарр, человек. Ты первый, кому по-настоящему удалось победить Хозяина Горы!

– Очень приятно, Яарр, – ответил чародей, глядя на ящерку – Я, ммм, вне себя от гордости, но…

– Наверное, ты пришел за принцессой. Что же, замечательно, ты, как человек практичный, конечно понимаешь, что никакой принцессы я у себя в горе не держу. Однако рекомендательное письмо за моей подписью может послужить тебе хорошую службу у любого из монархов. По моим сведениям, красивые и незамужние принцессы есть…

– Постой, – вскричал Гобар, – но я не нуждаюсь в принцессе!

– Понимаю, я сам холостой. Ты, конечно же, ищешь знаний. Моя библиотека…

– Нет!

– Акции…

– Заткнись! – Маг смерил взглядом своего побежденного врага. Тот выглядел преуспевающим, хотя и слегка обрюзгшим. На шее Дракона, поверх многочисленных складок, висели очки. Начищенная зеленая чешуя была задрапирована в бархатный плащ.

– А что если я потребую у тебя все твое золото? В качестве платы за ваши злодеяния, а дракон?

– Что же, ты в праве требовать. Но золота нету в пещере. Оно там – дракон широким жестом указал за спину Гобара – туда где высился вдали шпиль городской ратуши.

– Все свое золото, боюсь, накопленное грабежом, мой пра-пра- пра-прадед, Аррахас, вложил в эту землю. Город, а так же замок, были построены на наши кровные денежки. Золоту, знаешь ли, надо давать оборот, всю прибыль мы продолжаем вкладывать в новые прожекты.

– Всё? – переспросил Гобар.

– Всё, – деловито ответил Огненный Змей, разводя лапами, – Акции. Налогообложение. Взятки… вы люди удивительно изобретательны… и конечно же реклама! – Яарр гордо расправил крылья. Последнее явно было предметом его гордости.

– Летать вокруг города, сжигая лотки торговцев? – спросил Гобар.

– О, все гораздо сложнее чем кажется на взгляд туриста. – ответил дракон.

– Но рыцари, паладины всех сект и мастей. Они– то ведь гибнут по– настоящему! – возмущенно сказал Гобар.

– Никто их не просил сюда соваться, так ведь? – дракон вздохнул. – Поверь мне, я навожу самые тщательные справки перед тем, как уничтожить очередного придурка, и затем обеспечиваю самые почетные похороны. В конце концов, это простая самозащита! А еще, каждому сотому посетителю дается право отделаться легким ранением, а тысячному удается ранить Хозяина Горы и получить награду…

– А если я тебя убью, – внезапно спросил Гобар. – Прямо сейчас. Ради простой самозащиты?

– Убей! – презрительно сказал дракон. – Но учти, тем самым ты обречешь на голодную гибель тысячи своих собратьев-людей. Кому, как ты думаешь, будет нужен город Защитник-Человечества-от-Дракона, если дракона не станет? Без торговцев и путешественников город вымрет через пару лет; пять календарных лет, максимум.

Яарр внимательно оглядел своего победителя, и внезапно подмигнул.

– Слушай, Гобар, ты мне понравился. Нам нужны такие люди как ты. Давай решим это дело полюбовно – я тебе даю пятипроцентный пай, а ты подписываешь контракт на десятилетнее сотрудничество. Чары всегда были моим слабым местом.

Гобар грустно покачал головой и снял с плеча котомку.

– С шести лет я мечтал победить Аррахаса, Великого Дракона Горы. – Тихо сказал Колдун. – Все эти годы… изучение магии, рунологии, боевых чар, древних легенд, сильных и слабых сторон ящеров…

– Извини, – грустно сказал Великий Дракон. – Здесь я тебе помочь не могу…

Гобар извлек на свет божий «Непредуманные Естории» и задумался. Северный ветер сочувственно выдувал листочки крапивы из его бороды. Хозяин Горы тактично молчал.

– Ответь мне Яарр! – внезапно сказал Гобар. – Я ведь имею право на правдивый ответ?– он протянул вперед свиток как щит, – Эта рукопись лжет?

Дракон нацепил очки на нос, и вгляделся в текст «Есторий».

– Нет, рукопись правдива, – ответил он, покивав головой на длинной шее. – В детстве, кстати, она тоже была моей любимой книгой – свидетельством нашей силы и величия рода…

– Но тут же написано, что ни один человек не ушел с Рокового плато живым, – прервал его Гобар. – А как же сам Свифтер. Он же тут был!

– Был.

– И Аррахас не убил его?

– Ах… – закатил дракон глаза, – Знаешь ли, инициалы С.Б.В расшифровываются как «Сматывающийся Быстрее Всех», – Он ухмыльнулся и снова подмигнул. – Вернемся к вопросу о награде…

 

***

 

Вот уже четвертый час, как Гобар отрабатывал свою награду. Толпа все увеличивалась, и увеличивалась, так что не поместившиеся в трактир любопытные глазели на мага из всех щелей и окон «Удачи в Бою!».

– И потом он отпустил тебя? Не может быть! – кричали скептики из задних рядов.

– Как видите, я живой, – устало улыбнулся Гобар.

– Прямо сказка, рассказать не поверят!!! – сказал самому себе какой то человек в черном плаще с брошкой– символом вора.

– А на прощание, он одарил меня знаком внимания, – сказал Гобар, и толпа загалдела, и подалась вперед. Всем хотелось воочию увидеть эту чудную роспись, красными чернилами по ослепительной белизны пергаменту.

– Скажите, – почтительно обратился к Гобару молодой воин из первых рядов, влюбленными глазами глядя на свиток. – А правда ли, что Аррахас такой сильный и могущественный дракон, каким нам его описывают менестрели?
Оглядев затаивших дыхание воров, проводников и паладинов, Гобар честно ответил:

– О нет, абсолютно не такой, – и прибавил, – он гораздо более могуществен. Такой могущественный, что вам и не снилось!

Какой то предприимчивый подросток, шлепнулся в туче пепла в камин, видимо решив, что измазаться в саже, это ничто перед возможностью воочию увидеть героя.

– А ну хватит, нагляделись! – из клубов дыма материализовался трактирщик.

В руках он держал тяжеленную кочергу, размахивая ей с опасностью, как минимум, для своей жизни.

– Дайте же господину магу отдохнуть! Все вон! А не то… – он сделал несколько угрожающих, по его мнению, жестов кочергой – как двину… – он на секунду задумался. – И ни капли в долг, слышите, ни капли! считаю до трех… три!
Толпа заворчала, и люди начали неохотно проталкиваться к выходу, то и дело оглядываясь.

– Сколько с меня? – благодарно спросил Гобар, глядя на умильную улыбку хозяина трактира, который, бросив свое оружие, спешил к постояльцу с кружкой сливянки и аппетитно шкворчащей сковородой.

– За счет заведения, господин маг! – льстиво улыбнулся владелец «Удачи в Бою!».

Перед тем как приступить к трапезе, Гобар свернул и бережно спрятал в котомку древний оригинал «Непредуманных Есторий», по которому змеилось красными чернилами: «Достойному противнику, от Хозяина Железной Горы, с уважением».

К счастью, трактирщик был слишком занят, чтобы обратить внимание на то, что почерк хоть и был вычурным, до удивления напоминал почерк его арендатора.

Эпилог


 

– …а в яйце том, смерть его находится! – торжественно сказал шаман.

 Ну спасибо. А теперь — нужный тебе рецепт. Чтобы омолодится, нужно искупаться сначала в крутом кипятке, потом в студеной воде, а потом в парном молоке, – ответил Гобар, и оба заржали так, что попадали со стульев.

 

Представление миновало, и жители Железной Горы вернулись к своей рутинной жизни – теперь гора напоминала пчелиный улей.

Наставник Урргрид ругал молодняк, который упорно не хотел спускаться в Учебную залу. Витая под каменным сводом пещеры, малыши дерзко щебетали тонкими голосами в ответ на рычание наставника.

Дракончики повзрослее, набрав палок и железного лома, играли в новую игру, в которой, на данный момент, дюжина Великих Драконов колошматила с десяток могущественных Колдунов. Выше, вдалеке от галдежа молодых драконов и стука палок о чешую, стояла тишина, прерываемая только скрипом затачиваемых хвостовых шипов. Взрослые сосредоточенно работали в своей Алмазной Зале, составляя указания, уведомления, накладные, получая и оплачивая счета, прерываясь только для того, чтобы обмакнуть кончик хвоста в чернила да взглянуть с тоскою на синеву неба за окном, вспомнив вольную молодость…

Великий Дракон Яаррах–Угррах–Аррр с теплотою глядел на дорогие его сердцу будни, из окна своего прекрасного каменного кабинета. Затем, глотнув подогретой овечьей крови с пряностями, Яарр продолжил свое занятие – он заполнял Летопись Горы, отражая все события этого месяца.

«…Десять паладинов, пара воров (шестерки). Кроме того, приходил Колдун Г., Доктор Волшебства, которому удалось победить Великого, существенно повредив Драконобиль (Монстр IV), после чего Г. пошел на переговоры», – прилежно писал дракон.

«Великий предложил сделку, на известных условиях, однако от акций Г. отказался, взамен попросив лишь автограф на свитке «Непредуманных Есторий Сказачника Свифтера». В этот день на честь рода легло несмываемое пятно, ибо Великий Дракон солгал колдуну, назвав эту рукопись правдивой».
Яарр рассеяно пробежался взглядом по вытащенному из архивов папирусу, на котором дрожащим почерком было выведено:

«Сим подтвярждаю, что вознаграждение в … золотых и эльфийская лютня (инвентр. АК XVII) были получены взамен обесчания есторию енту красошную, от вас полученую, в сборник свой занести,

Бродячий Сказочник Б.В.С. Свифтер».
Великий Дракон вздохнул и, обмакнув хвостовой шип в чернильницу, завершил историю:

«Просто не хотелось огорчать хорошего человека.
 
Яаррах-Угррах-Аррр , Великий Дракон.
18 Грязня, г. Стручка»

 

 

читателей   286   сегодня 1
286 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...